Автор рисунка: BonesWolbach

Селестия

Скажу прямо: сколько бы моя сестра ни дразнила меня подобными домыслами, в шахматы со вселенной я не играю. Мои маленькие пони — не мои фигуры и никогда ими не были. Если для судьбы мы и впрямь всего лишь пешки, то я едва ли чем отличаюсь от моих подданных — то есть вовсе не являюсь игроком.

К тому же шахматы, на мой взгляд, — это весьма скучная игра, а мне в жизни и без того хватает скуки, чтоб ещё и предаваться ей добровольно. Если я решаю посадить семена, деревья приносят интересные и красочные плоды.

А потому, имея это в виду, обратите внимание вот на что: группа земных пони получает благословение принцессы солнца и отправляется на пограничье, чтобы основать процветающий фермерский город. Посаженные ими яблочные и персиковые сады приносят богатые урожаи, и солнце улыбается им. Город нарекают «Понивилль».

Также вот на что: на границе города Понивилля раскинулся таинственный магический лес, называемый Вечнодиким, который существует испокон веков. Дикая и непредсказуемая природа этого места доставляет немало проблем горожанам, но они не сдаются, и вскоре странности, обусловленные его близостью, становятся частью их повседневной жизни.

Ещё: пять очень интересных, очень красочных пони оседают в очень интересном, очень красочном городе Понивилле, куда в какой-то момент прибывает ученица принцессы солнца. Вскоре после этого они совместными усилиями побеждают могучего врага в самом сердце Вечнодикого леса.

И, наконец, представьте себе: в покоях принцессы солнца стоит шкаф, чьи ячейки заполнены отчётами о дружбе, каждый из которых по-своему необычен и увлекателен.

Зачем мне играть в такую скучную игру, как шахматы, когда судьба разыгрывает комбинации гораздо более интересные, чем я могу себе представить?

Под звуки весело потрескивающего в камине огня я сидела в этих самых покоях, расположившись на громадной подушке. Передо мной парило письмо, и я хихикала, в который раз читая о повседневных понивилльских приключениях. За окном царил глубокий мрак зимней ночи, где-то вдалеке слышался вой ветра и стук дождя.

Вздохнув, я допила остатки вина из бокала. Едва ли что могло сравниться с этими тёмными зимними ночами. Я свернула и вновь запечатала отчёт, после чего сунула его обратно в ячейку шкафа. Налив себе ещё вина, я оглядела остальные свитки, размышляя, какой бы прочитать следующим.

Только я развернула ещё одно сказание о дружбе и самопознании и устроилась поудобнее, как дверь распахнулась, и в комнату, словно напуганная мышка, юркнул фиолетовый аликорн. Я подняла взгляд от письма и стала смотреть, как она медленно приближается ко мне с тоскливым выражением лица.

— Принцесса! — проговорила Твайлайт Спаркл. — Мне очень-очень-очень хочется у вас кое-что спросить!

А потом из её рта полился торопливый поток слов, который я ни разобрать не могла, ни вообще понять. Я осознала, что просто пялюсь на неё с бессмысленным недоумением. Что-то случилось. Понять же, что именно, я пока не могла, но знала, что всё совсем не так, как кажется на первый взгляд.

Когда я наконец перестала витать в облаках, она по-прежнему говорила. Я решила, что пора уже и честь знать, и, положив копыто ей на губы, сказала:

— Твайлайт.

Её ушки опустились, глаза распахнулись, а рот звучно захлопнулся. Удивительно, на что способны несколько лет наставничества.

— Твайлайт Спаркл, — повторила я чуть мягче, — почему бы тебе не присесть и не рассказать мне, что тебя гложет? — Она глянула на меня и густо покраснела. Я раскрыла крыло в безмолвном приглашении, которое она приняла с заметной благодарностью.

Я ощутила, что она часто дышит и ей явно холодно.

— Ты что, пролетела весь путь сюда? — Мы сидели наверху самой высокой башни Кантерлота, и сейчас была середина зимы. Я предположила, что могу ошибаться.

Твайлайт чуточку удивлённо охнула, будто сама только что это осознала.

— Ну, да. Да, я пролетела весь путь сюда от Понивилля и, если подумать, очень замёрзла. Хе-хе, странность какая, не находите? Ну и ну, какая же эта подушка мягкая. И тёплая. Как ваши крылья. Я опять тараторю? Так и есть.

Я сдержала улыбку, слушая её милый лепет, и спросила:

— Ты хотела спросить у меня что-то важное?

Твайлайт глянула на меня, застенчивая улыбка на её губах медленно растаяла. Она посерьёзнела, стала более задумчивой. И впрямь что-то важное.

— Принцесса, — начала она нерешительно, словно боясь продолжать. — Каково это быть... — она неопределённо махнула в мою сторону копытом, — вами?

Чувство цепенящего ужаса вернулось, я скрыла гримасу за маской спокойствия. Каким-то образом я понимала, о чём она спрашивает, и мне это не нравилось. Разумеется, я бы могла на какое-то время уклониться от этой беседы — лучше всего, на столетие-другое, когда тема её будет уже не важна.

— Каково быть принцессой? — отозвалась я слишком уж громко. — Тебе не стоит об этом беспокоиться, Твайлайт Спаркл. Я бы не короновала тебя, если б сомневалась, что ты способна справиться с ответственностью такого положения.

Твайлайт выглядела так, будто не знает, как отреагировать: улыбнуться или же нахмуриться.

— Спасибо, принцесса, но я, вообще-то... не это имела в виду.

Нет. Конечно же, нет. И с моей стороны было глупо намекать на иное, независимо от моих личных чувств по этому поводу.

— Я спрашивала: каково это быть настолько... — она замешкалась, и за эту короткую заминку я услышала множество возможных слов, от которых у меня внутри всё замерло, — выше всех?

Я задумалась над вопросом. Да, он был довольно-таки тактичным и лучше, чем какой-либо другой, который она могла задать, однако даже в таком случае я понятия не имела, как на него ответить. Уверена, реши я проявить жёсткость, всё закончилось бы с удовлетворительным результатом.

Тем не менее, как постоянно напоминает мне моя дорогая сестрица, я кобыла, которая принимает всё слишком близко к сердцу. А тем более это проявляется, когда дело доходит до пони, которых я называю роднёй как лицом к лицу, так и мысленно.

— Выше всех? — повторила я. — Правильно ли я понимаю, что ты намекаешь, будто я не пони? Будто я нечто большее?

Твайлайт поёрзала: вопрос был каверзный, и она это понимала.

— Нет! — пискнула она. — Просто... ну, вы же Селестия. Вас попросту невозможно игнорировать. Понимаете? Это немножко... — я практически слышала бег её мыслей, — умопомрачительно?.. Иногда.

Я фыркнула про себя. Мне ли было не знать об этом крохотном аспекте моего существования: он настолько глубоко проник в умы простых пони, что ни одна встреча не оставалась неомрачённой им. Никак не выдав своих мыслей, я степенно кивнула (прямо эталон прекрасной маленькой принцессы) и улыбнулась, когда она заметно расслабилась.

— Твоя правда. Но возможно ли, что это лишь особенность моего внешнего вида? Я прекрасно понимаю, что выгляжу не так... неприметно, как обычные пони.

Твайлайт выразительно покачала головой.

— Нет, тут дело не в этом. Просто если б это было так, тогда я была бы, как вы! — нервно усмехнулась она. У меня ёкнуло сердце. Даже, честно говоря, забавно, насколько близка она оказалась. — Это больше похоже на... ух, до чего ж сложно описать...

— Дай-ка догадаюсь, — не успев остановить себя, прервала её я, — ты смотришь на меня и не видишь пони. Тебе кажется, что я попросту не могу существовать в нашем далеко не идеальном мире. Ты смотришь на меня и представляешь рушащуюся гору, или приливную волну, разбивающуюся о сушу, или солнце и луну, встречающиеся в небе. Во мне ты видишь нечто настолько безмерно ошеломительное, что тебе сложно это осознать. Тебе становится трудно думать, трудно сосредоточиться. Ты чувствуешь, что недостойна даже находиться в одной комнате с подобным. Ты лишь знаешь, что это просто... за пределами твоего понимания.

Повисла напряжённая тишина. Твайлайт широкими глазами глядела на меня, а я безучастно смотрела на неё. Ненавидела ли я себя за то, что настолько прямо вывалила всё это на неё? Стоило ли мне держать язык за зубами? Наверное. Тем не менее, если подумать, оно, возможно, было и к лучшему.

Возможно.

— Я всё верно изложила? — тихо спросила я. Твайлайт не ответила, а только продолжала глазеть на меня. Мысли в её голове наверняка зашли в тупик.

— А вы... — в конце концов проговорила она. — Вы чувствуете то же самое по отношению к кому-то? — В её прелестных сиреневых глазах виднелось искреннее сострадание, что было весьма иронично, учитывая сложившуюся ситуацию.

— Не исключено, — ответила я. — Я ведь живу уже очень долго.

Твайлайт всё равно выглядела грустной, как будто признание того, что я ощущаю себя незначительной в присутствии некоего существа, было этакой трагедией. Возможно ли, что я вела себя с ней слишком отчуждённо? Вполне вероятно, хотя и неизбежно.

— А касательно твоего изначального вопроса, — сказала я. — Я никогда не стремилась стать чем-то подобным. На самом деле я всегда считала себя пони — вот и всё. И видела себя лидером, который работает вместе со всеми, а не стоит превыше. — Ну, не совсем правда. Бывали в моей юности времена, когда эта философия была несколько искажена.

Я чуть сильнее прижала её крылом.

— Но тем не менее, пони, судя по всему, никогда не смогут отделить настоящую меня от созданного ими идеального образа. Я превратилась, так скажем, в символ — в нечто такое, чего невозможно достичь, — вздохнула я.

Я почувствовала движение под крылом, и не успела опомниться, как две сиреневых ноги обвили мою шею в крепком объятии. Удивившись, я повернула голову вбок и уткнулась носом в приятно пахнущую сине-фиолетовую гриву.

— А там одиноко? — спросила Твайлайт приглушённым из-за моей шерсти голосом. — На вершине?

Я моргнула. Мои губы невольно растянулись в улыбке. Я медленно подняла ногу и мягко обняла её в ответ.

— Нет, — прошептала я. — Уже не одиноко после возвращения моей сестры. — Твайлайт глянула на меня, и я улыбнулась ей. — И всё благодаря некой Твайлайт Спаркл.

Её щёки покраснели, она смущённо засмеялась. Моя улыбка стала ещё шире. Сомневаюсь, что мне когда-либо надоест её милое личико.

— А если вдруг случится, что я окажусь слишком высоко... — Я указала на письма дружбы, лежащие возле меня. — Что ж, несколько уроков дружбы помогут мне спуститься на землю, согласись?

Она снова меня обняла. На долгое-предолгое мгновение весь мир состоял лишь из неё, меня и танцующего в камине огня.

— Так, а ты сейчас разве не должна спать? — поддразнила я, ткнув Твайлайт копытом в бок. Она пискнула. — Как-никак принцессы — занятые кобылы. Не пристало им увиливать от обязанностей перед королевством из-за недосыпа! — с шутливым высокомерием фыркнула я, на что она захихикала.

Твайлайт выглянула в окно. Дождь заливал стекло, заполняя тишину мерным стуком. Она опять повернулась ко мне и робко потёрла копыта друг об друга.

— Эм... Ничего, если я, ну... останусь здесь на ночь? — В ход пошла тяжёлая артиллерия: она жалобно выпятила нижнюю губу, её глаза блеснули крокодиловыми слезами.

Я закатила глаза и ухмыльнулась. Моё поражение было безоговорочным.

— Ну ладно. Но только в этот раз.

Улёгшись на подушку, я распахнула крыло, дав Твайлайт свернуться калачиком у моей груди, затем накрыла её им, как покрывалом. Убедившись, что ей удобно, я потушила светильник магией.

Я закрыла глаза, прислушиваясь к тихому дыханию Твайлайт. Её сердцебиение эхом отдавалось у меня в животе. Довольно хмыкнув, я вспомнила былые времена, когда мы с Луной также прижимались друг к дружке в похожие зимние ночи. Быть может, получится убедить её возобновить эту старую традицию…

— Принцесса? — сонно прошептала Твайлайт. — Как вы думаете... как думаете, я смогу когда-нибудь стать равной вам? Составить вам компанию на вершине?..

Я открыла глаза. Мой разум загудел, когда на границах сознания пробудилось давно позабытое ощущение. От осенившего меня осознания в груди похолодело ещё сильнее. Взглянув на сиреневый комочек под моим крылом, я медленно высвободила чувства.

А потом я увидела.

Невыносимо яркий белый свет, исходящий от Твайлайт, едва не ослепил меня. Нити судьбы, опутывающие пятно невероятной яркости, расходились по всему миру и переплетались с частицами света, которые находились в замке, в Понивилле и во всей Эквестрии. Пять особенно ярких, окрашенных в цвета радуги связей были соединены с пятью далёкими огнями.

Тут же была и соединявшая нас железная цепь. Последний раз, когда я её видела, она была безупречной — только что выкованная самими Мойрами. Сейчас же она рассыпалась; эфир, из которого она была сделана, обращался в прах прямо у меня на глазах — медленно, но неизбежно.

— Принцесса? 

Мне вспомнилась дверь. Дверь моих покоев, через которую она прошла, как через любую другую, будто дверь эта вовсе не была древним артефактом, что я лично создала и зачаровала так, чтобы никто, кроме меня или существа, гораздо более могущественного, не мог открыть её без разрешения.

Будто дверь эта была чем-то совершенно незначительным.

— Принцесса, с вами всё в порядке?

Я поглядела на Твайлайт. Она взволнованно смотрела на меня. Огни исчезли, я снова обуздала свои чувства. Но тем не менее я всё равно ощущала его — негромкое гудение на границах моего сознания, которое я до этого момента давным-давно подавила.

— Да, Твайлайт. Со мной всё хорошо. А теперь давай спать, ладно?

Я смотрела, как она закрывает глаза и ложится обратно. Как только она заснула, я наклонила голову и прошептала ей на ухо:

— Ты ведь не понимаешь, Твайлайт Спаркл, да? Не понимаешь, что лишь ты одна сумела научить смирению богиню.

Ответа, разумеется, не последовало. Я его не ждала, да и не желала.

— Когда-нибудь, моя принцесса, я стану больше тебе не нужна. Когда-нибудь ты поймёшь даже сильнее, чем я, каково это — быть мной.

Во сне она выглядела такой спокойной. Я чуть не расплакалась.

— На вершине очень одиноко.

Ветер выл. Окна гремели. Твайлайт Спаркл спала.

Комментарии (9)

+3

Я хотел перевести этот фанфик ещё четыре года назад, но что-то опоздал как всегда. У Пёрпла клёвые ваншоты. :)

doof
doof
#1
+2

Мне понравилось, спасибо.

Randy1974
Randy1974
#2
0

Мило, просто...мило,да

Daniltopcikno220
#3
0

С одной стороны, достаточно мило, а с другой, если подумать, грустно. Грустно от того, что всë это неизбежно.

Modestus
#4
0

Утащил самоопределение Принцессы в копилку. Спасибо за перевод.

gelirhil
#5
+3

Вот это задушевненько вышло!

Иногда читая старые истории, особенно переводы начинаешь думать что все, все давно знали и финал давно был написан на фимфикшене )

Невыносимо яркий белый свет, исходящий от Твайлайт, едва не ослепил меня. Нити судьбы, опутывающие пятно невероятной яркости, расходились по всему миру и переплетались с частицами света, которые находились в замке, в Понивилле и во всей Эквестрии. Пять особенно ярких, окрашенных в цвета радуги связей были соединены с пятью далёкими огнями.

Тут же была и соединявшая нас железная цепь. Последний раз, когда я её видела, она была безупречной — только что выкованная самими Мойрами. Сейчас же она рассыпалась; эфир, из которого она была сделана, обращался в прах прямо у меня на глазах — медленно, но неизбежно.


Очень люблю такие описания, прям мурашки по коже бегут

Мне вспомнилась дверь. Дверь моих покоев, через которую она прошла, как через любую другую, будто дверь эта вовсе не была древним артефактом, что я лично создала и зачаровала так, чтобы никто, кроме меня или существа, гораздо более могущественного, не мог открыть её без разрешения.


Для нее это просто дверь, а оказывается это древний артефакт, прям доставляет, в маленьком рассказе больше эпичности чем во всем русском кинематографе

— Ты ведь не понимаешь, Твайлайт Спаркл, да? Не понимаешь, что лишь ты одна сумела научить смирению богиню.

И такие фразы очень красочно воспринимаются, ведь это в конце концов так и есть на самом деле и откуда автор это узнал в 2013 году, самой Селестии тока известно!
Большое спасибо за перевод этого меленького шедевра

LovePonyLyra
LovePonyLyra
#6
+2

Отлично. "Полностью согласен с предыдущим оратором". (с)
Замечательный маленький шедевр

Oil In Heat
Oil In Heat
#7
-9

Тот случай, когда содержимое вывертриваеться из головы раньше, чем дочитываешь текст до конца.

Ракар
#8
0

Ну да, Твайлайт ждёт великое будущее... и фанфик при этом из 13-го года.

Великолепный и очень милый рассказ.
Спасибо, Pearple Prose, спасибо Nogood!

Mordaneus
Mordaneus
#9
Авторизуйтесь для отправки комментария.