Автор рисунка: Noben

Решка

— Решка.

Сансет магией подкинула монетку. Пока та падала, единорожка примерилась и поймала её точно на кончик носа. Прищурившись, она разглядела золотой рельеф в виде лица Селестии.

— А это «Сахарный уголок». Он, наверное, чуть отличается от знакомого тебе, — сказала Старлайт Глиммер, вытянув копыто в сторону смутного силуэта здания в тумане, что окутывал Понивилль.

Провернуть трюк с монеткой было настолько сложно, что юные единороги могли проводить всё своё свободное время, практикуясь снова и снова, но так его и не освоить. Жёлтая кобыла ещё раз подкинула монетку и опять ловко поймала её носом. Решка.

Старлайт вдруг остановилась, отчего Сансет едва на неё не налетела.

— Что-то я сомневаюсь, что стоит продолжать эту экскурсию. — Старлайт потёрла затылок копытом и вздохнула: — Из-за этого тумана ничего не видно. Да, принцесса Твайлайт хотела, чтобы мы познакомились поближе и подружились, но я и сама толком не знаю Понивилль. Наверное, будет лучше, если мы просто посидим в баре или что-то в этом роде.

Сансет снова подбросила монетку. Решка.

— Эй, Старлайт, ты знакома с теорией вероятности?

— Что? — Старлайт недоумённо глянула на Сансет, после чего покачала головой: — Математику я знаю довольно неплохо, но в теорию вероятности особо не углублялась. А что?

— Ты знаешь, какова вероятность того, что монета упадёт той или иной стороной?

Старлайт закусила губу.

— Это вопрос с подвохом? Пятьдесят на пятьдесят, правильно? Ну, есть, наверное, какие-то незначительные отклонения из-за формы монеты, того, как её бросают, а ещё некоторая возможность, что она упадёт на ребро; но в основном вероятность — пятьдесят процентов.

— Хороший ответ. — Сансет подбросила монетку. Решка. — А какова вероятность того, что решка выпадет сто раз подряд?

Старлайт хмыкнула и нацарапала на земле несколько уравнений, раздумывая над вычислениями, однако через несколько секунд сдалась и покачала головой:

— Я бы могла посчитать, но ты ведь не конкретное число спрашиваешь, верно? Как бы там ни было, вероятность этого невероятно мала. Почему ты вообще это спросила?

Сколько уже раз Сансет подбросила монетку? Семьдесят? Восемьдесят пять? Она сбилась со счёта.

— У тебя никогда не возникало ощущения этакой неправильности происходящего?

Старлайт горько усмехнулась и закатила глаза:

— Возникало ли у меня ощущение неправильности? Брось, Сансет. Ты только взгляни на нас: мы две одарённые чародейки с похожими именами; мы обе познали вкус могущества и использовали его, чтобы вредить и манипулировать. И тем не менее нас обеих простили, лишь чтобы затем даровать возможность «наслаждаться» ученичеством в вездесущей и необъятной тени нашей великолепной принцессы Твайлайт Спаркл. Я эту «неправильность» каждый день ощущаю. Я даже понять не могу, сон это или кошмар, однако знаю, что когда-нибудь непременно проснусь.

Сансет моргнула и склонила голову набок. Монетка соскользнула с её носа и упала на землю. По-прежнему решка. 

— Я имела в виду наше текущее положение — не жизнь в целом.

Старлайт охнула и, покраснев, смущённо шаркнула копытом.

— Ну, не знаю. А что, что-то не так? Я увлеклась экскурсией.

Сансет повела ногой, указав на тёмные силуэты зданий в тумане, без которых мир вокруг совсем стал бы похож на безликую пустоту.

— К примеру, когда ты последний раз видела другого пони?

— Погода отвратительная; все, вероятно, просто сидят по домам.

— А ещё эта монета, она...

— Да будет тебе. — Старлайт тепло улыбнулась и магией несильно потянула Сансет за гриву. — Давай отыщем бар. Ты наверняка из-за тумана такая смурная.

Сансет хотела было отказаться, но передумала и, пожав плечами, зашагала вслед за Старлайт, бросив последний взгляд на монетку. Решка.

Через несколько минут они стояли у входа в бар. Из открытой двери на них пахнуло тёплым воздухом с густым запахом алкоголя и старого дерева. Цокот копыт эхом отдавался по пустующему заведению.

Старлайт закусила губу, вертя головой по сторонам, пока шла мимо пустых стульев за пустыми столиками.

— Эй, есть здесь кто?

Сансет пожала плечами и зашла за барную стойку. Вспышкой зелёной магии она взяла пару бутылок и стаканов и поставила их на стойку.

— Сансет! — шикнула Старлайт, широко распахнув глаза и быстро оглядевшись. — Ты что делаешь? Барпони, наверное, просто вышел в уборную или ещё куда!

Сансет заглянула в холодильник и обнаружила там апельсиновый сок, что было просто замечательно: у неё получится приготовить её любимый коктейль — «Закатную водку».

— Готовлю напитки. Если кто прикопается — просто извинюсь и заплачу́. Что будешь пить?

— Но ведь... — Старлайт продолжала осматриваться, но в конце концов вздохнула и прислонилась к стойке. — Плевать. Дай мне крепкого сидра.

До чего же здорово было смешивать напитки не руками, а магией. Да и вообще делать магией что-либо. Сансет передала Старлайт бутылку с сидром, а сама принялась аккуратно смешивать свой коктейль. Цветом он вышел практически идеального оттенка красновато-оранжевого. Поддавшись мимолётной странной мысли, Сансет магией подняла монетку в воздух вровень с кончиком своего рога. Глянув на стропила, она пару мгновений прицеливалась, затем сосредоточилась и мощным телекинетическим импульсом послала монетку в потолок. Какое-то время она отскакивала от балки к балке, пока наконец не шлёпнулась прямо в её коктейль, словно какое-то украшение.

Решка.

— Сомневаюсь, что это гигиенично, — пробормотала Старлайт, в то время как Сансет залпом осушила свой стакан.

Она повертела монету на языке и осторожно куснула. Вроде ничего необычного. Даже без особых познаний в нумизматике можно было сказать, что монетка представляла собой обычный эквестрийский бит. И каких-либо скрытых чар на нём не было.

— Эй, Старлайт, как мы вообще здесь оказались?

— Ну, если ты про этот бар, то через дверь. Если про жизненное положение — череда крайне неудачных решений. Если же ты спрашиваешь в общем плане — ну, когда мама-пони и папа-пони сильно любят друг друга...

Сансет фыркнула:

— На кой мы вообще пошли на эту дурацкую экскурсию?

Нахмурившись, Старлайт постучала копытом по стойке, затем отпила сидра.

— Чтобы пара посрамлённых единорогов научилась магии дружбы.

— Да, но... — Что-то было неправильно. И определить, что именно, было сложно: в голове у Сансет словно бы стоял такой же туман, что виднелся за окнами. Она помнила, что собиралась войти в портал, намереваясь провести немного времени с принцессой Твайлайт и познакомиться со Старлайт Глиммер. Но после этого... Ну, Твайлайт вполне могла предложить им сходить на экскурсию по Понивиллю...

Дверь в бар резко распахнулась, отчего обе единорожки подпрыгнули на месте.

— Извините, мы не хотели, мы просто... Пожалуйста, не говорите Твайлайт! — пролепетала Старлайт, распростёршись на полу.

Сансет же неожиданно для себя подняла стакан магией и принялась протирать его влажной тряпкой.

— Добро пожаловать. Чего хотите? — сказала она зелёной единорожке, что проковыляла внутрь, села на табурет у стойки и горестно понурилась. Мгновение спустя Сансет по причёске наконец узнала вошедшую кобылу. Это наверняка была пони-версия Лиры.

— «Виски сауэр», — не поднимая головы, пробубнила она.

Черты лица Старлайт смягчились, она положила копыто Лире на плечо.

— У тебя всё хорошо?

Лира что-то буркнула, но в остальном никак не отреагировала.

Сансет приготовила коктейль и толкнула его Лире.

— Порция лучшего лекарства в Понивилле.

— И то верно. — Лира отпила и поморщилась. Затем вздохнула: — Скажи, хозяйка, что следует делать кобыле, что влюблена всем сердцем?

— Всё, чтоб удержать свою любовь, естественно, — отозвалась Сансет. Вернувшись к протиранию стакана, она собрала монеты, выложенные на стойку Лирой. Все они были решками вверх. — Томишься по какому-то красавцу, а?

Старлайт моргнула, затем переглянулась между двумя кобылами.

— Красавцу? — одними губами проговорила она Сансет.

Лира покачала головой:

— То не красавец мил моему сердцу, а сладчайшая из сладостей — Бон-Бон. Иль Свити Дропс, как зовёт её семья. Страсть наша пылает ярче, чем вековечный союз солнца и луны. Но наши жестокие семьи с давних пор ненавидят друг друга, без устали пытаясь воспретить нам видеться и разлучить наши сердца. Я более не знаю, что и делать.

— Что, — сухо бросила Старлайт.

Сансет какое-то время размышляла, потирая копытом подбородок, затем попыталась щёлкнуть пальцами, но вспомнила, что у неё их нет, из-за чего жест вышел нелепым.

— Уж слишком часто пресытившиеся циники с пренебрежением глядят на ярко сияющее пламя, что есть юная любовь. Ты должна показать им твёрдость своей решимости. Добавлю только, что лишь смерть одна любви сильнее в этом мире.

— Это... — Лира поджала губы и сморщила лоб, словно обдумывая совет Сансет. — Слова твои понятны мне, хозяйка, и я над ними поразмыслю. Похоже, что придётся всё ж прибегнуть к крайним мерам. Благодарю.

Поклонившись, Лира встала и ушла.

У Старлайт отпала челюсть:

— Это что вообще такое было?

— Не имею ни малейшего понятия, — дёрнула плечами Сансет. — Оно само собой как-то получилось.

— Неужели ты только что посоветовала ей покончить с жизнью, чтобы доказать свою правоту?

— Похоже на то. — Сансет поднатужилась, ухватила магией разом все бутылки со спиртным, что были в баре, и вышла из-за стойки, неся их за собой. — Ты когда-нибудь читала роман, где главный герой получает полезный совет от какого-то безымянного барпони?

Старлайт открывала и закрывала рот, пытаясь подобрать слова, затем вздохнула и покачала головой:

— Я особо беллетристикой не увлекаюсь, но разве это не клише?

— Именно так. В современной литературе нечто настолько заезженное не жалуют, но в более старых произведениях этот приём встречается довольно-таки часто.

— К чему ты ведёшь?

— Старлайт, последним моим воспоминанием перед нашей экскурсией по Понивиллю было то, как я захожу в портал. А между этим — ничего. — Сансет бездумно открыла одну из самых больших бутылок, сунула туда монетку и снова закрыла.

Старлайт подняла копыто, будто желая возразить, но замешкалась.

— ...Да, всё верно. Мы ждали, пока ты выйдешь из портала, но ты всё никак не появлялась. Твайлайт ненадолго отлучилась, а мне стало любопытно: ничего ведь плохого не случится, если я по-быстренькому сгоняю в человеческий мир, а?

— Гм-м.

— Сансет, что происходит?

Рог жёлтой кобылы вспыхнул магией, и бутылки разлетелись в разные стороны, осыпав помещение брызгами стекла и алкоголя. Не утруждая себя объяснениями, она призвала крохотную искру пламени.

При виде моментально вспыхнувшего пожара Старлайт в ужасе оторопела.

Сансет магией вытащила её наружу и захлопнула за собой дверь. 

— Ты с ума сошла? — наконец прокричала Старлайт, выйдя из оцепенения.

— Возможно. Просто кое-что проверяю.

— Что, горючесть алкоголя? Если ты не знала, он охрененно горючий!

Сансет закатила глаза, затем снова открыла дверь в бар. От пожара не было и следа, а все бутылки с выпивкой стояли на своих местах. Заведение выглядело ровно так же, как когда они впервые в него зашли.

За исключением монетки, лежавшей на полу решкой вверх.

— Быть не может, — пробормотала Старлайт и потёрла переносицу копытом. — Погоди-ка, ты же просто использовала магию иллюзии, да? Отличный трюк.

— Боюсь, что нет. Иллюзии у меня получаются неплохо, но ты ведь почувствовала жар огня, так? Настолько мастерскую я бы сделать не смогла. Творится что-то нехорошее, Старлайт. Очень-очень нехорошее.

Сансет забрала монетку, закрыла дверь и, развернувшись, отправилась по застланным туманом улицам.

Старлайт поспешила за ней.

— Ладно, допустим, ты права и что-то действительно не так. Но что именно?

— Не знаю. Всё кажется каким-то неправильным. Словно бы мир реагирует совсем не так, как должен. И я чувствую себя так, будто не важна. Не в том самокритичном смысле, что живу в тени принцессы Твайлайт — а вроде барпони из романа. Для истории он совсем не важен. Во всём романе у него всего три фразы, нужные только, чтобы приободрить главного героя, но сам он не имеет ни имени, ни прошлого, ни мыслей, ни каких-либо желаний. Он лишь картонная фигура — карикатура на настоящего пони. Тогда в баре, во время разговора с Лирой, было именно так. Я словно была реквизитом в чьей-то истории.

— Это... — Старлайт покачала головой. — Брось, Сансет. Знаю, мы с тобой не так хорошо знакомы, но мне известна твоя история, как тебе — моя. Мы — личности со своей собственной волей. Ошибки мы совершали по собственной воле, по нашим личным причинам. Быть такого не может, чтобы мы существовали только лишь затем, чтобы Твайлайт нас остановила или что-то вроде того. Каждый является героем собственной истории.

Сансет похрустела шеей.

— В большинстве случаев это, может, и так, но сейчас...

Старлайт положила копыто ей на плечо.

— Последним мы помним то, что заходили в портал, верно? Может быть, мы просто очутились в некоем другом-другом измерении.

— Возможно. — Сансет зашла на деревянный мост, остановилась на середине и заглянула через перила на текущую внизу реку. Оттуда на неё смотрело смазанное и нечёткое отражение. — Только у меня такое странное чувство, или, может, безрассудный страх, что тут всё гораздо хуже. Что всё это ненастоящее. Что мы ненастоящие. Возможно, из-за того, что мы одновременно прошли сквозь портал, он дал сбой и создал отпечатки нас. И мы на самом деле не Сансет Шиммер и Старлайт Глиммер, а их образы, фрагменты истории, плывущие в пустоте.

Старлайт на секунду выглядела напуганной, но, немного поразмыслив, лишь фыркнула и покачала головой:

— Да ладно, Сансет. Ты что, серьёзно? Пустые размышления типа «что, если мы — всего лишь чей-то сон»? Какая вообще разница? Правда это или нет, доказать всё равно невозможно, и нам остаётся лишь играть отведённые нам роли несмотря ни на что. Бессмысленно заниматься самокопанием.

— Может, ты и права, — рассмеялась Сансет. — Скажи, а ты что делаешь, оказавшись в осознанном сне?

— Ну... — Старлайт вдруг покраснела и кашлянула. — Это, эм, немного личное.

— Ну и ну, — ухмыльнулась Сансет. — Что ж, тут ничего необычного. Когда попадаешь в мир, где можешь отрываться как душе угодно и не задумываться о последствиях, всё обычно сводится к непристойностям. Я-то в таких делах уж точно не невинная кобылка.

Старлайт моргнула, затем покачала головой:

— Ох, ну и грязные у тебя мыслишки. Нет, я не про это говорила. В моих снах, когда получается достичь осознанности... я представляю себя героиней. Что мои убеждения не ошибочные и глупые — что они праведные и справедливые; что я и впрямь помогаю пони и делаю их жизни лучше. И я не только метки имею в виду, а вообще в целом.

— О. — Сансет шаркнула копытом. Это признание оказалось очень близко к тому, что чувствовала и она. Её отражение смотрело на неё из воды. Казалось, будто, повторяя забитое клише из фильмов, оно вот-вот примет демонический облик. Этого не произошло.

Повисла тишина. Сансет вновь подкинула монетку. Решка.

Старлайт нахмурилась:

— Ну, я открылась. Не желаешь как-то ответить?

Сансет глубоко вздохнула.

— Я думаю, что ты права — насчёт того, что сказала раньше. Что мы герои своих собственных историй. Мы действительно герои, Старлайт. Даже в этом непонятном месте — и даже, если мы ненастоящие. Раз этот мир отказывается признавать нас, тогда мы заставим его нас услышать.

Старлайт долго смотрела на неё, но затем её губы растянулись в улыбке. Она похлопала Сансет по спине. 

— Ага, дело говоришь. Ты и я, Сансет. Этот мир перед нами не устоит.


— Немыслимо! — прокричала Бон-Бон, брызжа слюной. — Вы смеете мешать мне, зная, что любовь моя в копытах у Жнеца? Последний раз предупреждаю: подите прочь, или отведаете стали.

Держа в магической хватке меч, сбоку к Бон-Бон подбежала Старлайт, хватавшая ртом воздух в попытке отдышаться.

— Миледи, молю, внемлите мне, врагов вам двух не одолеть. Прошу, давайте временно отступим и попытаемся придумать что-нибудь ещё!

Сансет тем временем каталась по земле, заливаясь смехом. Она корчила рожи, высовывала язык, кривлялась и вообще старалась как можно лучше изобразить Пинки Пай. Она даже облизала щёку Бон-Бон, о чём, сморщившись, тут же сильно пожалела.

Старлайт кипела от злости. Её глаза негодующе сверкали, однако выйти за рамки назначенной ей роли она попросту не могла.

— Нет, оруженосец верный мой, так поступить я не могу. Этим негодяйкам меня не победить. Но хватит разговоров. Защищайтесь!

Бон-Бон выхватила сверкающую шпагу и ринулась в бой.

И на этом, судя по всему, роль Старлайт закончилась. Она осела на землю и возмущённо заворчала.

Сансет расхохоталась ещё громче.

— Нечестно, — буркнула Старлайт. — Я тоже хотела смеяться, но никак не могла.

— Знаю. Паршивое чувство, да? — Сансет глянула туда, где Бон-Бон была увлечена, без сомнений, захватывающим сражением с Октавией и Винил Скрэтч. — Дурацкая какая-то история.

— Уж точно не в моём вкусе. — Старлайт встала с земли и отряхнулась. — Похоже, суметь выделиться нам будет немного сложнее, чем казалось.

— Ну, чего-то хорошего всегда непросто добиться. 

Послышался крик, и Бон-Бон сразила обеих соперниц одним изящным взмахом, после чего убежала спасать свою возлюбленную или чего-то там.

Старлайт, поджав губы, посмотрела ей вслед.

— Видать, история подходит к концу. Как думаешь, что случится, когда она закончится?

Сансет прицелилась рогом, бросила монетку в круп Старлайт и на рикошете поймала её. Решка.

— А что случается с персонажами книги, когда её закрывают?

Старлайт поёжилась.


— Нет повести печальней в мире, чем повесть о Бон-Бон и Лире.

В тумане всесотрясающим громовым раскатом прозвучал гулкий голос, который кобылы скорее ощутили, нежели услышали.

Старлайт потёрла ухо копытом.

— Не выжили, кажись.

— Блин. — Сансет вытянула шею, пытаясь разглядеть окрестности. Туман будто бы становился ещё плотнее, клубясь и бурля, как живое существо, готовое проглотить их целиком. Она подошла к Старлайт и прижалась к ней боком. — Похоже, это был конец.

— Конец? — Старлайт наклонила голову, затем нахмурилась. — Нас даже не пригласили в финальную сцену? И где тут справедливость?

— Видимо, мы всё же статисты. — Сансет показалось, будто где-то слышатся аплодисменты, но ощущение быстро прошло.

— Что ж... вот, значит, и всё? — Старлайт сглотнула, её глаза расширились. — Не знаю даже, готова ли я.

В горле Сансет застрял комок... чего-то. Сожаления, быть может? Она потянулась и взяла Старлайт за копыто.

— Кто вообще может быть готов к подобному? И всё ж, как бы паршиво это ни было, я рада, что буду не одна. Ты хорошая подруга, Старлайт Глиммер. Хотела бы я узнать тебя поближе в более приятных условиях.

Старлайт моргнула, её глаза подёрнулись слезами.

— Ты... правда так думаешь?

Сансет встретилась с ней взглядом.

— Честное слово.

Туманный океан замер и начал постепенно темнеть.

— Похоже, Твайлайт всё же оказалась права — как, впрочем, и всегда. И тем не менее, спасибо, Сансет. Мне очень приятно. — Старлайт улыбнулась и сжала копыто подруги чуть сильнее, в то время как мир вокруг них продолжал угасать.

Их окутала тьма, но ощущение соприкасающихся тел осталось.

Два рога, одновременно вспыхнувших ярким светом, выхватили из мрака двух пони, стоявших на границе пустоты.

— М-да, даже как-то... разочаровывающе, — пробормотала Старлайт. — Мы умерли?

— Не думаю. Развязки не было. — Сансет придала заклинанию чуть больше силы, но его свет не смог развеять тьму. — И чего, нам теперь просто стоять здесь, пока не помрём с голода?

Высоко вверху вдруг начали вспыхивать крохотные огоньки. Сначала один, потом другой, а после — бессчётные тысячи. Настоящее звёздное полотно, что простиралось во все стороны, включая низ. 

Выпучив глаза, Старлайт шатко переступила с ноги на ногу и сглотнула.

— Это что, другие единороги вроде нас?

— Возможно, это просто звёзды. — Сансет пригляделась к одному из огоньков, пытаясь разобрать, что это такое. Она осторожно коснулась его магией, будто пытаясь управлять солнцем, — и в следующий же миг пришло осознание.

— Это истории, — выдохнула Сансет. — Что ж, похоже, мы можем отыскать какую-нибудь, что нам-таки подойдёт.

— Истории, значит? — Глаза Старлайт живо сверкали, отражая свет странных звёзд. Она глянула на Сансет и поднесла к себе монетку. — Дай-ка мне попробовать.

Старлайт подбросила монетку и попыталась поймать носом, но у неё ничего не получилось, и монета улетела во тьму.

— Блин. Прости, никогда эта штука не получалась.

— Ерунда, это всего лишь монета, — пожала плечами Сансет. — Идём, приключения ждут.

Они шли в пустоте, окружённые переливающимися и танцующими огнями. Приблизившись к одному из них, они обнаружили большой многогранный кристалл. На каждой из его граней виднелись постоянно меняющиеся сцены некоего мира, некой истории.

— Хочешь попробовать эту? — спросила Старлайт.

Сансет наклонилась, присмотревшись к истории. Там были какой-то принц, дядя, немножко безумия... местами не без самоотсылок. А в конце все умерли.

— Не, мы и получше отыщем.

Комментарии (3)

+6

Удивительно крепкая психика у обеих кобыл. Прям то, что надо.

Orhideous
Orhideous
#1
+2

Ну умерли и умерли, чо бухтеть-то.

ВашаПунктуация
#2
0

Ну что же, доставляет. По-хорошему так. Хотя если сравнивать с первоисточником (который довольно-таки узнаваем), Старлайт и Сансет явно более значимые персонажи в MLP, чем Розенкранц и Гильденстерн у Шекспира.

Peter_88
#3
Авторизуйтесь для отправки комментария.