Автор рисунка: Siansaar
Глава XL

Глава XLI

Тоннель с облупившейся зелёной краской тянулся в темноту и казался бесконечным. Визг роботов, усиленный эхом нагонял семерку пегасов. Файр Ире и Сторед Чардж прикрывали их отход, стреляя вслепую. Впереди показалась решётка, Красавчик несколькими выстрелами испарил замок и пегасы ворвались в комнатку с пыльным столом и пожелтевшими от времени плакатами. Выход здесь был — старая ржавая дверь на засове, из щели снизу шёл неяркий свет. Не утруждаясь попытками открыть его пегас с пистолетом поступил с дверью, так же как и с замком на решётке, выстрелив в засов. Не успел металл остыть, как пони уже бежали по лестнице вверх к свету. Выход находился в земляной насыпи на территории окружённой мёртвым сосновым лесом. Здесь было несколько кирпичных бараков и остатки ржавого сетчатого забора с колючей проволокой, наверняка тут прежде была армейская часть или нечто подобное. Снизу, с лестницы, вновь раздался визгливый крик роботов-червей.

Файр Ире уже собирался отдать команду на взлёт, но замер на месте. Он первым заметил нечто среди чёрных стволов сосен, отсюда робот выглядел в точности как водонапорная башня на трёх тонких опорах, когда караван впервые на него наткнулся. Треножник, точно бы поняв, что его заметили двинулся напрямик сквозь лес под треск ломаемого сосняка. Из электрической короны эксплоратора в землю ударяли молнии, одна угодила в сухой ствол и тот моментально вспыхнул, будто в ответ ему земли с визгом выскочили роботы-черви. Когда робот остановился точно в центре заброшенной базы, электрических всполохов на его катушках поубавилось. Группа пегасов успела взлететь, они набирали высоту двигаясь по спирали вокруг эксплоратора. Капрал приказала кадету с турбоплазменной винтовкой дать длинную очередь в машину интервентов. Она надеялась, что поток плазменных зарядов сможет пробить энергетический щит, или хотя бы ослабит его, но сгустки плазмы все как один бесследно исчезли в электрических вспышках. Никто из отряда не заметил как выход, ведущий на поверхность, закрыла дымовая завеса. Лазерный луч из дымовой завесы попал в крыло Красавчику, когда они уже были над лесом. Расстояние было большим, луч рассеянным и пегасу только подпалило перья. Он закрутился на месте, пытаясь потушить их и сохранить высоту, на помощь ему пришёл один из товарищей, подхватив его.

Сторед и Файр выпустили несколько плазменных зарядов в дымовую завесу, а в ответ получили несколько автоматических очередей. На их удачу в них не попали. Командир отряда не собирался вступать в перестрелку, согласно приказу Каламити отряд должен был добраться до Крупочкино и Файр Ире собирался привести своих товарищей туда живыми.

Из дымовой завесы вышли егеря, глядящие вслед отряду кадетов. Эксплоратор неуклюже присел, вурмшнайдеры вылезали из земли и один за другим скрывались внутри автоматона, а затем треножник поднялся и зашагал в направлении, куда улетели пегасы. Чейнджлинги поднялись в воздух следом за ним.

***

Грифоны вытряхивали всё из перёмётных сумок прямо на землю, копались в личных вещах под присмотром двух чейнджлингов, один из них был тем самым таможенником. Перед собой он держал телекинезом налоговую декларацию и сверялся с нею, осматривая вещи группы Каламити. После разговора с дознавателем на него надели кандалы и заперли в самолёте, а через несколько часов выпустили, сняли цепи, ничего не объяснив в сопровождении нескольких грифонов привели в Стойловск и занялись обыском. Хуже всего было то, что обыск проводился прямо в поселении на глазах у жителей. Зевак было немного — жеребята и те взрослые, у кого сейчас не было работы. Каламити надвинул шляпу как можно ниже, чтобы не встречаться со взрослыми взглядами. Такие же взгляды были у пегасов, приходивших на сеансы к Вельвет — в них было только молчаливое осуждение. Жители уже знали от офицеров Альянса, что выявили разведчиков НКР.

Грифон вынес из фургона радиопередатчик в чехле и распаковал его прямо тут на земле. Внимательно осмотрев его, при помощи набора отвёрток, грифон аккуратно снял крышку корпуса. Он и ещё один грифонстоунец склонились над радиопередатчиком, чуть ли не засунув туда клювы. Каламити и остальные следили за их действиями, пегас не знал разбирались ли грифоны в их электронике, но у них находились остатки передатчика Санни Клауд.

— Здесь есть шифратор! — громко, так чтобы все услышали, произнёс грифонстоунский солдат. — Они диверсанты!

Толпа зашушукалась, заволновалась. Кто-то из жеребят бросил в них консервную банку. Полковник ожидал, что их арестуют, но грифоны только забрали радиопередатчик и оружие, оставив пони и зебру наедине с толпой местных. Элзетэр принялась раскладывать по сумкам вещи, игнорируя местных.

— Проваливайте обратно, уроды! — вдруг выкрикнул жеребец в накидке, некоторые поддержали его одобрительными возгласами. Всё могло вылиться в драку.

Белая единорожка обеспокоенно оглянулась на Каламити, тот отрицательно покачал головой. Забрав свои сумки он вскарабкался по ступенькам и открыл дверь фургона. Он ничуть не удивился сидящему внутри грифону самоназванному магу и оккультисту.

— Ты мог помочь, — бросил ему Каламити, не плотно прикрывая дверь.

Снаружи вновь раздался выкрик, о том, что им здесь не рады.

— Нет, это против наших правил. Тем более это последствия твоих решений, ваших решений. У нас тут не сказочка для маленьких грифонов, никто не спасёт и никто не придёт на помощь.

— Но ты всё равно тут.

Кампхаус заклекотал в ответ и вытащил фляжку из кармана. Держа телекинезом свои и сумки остальных в фургон забралась Элзетэр.

— Когда-то мы, Ordo Templi Lux Occulti, были простым рыцарским орденом, но решили поиграть в политику. И такие как Скюмрингвинг обвинили орден в ереси, моим предшественникам пришлось скрываться и бежать. Их клеймили, сжигали на кострах. Поэтому теперь нас не интересуют эти ваши войны и политика. И если бы вы не полезли в Тамбелон, меня бы тут не было. Мы бы продолжили наблюдать и готовиться.

— Если бы вы нас предупредили, этого не было, — отчеканил пегас. — А что насчёт тех пропавших старателей? Вы могли спасти их жизни, а вы просто наблюдали.

— Не перекладывай вину на меня, — грифон в раздражении сунул флягу в карман, так и не сделав и глотка.

— Вы даже не пытались.

Грифон резко поднялся и подошёл к Каламити, стоя вплотную он глядел на командира отряда сверху вниз.

— Ты меня на слабо не бери. Я в герои пустоши не записывался. Мне это нахуй не надо. Я сталкивался с таким дерьмом, что ты себе представить не можешь, терял товарищей, тех, кто доверили мне жизни. Всех спасти нельзя.

— Тогда это сделаю я. Что такое Тамбелон и кто этот некромант?

Тут грифон вновь каркнул и опять достал фляжку.

— Bauz! Da geht die Türe auf, — произнёс он. — Und herein in schnellem Lauf springt der Schneider in die Stub. Арбитры, которых видела ваша магичка лучше слов говорят о сути Тамбелона. Как и они, этот город не существуют в реальности. Некогда группа магов придумала концепцию, которая должна была изменить мышление. Они хотели уподобиться богам и создать свой собственный мир, альтернативный этому. Этим и должен был стать Тамбелон — городом чудес, городом идей. Но на деле он оказался полон идеями-паразитами, которые сводили с ума, изменяли тех, кто там оказывался. Маги-создатели оказались первыми пленниками своего творения. Тамбелон так и продолжал существовать в своей смежной реальности, то появляясь, то исчезая, пока его не подчинил себе Некромант. На его фоне даже ваши зебринские колдуны смотрелись бы как церковные служки. Он изменил город в той же мере как и город изменил его, так что их можно считать единой сущностью. И Тамбелон возвращается, опять.

— И как давно вы наблюдаете за ним?

— Аномалия появилась где-то семьдесят лет назад. Мы только один раз послали туда команду, то, что вернулось уже не было похоже на наших товарищей грифонов.

— И чего ждёт этот Некромант?

В ответ грифон только хмыкнул.

— У нас будет возможность задать ему этот вопрос лично.

— Если Тамбелон настолько опасен, почему вас послали одного? — спросила Элзетэр.

— Аликорн стоит десятка магов, даже такой недоразвитый как ты.

— У нас забрали оружие, — произнёс Каламити и обернулся на звук открываемой двери, внутрь залез Бласт, следом лейтенанты.

— Босс, они собираются закидывать нас камнями.

В стенку что-то ударилось, вероятно булыжник. Капитан выглянул наружу, чтобы обматерить местных, но вместо этого тут же захлопнул дверь. В дверь угодил ещё один камень.

— Вам тут теперь точно не рады.

Ничего не ответив грифону пегас приоткрыл створку окна, выглянул наружу. Толпа слегка уменьшилась, а зачинщиком забрасывания камнями был всё тот же пони в накидке. Он и прочие продолжали скандировать, чтобы «ублюдки из НКР» убирались восвояси. Жеребец отступил от окна и уселся рядом с капитаном Бластом, с невозмутимой мордой сказав, что нужно дождаться вечера и покинуть поселение.

— А если они нас не собираются выпускать? — задал вопрос Думиса, он перебирал содержимое полевой аптечки. — Им же не нужно, чтобы мы рассказали о всём, что здесь твориться.

— Клаудквиллу доложит Санни Клауд.

— Я помогу вам покинуть поселение, — сказал грифон. — Вас, конечно, будут искать, но в ближайшие часы вас точно не найдут.

— У вас есть зебринский плащ-невидимка, который мы натянем на фургон?

— Думиса, заткнись, — прервал его Роки Рейсер.

— Кое-что лучше.

Кампхаус, как прочие и предполагали, стал копаться в кармане пальто, словно тот был безразмерный. Наконец он нашёл нужное и показал это отряду Каламити. В лапе грифон держал лапу, которая держала свечу.

— Чего? — других слов военврач просто не нашёл.

— Нужен монтажный клей или ещё что, я собираюсь поставить её на крышу.

***

Комиссар Максилла следила за фургоном из окошка рюмочной, Она была уверена, что эти диверсанты из НКР, обязательно что-нибудь выкинут. И всё потому, что они вражеские солдаты, её учили, что только солдаты противника могут бить исподтишка и совершать диверсии. Следила маленькая чейнджлинг не только за Каламити, но и за парочкой, что расположилась за столиком недалеко от неё. Бригадир не видел ничего предосудительного, даже наоборот, он дал добро своей приёмной дочери на встречи с местным жеребцом. Комиссар считала иначе и была уверена, что она права. Земнопони и единорожка о чём-то шушукались, иногда Тэки хихикала, Максилле вообще не нравилось. В очередной раз отвлёкшись от наблюдения за фургоном солдат НКР комиссар бросила неодобрительный взгляд на парочку, а когда снова взглянула в окно, увидела, что пони и зебра помогали оранжевому жеребцу в солнцезащитных очках с упряжью, а на крыше сидел грифон в пальто и пытался что-то там приделать.

Максилла выскочила из рюмочной и взлетела над крышами домов. Фургона уже не было на месте, оглядевшись по сторонам и не обнаружив его, чейнджлинг устремилась к воротам, намереваясь перехватить их там. Она зависла над воротами, не обращая внимание на удивлённых поселенцев-часовых, высматривая металлический фургон. Прошло несколько минут, но тот так и не появился, у Максиллы появилось подозрение, что лазутчики НКР могли просто-напросто телепортироваться, не зря же в их отряде был единорог.

Именно с этой новостью она появилась в кабинете Фрост Натта, она не забыла рассказать и о подозрительном грифоне, потребовав у капитана выделить группу для поиска по горячим следам. К поиску нужно было подключить и Ротванга, комиссар была уверена, что у того обязательно нашёлся бы прибор для поиска.

***

Кампхаус ушёл полчаса назад использовав свой трюк с дверью. Фургон спрятали в уцелевшем цеху на окраине города, грифон утверждал, что здесь безопасно. Перед уходом он раздал всем деревянные амулеты с крючковатыми рунами, уверяя, что они обеспечат трансцендентную защиту. Каламити верил ему, произошедшее с Элзетэр и теми штуками, названными «арбитрами», убедило его, что Кампхаус сведущ в этих магических делах. Но пегас всё равно нервничал, противником были не аликорны Богини, а какие-то твари, порождённые Тамбелоном и Некромантом, которым не могло навредить даже энерго-магическое оружие.

Как они покинули Стойловск и прошли мимо кордона полковник мог объяснить только магией. Грифон установил тот жуткий подсвечник на крыше и как только его зажёг, фургон и они сами словно исчезли. Каламити приходило на ум иное описание состояния в котором они оказались — они словно выпали из реальности. Жители и солдаты альянса когда пытались посмотреть в их сторону тут же отводили взгляд. Даже комиссар-чейнджлинг, метавшаяся над их головами никак не могла их увидеть, хотя она искала фургон. Их точно начнут искать, полковник был уверен, что никому не придёт в голову искать их здесь.

Дверь открылась и не из фургона. А из некого другого пространства появился Кампхаус, волочивший за собой здоровый дорожный сундук. Сбросив его на пол грифон встал на задние лапы, потянулся, держась за спину.

— Где остальные?

— Караулят, — Каламити подошёл к сундуку. — Тут оружие?

— Да, и защита. Зови остальных, мне нужно ещё поговорить с Элзетэр, разъясню ей кое-что и научу паре приёмов.

Когда команда собралась вокруг сундука грифон открыл его, внутри на мешковине лежали металлические шлемы, забрала которых выглядели как газозащитные маски с большими линзами. Роки Рейсер тут же пошутил насчёт рыцарских доспехов и мечей, Кампхаус отодвинул мешковину и там под шлемами действительно лежали мечи и множество других страных предметов вроде мушкетов и жезлов. Три шлема маленьких размеров он передал пегасу, земнопони и зебре. Элзетэр получила шлем специально для единорогов с дополнительными линзами. На Бласта налез только шлем для грифона.

— Можно уже начинать рыцарский поединок? — Думиса поддержал шутку товарища.

— Благодаря шлемам вы не увидите и не услышите ничего такого, чтобы пролезло вам в головы и свело бы с ума.

— То есть это защита от меметического воздействия. Значит у Альянса есть меметическое оружие.

— Ты слишком много думаешь, полосатый. Твой шлем, рогатая, может видеть в других спектрах, кристаллических чехол, защищающий рог не помешает тебе магичить. А теперь большие пушки.

Грифон стал копаться в куче разнообразного оружия, продолжая говорить. Он повторил, что обычное и магическое оружие неспособно навредить обитателям Тамбелона, которые сами по себе стали идеями. Дать отпор им могло только то, что само по себе несло определённую идею или её отрицание, никто не понял его странных рассуждений, кроме белой пони. Она задала вопрос о той детской книге, которая спасла их от арбитров и Кампхаус подтвердил, что она является одним из таких магических эгрегоров. Но вместо грифонских мушкетов или хотя бы мечей отряд получил то, что вряд ли можно было посчитать оружием.

— Я ща скажу то, — проговорил Каламити, разглядывая чётки, которые намотал ему на ногу грифон. — Шо должно остаться тут, в этом здании, в пустоши. Сейчас я испытываю противоречивые чувства, прям как когда мне напялили золотой ПипБак. Принадлежало святому какому-нить?

— Нет, хозяином розария был демонопоклонник Фельценбах. Убийца и пониед. Я читал книжку твоей подружки — ты ж не против пониедов.

Прочие предметы были не менее необычны: мешочек с крышками, в которых Бласт признал крышки «Сарсапариллы», все как одна были с синей звездой на внутренней стороне, стеклянный шар в бронзовой оправе и на цепочке, старое автоперо с золотым колпачком и засохшими следами крови на нём, а так же отрез холстины источавший сладкий аромат, не долго думая Роки Рейсер обмотал его вокруг шеи на манер шарфа, как это делали пустынные рейнджеры в Сан Паломино. Кампхаус объяснил им, что эти предметы ни в каком случае нельзя терять, ведь от них не только зависит их жизнь, но и сами по себе они чрезвычайно ценны и некоторые готовы убивать за них.

Ещё некоторое время порыскав в сундуке грифон извлёк карабины и боевые сёдла. Ощущение на себе упряжи и два ствола по бокам успокоили пегаса лучше, чем какие-то там оккультные обереги. Сам грифон не вооружился, он только придирчиво оглядел отряд солдат НКР и два раза ударил кулаком в дверь, она открылась. С той стороны была комната с ящиками и решётками, возможно хранилище или арсенал. С той стороны стояло двое грифонов в накидках и причудливых кольчужных капюшонах, они по настоящему походили на членов некого тайного рыцарского ордена, что нельзя было сказать о Кампхаусе. Он приподнял сундук, его товарищи схватили его за ручку и затащили внутрь, стальная дверь закрылась с деревянным стуком.

— Итак, — произнёс грифон и приложился к фляжке. — Вы тренированные солдаты. Точнее некоторые из вас. Сталкивались с мутантами и всякими опасностями Пустоши и так далее, дисциплине вы обучены, а это важнее всего. Я водил достаточно отрядов и знаю на что вы можете быть способны. Никакого самоуправства, всё делаете по моей команде. Ничего не лапать и не тыкать копытами. Я знал много групп смельчаков борющихся с неведомым и большинство из них сгинуло из-за своей самоуверенности. Всё уяснили?

— Так точно, — ответил Каламити. — Цели миссии?

— Проникнуть в город через башню, найти колокол и позвонить в него. Тогда Тамбелон ещё на несколько столетий нас не будет беспокоить.

— А способа навсегда разобраться с этим всем нет?

— Конечно есть, — ответил Роки Рейсеру грифон. — Одержать победу над самим Некромантом. Справишься?

После его слов все разом повернулись к Элзетэр.

— А если мы не справимся? — задала вопрос кобылка.

— Есть запасной вариант — авиаудар по центру Сталлионграда, возможно это развеет аномалию.

— Только Альянс может расценить эт как нападение на них.

— Наверное с ними стоило скооперироваться. Сэр, вы говорили, что тот чейнджлинг-офицер выглядел адекватно. Может надо было рассказать всё ему?

— Уже поздно шо-то менять, Думиса.

— Вам виднее, полковник, сэр.

***

У Красавчика в сумке были армейские психостимуляторы, прежде их изредка использовали группы дальней разведки, при длительных перелётах. Только за счёт них отряд Файр Ире продержался до вечера и добрался до единственного города к югу от Сталлионградской Пустоши. Часовые на стене заметили пегасов слишком поздно, они спикировали сверху и рухнули посреди главной улицы, вызвав нешуточный переполох. Аликорн шериф городка вначале хотел их посадить, но увидев их в предобморочном состоянии с истощением, с большим неудовольствием приказал отнести их в лечебницу.

Местный врач не был рад буквально на голову свалившимися пациентам. Их кое-как разместили в двух комнатах с кроватями, которых было меньше, чем пегасов, накачали лечебными зельями и закрыли под замок.

Санни Клауд делила кровать с двумя кадетами, но никто из пони не возмущался, они были слишком уставшие даже чтобы говорить. Кобылка не обращала внимание на Густнадо, что храпел и пускал слюну ей на шёрстку на шее. Но отдохнуть им не дали, за окном ещё было темно, когда в комнате появился аликорн с лампой в зубах.

— Кто тут главный, — процедил он окинув взглядом лежащих навзничь пегасов.

Через несколько секунд раздумий Санни подняла копытце.

— Капрал Спуки, мэм.

— Я тебе не мэм, — всё так же гневно произнёс шериф и поднял кобылку с кровати телекинезом, она вяло посопротивлялась.

Ничего не объясняя он вынес её наружу и перелетел к северным воротам. Опустившись на площадку шериф приподнял Санни над краем стены.

— Кого вы привели в мой город, — стараясь говорить как можно более хриплым голосом, произнёс аликорн.

Пегас не понимала чего от неё хотят, она ещё не пришла в себя и задавалась неуместным вопросом кем считать аликорна в серой форме: кобылкой или жеребчиком.

— Смотри!

Один из прожекторов был направлен на дорогу у городских руин, за пределами круга света в темноте светились красным два окуляра. Кобылка выругалась.

— Это территория Новой Кантерлотской Республики! Я шериф этого города. Кто вы такие?! Назовитесь! — выкрикнул аликорн. — Что вам нужно?!

— Отдайте нам пегасов. У вас два часа на раздумья. Потом начнётся штурм.

Красные окуляры погасли и чейнджлинг растворился в темноте. Шериф встряхнул Санни Клауд словно щенка.

— Кто они?

— Они, — еле ворочая языком ответила она. — С востока. Грифония. Солдаты у Стойловска.

Поле телекинеза вокруг пегаса исчезло и она шлёпнулась на пол, аликорн таращился в темноту, о чём-то раздумывая, а потом спросил у часовых не покинула ли город Дитзи Ду. Один из охранников ворот, кобылка в металлических доспехах с налётом ржавчины, с растерянным видом почесала задним копытом за ухом и сказала, что почтальон вроде как ещё в городе. Пегас наконец смогла подняться на ноги и окликнула аликорна, когда тот уже расправил крылья.

— Отдайте нас. Вы не справитесь. У них есть робот с пушкой. Как Селестия-Один.

— Я сам решу что мне делать.

***

Коммандант и ещё трое егерей остались у дорожного указателя, сюда не доставал свет прожекторов. Всё пошло не по плану как только они они оказались в местности разительно отличавшейся от пустоши. Связи с Эо Росса у них не было, они не могли найти даже эфир пегасов, которые и по ночам крутили музыку. Зато ловили другую станцию какого-то любителя джаза ночного ведущего Стронгхуфа. Отсутствие связи с базой не волновали егерей, они были приучены действовать в глубоком тылу. Скапуса больше волновало то, что эксплоратор бездвижно замер на границе между пустошью и нормальными землями, словно что-то закоротило его электронные мозги.

Командир егерей разглядывал дорожный указатель, а потом спросил, что на нём написано.

— Tá tú ag fágáil an Ordaigthe Cenntar, — перевёл один из егерей.

— Срединное Королевство, словно мы действительно выбрались из колдовских земель фей и вернулись в мир живых. Будто пересекли какой-то барьер.

Егеря переглянулись.

— Командир, вы верите в фей?

— А почему бы и нет.

Их разговор прервала вышедшая на связь группа, которую командир направил к южным воротам, амулеты тактической связи работали здесь лучше, чем в пустоши. Группа заметила пегаса, направлявшегося на юг, Скапус тут же отдал приказ перехватить его.

Продолжение следует...