Автор рисунка: MurDareik

Like a circle in the spiral
Like a wheel within a wheel

Noel Harrison.

Рэйнбоу Дэш перелистнула последнюю страницу и захлопнула книгу, на обложке которой пони в пробковом шлеме летела куда-то в закат, повиснув на корзине воздушного шара.

– Офигенно! Триста. Шестьдесят. Страниц. Офигенности! – Пегаска довольно потянулась на облаке и взглянула вниз на вечерний Понивиль.

Летний день уже совсем скоро сменится тёплой ночью и последние прохожие спешат парами или шумными компаниями по домам. На небе появились первые звёзды и Рэйнбоу принялась их считать.

– Какая тихая и безмятежная ночь. Как вообще можно спать, когда небо так красиво? – Сказала пегаска, которая в июльские дни взяла себе за правило спать перед обедом, после обеда и перед ужином.

Приятное возбуждение после прочитанной повести о приключениях отважной Дэринг Ду не покидало впечатлительную Дэш и лететь домой в Клаудсдейл совершено не хотелось.

– Вот бы тоже поучаствовать в каком-нибудь приключении! – Рэйнбоу представила себя пробирающейся сквозь самые глухие дебри Вечнодикого Леса. Вот Рэйнбоу уворачивается от летящей прямо на неё зубастой пасти гидры, затем по скользким валунам перебегает ревущий поток, затем…

– Привет, Рэйнбоу! – Негромкий голос прервал мечты синей пегаски.

– Эмм… Привет, Дёр… То есть, Дитзи! Что это ты так поздно? Взяла какую-нибудь халтурку?

– Да нет, просто нужно доставить одну штуку в Вечнодикий Лес.

– Зекоре понадобился какой-нибудь редчайший ингредиент? Ты не в курсе, она случайно не варит зелье, повышающее офигенность?

– Нет, она варит травяные чаи и разговаривает стихами. Но посылка предназначена не ей.

– А кому тогда, если не секрет? – Рэйнбоу недоумённо посмотрела на Чудинку.

Шёрстка серой пегаски почти сливалась с сумеречным небом. Это делало заметнее выгоревшую на солнце гриву и забавные, косящие в разные стороны глаза.

– Эту штуку нужно доставить на вершину Чёрной Скалы.

– Чёрной Скалы?! – брови Рэйнбоу сами собой полезли на лоб. – В самый глухой и жуткий край Вечнодикого Леса, дорога к которому полна невероятных приключений и леденящих кровь опасностей?

– Хорошо сказано! – Почтальон хихикнула. – Сама придумала?

– Нет, вычитала в одной книжке. Но я не яйцеголовая. – Тут же горячо проговорила Дэш в ответ на удивлённый взгляд раскосых глаз.

И тут в голове Рэйнбоу словно зажёгся фонарик.

“Так вот же оно – Приключение с большой буквы П! Непутёвая Чудинка влипнет в историю даже по пути от почты до “Сахарного Уголка”. Что уж говорить о Чёрной Скале. Во-первых: я не могу допустить, чтобы Дитзи, если попадёт в какую-нибудь передрягу, осталась неспасённой. Во-вторых: спасать её я буду супер-офигенно!”

– Послушай, Дитзи, позволишь составить тебе компанию? – Дэш по-дружески положила лапу на холку серой пегаски.

– Да, конечно! – Почтальон по-детски открыто улыбнулась. – Вдвоём веселее!

– Тогда погнали!

Впрочем, Рэйнбоу не стала особенно разгоняться, чтобы подруга не отстала. Заливной луг, отделяющий Понивиль от Вечнодикого Леса, тёмно-зелёным ковром промелькнул под летящими в ночной тишине пегасками. Рэйнбоу пришлось приложить некоторое усилие, чтобы огибать растущие как попало вековые деревья. Дитзи, напротив, легко скользила между стволами, иногда выделывая совершенно немыслимые кульбиты.

– Стоп. Дальше пойдём пешком. – Серая пегаска плавно опустилась в лесную траву.

– А почему? Летать по ночам так круто!

– Ну, потом объясню. – Ответила Дитзи таким голосом, словно речь шла о чём-то хорошо известном.

Пони шли по почти незаметной, неизвестно кем проложенной стёжке. Лунный свет, едва пробивавшийся сквозь густую листву, превратил лес в место причудливой игры серебра и теней. Похожие на страусиные перья папоротники колыхал ночной ветерок. Перед самым носом Рэйнбоу пронеслась стайка светящейся мошкары. “Странно это всё…” – подумала Дэш.

– Привет! – Дитзи приветливо улыбнулась и помахала копытом ближайшим зарослям.

– Эээ… Кто там? – Рэйнбоу с трудом уняла дрожь и поглядела на тёмные кусты.

– Это Белка. Она деревянная, но она нас слышит. Я всегда с ней здороваюсь.

Когда подруги продолжили путь, Рэйнбоу с некоторой настороженностью вглядывалась в окружающий их пронизанный лучами полумрак.

“Надеюсь, здесь больше нет никаких деревянных белок, плюшевых медведей и каменных сусликов!” – подумала Рэйнбоу, раздражённая своим мимолётным испугом.

– В одном чёрном-чёрном городе… – На ходу начала импровизировать синяя пегаска, обожавшая страшные истории. “Сейчас мы посмотрим, кто будет бояться!” – подумала Дэш. Закончив рассказанную потусторонним голосом страшилку, Рэйнбоу резко повернула голову к идущей рядом серой пегаске.

– Бу! – Тут только синяя пони увидела, что Чудинка с интересом смотрит на неё, как будто ожидая продолжения. В косых глазах плясали лукавые искорки.

– Репей мне в гриву! Я думала, ты побелела от страха!

– Почему? – Дитзи склонила голову немного набок.

– Ну… Мы ведь идём по Вечнодикому Лесу. Ночью. А здесь полно пониядных чудищ, которые способны проглотить пони, словно маффин!

Дитзи внезапно звонко рассмеялась.

– Пони… ядных… – Только и смогла проговорить, борясь со смехом почтальон.

– Да что такого я сказала-то?! – Рэйнбоу нахмурилась.

– Нет-нет, ничего. – Дитзи перестала заливаться смехом и выдохнула, как после тяжелой работы. – Просто я анекдот вспомнила.

– А, понятно. – Ответила Дэш, которой, впрочем, давно уже было мало что понятно.

“Провалиться мне на месте! Такой чудной пони я ещё не встречала!”

Пони вышли на укрытую густым молочно-белым туманом поляну. Рэйнбоу взглянула на полную луну и в ужасе прижалась к боку подруги.

– Кто это? – Дэш прижала уши.

– Где? – Дитзи оглянулась.

– Там, на луне!

– А, это старина Свиборг, и он смотрит на нас, как на конские яблоки. А до него был Домо-кун, а ещё раньше – Найтмер Мун. Так просто не замечать очевидные вещи.

По колено в тумане пегаски продолжили путь.

– Смотри, Дитзи! Какое огромное дупло!

– Хм, дупло как дупло. Если хочешь, загляни.

– Ну… – Дэш с сомнением нахмурилась, прилично ли заглядывать в каждое встречное дупло? Однако, радужногривая пегаска всё же сунула мордочку в прохладный полумрак.

В небольшой, заставленной непонятными ящиками, комнатушке, склонившись над столом, сидело существо, отдалённо напоминающее дракона. Существо, как ни странно, носило одежду – совершенно немыслимой расцветки пародию на военный мундир. На голове красовалось некое подобие гвардейского шлема. Безумия увиденному добавляло и то, что стена перед мордой монстра была из чёрного стекла и единственным освещением в комнатке был странный неживой свет, едва брезжущий сквозь эту стену.

– Привет! – Сказала Рэйнбоу.

Существо внезапно обернулось и, вероятно, заметив пегаску, не издав ни звука, отскочило в угол. Рэйнбоу и монстр пару секунд не мигая смотрели друг на друга. Из-под увенчанной матерчатым шлемом короткой гривы существа сбежала струйка пота.

– Ну ладно, хватит уже. – Мягкий голос Дитзи развеял наваждение. – А ведь он хотел увидеть пони.

– Оно… Он что, никогда не видел пони?

– Давно. Ещё в детстве, когда в его город приезжал цирк.

– Хм. Ну, я тоже люблю поглазеть на пони-канатоходцев…

– Нет, не пони-жонглёры и не пони-канатоходцы. Просто пони.

– Забодай меня комар! А что это было такое? – Дэш предпочла этот вопрос другому, давно крутившемуся в голове: “Откуда Дитзи всё это знает?”

– Это называется контрольно-пропускной пункт. Тот, кого ты видела, там совсем один. В том месте сейчас глубокая ночь или очень раннее утро. Это время называют “час быка”. Для того, кого ты видела, этот час надолго станет “часом пегаса”.

– А какое отношение он имеет к происходящему с нами?

– Да нет, совершенно никакого. – Дитзи улыбнулась.

– Но этот… с контрольно-как-его-там… Он ведь будет горд, что видел такую мегаклёвую пони, как я? – Рэйнбоу поднялась на задние ноги, скрестив передние на груди.

– Ты напугала его до посинения. Если он и найдёт собеседника, способного поверить в синего говорящего пегаса с разноцветной гривой, то всё равно промолчит, чтобы не будить воспоминания о страхе, овладевшем им.

– А я совсем не испугалась! И у него мундир похож на мою шёрстку, когда я поваляюсь по черничной поляне! – Дэш, взмахнув крыльями, порысила дальше.

Странная встреча разожгла воображение синей пегаски, которая теперь без вопросов воспринимала чудеса этого странного ночного мира. Почтальон остановилась, запрокинула голову и аккуратно поставила себе на нос маффин. Неуловимое движение – и Дитзи уже жевала своё любимое лакомство.

– А-а! Понимаю! Это тоже имеет какой-то загадочный смысл! – Рэйнбоу просияла.

– Да нет, я просто проголодалась. Угощайся. – Дитзи протянула второй маффин спутнице.

Наскоро перекусив и попив воды из журчащего неподалёку родника, пегаски продолжили путешествие. Вскоре тропинка потерялась и пони шли в зарослях папортников. То там, то тут среди затейливо вырезанных листьев огоньками вспыхивали цветы.

– Смотри, какие красивые! – Дэш восхищённо оглядывалась по сторонам. – И светятся! Совсем как леденец, сквозь который просвечивает солнце. Что будет, если я съем один цветок?

– Ну, ты потрёшься щекой о мою щёку, потом слегка прикусишь меня за ушко. А затем мы…

– Стоп-стоп-стоп! – Рэйнбоу с возмущением взглянула на спутницу. – На что это ты намекаешь?

– Ни на что. Ты ведь не будешь есть цветок?

Через некоторое время Рэйнбоу и Дитзи вышли к большой поросшей вереском котловине. “Какое скучное место”, – успела подумать синяя пегаска, прежде чем, словно по волшебству, разом включились иллюминация и ободряющий гомон толпы. Вересковая пустошь преобразилась в блистающий огнями и мрамором амфитеатр. Сотни поней разноцветными рядами покрывали ступени. Над зрителями выписывала замысловатые фигуры четвёрка серых пегасов. Красота трюков и стремительность полёта вызывали у зрителей бурную овацию.

– Ну, я на свадьбе у братишки Твайлайт и получше штуки делала! – Стараясь заглушить голос уязвлённого самолюбия, проговорила Рэйнбоу.

– Это “Шедоуболтс” – лучшая команда Леса. Погоди-ка! – Дитзи недоумённо поглядела на подругу. – То есть ты только что всё это увидела? И не видела ни Аллею Лунных Радуг, ни Тысячу Водопадов, ни Золотую Сферу?

– Н-нет… А должна была? – Синяя пегаска озиралась по сторонам.

– Вопрос не в том, должна или не должна. Вопрос в том, видела или нет. – В раскосых глазах на мгновение появилась грусть. – Ну, ладно! – Чудинка вновь улыбнулась.

Давно уже минула полночь. Куранты на одиноко стоящей башне в Понивиле, вероятно, отсчитывали первые часы наступившего дня. Пони, наконец, вышли на просеку, в конце которой возвышалась чёрная гранитная глыба со срезанной вершиной, казалось, прибывшая в светлый мир пони из какого-то иного враждебного измерения.

– Не очень-то высоко, полсотни футов не будет. – С показной небрежностью проговорила Рэйнбоу, впервые видевшая Чёрную Скалу.

– Да, не будет. – Дитзи всем телом обернулась к спутнице и посмотрела ей в глаза. Вернее, Чудинка посмотрела на ближайший куст и ухо Рэйнбоу, синяя пегаска скорее почувствовала прямой взгляд.

– Пока что всё идёт по плану, но на всякий случай послушай меня. – Дэш показалось на мгновение, что спутница повторяет давно заученный текст. – Сейчас я отдам тебе эту штуку. – Из походной сумки Дитзи вытащила какой-то странный предмет.

Рэйнбоу с удивлением отметила, что не может определить цвет и форму штуковины. Странные грани пересекали сами себя и уходили куда-то за грань зрения.

“На бублик похоже. Ой, нет, скорее на огурец… Наверное, не стоит брать это в рот...” – подумала синяя пегаска.

– Что это?

– Просто послушай и запомни мои слова. – Вместо ответа сказала Чудинка. – Наш мир – всего лишь незначительная песчинка в огромном конгломерате звёзд и планет. Представь, что кто-то долго-долго перемешивал кофе в чашке. А потом всыпал в вертящуюся жидкость сахар. Какое-то время, пока крупинки сахара не растают, они носятся по спирали. Так и огоньки звёзд носятся в чёрной пустоте.

– А кто перемешал кофе? И что будет, когда сахар растворится? – Сдавленным шёпотом спросила Рэйнбоу.

– Не перебивай. Раз в много-много лет, так много, что скалы не раз рассыплются в пыль и вновь станут скалами, наша звёздная спираль делает полный оборот. Есть час – всего один час – когда решается, взойдёт ли над нашим миром Солнце и будет ли оно всходить снова и снова до завершения полного круга. Если со мной что-нибудь случится – хотя ничего случиться не должно – положи эту штуку в центр площадки на вершине Чёрной Скалы. После этого повернись к востоку…

– Но Принцесса Селестия…

– В этот час Солнце не сможет поднять целая армия аликорнов. Когда повернёшься на восток – ничего не делай, просто стой и думай об имбирном прянике.

– Что за… – Рэйнбоу удивлённо вскинула брови.

– Просто поверь мне. Думай об имбирном прянике. Теперь – вперёд!

Через четверть часа полёта на умопомрачительной скорости Дэш удивилась длине пути до Чёрной Скалы. Когда крылья синей пегаски уже начинало покалывать предчувствие скорой судороги, Рэйнбоу с ужасом отметила, что они с Чудинкой не одни в ночном небе. Нечто, больше всего напоминающее клубы густого жирного дыма, почти незаметное в предрассветной мгле, сновало вокруг них, почти касаясь крыльев.

Внезапно один из чёрных сгустков ударил в бок пепельно-серой спутницы Рэйнбоу, разлетевшись на множество язычков. Крика не было, лишь почти неслышно шелохнулась трава, когда Дитзи рухнула на землю. Синяя пегаска с воплем отчаяния устремилась к подруге.

Дитзи что есть сил дёргала ногами и крыльями, но что-то припечатало её к земле. Рэйнбоу бросилась к почтальонке.

– Стой. Не подходи… – Из горла серой пони вырвался хрип. – Они… Они не знают, что ты здесь… Они думают, я пришла одна…

– Кто – они? – Рэйнбоу била крупная дрожь, она почти кричала.

– Не важно… Уже не важно… Ты ведь хотела приключений… – Дитзи слабо улыбнулась, как вдруг всё её тело словно пронзил электрический разряд.

– Нет! Я хотела как Дэринг Ду! Бежать по джунглям, исследовать заброшенные храмы… – На глаза Рэйнбоу навернулись слёзы.

– А… Дэринг. Я пишу эти рассказы для развлечения… Вернее писала… – Тело Дитзи вновь скрутила судорога агонии. – Беги, Дэши, ты должна успеть…

– А ты? – К горлу синей пегаски подкатил ком и голос сорвался.

– А я не смогла… И не только я… – Хрипло прошептала Чудинка и вдруг, без всякого перехода, вскрикнула.

Пегаска дёрнулась их последних сил, как будто пыталась уклониться от чего-то бесконечно страшного. В раскосых глазах застыли ужас и боль, из ноздрей побежали две тонкие кровавые струйки.

Едва различая массив Чёрной Скалы сквозь застилающую весь мир пелену слёз, Рэйнбоу Дэш помчалась вперёд. Крылья всё-таки свела судорога и синяя пегаска рухнула на камни. Рёбра отозвались такой болью, что в глазах потемнело.

Дэш разжала челюсти и бросила странный предмет в пыль на вершине скалы. Пыль не лежала непотревоженным слоем. Цепочка чьих-то следов шла на север и резко обрывалась. Затем шла широкая полоса, как будто со скалы что-то очень быстро стащили вниз. Чьё-то мёртвое тело. Когда странная штуковина оказалась на земле, ничего не произошло. Не было ни столба изумрудного света, ни сотрясения почвы – ровным счётом ничего.

Со страхом оглянувшись по сторонам, синяя пегаска уставилась на восток в ночное небо, которое перед рассветом темнее всего.

– Имбирный пряник… Имбирный пряник… Ля-ля-ля… – Дэш вспомнила искажённую агонией мордочку почтальонши и всхлипнула. – Имбирный… Пряник…

Тьма сгущалась. Весёлая и приветливая соломенногривая пони, которую любили все в городе лежит в страшной и нелепой позе, кровь смешивается с землёй. Чтобы не плакать Рэйнбоу закусила губу.

– Пряник… – Пегаска зарыдала.

Наступил Час. Скоро распахнутые до боли глаза Дэш увидят солнце. Или не увидят.

“Я всё сделала как надо, сестрёнка…” – сознание отказывалось принимать смерть Чудинки, – “Всё будет хорошо. Это будет наш Час – твой и мой – Час Пегаса!”

Комментарии (12)

+4

Очень хорошо! Спасибо за историю, с утра весьма зашло и буквально сделало день.

dahl
dahl
#1
0

Всегда пожалуйста! Спасибо и Вам за прочтение.

Гражданин87
Гражданин87
#2
+1

Чувствуется недосказанность... или так и планировалось?
А еще это предложение сильно бьет по глазам:

Дэш по-дружески положила лапу на холку серой пегаски.

Ну а так достаточно необычно, своеобразно, вполне интересно. За Чудинку отдельный плюс)
Я так понимаю, фанфик был написан в 2014-2015, судя по заметкам да и его атмосфере в целом?

kukusic
kukusic
#3
0

Да, недосказанность и планировалась.
По поводу лапы Рэйнбоу Дэш могу сказать лишь, что иногда надоедают в описании действий пони бесконечные копыта-копыта-копыта (тем более, что копыто — это не вся конечность, а аналог кисти или стопы). А фраза "Дэш положила ногу..." отдает чем-то не слишком приличным.
Рассказ писался именно в 2014ом, задолго до рассекречивания личности Дэринг Ду, поэтому одним из моментов стало написание рассказов Дерпи (она же Дитзи Ду). Хотя Doo и Do — простой каламбур.
Спасибо за прочтение!

Гражданин87
Гражданин87
#4
+1

Немного сюрреалистично, но неплохо.

Freend
#5
0

Спасибо за прочтение.

Гражданин87
Гражданин87
#7
+1

Я так понимаю, определенное влияние на рассказ оказал Ефремов? Или просто случайное совпадение?)

MoscowNights
#6
+1

Если и оказал, то только опосредованное. Роман Ефремова о злоключениях земной экспедиции на планете сплошных злоключений назван "Час Быка" из-за того, что, как говорится в эпиграфе "Мир создан в Час Быка", т.е. в самые тёмные и страшные предрассветные часы, поэтому в мире всё так... скажем так, неидеально. В европейском фольклоре эти часы называли "волчьей" или "собачьей" вахтой. Самые тяжёлые и трудные часы в карауле. Собственно, название сборника стихов Валерия Брюсова "Tertia Vigilia" — так же отсылка к этим тёмным предутренним часам, когда тьма гуще всего. Но после которых наступает утро. В данном же рассказе Час Пегаса или Быка или Волка — решающий час, когда Рэйнбоу Дэш предстоит решить судьбу всей вселенной.
Спасибо за прочтение!

Гражданин87
Гражданин87
#8
+1

Спасибо за исчерпывающий ответ!

MoscowNights
#10
+1

Пожалуйста ^__^

Гражданин87
Гражданин87
#11
+1

Я не понил, но прикольно

Vitamin
#9
+1

Спасибо за прочтение!

Гражданин87
Гражданин87
#12
Авторизуйтесь для отправки комментария.