Доктор Дерп!

Приключения Доктора и его очаровательной компаньонки Дерпи в пространстве и времени, версия сериала "Доктор Кто" в мире MLP:FiM.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Златоглазка

Короткая история неожиданной любви простого часовщика Доктора Хувза и Дерпи, кобылицы с мрачным прошлым.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Большое Понивилльское зебротрясение

Дружелюбие и отзывчивость Зекоры подарили ей множество друзей в Понивилле. Однако день, когда Зекора решила показать, что действительно является лучшим лечением, стал для них большим сюрпризом…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора

Игры с Хаосом

Сиквел рассказа "Прячущий взгляд"

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд

Безымянное Чувство

Ты никогда не знаешь что тебя ждёт. Наверное именно в этом и заключается азарт жизни. Эх... Если бы я знал, что преподнесёт мне сегодняшний день, который, кстати сказать, начался так же, как и все предыдущие дни, я бы основательно подготовился...Но Его Величество случай, видимо, счёл нужным не предупреждать меня о своих планах.

Волею судьбы

В один день, судьбы сразу нескольких пони и людей тесно сплетаются между собой.

ОС - пони Человеки

Экскурсия

Порой, даже самая обыденная и нудная экскурсия может обернуться фантастическим приключением, которое неприменимо запомнится на всю жизнь. Кто-то видит в экспонатах лишь мусор и камни, кто-то множество неразрешимых тайн. Но если заглянуть в их суть, вы только представьте что они видели и что могли бы рассказать, дай им такую возможность.

Принцесса Селестия Другие пони

Будущая королева

"День этот станет идеальным, мечтала с детства я о нём и так ждала..." Небольшой рассказ о Кризалис. События происходят лет за десять-пятнадцать до знаменитой свадьбы в Кантерлоте.

Кризалис

Лишняя

Я погиб. Я потерял всё, что было мне дорого. Я забыл даже своё старое имя. Но знаю новое, доставшееся мне вместе с другой жизнью. Найтмер Мун. Кобылица с тёмным прошлым и неясным будущим, которой, вообще-то, здесь быть совсем не должно. Которая здесь абсолютно лишняя.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун Человеки

Чудо в перьях. Заметки ксенофила

Простой парень работает в московском зоомагазине. Однажды вечером туда зашла тощая, некрасивая и голодная девушка. Которую ему предстоит накормить, приласкать, ну и обменять эквестрийское золото на земное оружие. Взамен - магия и завтрак в постель.

Флаттершай Человеки

Автор рисунка: Noben
Глава шестая Глава восьмая

Глава седьмая

За окном стояла непроглядная тьма, однако на столе Селестии до сих пор горела одинокая свеча. Пламя слегка трепетало и мерцало, тёплым светом озаряя работающую принцессу. Лишь редкий шелест бумаг да свист Филомены прерывали безмятежную тишину.

Селестия дочитывала последнюю страницу «запроса об оказании помощи в случае бедствий», скрупулёзно проверяя каждую строчку. Пусть она и не сомневалась в обоснованности претензий Эпплджек, нельзя было открыто давать послабления кому бы то ни было. Уж коли лордам и леди приходилось буквально продираться сквозь бюрократию — яблочные фермеры будут следовать тем же порядкам, пусть даже они друзья короны. К тому же, насколько знала принцесса, Эпплджек бы не одобрила даже малейшего намёка на фаворитизм.

Селестия заверила документ и, не удержавшись, зевнула, раскрыв рот во всю ширь. Прикрывшись облачённым в золото копытом, она помотала головой, дабы отогнать навязчивую сонливость, и поплотнее запахнулась в халат.

Строго говоря, халат принцессе был и не нужен — температура её тела от природы была высокой, однако золотое руно уж очень приятно прилегало к телу, словно сотнями маленьких расчёсок проводя по шёрстке при каждом движении.

Отложив в сторону «запрос об оказании помощи в случае бедствий», Селестия уставилась на оставшуюся стопку бумаг. Пусть то была не гора, и даже не куча, работы всё равно предстоял не один час, а постель манила всё сильнее с каждым просмотренным листом. Однако Селестия сама была виновата, что так затянула, да и перенос оставшихся дел на завтра не решил бы в сущности ничего, разве что заставил бы её маленьких пони незаслуженно прождать лишний день.

Нет, она не сожалела о том, что позволила Луне вмешаться в своё расписание. Нисколько не сожалела. Слишком давно они в последний раз летали вместе вот так — просто отдавшись открытому небу и ветрам. Это была приятная смена обстановки, однако усталость и потерянное время… у всего была цена.

Следующий пакет документов был толстым; он состоял из множества непохожих листов разного размера и качества. Официальное прошение о расширении герцогства Кантерберийского.

Селестия прикрыла глаза и задумалась, мыслями вернувшись к прошлой неделе, когда герцогиня явилась просить лично. Глава Кантерберийского рода хотела приобрести большую равнинную полосу для обустройства на ней ферм. Золота было предложено достаточно — по крайней мере, на взгляд Селестии — однако что-то во всём этом не клеилось.

Вскрыв пакет, принцесса приступила к чтению, внимательно изучая как само прошение, так и все прилагающиеся документы.

Долго копать не потребовалось. Быстрый взгляд на карту, предоставленную дворцовыми писцами, расставил всё по своим местам. Пусть участок и представлял большей частью плодородные угодья, несколько его акров заходили на территорию Единорожьей гряды. На земли, ни в малейшей степени не приспособленные к земледелию.

С вымученной улыбкой принцесса отметила прошение для повторного рассмотрения — когда поступит доклад о геологической разведке рекомых гор на предмет ценных минералов и ископаемых. Многоуважаемая герцогиня была не первой пони, пытавшейся провернуть подобное дельце, и уж точно не последней. Из высокородных дворян мало кто был доволен своим богатством, и ещё меньше было тех, кто пренебрёг бы возможностью его приумножить.

Селестия не могла сказать, что получает удовольствие от разрушения чужих интриг. Раз в поколение, впрочем, кто-то из дворян неизбежно возвышался над остальными, становясь своего рода антагонистом короны — скалой, с которой принцессе приходилось держать ухо востро. Какое-то время назад эту роль играло семейство Блюбладов.

Улыбка принцессы посветлела, когда она отложила прошение в сторону и заметила кое-что в стопке документов. Краешек ярко-розового приглашения выглядывал из общей кучи, еле видимый за ворохом бумаг.

Вытягивая конверт наружу, Селестия даже не стала гадать, как письмо проникло сюда. В сутках было не так много часов, чтобы занимать их размышлениями о тайнах мисс Пинкамины Дианы Пай.

Сломав печать, принцесса не моргнув и глазом встретила взрыв ленточек и конфетти, магией перехватив каждый кусочек на полпути к своей мордочке и отправив прямиком в мусорную корзину.

Сколь бы много раз Селестия не отклоняла приглашения Пинки, та, похоже, не унывала. На любую, даже саму маленькую вечеринку, она исправно отправляла по открытке Селестии и Луне. Письма, к тому же, никогда не приходили почтой — они всегда скрывались за чашкой чая, выпадали из книжных страниц, были втиснуты в подставку для ног у трона, лежали в ящиках стола и даже оказывались под подушкой. Последнее Луна совсем не оценила, и после своей первой совместной ночи сёстры попросили неугомонную кобылку пользоваться почтовыми ящиками — как положено.

Даже зная, что на вечеринку не явится, Селестия всё равно каждый раз читала написанное. Приглашения Пинки имели тенденцию уходить в сторону от темы; проехаться сперва по всей Эквестрии и только потом сообщить дату и время. Открытки были превосходным источником понивилльских новостей, так сказать, из первых копыт, и их было куда интереснее читать, чем официальные отчёты.

Принцесса уже было достала чистый лист и принялась строчить ответ, как вдруг обратила внимание на постскриптум. Четыре коротких слова, написанные неповторимым почерком Пинки, привлекли её внимание, а затем…

Желудок Селестии забурчал. Громким низким рыком, что послужил бы источником первоклассной сенсации, будь рядом хоть кто-то, могущий его услышать. К счастью, никого такого рядом не…

Раздражённый клёкот раздался из угла комнаты, заставив принцессу скривиться. Обернувшись через плечо, она увидела Филомену на насесте, складывающую постепенно тускнеющие крылья.

Принцесса бросила на птицу недовольный взгляд.

— Ну чего ты разоралась. Было не так уж и громко.

Филомена прочирикала что-то, отдалённо походящее на смешок, и склонила голову набок. На что Селестия лишь закатила глаза. Эта птица была слишком высокого мнения о своём чувстве юмора. И что важнее — клюнуть на её провокацию значило потерять лишь ещё больше времени.

Закончив ответ, принцесса положила его в стопку исходящей почты и обратила взор на очередной документ. Её желудок, впрочем, был другого мнения касательно ближайших планов и не стеснялся оное озвучивать — к вящему удовольствию Филомены, которая покачивалась на своём насесте и приглушённо чирикала, спрятав голову за крылом.

Селестия продолжила игнорировать феникса, вместо этого сосредоточившись на истинном источнике раздражения. Который явно не собирался утихомириваться самостоятельно.


Луна, нахмурившись, сидела в самом центре «запретного» крыла Королевских архивов. Своей формой помещение напоминало колесо телеги: коридоры меж стеллажей образовывали спицы, а изогнутые столы в центре служили осью. Там спокойно могла усесться добрая сотня профессоров, желающих ознакомиться с выбранными трудами… хотя ме́ста именно за столами хватило бы самое большее двадцати из них.

Кристаллы в изящных креплениях обеспечивали свет, загораясь ярче с приближением Луны и тускнея с её уходом — всё же открытое пламя в архивах не сильно приветствовалось. Практически для любого одинокого посетителя такое освещение — блуждающее в полной темноте пятнышко света — могло оказаться угнетающим, однако Луна находила в нём расслабление, даже успокоение. Она было решила совсем выключить кристаллы, но вовремя отказалась от такой идеи. Сестра мигом её вычислит, забудь она включить их обратно.

Селестия весьма коварно организовала это крыло. Если точнее — совсем никак не организовала. Нетренированный глаз видел на полках лишь хаос: секции не отмечены, книги не сортированы. Словно сестрица просто покидала их на ходу как придётся. Однако здесь была своя система. Когда речь шла о Селестии, рядом всегда была какая-то система, какой-то план. Луна надеялась лишь, что сможет разгадать его.

За две недели поисков она ни на йоту не приблизилась к цели. К тому же принцессе приходилось заниматься всем этим в одиночку — привлекать кого-либо ещё было немыслимо. Они не поймут, они лишь осудят. Луна не была уверена даже в Селестии, и потому не смела ей рассказывать… не сейчас.

Она не знала, к какой школе магии относится заклинание. Терминология непрестанно менялась со временем, иногда даже в пределах одной книги. И что это были за книги — тома, разделённые не по школам, а по авторам. Каждая представляла собой нагромождение успехов и провалов одного пони, щедро усыпанных сторонними заметками и бессмысленной болтовнёй. Даже отбрасывая любые труды, написанные после её ухода, Луна оставалась перед тысячами книг и десятками тысяч свитков.

Принцесса точно знала, что заклятие существует, она смутно его помнила. Однако время и тысяча лет в полу-сознании не способствовали ясной памяти, к тому же многие чары принцесса предпочла бы и вовсе забыть. Блуждая вслепую, она могла потратить на поиски годы. Всё это в предположении, что текст вообще сохранился до нынешних дней.

Тем не менее идея прочно въелась в голову. Впилась сотнями когтей, и единственным выходом для Луны было потакать ей.

Даже если книги и свитки были когда-то подписаны, сейчас все пометки исчезли. Удалены магическими или мирскими средствами, и Луна не могла их восстановить. Всё, что ей оставалось до времени, как она раскроет систему организации — это методичный перебор всего и вся, могущий занять десятилетия. И либо она найдёт что ищет, либо её любопытство переключится на другое. Какому исходу она бы радовалась больше, не знала и сама Луна.

Принцесса задумывалась о магическом восстановлении памяти, однако быстро отбросила эту мысль. Последствия неудачи были бы слишком серьёзны, и зря рисковать не стоило.

Закончив беглый просмотр «Педантова обилия отваров, зелий, настоек и эликсиров», Луна закрыла том и отложила в сторону, всё ещё не понимая, почему его поместили в закрытую секцию. Отведённые ей на исследования часы подошли к концу. Остальные дела, обязанности перед её маленькими пони ждали своего внимания, а ведь ещё надо было успеть поесть.

Завтра будет новый день, а потом и ещё множество новых дней, прежде чем она закончит начатое.

Недовольно поворчав, Луна раскидала стопку своих очередных неудач по местам. Она не стала выходить через дверь. Иначе её мог кто-нибудь заметить, и пронырливая Селестия в итоге обязательно бы всё разузнала. Вместо этого Луна дошла до конца северного пролёта, в своё место входа — приличных размеров закуток, куда не проникал свет.

Селестия была хороша, но не идеальна, и потому изредка допускала ошибки. Например, небольшие прорехи в системе охранных патрулей. Шагнув в тень, Луна…

Дворцовые кухни редко бывали пусты. Шеф-повар и большинство её подчинённых приступали к работе в предрассветные часы, готовя еду чуть ли не для всех, кто мог назвать дворец своим домом. И не уходили до поздней ночи, очищая посуду и подготавливая всё к новому дню.

Однако даже столь малое время залы не оставались пустыми. К работе приступала ночная смена, состоявшая из небольшой группки пони. Они работали по заранее составленным заказам, что позволяло не сильно портить наведённую на кухнях чистоту и быстро за собой убирать. Результатом служили свежесть и разнообразие получаемых блюд.

…ступила в тень дальнего угла дворцовых кухонь.

Словом «огромное» помещение было не описать. Здесь было больше печей и духовок, чем Луна была готова сосчитать, и они могли спокойно обслуживать самое меньшее пять сотен пони одновременно. Места меж различными столами едва хватало, чтобы протиснуться и ни в кого при этом не врезаться. По крайней мере, в дневные часы.

Прямо сейчас тут работала троица пони; все они поклонились принцессе, стоило той только выступить из тени. Спустя три года они наконец начали к ней привыкать. Луна была почти разочарована таким положением дел. Ей нравилось смотреть, как единороги подпрыгивали выше пегасов.

— Ваше Высочество, — произнёс в поклоне старший из поваров, — чем можем вам служить?

— Сегодня в том нет нужды, — ответила принцесса, проходя мимо.

Луна не хотела сейчас тратить время на еду. Она направилась прямо к салат-бару, дабы захватить немного с собой и сразу приступить к работе. Поесть можно и в покоях.

— Как пожелаете, Ваше Высочество. Если мы понадобимся, вам достаточно просто позвать.

Луна отстранённо кивнула, уже открывая двери в столовый зал. Один шаг, и она застыла, вперившись взглядом в затылок Селестии.

Обернувшись, принцесса ночи вполголоса обратилась к поварам:

— Я желаю поговорить с сестрой. Вы можете вернуться спустя два часа.

После небольшой заминки все трое быстро покинули кухню. Луна вновь переключилась на Селестию.

Та сидела в одиночестве за одним из длинных столов. Её повисшая грива была перевязана шёлковой лентой и лениво закинута за плечо. Что важнее — на ней был тот самый домашний халат, который Луна подарила на прошлый день рождения.

Неслышно ступая копытами, принцесса ночи проскользнула в дверь и направилась к своей ничего не подозревающей сестре. Каждый осторожный шаг вёл её всё ближе к Селестии и всё дальше от проблем. Ко времени, когда та была в пределах досягаемости, хвост Луны уже метался от еле сдерживаемого предвкушения. Она слегка отклонилась назад, ноги напряглись, готовые к прыжку.

Что-то шлёпнулось ей на мордочку. Скосив глаза, Луна увидела пятно белой глазури, медленно стекающее с её носа.

Селестия чуть обернулась, уставившись на сестру с улыбкой и игривым огоньком в глазу.

— Ц-ц-ц, Лулу. Когда же ты научишься?

Луна проворчала что-то неразборчивое и потянулась вытереть нос, однако её копыто остановило белое крыло, а Селестия поманила её подойти ближе. Луна неуверенно подчинилась, шагнув вперёд. Её сестра огляделась по сторонам, словно желая удостовериться, что они действительно одни, после чего стремительно наклонилась и слизнула белое пятно с синей мордочки, завершив движение быстрым поцелуем, прежде чем отстраниться

Луна застыла, ошарашенная и ничего не понимающая. Буквально каждый раз, когда она пыталась проявить к сестре близость вне их покоев, она получала нагоняй. Теперь же сама Селестия зашла столь далеко, повела себя так открыто, так не «по-сестрински»…

— Тия? — с волнением спросила Луна, надеясь, что всё хорошо.

Вместо ответа Селестия притянула её ближе к себе, чуть подвинувшись, чтобы они уселись рядышком. Луна хотела заговорить снова, однако сестра предложила ей полную ложку торта — прижав прямо к губам. Понимая, что торт она либо съест, либо он будет размазан по её мордочке, Луна открыла рот, позволяя сладкому десерту на время отвлечь её от странного поведения сестры. Следующим, что она почувствовала, была прислонившаяся к её плечу голова Селестии. В ответ Луна бессознательно обняла сестру крылом.

К реальности её вернул громкий зевок.

— Ты должна быть в постели.

— Я бы там и была, — проворчала Селестия, запихивая очередной кусок торта в рот Луны, — если бы кое-кто не отвлёк меня от работы на несколько часов.

— Тебе понравилось, — усмехнулась Луна, проглотив торт.

— Понравилось, — принцесса дня сильнее прижалась к сестре. — Но дела это не меняет.

Очередная порция торта заполнила возникшую паузу. На этот раз сёстры неспешно смаковали угощение в уютной тишине. Пережёвывая свой кусочек, Луна наконец обратила взор на тарелку. В ней стоял красный пышный торт с толстым слоем густой кремовой глазури белого цвета.

— Сие восхитительно. Как называется этот торт?

— В честь своего создателя: Рубиновый бархат.

Луна что-то одобрительно промычала и положила подбородок на голову Селестии. Каждый вдох её стал полниться запахами диких весенних цветов в окружении свежего аромата, обычно следующего за лёгким дождём. Вытянув язык, Луна схватила белое ухо и принялась губами жевать его кончик.

— А вот это ещё вкуснее.

Она почувствовала, как Селестия напряглась и почти отстранилась от неё. На секунду отпустив ухо, Луна добавила:

— Не переживай. Прислугу я отправила прочь, мы одни.

Селестия вздрогнула, когда к губам подключились зубы.

— Я… кто угодно может войти.

— Лицемерка.

— Быстрый поцелуй это дру… — речь Селестии перешла в подавленный стон, когда Луна провела языком по кромке уха. — Его нельзя сравнить с тем, как ты грызёшь мне ухо.

Вопреки своим словам Селестия совершенно не сопротивлялась — она даже повернула голову, чтобы Луне было удобнее. Спустя пару секунд та снова отстранилась.

— Я пришла сюда перекусить и твёрдо намерена насладиться любимым блюдом.

Обернув их обеих магическим полем, Луна телепортировалась на кухню. Как только Селестия попыталась что-то возразить, она быстро приложила крыло к её рту. Бережно, словно сестра была сделана из хрупкого стекла, она левитировала Селестию на стойку и уложила на спину, после чего сама взобралась следом.

Несколько прекрасных секунд ни одна из них не двигалась. Луна пожирала глазами распростёртое под ней тело сестры в золотом халате, а Селестия слегка закрылась копытами, словно краснеющая девственница. Схватив магией узел пояса, ночная принцесса медленным, плавным движением распутала его и откинула края ленты в стороны. Нежно проведя копытом по кромке, она заставила ткань соскользнуть и обнажить часть груди сестры.

Ей нужно было остановиться. Нужно было облизнуть губы и не забывать дышать. Как долго они уже были вместе? Как много раз она видела Селестию, чувствовала её, пробовала на вкус? И всё равно вид полуобнажённой белой груди заставлял дрожать само её естество.

Синее копыто почти вздрогнуло, пока она вела им по вздымающейся груди, дабы откинуть прочь вторую половину халата.

От зрелища обрамлённой золотом Селестии Луна сглотнула и усилием воли заставила себя вернуться к первоначальному плану. Потянувшись к салатницам, она принялась покрывать сестру сырыми овощами и фруктами.

— Луна? — не отрывая взгляда от возникающей на себе еды, спросила Селестия. — Ты чего делаешь?

— Готовлю перекусить.

Закончив с приготовлениями, Луна оглядела своё творение. Селестия была покрыта от шеи до таза всевозможными салатами, за которыми даже не было видно её шёрстки. Принцесса ночи склонила голову и лизнула белую шею, языком хватая неустойчиво покачивающиеся на ней кусочки морковки. Уткнувшись в шею носом, она принялась жевать, отчего Селестия прикусила губу и выгнула голову, открываясь ещё больше. Луна уловила намёк и поцеловала напоследок её горло, после чего двинулась дальше.

— Что если… — начала было Селестия, как вдруг её сестра схватила кусочек помидора из ямки в основании шеи и сжала между зубов, окропив белую шёрстку каплями сока. Селестия сглотнула и прикрыла глаза, пока язык Луны вылизывал возникшее пятнышко. — Что если нас кто-нибудь увидит?

Хвост Луны дёрнулся, под ним разлилось приятное тепло. Кобылица не ответила сразу — лишь сдвинулась, чтобы прогрызть себе путь вниз по телу Селестии, один за другим съедая кусочки салата.

— Сие возможно, я полагаю, — медленно проговорила она, пережёвывая хрустящую еду. — Воистину, любой может войти, не так ли?

Селестия поёрзала, уронив на пол несколько листьев.

— Двери не заперты и не охраняются. Мы полностью открыты.

Принцесса дня учащённо задышала, когда сестра добралась до её грудной кости. Двигаться дальше Луна уже не могла — её ноги находились на краю стола, а шея была изогнута до упора. Селестия обхватила копытами её голову и притянула вперёд, к своим губам. Поцелуй был отчаянным, жадным и страстным, пока Луна не вырвалась силой.

— Мы должны… должны уйти… отсюда…

Луна приложила копыто к белым губам и неспешно покачала головой.

— Нет, дорогая сестра. Я считаю, мы должны остаться.

После чего она осторожно развернулась к раздвинутым задним ногам…

♥♥♥

…Лёгкий запах дыма остался незамеченным, скрытый под остальными ароматами, что окружали нос Луны, однако вспышку зелёного пламени так легко пропустить было нельзя. Запечатанный свиток возник у неё перед носом, и лишь быстрые рефлексы принцессы ночи спасли его от падения прямо на мокрое лоно Селестии.

Кобылица непонимающе уставилась на свиток, но секунду спустя её озадаченное выражение перетекло в ехидную усмешку. Степенно сломав печать, она углубилась в чтение.

— Луна, что?..

Обернувшись, Луна увидела полную отчаяния мордочку сестры. Она немного полюбовалась зрелищем, наслаждаясь своим отказом даровать оргазм в той же степени, в которой обычно наслаждалась противоположным. Левитировав свиток над головой, она спросила:

— Неужели Твайлайт Спаркл всегда пишет так не вовремя?

— Лулу, пожалуйста! — простонала Селестия, в конце перейдя на почти болезненное рычание.

— Так-так, она хочет пригласить меня на… Астрономическую конференцию? — в искреннем недоумении прочитала Луна. — Я что-то не понимаю. Звёзды расположены согласно моей воле, при чём здесь ещё какие-то «конференции»? Почему…

— Луна! Я всё объясню, — почти прокричала Селестия, — но сейчас ты должна сосредоточиться!

С наверняка большей силой, чем планировала, принцесса дня вновь зачерпнула и шлёпнула большую ложку кофейного сиропа прямо себе между ног.

Ухмыляясь до ушей, Луна осторожно отложила свиток в сторону и полностью проигнорировала вызывающее приглашение. Вместо этого она вернулась к тому месту, на котором закончила с сиропом ранее.

— Ц-ц-ц, сестра. Куда же подевалось твоё прославленное терпение? — Луна покачала головой. — И стоит ли мне закатить скандал, что перспектива быть пойманной возбуждает тебя сильнее, чем мой великолепный круп?

— Право же, Тия, ты слишком долго сидела в своей жемчужной башне, — протянула она, копытом лаская упругую плоть меж сосков. — Ты сидела в ней, высоко-высоко над нашими маленькими пони, так что теперь даже малюсенького шанса предстать перед ними… — Луна облизнула губы, оглядывая поблескивающий розовый цветок перед собой, — во всей природной красе достаточно, чтобы заставить тебя изнывать от похоти.

Принцесса наклонила мордочку вниз, прямо к твёрдому соску сестры; её горячее дыхание омывало его, пока она говорила:

— Вот интересно, что же они подумают, если увидят тебя такой. С широко раздвинутыми ногами, буквально умоляющую о совокуплении…

Селестия заёрзала, стоная и двигая бёдрами в тщетной попытке обрести те самые ощущения, которых Луна её столь упорно лишала. Последняя тем временем двинулась дальше, принявшись за следующее пятно сиропа.

— Так отчаянно желающую отдаться, и оттого даже не способную отплатить в ответ.

Луна ещё подвинула голову. Нижней стороной языка уже прикасаясь к лону сестры, она подула на него холодным воздухом, заставляя Селестию ёрзать, рычать и умолять.

— Станут ли они…

— Матушкина грива, Луна! Просто выеби меня!

— Как пожелаешь.


Рэрити отрывистыми движениями карандаша добавляла последние изящные штрихи к наброску платья. Шагнув назад, она критическим взглядом осмотрела работу, сосредоточенно оценивая самые мельчайшие детали и проходя взглядом по каждой линии, при этом не забывая оценивать весь рисунок целиком.

Что-то ей не нравилось. Единорожка прищурилась, задумчиво прижав к губе грифельный стержень. Чего-то не хватало… или она наоборот добавила лишнего? Может, если изменить…

Негромкий стук в дверь разрушил идиллию её сосредоточенности.

Нахмурившись, кобылка взглянула сквозь дверной проём своей комнаты вдохновения на входную дверь бутика. Сражение между желанием самозабвенно отдаться творчеству и необходимостью оплачивать счета было ей не в новинку. Она каждый день проходила через него в своей голове, к большому несчастью с почти неизменным результатом.

Отложив карандаш в сторону, Рэрити вздохнула. Что ж, в этот раз всё было не так плохо. Она ещё не успела полностью «погрузиться», пусть отвлекаться всё равно было досадно. Ах, насколько было бы проще жить, обладай она властью устраивать «время творчества» и «время продаж» по велению своего сердца, а не покупательского.

Рэрити ненадолго остановилась у входной двери, чтобы внутренне собраться. Бегло проверив укладку гривы и хвоста, она закрыла глаза, глубоко вздохнула, нацепила приветливую улыбку и открыла дверь.

— Добро пожаловать в Карусель Бутик! Все платья здесь… — Рэрити открыла глаза. — Ох, Твайлайт! Почему же ты не сказала, что это ты?

Прежде чем принцесса успела хотя бы открыть рот, единорожка шагнула в сторону и затащила гостью внутрь.

— Входи, входи. Ну, дорогуша, чем я могу услужить тебе сегодня?

Твайлайт улыбнулась в своей застенчивой манере.

— Ничего такого. Я… — она замолчала, стоило только Рэрити обернуться к ней лицом. Прижав копыто к губе, кобылка протянула: — Рэрити, у тебя что-то…

— Что? — единорожка скосила глаза и надула губы, в тщетной попытке их разглядеть.

— Чёрное пятнышко.

Рэрити покраснела, тут же поняв, о чём речь.

— Ох, как неловко! — кобылка развернулась и порысила в примерочную. — Подожди, пожалуйста, секундочку, пока я всё не поправлю.

— Вообще-то, — последовала за ней Твайлайт, — за этим я и пришла.

Включив обрамляющий зеркало свет, Рэрити недовольно цокнула на своё отражение и грифельный след, испачкавший её губы. Всё эта ужасная привычка, от которой стоило избавиться давным-давно. Нежнейшими касаниями влажной салфетки кобылка стёрла пятнышко, изо всех сил стараясь не испортить помаду.

— М-м? В смысле?

— Я надеялась, что ты сможешь помочь мне с макияжем.

Единорожка широко улыбнулась зеркалу — и от слов Твайлайт, и чтобы проверить, не нужно ли ей заново подкрасить губы.

— Смею тебя заверить, ты пришла в нужное место.

Пригласив подругу внутрь, Рэрити уступила той место перед зеркалом. После чего встала сзади и начала поворачивать голову кобылки так и эдак, чтобы позволить яркому свету упасть под всеми мыслимыми углами.

Удовлетворённо кивнув, она повернулась к своему шкафчику с макияжными принадлежностями. За открытой дверцей показалась полная коллекция косметики всех существующих в мире типов и оттенков. Рэрити быстро пробежалась по ней глазами, отбирая необходимое.

— Ита-а-ак, какой повод?

Молчание Твайлайт заставило единорожку обернуться через плечо. С таким удобным освещением кобылка прекрасно видела лицо подруги, взгляд которой непрестанно метался туда-сюда. Когда та всё же заговорила, её голос звучал нерешительно, почти неуверенно.

— Кантерлотская Астрономическая конференция.

Рэрити понимающе и с легчайшим оттенком подозрения хмыкнула. Пряча жеманную улыбку, она взяла ещё несколько флаконов, которые собиралась оставить без внимания.

— Деловая поездка значит?

— Эм… наверное…

— Будешь выступать с докладом? — поинтересовалась единорожка. Она принялась подносить приготовленную косметику к лицу Твайлайт, сравнивая цвета и изредка цокая языком, когда не оправдывались её ожидания. — Перед аудиторией, состоящей сплошь из таких же профессионалов?

Твайлайт поёрзала.

— Нет, не совсем так.

Рэрити слегка отстранилась, чтобы посмотреть подруге в глаза через зеркало.

— Если ты просто хочешь выглядеть «хорошо», я могу это устроить. Но если ты раскроешь мне истинную причину, я подарю тебе идеально подходящий образ. Макияж для деловой встречи совсем не то же самое, что макияж для бала, который в свою очередь будет плохо смотреться на свидании.

Уткнувшись взглядом вниз, Твайлайт что-то промямлила.

Улыбка Рэрити стала прямо-таки хищной.

— Погромче, дорогая, я не слышу.

Твайлайт глубоко вздохнула; она неслышно двигала губами, словно споря сама с собой. Единорожка наблюдала за всем этим с терпеливой понимающей улыбкой. Она подождала, пока Твайлайт вновь не поднимет голову, твёрдым и уверенным взглядом сказав о своей решимости, и заговорила первой:

— Делаем сногсшибательную красотку или сексуальную библиотекаршу?

— Рэрити!

— Второе значит. Не то чтобы я ожидала иного, смею заметить, но всё же решила предложить выбор, — не давая Твайлайт и шанса вернуть себе инициативу, она продолжила как ни в чём не бывало: — Ах, вы двое будете так мило смотреться вместе! Теперь о твоей гриве. Я тут подумала на днях…


Твайлайт никогда раньше не обращала особого внимания на зачарования королевских колесниц. Она и летала-то в них всего пару раз, к тому же с такой причёской, которую можно было восстановить за пару секунд — у неё просто не было причин интересоваться подобным. Кажется, сейчас настало подходящее время начать.

Заклинание, защищающее гриву от ветра, было не идеальным. Оно избавляло лишь от основной мощи потока, позволяя творению Рэрити оставаться целым и невредимым, однако оставляло небольшой ветерок для борьбы с укачиванием. Твайлайт от такового не страдала, но оценила предусмотрительность. Она также заметила, что питали заклинание сами колесничие, а не какой-то внутренний источник.

При более детальном рассмотрении выяснилось, что защита пассажира являлась лишь дополнительным бонусом, а истинная цель наложенных чар заключалась в перенаправлении ветра под колесницу, дабы создать дополнительную подъёмную силу. Надо сказать, что сплетено заклятие было весьма искусно — Твайлайт потребовалось бы немало времени, чтобы разложить его на компоненты.

Что полностью устраивало кобылку, потому как не будь у неё этой головоломки, она бы неизбежно принялась думать о цели своего визита в Кантерлот. А там прыг-скок-перескок — и здравствуй паника! Ведь совершенно точно она уже всё испортила миллиардом возможных способов.

Вот например: она не выразилась достаточно ясно в письме. Твайлайт пыталась показать свои чувства, но в то же время не смогла себя заставить открыться полностью. Каждый раз появлялся шепчущий голос в голове, который в красках расписывал её глупость и почему кто-то, настолько потрясающий как принцесса Луна, никогда не захочет стать ей ближе простой подруги. Так что кобылка просто ходила вокруг да около, напуганная возможными последствиями.

Последовавший от принцессы ответ также ничем не помог. Он полностью соответствовал Луне: прямой, радушный и переходящий сразу к делу. Твайлайт совершенно ничего не могла по нему сказать — такой текст прекрасно подходил любым возможным чувствам принцессы.

Кобылка закусила губу. И сразу же отпустила, потому как испорченный макияж делу бы точно не помог.

Не зная точно, как её письмо восприняла Луна, Твайлайт не могла уверенно считать, что сегодня они встречаются потому что «встречаются». Она не хотела причинять принцессе неудобств, не хотела вслепую диктовать свои условия. Если Луна и не думает о свидании… тогда всё станет очень неловко, и притом очень быстро.

Однако если принцесса всё же полагает, что встречаются они потому что «встречаются», тогда обычное дружеское поведение снова будет неправильным. Надо было просто спросить. Отправить коротенькое письмо и поинтересоваться — не хочет ли Луна сходить на свидание. Или, может, попросить разрешения ухаживать за ней? Теперь, когда кобылка подумала об этом, такой вариант казался более уместным.

Или стоило спросить разрешения Селестии? Или их родителей? У них вообще были родители? Ох, ну почему она не догадалась поговорить с Рэрити? Рэрити уж точно бы подсказала.

Стукнув по полу копытом, Твайлайт оборвала выходящие из-под контроля мысли. Слишком поздно беспокоиться. Она уже выбрала путь, оставалось лишь следовать ему.

Один из стражников вопросительно оглянулся через плечо, от чего кобылка покраснела и съёжилась.

— Ах… ха, ха… простите.

Карета сделала круг и начала плавно спускаться к северному двору замка. Выглянув за борт, Твайлайт заметила ждущую её принцессу Селестию. Вид любимой наставницы мигом смыл все тревоги насчёт Луны, заменив их другими — куда более привычными.

Лишь когда колесница коснулась земли, до Твайлайт наконец дошло. Она собиралась пойти с младшей сестрой принцессы Селестии на свидание! Или на что-то похожее на свидание. Или она по крайней мере надеялась пойти. Несмотря на все волнения, страхи и приготовления, кобылка умудрилась не задумываться об этом в таком ключе. Твайлайт Спаркл хочет пойти на свидание с сестрой принцессы Селестии, даже не удосужившись спросить её мнения по этому поводу!

Колесница остановилась. На вдруг ставших ватными ногах кобылка ступила на траву, зашагав к ментору и идолу всей своей жизни. Лик той украшало обычное доброе спокойствие, почти вернувшее Твайлайт былую уверенность… почти. Она не сомневалась, что Селестия всё заметила, но принцесса никак этого не показала.

— Моя дорогая Твайлайт, как радостно видеть тебя снова, — проговорила Селестия, склонив шею в приглашающем жесте.

Годы тренировок спасли Твайлайт от нерешительности, позволив ей спокойно принять объятия принцессы и вернуть той теплоту в ответ, прежде чем отступить на шаг.

— Мне жаль, я так давно…

Принцесса оборвала её, цокнув языком.

— Не нужно извиняться. Уж я лучше кого бы то ни было знакома с тяжестью тиары, — принцесса неспешно двинулась к замку, открыв двери перед Твайлайт. — Луна просит прощения за то, что не смогла лично тебя встретить. Есть пара срочных вопросов, которые требуют её вмешательства. Надеюсь, ты не возражаешь против моей компании, пока она не явится, — с озорной мелодичностью в голосе добавила Селестия.

— Нет. Конечно не возражаю, принцесса. Я была бы рада, — ответила Твайлайт, надеясь, что нервозность в её голосе сойдёт за обычное поведение.

— Твайлайт. Однажды я избавлю тебя от этой привычки.

Покраснев, та чуть было снова не повторила ошибку. Однако постояв секунду с открытым ртом, она нашла ответ получше. То было открытое неповиновение, однако кобылка уже не могла сопротивляться, как не смела и смотреть на принцессу в этот момент.

— Посмотрим.

Селестия сперва подняла бровь, потом нахмурилась, изучая лицо Твайлайт.

— Это вызов, принцесса Твайлайт Спаркл?

Крылья кобылки дёрнулись от прозвучавшего из уст принцессы Селестии титула.

— Я… эм, да?

— Вот и хорошо, — сказала принцесса, перестав хмуриться и ускорив шаг.

Твайлайт чуть было не споткнулась о собственные копыта, когда оказалась вынуждена перейти на лёгкую рысь, чтобы поспевать за Селестией. Неужели принцесса действительно так ответила? Такого она совсем не ожидала. Хотя кобылка вообще не знала, чего ожидала — но всё равно была рада, что её ожидания не оправдались.

Вскоре они вновь вышли на свежий воздух. В один из маленьких садов, где их уже ждал низкий каменный столик с приготовленным чайным сервизом. Несмотря на смену сезона воздух был тёплым, а цветущие кусты радовали глаз яркими красками.

Принцесса Селестия уселась на одну из подушек и пригласила Твайлайт на вторую, принявшись колдовать над чайником.

Последовала пятиминутная тишина, во время которой принцесса «окуналась в мысли» пока чайные листья окунались в кипяток. Твайлайт тоже попыталась расслабиться, однако впервые в жизни не смогла. Каждый раз как ей удавалось отбросить одни тревоги прочь, другие тут же занимали их место, заставляя кобылку непрестанно съёживаться под взглядом собеседницы.

— Твайлайт, — начала принцесса Селестия, поднимая чайник и разливая первую порцию, — что-то случилось? Тебе, кажется, неуютно.

Не решаясь взглянуть ей в глаза, кобылка уставилась в чашку, лениво покачивая ту в своей магии.

— Немного волнуюсь, наверное.

— М? Отчего же?

— В основном из-за Луны. Просто хочу, чтобы… — Твайлайт запнулась перед следующим словом, после чего сказала иное, — вечер прошёл хорошо.

Принцесса Селестия что-то одобрительно промычала себе под нос, не выказав ни единого знака, что заметила неискренность.

— Не переживай за неё так сильно. Я в последнее время чаще вытягивала её на публику, так что она чувствует себя гораздо лучше вне дворца.

— Это радует, — ответила Твайлайт, с чересчур широкой улыбкой добавив: — Не хочется повторять Ночь кошмаров. Ха-ха… ха.

— И правда, — ответила Селестия с куда более искренним смешком. — Вышло бы не очень хорошо.

Прервавшись на глоток чая, принцесса переключилась на другую тему.

— Луна обсуждала со мной ваши встречи, однако я бы хотела услышать лично от тебя, чему ты научилась.

Наконец почувствовав почву под ногами, Твайлайт каким-то образом сумела расслабиться, и разговор потёк свободно. Он извилистой тропой прошёлся по всему, что кобылка успела узнать за эти месяцы — как в магии, так и в математике. Принцесса Селестия слушала с тем же искренним интересом, как и на всём протяжении их с Твайлайт знакомства. Лишь изредка она прерывала рассказ вопросами, дабы что-то уточнить или дополнить своими соображениями.

На несколько минут Твайлайт будто вернулась в беззаботное прошлое, до того, как её жизнь необратимо усложнилась.

Тема сменилась, на этот раз затронув более общие события в Понивилле и дела во дворце Принцессы Дружбы. Пусть здесь у Твайлайт не было той же уверенности, разговор всё равно шёл легко, сохраняя дух беседы учителя и ученика. Вопросы и тревоги друг за дружкой слетали с губ кобылки, и принцесса каждый раз внимательно их выслушивала. Как и всегда, она не давала прямых ответов или решений, лишь мудрые наставления да редкие подталкивания к ответам, которые Твайлайт знала и сама, но не была уверена в их правильности.

Чайник опустел к тому моменту, как Твайлайт заметила клубящуюся тень позади Селестии. Сердце кобылки пропустило удар, когда во мраке распахнулись бирюзовые глаза, будто парящие в воздухе. Следом возникла синяя мордочка — тьма стекала с её изящных черт, словно вода, а в синеющем мраке позади загорались первые звёзды. Обрели форму ноги, ступив из черноты, их мышцы еле заметно перекатывались под шёрсткой.

Ко времени, когда стройное, красивое тело Луны показалось полностью, сердце Твайлайт уже неистово стучало в груди, а улыбка то и дело норовила приподнять уголки губ.

Хитрая усмешка, с которой Луна вышла из тени, исчезла почти сразу же, утягивая следом и улыбку Твайлайт. Кобылка ничего не поняла, но быстрый взгляд на принцессу Селестию явил озорные нотки в её розовых глазах. Она потянулась и дружески потрепала копыто Твайлайт.

— Ты ни в чём не виновата, Твайлайт. Луна уже должна была смириться.

— Ну уж нет, сестра, — сказала та, подойдя к столу. — Успех придёт ко мне однажды.

— Кто знает, — усмешка подобная той, с которой появилась Луна, украсила мордочку Селестии. — Посмотрим.

Обратившись к Твайлайт, Луна заговорила:

— Прошу прощения за свою медлительность, Твайлайт Спаркл. Меня застигла, — её взгляд метнулся на сестру, — внезапная канцелярская работа.

Кобылка переводила взгляд с одной принцессы на другую. Она чувствовала скрытый подтекст, однако у неё не хватало информации, чтобы его расшифровать. Совершенно потерянная, она лишь вздохнула.

— Всё в порядке, Луна. Я понимаю.

Луна склонила голову.

— Благодарю. Если позволишь испытать твоё терпение ещё немного, я бы хотела перекинуться парой слов с сестрой, после чего можем выступать.

— Ох! Конечно, — встала Твайлайт. — Тогда я просто подожду снаружи?

— Да, будь любезна, — кивнула принцесса ночи.

С немного неловкой улыбкой Твайлайт попрощалась с принцессой Селестией и направилась обратно в замок — ждать Луну.

Закрыв за собой дверь, кобылка больше не могла сдерживать мощную смесь тревоги и возбуждения перед предстоящим вечером. Потребовалось множество глубоких вздохов, прежде чем она смогла хоть как-то унять рой бабочек в животе. Но как ни старалась — не смогла удержаться и немного погарцевала на месте.

Они с Луной проведут целый вечер вдвоём, и никто не будет им мешать. Это будет самый лучший вечер!


Дверь в замок закрылась, и Луна повернулась к сестре.

— Я по прежнему не уверена во всём этом предприятии.

— Теперь ты понимаешь, что я чувствую каждое Весеннее Равноденствие, — ухмыльнулась Селестия. Она игриво куснула Луну за шею и продолжила более миролюбивым тоном: — Они собираются почтить твою работу. Пожалуйста, не забывай. Тебе может не понравиться их способ это сделать, но надо с чего-то начинать.

Луна кивнула в ответ.

— Я загляну к тебе, когда вернусь.

Прежде чем она смогла отвернуться, Селестия схватила её мордочку копытами и страстно поцеловала. Их губы расстались медленно; Селестия не удержалась и быстро чмокнула сестру ещё раз.

— И Луна, постарайся повеселиться.

— Уверена, Твайлайт Спаркл сумеет меня достойно развлечь. Хотя я бы предпочла, чтобы к нам присоединилась и ты.

Селестия улыбнулась, но помотала головой.

— Может, в следующий раз. А сейчас поспеши, не то Твайлайт начнёт волноваться.

Луна кивнула и повернулась к двери. Она немного помедлила, дабы поудобнее сложить крылья, а затем двинулась к замку. Селестия не смогла удержаться — её взгляд неотрывно следовал за покачивающимися бёдрами сестры до тех самых пор, пока за той не закрылась дверь.

Оставшись совсем в одиночестве, принцесса принялась собирать со стола сервиз, улыбаясь мыслям о Луне и Твайлайт. Было в них что-то невероятно милое; в том, как совершенно по-разному они встречали одинаковые страхи и тревоги. Соблазн пошпионить за ними и воочию посмотреть на то, как идут дела, сегодня был особенно силён. Впрочем, даже и без таких спорных поступков, принарядившаяся Твайлайт была достаточным свидетельством, что всё продвигается как нельзя лучше.

Направившись с подносом на кухню, принцесса задумалась — не осталось ли там торта. Успех всегда был достоин небольшого праздника.

Слова автора: Великая и неудержимая Nalesia взяла на себя труд воссоздать одну из сцен между нашими любимыми Луной и Селестией.

Любуйтесь и восхищайтесь.