Автор рисунка: Stinkehund
Доброе утро, последний герой

Спектакль не по твоему сценарию

В приёмной зале была гробовая тишина. В воздухе висело напряжение, которое отлично скрывалось за повседневной маской царствующей особы. Миг — и на двери и окна были наложены заклинания тишины.

Практически не издавая звуков, с изяществом аристократа, по красной ковровой дорожке, шла не совсем обычная пони.

— Не надо формальностей, — остановила белая кобыла розовую аликорницу, уже начинающую приветственный поклон.

Молча кивнув, младшая из аликорнов сократила расстояние до подножия трона. Глаза её были красными, и явно не от любовной драмы. Молодая принцесса боялась разочаровать Повелительницу Дня, но отнюдь не из-за проваленного экзамена по магии. Принимая форму Селестии, Каденс играла ту самую добрую принцессу Солнца, и поскользнуться — означало бросить тень на «Идеал».

— Мы нашли это существо, оно пряталось в лесу, у одной зебры. Не сопротивляясь, он вышел из хижины и, неожиданно для нас, атаковал. Мы были ослеплены и временно оказались не боеспособны. Быстрой атакой элемента Верности существо было оглушено и стало неспособно к сопротивлению. Элементы разрешили зебре, укрывавшей его, дать ему зелье с обезболивающим. Существо уснуло и мы беспрепятственно доставили его в башню для особо опасных. Это всё, Принцесса Селестия. — закончила доклад Каденс.

— Когда проснётся — устроить допрос, можно применять пытки, но так, чтобы он оставался жив. Если он не выдаст ничего интересного — то убейте, а тело и вещи отдайте учёному Мэд Глассесу, пусть досконально изучит, и напишите отчёт. Несмотря на твои ошибки, ты всё сделала правильно, и можешь отдохнуть два дня, — голос был холодным, а стальные нотки в нём были подобно острому мечу. Почти любого он может покорить или же заставить сжаться от страха, ожидая своей участи… Участи быть жестоко и несправедливо убитым.

* * *

— Ох… Кажется, мы немного поспешили, поставив этому миру безопасную категорию «C», — неизвестно кому сказал мужчина, в задумчивости качая головой.

Не прошло и двадцати секунд, как сзади открылся портал, видимый только избранным, а если точнее: развитым и высшим развитым. С грацией кошки из него вышла женщина, на поясе которой были кобура и ножны. Несмотря на прожитые десятилетия, она всё ещё была красива… И опасна.

Если её целью был бы мужчина, выбирающий у стеллажей оружие, то шансы остаться в живых резко уменьшались. Но ему повезло, и женщина просто обняла его, попутно поцеловав в щёку.

— У него появились небольшие проблемы, — прошептала она на ухо ему.

— Какие? — всё так же задумчиво спросил мужчина, положив свои руки поверх её нежных ладоней.

— Да так, ничего серьёзного, — тоном лукавого подростка ответила ему девушка. — Просто хотят «маленькие» и «безобидные» пони его допросить и убить, заодно препарировав, как лягушку.

— Значит, надо вмешаться. Один он явно не справится, — развернувшись к женщине, мужчина загадочно улыбнулся. Но что это улыбка значит — женщина давно уже изучила. Даже зная, что будет опасно, она ни за что бы не пропустила такое событие с ним.

* * *

Перевернувшись с живота на спину, отмечаю в своей голове, что уже сегодня просыпался. Страха не было, только небольшая обида на самого себя. Мозг с чистой совестью воспроизводит то, что я сегодня натворил: не до конца всё обдумав, сгоряча ринулся действовать… И, конечно, облажался по полной программе. А за свои действия придётся отвечать головой, и может даже не в переносном смысле.

Встав с довольно маленькой кровати, я проверил свои карманы. И каково было моё удивление, когда я понял, что меня никто не обыскал и ничего не отобрал. Разве что, баллончика с газом не было. Но оно и понятно, я его в руке сжал, вот и выпал в суматохе.

Так же меня волновал ещё один вопрос… И я тут же задираю футболку, под которой оказывается синяк размером с хорошее яблоко. Странно, что при этом мои рёбра ещё остались целы.

Покрутившись и подробно рассмотрев свою каморку, я сделал короткий, но очевидный вывод: сбежать сейчас вряд ли получится, слишком много «НО»… Но кто сказал, что надо бежать именно сейчас?

Успокаивал меня и мой козырь в кармане. Несмотря на всё это, я ещё вооружен, пусть плохо, но всё же…

Вдруг щёлкнул замок. Повернув голову на резкий звук, я увидел распахнутую дверь и пони с крыльями летучей мыши. Она была закована в тёмно-синюю броню, а там, где брони не было, виднелась снежно-белая шёрстка. Яркие и холодные голубые глаза с вертикальными зрачками смотрели с осторожностью и готовностью ударить стальными накопытниками. Грива, того же цвета, что и глаза, была завязана в конский хвост, а жёсткие белые крылья чуть подрагивали в такт её хищническим шагам.

Опасная лошадка. Только вот и я — не местная нечисть, а человек, и попыток вырваться на свободу не оставлю даже перед ней… А фибула на груди в виде кошачьего глаза отлично дополняет ей этот облик.

— На выход, — коротко и ясно высказалась пони-летучая мышь. Бэтмен в женском-пони варианте, не иначе.

Что ж, не будем испытывать судьбу — время ещё не пришло для этого.

Совершенно безэмоционально, не делая резких движений, я вышел в коридор. Вблизи она казалась ещё меньше. Казалось, что один пинок — и она отлетит к стене, как тряпичная кукла. Но также я понимал, что это виденье было обманчивым, и риск этот не оправдан.

Хотя, она очень напоминала фестрала — скелет лошади, обтянутый чёрной кожей, с выпирающими клыками и перепончатыми крыльями. И при этом она была совершенно другой. Несмотря на всю скрытую опасность, в ней не ощущалось той леденящей душу смерти, которую приписывают этим непарнокопытным. Впрочем, здесь все такие: пегасы не пегасы, единороги тоже не единороги. Логично, что и фестралы здесь не совсем фестралы?

Всё так же медленно я пошёл налево по коридору, куда кивнула головой кобыла. Скоро появилась витая лестница, ведущая вниз, а вслед за ней и повороты, в которых я уже начинал путаться.

Но вскоре это закончилось, и мы вышли к роскошным, расписанным золотом дверям. Их охраняли два совершенно одинаковых белых единорога в позолоченных доспехах и с короткими (для меня) копьями на плечах. Стояли они так, словно высокое двуногое существо было чем-то обычным и недостойным их внимания. Хорошие истуканы… Или же магия иллюзий.

Секунда — и двери автоматически раскрылись, без какого-либо физического воздействия. Вряд ли это технологии, да и зачем они им, если есть магия?

Но вот мы вошли в тронный зал. Думаю, любой, у кого есть вкус, оценил бы красоту этого места. Сразу видно приложившего руку отличного мастера. В другом конце зала сидели на тронах две лошади и наблюдали за мной, гордо выпятив свои груди с украшениями.

Знакомую белую я узнал сразу, а вот кто была вторая? В размерах она значительно уступала Селестии, а цветом напоминала небо, граничащее с космосом. У каждой за спиной висело своё знамя: тёмно-синее с серпом белой Луны и ярое Солнце на оранжевом полотне.

По бокам, словно атланты, держащие небо, стояли белые резные колонны. Сквозь витражи со сценами каких-то событий, пробивался солнечный свет. На некоторых сценах была изображена знакомая мне шестёрка пони.

Пройдя по красной ковровой дорожке до конца зала, я молча стал рассматривать морды моих оппонентов. Прочитать что-то на мордочке Селестии было невозможно, разве что изучающий и что-то осмысливающий взгляд сиреневых глаз. Вторая была полной противоположностью белой принцессы, и её эмоции читались легко. Постепенно синяя стала терять терпение, явно чем-то недовольная.

Игра в гляделки была прервана тёмной пони, что разразилась криками, как из матюгальника:

— Почему ты не поклонился Нам, лысая обезьяна? — сказала она недовольным голосом.

Хм, теперь понятно её раздражение. Но всё же, потакать желаниям такой мадам мне не очень-то и охота. Что ж, сыграем тогда в «революционера».

— Тысяча девятьсот восемнадцатый год. Ночь. Екатеринбург. Подвал. Вся царская семья. Топот. Дула винтовок. Грозные щелчки затворов. Визг. Оглушающие звуки выстрелов. Предсмертные судороги убитых. Крики раненых. Удары игольчатых штыков. Ещё выстрелы. Рваные раны. Кровь. Много крови…

На такой ноте я и закончил свою лекцию истории. Снова молчание, снова игра в гляделки, но уже с синей. Через пару мгновений до неё доходит смысл сказанных моих слов, и она мечет молнии из глаз, готовая прибить дерзкого человека.

— Ты… — набирая в грудь побольше воздуха, синяя принцесса была готова разразиться новой тирадой, но не успела.

— Заткнись, — негромкий, но жёсткий голос грозной Селестии очень сильно отличался от моих воспоминаний.

Синяя принцесса вздрогнула, словно её облили ледяной водой на морозе и забилась в угол своего трона. Не только ей, но и мне было не очень приятно от такого тона; словно эта белая лошадь — одно из самых могущественных существ, и злить такую — хуже смерти.

Наступила тишина, которую нарушать никто не спешил. Сдавшись, я решил начать первым и заодно извиниться за тот случай в лесу.

— Я приветствую Вас, Принцесса Селестия, на этом поприще. Сегодня утром вышел небольшой конфуз, в котором я нанёс не критичный урон вашим глазам. Мне искренне жаль, и я прошу прощения за этот случай, — на пару мгновений опять наступила тишина.

— Я прощаю тебя, человек, — ответила спокойно Селестия, всё так же ничем не выдавая своих эмоций. — А теперь прошу выслушать меня внимательно, человек… — и белая правительница начала свой длинный монолог.

* * *

За несколько часов до этого…

— Ну что, ты готова? — спросил мужчина, попутно поправляя висевшее на нём оружие.

— А то, — лаконично ответила ему женщина, дёргая затвор своего ППШ.

В ответ мужчина сосредотачивается и резко выпускает особую энергию в воздух, открыв таким образом портал. Сквозь дребезжащую воздушную плёнку открывался вид на тронный зал. Всего в метре от портала виднелся трон и восседающая на нем белая принцесса, так и не заметившая ничего подозрительного. Выпустив ещё энергии, человек перенёс портал за трон, где открывалась удобное место для удара. В это время женщина создала свой портал и перехватила поудобнее свой пистолет-пулемёт, так, чтобы можно было сразу ударить тяжёлым прикладом.

— Вперёд! — скомандовал мужчина и первым прыгнул в портал, держа в одной руке пистолет, а во второй — гранату-артефакт, которая создаёт временную зону без магии.

Шаг — и артефакт летит на пол тронного зала. Всего один миг — и слышится негромкий хлопок. В это время человек уже стоит сзади Селестии, направив на неё дуло пистолета. Ещё одна секунда — и розовая принцесса-аликорн падает от удара прикладом. Быстро отойдя от шока, Селестия пытается атаковать магией, но всё безуспешно.

— Стой на месте и не двигайся, — человек был настроен серьёзно и играть в кошки-мышки не намерен.

Белая принцесса была не глупой и почти сразу выполнила требование чужака. Он же показал какие-то жесты женщине, и она тут же заняла позицию у входа, не забывая при этом следить за происходящим.

— Прошу прощения, принцесса, за столь неожиданный визит к Вам. У нас есть несколько небольших и вряд ли для Вас сильно значимых просьб…

Дождавшись утвердительного кивка от Селестии, мужчина продолжил:

— Недавно Вы пленили человека, единственного в этих краях. Вот и первая просьба: не причинять ему вред, ни физически, ни морально. Следующая будет такая: отправить его, якобы, на задание в лес. Пообещайте ему, что после этого он сможет отправиться домой, в свой родной мир. Историю с заданием я расскажу после. И третье, совсем незначительное, но важное для нас: не говорите ему ничего о нас.

И мужчина замолчал, ожидая ответа от белой принцессы. Ждать долго не пришлось.

— Зачем мне выполнять ваши гнусные требования? Может, Вы и лишили меня временно магии, но против стражи Вы точно не справитесь, — вполне ожидаемо ответила Селестия.

— Значит, по-хорошему не хочет Её Высочество? Отлично! Тогда зовите сюда всю вашу охрану, думаю, им будет интересно увидеть пару трупов, одним из которых будете Вы, бессмертная и непобедимая принцесса Селестия. Небольшой вопрос: Вы предпочитаете быть зарезанными или расстрелянными? — мужчине было всё равно. Он не боялся ни самой Селестии, ни даже быть убитым. Ему не принципиально было и кого убивать: будь то пони, человек иль другое живое существо.

Слова и последующие за ними действия с целью прирезать, как какую-то свинью, саму принцессу. Тысячи лет дают свои плоды, и практическое отсутствие страха в том числе. Но закончить именно так? Нет, она была не готова к такому.

— Стойте! Я согласна на ваши «просьбы» и готова их выполнить.

— Молодец! А то ведь Ваша смерть была бы такой утратой для этой страны, — мужчина уже начал было сомневаться в плане устрашения, но такой нажим всё же произвёл на неё впечатление, и она сдалась.

— А теперь: более подробный план ваших действий и слов… — сказал мужчина, радуясь, что обошлось всё без крови. Разве только единственной шишкой у розовой пони.

* * *

Закончив свой монолог, Селестия вопросительно на меня посмотрела, ожидая моего ответа. Но я не спешил, слишком противоречиво получается, и соглашаться сразу на такое нельзя. А выходило так, что я — единственное существо, невосприимчивое к магии. Из-за этой особенности мне и предложили кое-что сделать для Эквестрии, а если точнее — поработать курьером. Задача была следующей: получив здесь провиант, одежду и оружие (неожиданно, но мне дадут выбор оружия из имеющегося в замке), я должен был донести один артефакт в опасную для магов зону в Вечнодиком лесу. За это меня отправят домой, на Землю, к моему незаконченному институту. Вот тут и встаёт вопрос: ведь изначально мне сказали, что помочь мне в этом невозможно. Тогда почему сейчас они смогут? Можно, правда, это всё конечно спихнуть на интриги принцессы, но где гарантии, что меня вновь не обведут вокруг пальца? Также меня тревожила эта самая «опасная зона для магов». Какие шансы остаться в живых не обученному такому делу человеку? Даже сопровождение до этого места не успокаивает меня. Только вот, есть ли у меня другой выбор? Мне кажется, она была всерьёз настроена на выполнение этого поручения.

— Я согласен, — подписал я «договор с дьяволом».

А «дьявол» только этого и ждал.

— Капрал Айсей Стар!

И тут же открылись двери в зал. Обернувшись, я увидел ту самую пони-мышь, что довела меня сюда. Чеканя шаг, она дошла меня и встала по стойке смирно, ожидая дальнейших указаний.

— Назначаетесь проводником человека для выполнения особо важной миссии. Детали вам потом расскажет моя сестра, Принцесса Луна. Сейчас же сопровождайте человека, не допуская никаких происшествий, связанных с нашим гостем, помогая ему приспособиться. Всё ясно?

— Так точно, Принцесса Селестия, — вскинула свою правую переднюю ногу Айсей Стар.

Отпустив нас, принцесса занялась своими насущными делами. Мы же, откланявшись (точнее, только пони-мышь, я же раболепством заниматься был не намерен), вышли в коридор.

Окатив меня взглядом, полным брезгливости и ненависти, она молча повела меня по только ей известному маршруту, где я чувствовал себя, как мышь в лабиринте. Каламбур — ведь мышь и ведёт меня сквозь этот лабиринт.

Продолжение следует...