Автор рисунка: MurDareik

Самый "худший" день!

Винил сидела в ресторане за столиком у окна, покачивая головой в такт заводному треку, играющему в наушниках. Без них она бы уже давно заснула от местной колыбельной, периодически сменяющейся похоронным маршем. За полчаса, что она здесь проторчала, дожидаясь подругу, только ленивый не покосился в её сторону. Поначалу это забавляло, а теперь даже через фиолетовые очки их морды вызывали лишь скуку.

Происходящее всё больше напоминало ей прошлую встречу с Октавией, когда подруга обманом затащила её в музей. Хотя даже там было веселее — некоторые картины оказались забавными, особенно та, где пони сражался с мухами стулом, — да и не приходилось ждать подругу полчаса. Винил утешало только одно: такие встречи обычно заканчивались на хорошей ноте.

Наконец в ресторан зашла... Октавия? Винил приподняла очки. Подруга всегда была образцом утончённости и грации, а эта пони напоминала пушистую кошку, на которую вылили ведро воды. Только серая шёрстка с тёмной гривой — и, конечно же, стройный круп! — выдавали в ней виолончелистку.

— Я здесь! — закричала Винил, махая копытом. — Тави!

Посетители мигом отвлеклись от разговоров и трапезы, уставившись на промокшую земнопони. Октавия откинула назад гриву, демонстративно не обращая на них никакого внимания, и неторопливо пошла забронированному столику, оставляя за собой мокрую дорожку. Винил бросилась навстречу и обняла подругу с такой силой, что та тихо пискнула.

— Где тебя носило? — спросила единорожка весело, почувствовала себя мокрой и отстранилась. — Я тебя тоже рада видеть, но не настолько же.

Серенькая мордочка залилась милым румянцем, а вот взгляд, казалось, пытался прожечь подругу насквозь. Винил и сама не понимала, злится Октавия или смущается, так что от греха подальше виновато почесала затылок.

— Ладно, извини, — попросила она, хотя так и не смогла убрать улыбку.

Октавия закатила глаза и уселась за столиком. Винил пристроилась напротив.

— Что, дома вырубили горячую воду, и решила помыться под тёплым дождичком?

— Можно без твоих шуточек? — попросила Октавия хмуро. — Найдётся зеркальце? Я забыла сумочку в филармонии.

— Не, я таким не промышляю.

Октавия покачала головой и повернулась к окну, пытаясь поймать своё отражение. За мыльным от дождя стеклом проглядывалась размытая серая улочка. Редкие прохожие бежали по каменной мостовой, пока повозки носились туда-сюда, обдавая и без того промокших пони брызгами.

— Чего ж ты зонтик не взяла? — усмехнулась Винил. — Вечно таскаешь его, когда на улице солнцепёк, а тут поленилась.

— Я его и взяла, но какой-то... умник утащил его после репетиции! — возмутилась Октавия. — Ты представляешь?!

— Вот гад! — фыркнула единорожка. — И что, пешком добиралась?

— Нет, нашёлся один джентльмен, который проводил меня до такси и оплатил поездку.

— Тогда... где ты так умудрилась промокнуть?

— Не поверишь, но стоило мне выйти из такси, как какой-то... олигофрен обдал меня с ног до головы! — Октавия сложила копыта перед собой. — Мчится сломя голову, по сторонам не смотрит! А мне теперь нужен душ, постель и горячая еда.

— Ну, первое ты уже получила, — хихикнула Винил. — А с остальным что-нибудь придумаем.

К столику подошёл официант.

— Добрый день, мисс Октавия, — произнёс он на удивление спокойным голосом. — Могу я вам чем-то помочь?

— Да, принесите полотенце, — попросила земнопони. — И я бы не отказалась от чашечки капучино.

— И ещё винца, — сказала Винил, листая меню, которое уже успела изучить от скуки. — Вот это.

— Мы только пришли.

— А чего тянуть? Согреешься нормально. Да и... как там у вас говорят, кто платит — тот и главный?

Октавия уже открыла рот, как вдруг словно что-то вспомнила, закрыла копытом мордочку и покачала головой.

— Нам это вино и... какой-нибудь салатик лёгкий, сам выберешь, — произнесла Винил. — И про полотенца не забудь.

Единорожка могла только догадываться, каких трудов стоило официанту молча удалиться с невозмутимым видом.

— Извини, я всё отдам в следующий раз, — произнесла Октавия с нотками обречённости.

— Да ладно тебе, — отмахнулась Винил. — Я, конечно, не выступаю перед всеми этими богатыми котелками, но тоже кое-что зарабатываю.

— Это неправильно. Я тебя пригласила, а ты ещё и платишь за двоих.

— Да забей ты! Можешь считать, что это в качестве извинений за шуточки... Так, а теперь рассказывай, что у тебя там?

— О чём ты?

— Что стряслось? И только не говори, что всё ништяк.

Октавия опустила ушки.

— По мне так видно?

— Ну... после моих тусовок под утро выглядит как-то так, — усмехнулась Винил. — Давай, колись.

Подруга обречённо вздохнула.

— Ничего особенного. Просто ужасная неделя... А сегодня так и вовсе самый худший день в моей жизни.

— Да брось ты, — отмахнулась Винил. — Как обычно раздуваешь из бризи дракона.

— Я никогда не преувеличиваю.

Единорожка прыснула.

— Ну да, ну да, а в прошлый раз? Ой, у меня лопнула струна, Святая Селестия, всё пропало! — спародировала она испуганный голос подруги. — Не хочу жить — выйду в окно!

— Я такое не говорила, — возразила Октавия с толикой недовольства. — Между прочим, всё случилось вовремя концерта, на моей сольной партии.

— И что? У меня разок колонки накрылись посреди трека. Подключила плеер и давай выстукивать бит. Ты бы видела, как толпа завелась!

Октавия покачала головой.

— Винил, я не могу извиниться перед публикой и поставить пластинку со своей сольной партией. На концерте перед тысячей слушателей!

— Схватила бы чью-нибудь виолончель, ты ж там не одна, — предложила Винил. — Всё равно пока не играют.

— Такое может прийти в голову только тебе.

— Учись.

Вернулся официант с бутылкой вина, капучино и полотенцем. По просьбе клиенток он разлил багровый напиток и, сообщив, что салаты будут через десять минут, удалился. Пока подруга высушивала волосы, пригубив кофе, Винил согрелась винцом.

— Что за «самый худший день»? — спросила она, подавшись вперёд.

— Тебе так хочется выслушивать мои проблемы?

Единорожка уже собиралась прошептать, что согласна сразу перейти к «основному блюду», но решила не торопить события. Вино только разлили, еду пока не принесли, а дождь будет барабанить до вечера. К тому же она слишком хорошо знала подругу и понимала, что ей и правда нужно выговориться.

— Выкладывай.

Октавия тяжело вздохнула.

— Всё началось с самого утра. Мне нужно было на репетицию к девяти. Я поставила будильник, но плохо завела, и он остановился за пару минут до звонка...

***

Подруги стояли под козырьком ресторана. За несколько часов в тёплом помещении Октавия высохла, а крепкое вино помогло согреться. Вот только под таким ливнем промокнуть и замерзнуть — дело нескольких секунд.

— Обещали до вечера, — хмуро произнесла Октавия, смотря на обложные тучи. — И как мне теперь забрать сумочку?

— Да сдалась тебя она, завтра заберёшь, — отмахнулась Винил и хитрым голосом предложила: — Слушай, а давай ко мне? Я тут новую квартирку сняла. Копытом подать.

Подруга замялась.

— Чего тебе переться через полгорода? Сама сказала, что горячую воду отключили. А у меня такой классный душ! — Единорожка по-дружески толкнула земнопони в плечо. — А завтра вместе сгоняем за твоей сумкой. Мне как раз надо заскочить к одному перцу в том районе.

Винил показательно вышла под дождь. В мгновение ока она превратилась в живую скалу, по которой на брусчатку обрушивалось несколько маленьких водопадов. Наблюдая за удивлённой физиономией подруги, единорожка зазывно помахала ей копытом.

— Водичка класс!

— Винил... — запнулась подруга, — ты совсем из ума выжила?!

— А что такого? Мы всё равно промокнем, пока до такси дойдём, — усмехнулась та. — У тебя и так самый худший день! Так хоть запомнишь на всю жизнь!

Кобылки распили бутылку хорошего вина. После такого никто не валился с ног, но этого должно было хватить, чтобы одна утончённая земнопони решилась повеселиться. Видя сомнения подруги, Винил развернулась и как бы случайно убрала хвостик в сторону. Едва ли кто-то из посетителей через мыльные окна успел что-то рассмотреть, однако единорожка старалась не для них. Ей хватило одного беглого взгляда на покрасневшую, сконфуженную серую мордочку, чтобы понять — Октавия увидела достаточно.

— Идем?

Земнопони вышла из-под козырька и моментально превратилась в то милое «недоразумение», которое пару часов назад зашло в ресторанчик.

— Только прошу побыстрее, — чуть сбивчиво попросила Октавия. — Не хочу... подхватить простуду.

— Я помогу согреться, — прошептала Винил игриво.

***

Квартира, которую снимала Винил, рассчитывалась всего на одного, однако единорожка не видела в этом проблему. С друзьями она зависала в кафе, на дискотеках и улицах, а здесь просто отдыхала после насыщенной ночки и готовилась к следующей вылазке. До сегодняшнего дня.

Винил щёлкнула переключатель, и скромная прихожая залилась искусственным светом. Убрав очки на полку, она провела подругу в спальню. Комнату пони превратила в мини-студию: рядом с кроватью был магнитофон с мощными колонками, небольшой столик исполнял роль подставки для дисков, а в шкафу, помимо одежды, хранилась аппаратура и кое-что особенное.

— Где у тебя душ? — неуверенно спросила Октавия.

— Дождичка не хватило? — усмехнулась Винил, ложась на кровать, и игривым взглядом пригласила подругу. — Кто-то хотел согреться?

Земнопони откинула в сторону локоны мокрой гривы, открывая смущённую милую мордочку.

— Винил... я...

— Тави, хватит ломаться. Я же видела, как ты пялилась на мой круп.

Сомнения в интимные моменты от такой уверенной кобылки всегда забавляли и возбуждали Винил. Не так сильно, как её ловкий язычок, но всё же.

— Не, если хочешь, можешь под душем погреться, — предложила единорожка, стараясь придать голосу безразличие, и развела ножки. — Но у меня тут тоже есть кое-что горячее.

Лёгкий румянец на серых щёчках превратился в пламя страсти, а в фиолетовых глазах сверкнули искры возбуждения. Язычок земнопони сексуально прошёлся по нижней губе.

— Так что, присоединишься? — проворковала Винил. — Или мне одной развлекаться?

Единорожка потянулась копытом вниз, как вдруг земнопони в несколько быстрых движений оказалась рядом. Октавия зависла над подругой, словно хищник над беспомощной жертвой. Винил откинула голову, открывая милому зверьку аппетитную шейку, но подруга не торопилась. Будто испугавшись собственной прыти, она лишь возбуждённо покусывала губы.

— Какая же ты стесняшка, — хмыкнула Винил, обхватила её копытами и осторожно надавила.

 Серенькая мордочка плавно опустилась, и единорожка вцепилась в горячие губы. Почувствовав, как подруга расслабилась, Винил ловко подалась в сторону, завалив Октавия на спину. Подруга успела лишь взвизгнуть. Теперь уже единорожка оказалась сверху.

— Ты такая милая, когда кричишь, — страстно сказала Винил и наклонилась к ушку. — Только давай потише. А то на этот раз приглашу соседа.

— Я так скучала, — возбуждённо прошептала Октавия.

— И я, Тави.

Винил снова поцеловала подругу, на этот раз запустив язычок в её ротик. Первое время она свободно хозяйничала внутри, но постепенно робкая пони начала отбиваться, а потом и вовсе не выгнала наглячку к себе. Пока их язычки боролись за власть, Винил осторожно массировала Октавии шею и за ушками. Земнопони тоже присоединилась к ласкам, и единорожка ощутила холодненькие копытца на своём крупе.

Винил неохотно отстранилась от язычка подруги и поцеловала её в шейку. Сантиметр за сантиметром она опускалась по мокренькой серой шёрстке. Неторопливый путь сопровождался симфонией тихих стонов и вздохов земнопони. Октавия уже не доставала до её крупа и водила копытцами вокруг рога.

— Винил... шторы... — прошептала земнопони, — пожалуйста, не как... в прошлый раз.

Пони усмехнулась. Сверкнула магическая вспышка, и плотная ткань скрыла кобылок от любопытных глаз. Комната погрузилась в лёгкий полумрак, поэтому Винил пришлось отвлечься ещё и на переключатель.

Массируя скрипичный ключ подруги копытами, единорожка наконец добралась до нежных сосков. Сделав парочку кругов движений, она начала осторожно посасывать их по очереди, время от времени нежно покусывая. От каждого прикосновения зубов земнопони тихо вздрагивала и громко стонала.

Винил пошла дальше. Ещё парочка поцелуев, и она оказалась у желанной пещерки. Единорожка украдкой посмотрела на земнопони. Нет, она прекрасно знала, как доставить подруге удовольствие — их встречи не в первый раз заканчивались в постели, — ей хотелось увидеть её возбуждённую мордочку, просящие глазки и игривые губки. А сегодня ещё и эта мокрая грива, свисающая чёрными водопадами. Винил поняла, что больше не в силах сдерживаться, и прильнула к вульве подруги.

Октавия мило взвизгнула, когда острый язычок дотронулась до сокровенного бугорка. Единорожка жадно втянула развратный аромат, и по телу пробежала волна мурашек. Ей вдруг страшно захотелось схватить этот аппетитный клитор, зацеловать и облизать, как леденец. Но она не торопилась. Винил прекрасно знала, что подруга предпочитает другой подход.

Горячий язычок закрутился рядом с нежным бугорком, медленно приближаясь к эрогенной зоне. Тихое мычание постепенно перешло в нарастающие стоны. Наслаждаясь чудесной симфонией, Винил потянулась копытом к своей прелести. То ли от дождя, то ли от возбуждения, её промежность была мокрой.

Плавно перейдя от круговых движений к поцелуям, Винил зажгла тусклое сияние на кончике рога. Когда аура появилась на вульве, Октавия начала плавно извиваться. «Такие сладкие вибрации», — припомнила Винил слова подруги после их первого опыта с магией.

Контролировать заклинание с таким возбуждением, да ещё когда между ног орудует столь опытное копыто, стало тяжело. Винил нарастила темп, пытаясь довести подругу до оргазма раньше, чем потеряет контроль. Стоны прерывались короткими вскриками, земнопони извивалась всё сильнее. Единорожка чувствовала, что подруга близка, и выложилась на максимум. Магия, язычок, копытца — в ход шло всё.

— Винил... я... — возбуждённо стонала Октавия. — Я сейчас...

Кобылка не успела договорить, как вдруг упоительно закричала. Её тело сотряслось от сильной судороги, и она обхватила ногами Винил. Через несколько секунд мордочку единорожки обдало соками. Это напомнило прогулки под ливнем, разве что такой «дождь» был теплее и ароматнее.

Когда ноги земнопони в бессилии обмякли, Винил лениво поднялась и с улыбкой посмотрела на Октавию. Приоткрытые фиолетовые глазки, раздувающиеся розовые щёчки, кончик язычка между губок и мокренькая грива — земнопони и правда напоминала кошечку. Большую сексуальную кошечку.

Винил пристроилась рядышком.

— Ты такая вкусная там, Тави, — облизнулась она. — А как ты стонешь... Я так на рейвах не кайфовала.

— Ты великолепна, — ответила Октавия, тяжело дыша. — Такое ощущение... ты точно не оканчивала... специализированные курсы?

— Таких комплиментов мне ещё не делали, — усмехнулась единорожка.

— Ох, Винил... Ты даже не представляешь, как я в этом нуждалась.

— Догадываюсь. — Пони вытерла мордочку. — Ну что, готова ко второму заходу?

— Дай отдышаться... И принеси воды, пожалуйста.

Винил быстро сбегала на кухню и вскоре вернулась с полным стаканом. Единорожка хотел предупредить, что вода из-под крана, но подруга пила с такой жадностью, что она решила промолчать.

— Спасибо.

— Готова? Только на этот раз я тоже хочу расслабиться, — возбуждённо заявила Винил и приподняла ногу. — Попробуем что-нибудь новенькое или как обычно?

Октавия игриво подмигнула.

Через пару минут кобылки уже лежали на боку, развернувшись «картой», и ласкали друг друга. На этот раз Винил обошлась без магии, орудуя только язычком и губками. Впрочем, она бы при всём желании не смогла бы сосредоточиться. За годы встреч не только Винил, хорошо узнала тело земнопони, но и Октавия отлично разбиралась в том, как доставить подруге удовольствие.

Острый язычок земнопони быстро вращался вокруг клитора единорожки, иногда переходя на взбухшие сосочки. Винил держалась до конца, но с каждым укусом вскрикивала, как девственница. А когда носик кобылки проник в её тёплое лоно, пока язычок продолжал беспощадно облизывать клитор, единорожка окончательно сдалась. Почти позабыв о подруге, она громко стонала, извивалась и просила: «Глубже!.. Быстрее!.. Сильнее!»

И вот уже тело самой Винил содрогнулось от судороги. С уст кобылки сорвался восторженный крик, переходящий в протяжный стон. Единорожка закатила глаза и размякла, используя тёплую ножку подруги как подушку.

Пока Винил отходила от фантастического оргазма, Октавия пристроилась рядышком.

— Великолепный вкус, — промурлыкала земнопони и приоткрыла ротик.

Винил не нужно было другого приглашения. Она подалась вперёд, и их языки вновь сплелись в страстном танце подобно влюбленной парочке, кружащейся под заводной трек.

— Ты вкуснее, — проворковала Винил.

— Ты говоришь это каждый раз.

— Потому что это правда.

Октавия улыбнулась и обняла подругу. Винил почувствовала мокренький и тёплый носик на шее, и сладко промурлыкала.

— Тебе, кстати, так больше идёт.

— Как? — спросила земнопони.

— Мокрая грива. Прям моя фанатка... не, даже лучше. — Винил хитро покосилась на аппаратуру. — Интересно, а как ты будешь выглядеть, отрываясь под какой-нибудь трек?

— Нет.

— Ну давай. Будет классно!

— Ты же знаешь, как я люблю современную музыку... Большинство её направлений.

— Могла бы и отблагодарить.

— А это не считается?

— А квартира? Или ты думаешь, что я одна буду убираться?

Октавия подняла голову и присвистнула. После такого Винил даже не стала смотреть, какой бардак они тут устроили.

— Я разрешу выбрать трек, — предложила она игриво. — Три трека.

— Три? Речь шла об одном.

— А ты глянь, как наследила... не приведи Селестия, мы соседей снизу затопим! Будешь сама извиняться.

Земнопони неуверенно промычала.

— Два танца, — заявила она. — И только вместе. Не хочу смотреть, как ты потешаешься надо мной.

— Чтобы я, и ржала? — изумилась Винил, но поймав на себе укоризненный взгляд подруги, засмеялась. — Ладно, потанцуем. Покажу тебе мастер-класс. А пока...

Рог тускло засиял. Шкаф приоткрылся, и из него на кровать опустилась чёрная коробочка.

— Я тут кое-что прикупила. Для разнообразия... Видела бы ты мордочку продавщицы, когда я собирала пакеты, — игриво сказала Винил.

— Смущалась?

— Завидовала, — ответила единорожка, доставая двустороннее дилдо. — Поехали?

Подруга показательно замялась, однако её шаловливый язычок и возбуждённый огонёк в глазах выдавали скрытое желание. Не в силах сдерживаться, Винил жадно вцепилась в горячие губки...

***

Винил приоткрыла глаза и сонливым взглядом обвела комнату. Полумрак квартиры разрезала тонкая дорожка света, пробивающегося сквозь прореху в шторах. Тишину нарушал лишь тихий писк проигрывателя, предлагающего прокрутить диск заново.

Единорожка выключила аппаратуру магией и перевернулась на другой бок. Серенькая земнопони элегантно вытянулась, как кошечка, и тихо посапывала. Пряди сальной тёмной гривы закрывали мордочку. Винил осторожно убрала их в сторону и улыбнулась от умилительного выражения. Особенно забавно было видеть одну из новых игрушек, которую кобылка прижимала, как плюшевую собачку.

Да, вчера они повеселились знатно. Может быть, Октавия и была стеснительной в первые два захода, но стоило ей немного раскрепоститься, и она превратилась в ту ещё развратницу. Чего только стоял четвёртый танец!

Пони нашла глазами часы. Уже почти полдень. Сегодня она собиралась встретиться с одним перцем в час, но теперь это казалось мелочью. Пусть лучше Октавия хорошенько отдохнёт, вечером им ещё понадобятся силы. Как жаль, что из-за гастролей они виделись так редко!

Винил осторожно пристроилась рядом и зарылась мордочкой в её гриву. Развратный запах затеребил в носу, на кончике языка появилась солоноватый привкус. Октавия заёрзала, тихо промычав, но так и не проснулась. Винил сладко вздохнула и закрыла глаза, наслаждаясь моментом.

«Самый худший день! — усмехнулась она про себя.  — Любишь же ты преувеличивать... Хотя ладно, раздувай из бризи дракона. И лучше делай это почаще, Сладенькая!»

Комментарии (7)

0

"— Где тебя носилось?" — наверное ошибка.
Мне больше нравится, когда история стартует с начала отношений, но в целом вполне неплохо, без излишеств. Но немного не хватает более внятной прелюдии, да и само описание соития, как по мне вторично в плане описания. Но может для клопфика это и придирки.
В отличие от Грез, в этом жанре все и проще и сложнее:)

Freend
#1
0

Видимо, клопфики тоже надо уметь писать (внезапно!). В любом случае надо было как-то попробовать)

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#2
0

Ну могу точно сказать, что это далеко на самый "худший" клопфик:)

Freend
#3
0

Худший или нет, но я слишком не привередливый читатель что бы судить объективно.
Для меня штампы и клише в кино и аниме не всегда очевидны, так что автор ворюга создаёт для меня что-то интересное, а я хлопаю в ладошки как отсталый.
Ну написано красиво, ну снова пони шипятся и ябуца в жопы. Пожалуй только клоперские клише я распознаю с первого взгляда. В остальном прочитал с интересом.
Ставлю пятёрки, опять же относительно моих оценочных привилегий и держу кулачки за работу с людьми в будущем.

GUL367
GUL367
#4
0

Человек не стесняется писать клоп, дадим ему пять звёзд за это, а то всякие превозмогания, постап и тупые слезогонки достали уже.
Написано весьма тепло и лампово. Может и есть там какие-то клише и штампы, да и фиг с ними, попробуйте ка написать клоп без клише, я посмотрю на вас.

Skydragon
Skydragon
#5
0

Человек не стесняется писать клоп, дадим ему пять звёзд за это, а то всякие превозмогания, постап и тупые слезогонки достали уже.

Учитывая последние обновления, не то чтобы таких мало))

Написано весьма тепло и лампово. Может и есть там какие-то клише и штампы, да и фиг с ними, попробуйте ка написать клоп без клише, я посмотрю на вас.

Скажем честно, можно было лучше.

Дрэкэнг_В_В
Дрэкэнг_В_В
#6
+1

Скажем честно, можно было лучше.

Конечно могло быть, всегда нужно стремиться к лучшему.

Skydragon
Skydragon
#7
Авторизуйтесь для отправки комментария.