S03E05

Замещая собой

Ченджлинг в Понивилле. Предательство. Любовь. Страх. Осознание правды. Вот и список тэгов для рассказа...

Многие из вас по-настоящему любили? Нет, не влюблялись. Именно любили. Беззаветно отдаваясь тому, кто получил её, живя только ради своей любви, делая всё для неё. Любят нынешние писатели описывать нынче подобное. Мне довелось увидеть это по-настоящему. И ээто не так прекрасно, как описывают. Этот путь тернист, сложен и полон боли. А взамен ты обычно получаешь лишь головную боль и разбитое сердце.

Хотя, я начал уж как-то слишком мрачно. Просто… Иногда ты можешь увидеть вещи, которые круто сменят твои взгляды на мир.

Меня зовут Виндблоу. Хотя, честно говоря, имя неважно. Я лишь рассказчик: тот, кто знает историю. Здесь совсем другой главный герой. А может его нет вообще… Ведь главное в истории — мораль, так?

Моя кьютимарка — птичье крыло, и я работаю почтальоном. Вернее, работал. Живу в Понивилле, и так уж оказалось, что именно этот город притягивает к себе неприятности. После нашествия параспрайтов, Большой Медведицы, огромного Дракона и Цербера я решил, что пора уже отдать немного и самому городу. Создал что-то наподобие вольной дружины. Мы должны были помочь всем в случае особенно опасной ситуации.

Сейчас я понимаю, насколько это глупо. По-детски. Группа пони, борющихся с монстрами, хех. Однако, нам повезло. Когда Стражи Спокойствия появились, в городе, собственно, и воцарилось спокойствие. Слава Селестии. Иначе мы бы точно попали в беду.

Но… Кое-что всё таки случилось. Из-за неё я решил написать эту историю. Подумайте над ней.

Сложно решить, с какого места начать эту историю. Поэтому — с самого начала…

Обычный осенний вечер. Ещё довольно тепло. День. Где-то в районе семи часов.

Я сидел дома, в кресле, и спокойно читал книгу. СС было основано уже около полугода, и всё это время бездействовало. Иногда мы самостоятельно выходили на «подозрительные» задания, иногда дежурили по ночам. К этому времени я уже переболел подобным. Но…

После того, как я перевернул ещё одну страницу Wann ist kein Regnet, входная дверь распахнулась. Там стоял замыленный Торн — местный торговец кактусами, мой друг, и конечно же — один из участников СС. По его частому дыханию и расширенным зрачкам я сразу понял — что-то произошло. А я только подумал, что жизнь стала спокойной…

— Торн, в чём дело?

Я отложил книгу в сторону. Произошло явно не простое «что-то». Но ответ превзошёл любые мои ожидания:

— Там чейнджлинга поймали!..

Ничем не примечательный дом. Вот только огромная толпа пони, собравшаяся вокруг, сразу даёт понять: происходит что-то необычное. Все, кто только можно — пегасы, единороги, земные. Все нервно перешёптываются, пачка жеребцов караулит двери… Где же мои? Тэ-экс, не то, не то… Ага! Вон та троица. Свифти, Фулминант и Следж. Мне пришлось подлететь над толпой и помахать копытом. Вскоре меня заметили, и я отлетел в сторону — слишком шумно вокруг.

Вся наша пятёрка в сборе.

— Винд, ты наконец-то тут. Что делать-то будем?

Это Свифти. С ним я оканчивал базовые курсы для летунов. Отличный пегас, быстрый, но немного глуповатый и сильно зависящий от чужого мнения…

— Он там один? Агрессивный? Что уже сделал?

— Один. Понятия не имеем. Вроде как хозяйка дома случайно увидела, что это чейнджлинг, когда пораньше домой вернулась. Потом вылетела с криками из дома. Сразу набежала куча соседей, а потом… новости быстро расходятся. Но он никуда не выходил. Его точно несколько раз видели в доме.

Этот суховатый тип — Фулминант. Мы его зовём Фул, он дико на это обижается, но продолжает с нами водиться. Потомственный единорог в шестом поколении, спец по электричеству… и редкий бездарь, что не мешает ему считать себя центром Эквестрии.

— Ладно. Идеи есть?

— Ворвёмся внутрь и завалим. Нас пятеро.

А этот просторечивый амбал — Следж. Не очень умный, зато душевная личность. Очень любит котят и нажираться сидром. Все мы разные.

— Нет, нельзя. Неизвестно, на что он способен. Ну что, Винд, твоя очередь. Ты главный — вот и командуй, — это слова Торна. Обычно наши «выезды» так и происходят. Только в этом случае угроза вполне реальна…

— Ладно. Вы все идёте со мной. Просим пару жеребцов дежурить у двери. Лучше Макинтоша, я его где-то видел. Ещё лучше спросить пару единорогов, пусть дом магией обложат…

— Уже давно. Твайлайт Спаркл сразу это предложила, — надменно произнёс Фул. Молодец, оперативно сделано. Только вслух его хвалить нельзя — это куда опаснее всех чейнджлингов, причём вместе взятых.

— Отлично, ладно, ребята, эта штука внутри. Держимся друг у друга на виду. Любое подозрительное движение — кричим, и тыкаем в ту сторону копытом. Фул, на тебе подсветка. Как только его видно — дело за тобой, Следж. Валишь его на землю, а мы с Свифти лепим магическую «заплатку». Всё всем ясно?

Кивнули все, кроме нашего единорога. Он скривился, когда услышал кличку, но после моего пристального взгляда вздохнул, и тоже легонько кивнул. Ну, поехали…

Свифти полетал от одного пони к другому, раздавая мои указания. Теперь у входа три жеребца, а заклинание «сундука», как я его называю, с минуты на минуты будет снято. Мы проникаем в дом, и вяжем его.

Фух. Нервничаю просто чудовищно. Когда я основал СС, то прочитал очень много книг про самых разных существ населяющих Эквестрию. Драконы, мантикоры, бехолдеры. Но чейнджлинги… Маловато про них информации. Немного я нашёл в Большом Бестиарии Эквестрии, ещё чуть-чуть — в Мифах и Тайнах. И всё. Тварь это довольно простая: всё, что ему доступно — базовая магия, как у молодых единорогов, ну и превращения. Это и было проблемой. В дракона он не превратится, но если это создание достаточно умно — то легко нас обыграет…

— Десять секунд! — раздался крик Твайлайт Спаркл. Она вот-вот снимет щит. Я потряс головой, и обвёл своих друзей взглядом. Ладно. Они готовы. Мы справимся.

Короткая вспышка — и Следж выламывает запертые и заколоченные двери. Блин, ему бы тараном работать… Как только мы оказались внутри, дверь тут же захлопнулась из-за магического вмешательства единорогов. Стража из Кантерлота мгновенно не прибудет, и пока что — ситуация в наших копытах.

В доме очень тихо. Зловещая тишина, да ещё и тьма, вместе с наглухо закрытыми окнами…

Ладно, медленно идём вперёд. Первым Следж, замыкает Фул, освещая всё магией.

— Судя по всему, его нет на первом этаже, — отчитался Торн. А то я не вижу… Так, идём на второй.

Подъём по лестнице тоже прошёл без проблем. Честно говоря, я уже не на шутку разнервничался.

Две двери. Он должен быть за одной из них, точно должен. Но если нет… мы крупно облажались. И город в куда большей опасности.

Наш ручной таран занял позицию у двери и вопросительно поднял бровь. После моего кивка дверь слетела с петель, и мы влетели внутрь.

Вот он. Сидит на кровати. Хотя, когда дверь слетела, он успел повернуться, выронив что-то из копыт. Долго ждать не пришлось. На него с рёвом налетел Следж, а потом и мы с Свифти, лепя на рог блокиратор магии. Несколько секунд — и Фул вяжет его магической верёвкой. Странно. Это было с л и ш к о м просто.

Когда всё окончилось, мы закинули его на спину Следжу. Тот всё ещё не проронил ни слова.

— Вот и попался, голубчик. Думал, скроешься?

Торн явно очень доволен. Да уж. Адреналина было не много. А чейнджлинг… не ответил. Просто грустно свесил голову, в сторону обратной стороны кровати, куда что-то уронил.

— Идите вниз. Сейчас я проверю кое-что, и выходим. Отличная работа. Мы всё-таки помогли этому городу.

— ДА!

— Отлично!

— Замечательно.

— А то, кто бы сомневался, хех…

Хм. Чего он там уронил? Фотография в рамочке? А эта парочка выглядит счастливой. Я их даже помню. Он — художник, причём довольно талантливый. Она — работает на дамбе. Всё время что-то связанное с водой, сложно сказать. То есть, он копировал этого жеребца? Не думал, что творческую личность так просто заменить…

Ладно. Поставил фотографию на тумбу и пошёл вниз. У выхода надо сказать пароль, и нас выпустят.

— Газебо.

Необычно, но это первое, что пришло мне на ум, когда я выдумывал кодовое слово. Стены вспыхнули фиолетовым светом и легонько задрожали. Дверь открылась, и в неё глянула настороженная морда жеребца. Увидев мою хмурую морду, он облегчённо выдохнул и отошёл от двери, освободив проход. Я оглянулся на нашу бригаду:

-Так. Тащим ему к Торну в дом, запрём в подвале. Фул, внимательно следи за ним — мы не можем быть уверены до конца в том, что «заплатка» удержит его магию. Если что — бей током. А теперь — пошли. Насладимся славой позже, дело ещё не сделано.

Толкнув дверь, ощутил, что на меня уставился далеко не один десяток глаз. Слегка поднялся над землёй, чтобы парням было лучше меня видно; удостоверился, что они следуют за мной, и полетел к дому Торна, под удивлённый шёпот за спиной. Почти сразу же раздались ахи, и шёпот усилился, когда пони увидели, кого Следж тащит на спине. Шум начал медленно нарастать. Да… городу будет что обсудить.

Я летел, просто переполняясь гордостью. Наконец-то. Мы это сделали. Даже обычные пони могут помочь своему городу. Было бы желание… И, знаете? Пожалуй, я даже был счастлив в тот момент.

Но вскоре, до меня дошло несколько вполне логичных вопросов — а что чейнджлинг здесь делает? Как мы его будем содержать? Почему он не сопротивлялся?..

Мы на месте. Ладно. Попробуем его удержать. СС специально оборудовали подвал у Торна, на случай ЧП. Сойдёт и как тюрьма, и как место, где можно спрятать кучу пони.

Всё это время чейнджлинг молчал. Торн открыл дверь, потом подвал, куда спустился Следж, пройдя в дальний угол, и положив чейнджлинга на землю за решёткой. Я всегда знал, что она пригодится.

Оценив плоды наших трудов, я переглянулся с командой. Мы молодцы. У всех на морде написано, что они хотят что сказать что-нибудь по этому поводу. Хех. Ладно. Последний штрих.

Я взял в копыта один из многочисленных факелов, лежащих на столе:

— Фул? Можешь поджечь?

Единорог скривился, но выполнил мою просьбу. Яркий свет, озаряющий подвал всё это время, стал просто ослепительным. Спустя секунду я ощутил, что около копыта стало куда горячее.

— Спасибо, Фул.

Единорог недовольно вздохнул. Я воткнул факел в небольшую стойку около решётки и кивнул на лестницу. Вся компания побрела наверх. Я, как замыкающий, должен закрыть двери. Перед тем, как это сделать, оглянулся на пленника. Всё так же лежит, вообще не шевелясь. Хм-м…

Захлопнув двери и задвинув засов, я сразу же оказался втянут в горячую дисскусию между всеми участниками:

— Чейнджлинг посреди города! Ну и дела…

— А мы всё вообще чётко сделали. Раз-два-три. Как настоящие стражники, хех.

— Только вот у стражи есть хотя бы зачатки мозгов, Слэдж. Ты же всегда, — подчёркиваю, всегда, -прёшь напролом.

— Ага. Именно поэтому Лайм выбрала меня, пока ты крутился вокруг неё со своими стихами, — Следж довольно грубо заржал. В глазах Фулминанта загорелись опасные огоньки. Эти двое всегда грызутся меж собой, даже если будут вместе в горящем доме. Эх…

— Ладно, парни, поздравляю. Сегодня город стал куда безопаснее. Чейнджлинг — очень необычное и опасное создание. Думаю, мы или застали его врасплох, или…

— Нам повезло. Нет, Винд, здесь определённо что-то не так, — единорог переключил своё скептическое настроение на меня. — Он просто сдался в наши копыта. Помяни мои слова — мы ещё пострадаем из-за этой твари!

— Да ладно тебе, Фули, просто мы сделали всё по плану, верно, шеф? — Свифти выглядел особенно возбуждённым, особенно с этой его глупой ухмылкой на лице. Он вообще довольно дёрганый. Да ещё и кофе садит по утрам…

— Хватит называть меня «Фули»! — обиженно заявил единорог. Его прервал Торн, задав абсолютно правильный вопрос:

— А как мы будем его сторожить? Винд, без обид, но меня от одной мысли о том, что в подвале живёт перевёртыш, питающийся эмоциями, дрожь пробирает.

Я задумался. В принципе, всё просто…

— Легко. Дежурим около него. Каждый день каждый, по четыре часа. Сначала Торн, потом я, Свифти, Следж и Фулминант. Каждый вступающий на пост должен иметь с собой опознавательный знак — чтобы было ясно, что это не чейнджлинг. Предлагаю носить с собой гнутую монетку. Ну, ту самую.

С монеткой долгая история… В общем, это что-то наподобие нашего талисмана. Приятная мелочь.

— Каждый раз, сходя с поста, поднимаемся наверх, и отдаём монету входящему на пост. С собой всегда иметь карманы, и не показывать чейнджлингу монету, чтобы он ничего не заподозрил. Всем всё ясно?

Следж и Свифти кивнули. Фул буркнул в ответ «Угу». Торн — «Да».

— Что же. Торн, ты начинаешь. Я, пожалуй, останусь у тебя в гостях. Ты не против, если я приму душ?

Обмыв тело, почувствовал себя умиротворённым. Ффу-ух…

Настоящий, живой чейнджлинг. В подвале. И мы его словили. Дракон меня раздери… Это дурной знак. Подобные существа очень опасны… Что же он задумал?

Спустя полчаса я не выдержал и спустился вниз, в подвал. Торн был занят обустройством: зажигал факела, проверял шкафы, вытирал пыль. Он явно очень давно не посещал это место. Услышав мой цокот, поднял голову. Увидев, кто это, удивлённо спросил:

— Винд? Но твоя очередь ещё не пришла?

— Знаю. Просто… Не мог я усидеть на месте. Как он себя ведёт?

Торн пожал плечами:

— Тихо. Всё ещё молчит. И это меня бесит.

— Боишься? — удивлённо поинтересовался я.

— Нет, что ты… Просто… Такое чувство, будто он…

— Сдался?

— Да… — Торн отвернулся от меня, уставившись на клетку в углу подвала. Чейнджлинг, которого я видел у него из-за плеча, практически не подавал признаков жизни. Просто изредка дышал. Мне стало даже немного… жалко его?

— Вот только не уверен, что именно сдался. Есть у меня такое чувство, Винд — уж не считай меня параноиком, — что это нечто большее. Что они уже кругом, повсюду. Вот как мы определим, кто есть кто? Может быть, ты или я — тоже чейнджлинги, и как только один из нас останется сам — он выпустит его на свободу, и сам сменит форму, чтобы вновь жить среди нас, собирать информацию…

Что-то он разошёлся. Всегда был фаталистом и фанатом теории заговора, хех. Я положил копыто на плечо, и мягко сказал:

— Торн. Успокойся, всё под контролем. Он здесь, и никто никуда не уйдёт. Наша система работает, всё будет в порядке.

Торн вздохнул, закрыв глаза. Потом улыбнулся, и снова открыл их:

— Пожалуй. Меня снова понесло, я прав?

Я негромко рассмеялся:

— Да уж, есть такое. А теперь — нужна твоя помощь

— Что ты задумал?

— Я развяжу его. А ты — откроешь и закроешь ворота. И глаз с нас двоих не спускай.

— Ты рехнулся? Зачем оно тебе надо, а?

— Ну… Если они и вправду хотят захватить Эквестрию, то лучше быть с ним повежливее. А вообще — пусть ему будет хоть немного комфорта. Мы же не изверги какие-то. Так что, откроешь ворота?

Торн с подозрением на меня уставился, но всё же побрёл к рычагу. Я встал рядом со входом. Короткий щелчок — я внутри, ворота закрылись. Ладно. Развяжем «пленника». Эх, ну зачем мне это надо?..

Распутав верёвки и бросив их за решётку, я отскочил к двери и постучал копытом по прутьям, на что они отозвались медленным скрипом. Я выскочил наружу, Торн сразу же закрыл ворота, пока чейнджлинг медленно растекался по полу. Когда я уже был вне клетки, он начал медленно подтаскивать конечности с недовольным выражением на морде. Когда дошло, что он частично свободен, чейнджлинг сел, и уставился на меня, растирая ноги. Стало очень неуютно, когда пара этих синеватых глаз принялась меня бурить. С учётом того, что недовольство уже сползло с морды, и на ней снова воцарилось то пугающее равнодушие.

— Спасибо.

Я и не ожидал, что он заговорит, поэтому волнение меня выдало. Если быть точным, я немного дёрнулся и вытянулся по струнке. Голос не пугающий, но в нём есть необычные нотки. Просто я думал, что он не заговорит.

— Не за что… — я нервно сглотнул, и уставился на него. Так. Он говорит. Задача облегчается.

— Он говорящий? Отлично! Так что, Винд, есть идеи? — Торн подскочил сзади, судя по всему, удивлённый не меньше меня.

— Рано. Соберёмся завтра и всё решим, — я не сводил глаз с нашего «гостя». Он же явно потерял ко мне всякий интерес, и уставился на единственную вещь в камере — небольшое окошко, предоставляющее вентиляцию. Увы. В него взрослому пони не пролезть. Так что не сбежит.

— Как тебя зовут? — я решил узнать ответ на этот вопрос. Ну в самом деле — к нему же надо как-то обращаться.

— Тебя это и вправду интересует? — он даже не повернулся ко мне, ответив очень коротко и сухо, при этом не сводя глаз с окна.

— Ну да. Мне же надо тебя как-то называть.

— Да… Называть… Имя — именно от него много зависит у пони, не так ли, Виндблоу? Можешь звать меня Мутаре. Это всё равно ничего не изменит. Для вас я — чейнджлинг; мерзкая тварь, принимающая чужой облик. И имя этого, — он покачал головой. — не поменяет.

Эта речь, произнесённая тихим, спокойным голосом вогнала меня в странное состояние. Что-то вроде смешанного страха и грусти. У него есть причины ненавидеть нас. Но такое отношение… Оно странно.

Я решил оставить существо наедине со своими мыслями. Пока. А сейчас помогу Торну обустроить это место…

Наступила моя смена. Сначала он отдал мне гнутую монету в самом доме, после чего я снова опустился в подвал. Чейнджлинг всё ещё сидел на каменном полу и таращился на маленький кусочек неба, который было видно через окошко. Я взял стул и сел напротив решётки. У меня было много вопросов. Только при Торне я боялся их задавать.

— Мутаре?

— Да? — снова тот ровный, безэмоциональный ответ.

— Скажи, зачем ты жил в городе?

— Зачем? А почему бы и нет? С одной стороны — безжизненная пустыня в окружении сотен твоих родичей. С другой — холодные горы, в которых никогда никого нет. И город, полный жизни и эмоций, в котором можно просто жить, не боясь каждый день, что тебя раскроют.

— Ты не сопротивлялся. Так и было задумано? — ещё один вопрос, который меня волнует.

— Не было смысла. Я уже беглец. Будет паника. Охота. И меня раскроют. Нет. Не хочу этого.

— И всё? Поэтому ты сдался?

Какие-то немного нелогичные мотивы…

— И это тоже. Послушай, пегас, если у тебя есть желание задавать вопросы — иди к кому-то другому. Ко мне иди с конкретными предложениями.

Прежде чем я задал следующий вопрос, Мутаре меня сам опередил:

— Что вы собираетесь со мной делать?

Ему будто всё равно. Странные они существа. Или он — уникум?

— Ещё не знаю. Лично я планировал изгнать тебя на родину. И чем раньше ты расскажешь, зачем прибыл сюда — тем раньше мы это сделаем.

Я старался быть как можно мягче. Стыдно признать, но он меня заинтересовал. У него точно есть мотивы… Но какие — для меня загадка.

— А я всё рассказал. Просто тут жил. Можете не верить.

И он умолк. Я ещё поспрашивал его, но он молчал всё время. Поэтому моё дежурство прошло вполне успешно. И всё же…

Когда на смену пришёл Свифти, я всё-таки предложил ещё одно решение. Занёс стул в камеру.

Я шёл в тот самый дом, где его поймали — хотел расспросить хозяйку. Мутаре явно чего-то не договаривает. Попробую её потрясти. Эх… Надеюсь, поможет. Хех, да я крутой детектив! Приключения всё-таки настигнули нас…

Дойдя до дома, я скромно постучал в дверь. Три раза. Немного потоптался на пороге, и вот она — та самая единорожка, которую я заметил в тот вечер. Светло-синяя, с меткой капли. Вроде бы, она на дамбе у нас работает?

Увидев, что это я, она удивлённо распахнула грустные фиолетовые глаза:

— Это вы?

Впрочем, быстро потеряла искру удивлённости, и обречённо добавила:

— Я знала, что вы придёте. Но думала, что позже. Это из-за Браша?

Думаю, это её бывший жеребец. Надо бы уточнить…

— Из-за вашего друга.

— Проходите.

Теперь, когда мне удалось увидеть дом при свете солнечного дня я убедился, что у кобылок другие представления о стиле. Всё аккуратно, цвета отлично сочетаются. Но как-то… пусто. Странное ощущение.

Я поёжился.

— Присаживайтесь.

Мы были на кухне, и я с удовольствием последовал совету. Она же поставила чайник, вздохнула, и снова обратилась ко мне:

— Полагаю, вы хотите задать несколько вопросов.

Она на удивление крепко держится. Постараюсь быть помягче.

— Да. Можно поинтересоваться, какое ваше имя?

— Ватерфолл.

— Ватерфолл, скажите, как вы обнаружили, что Браш — не тот, за кого себя выдаёт?

Она вздохнула.

— Всё просто — зашла в комнату, а там он — сидит на диване. Заметив меня, обернулся моим единорогом… Ну, я всё поняла, закричала, выбежала на улицу. Сразу сбежались соседи, потом весь квартал, куча пони. Спасибо единорогам, что опечатали дом. А то он бы и ещё кого-то обманул.

— Хм. Сколько, по вашему, он вас обманывал?

— Не уверена. Около месяца. Я тогда заметила, что он несколько не так себя ведёт.

— В смысле?

Передо мной поставили чашку с чаем и сахарницу. Я взял ложечку ртом, и принялся осторожно насыпать сахар в чашку, пока Ватерфолл продолжала:

— Стал меньше рисовать. Думаю, таланта не хватало. Рисовал только при мне, и то — средней паршивости картины. И уделял мне больше времени. Намного больше. Я много раз с ним ссорилась по этому поводу. Браш был таким растяпой. И дурачком в области отношений. Я сначала обрадовалась. Он постоянно водил меня куда-то, дарил подарки, писал стихи… А потом я поняла, что это не просто так. И теперь, когда понимаю, что он просто сосал из меня любовь… Это мерзко.

Она мелко затряслась. Мда. В чём-то я её понимаю. Но… Кое-что вырисовывается.

— Понятно… Пожалуй, мне хватит и этого. Спасибо за чай и за помощь. Не буду более вам мешать.

Я убрал чашку в сторону: зелёный. Не моё. А по вопросам — мне этого вполне достаточно. Не буду её терзать. Раны слишком свежы.

— Погодите. Послушайте, можно и мне задать вам вопрос?

— Конечно.

Я выжидающе глянул. Она не особо колебалась:

— Что вы с ним сделаете?

— Выгоним. Пусть идёт туда, откуда пришёл. Или отдадим Принцессе Селестии. У неё, думаю, больше вариантов.

— Послушайте… Узнайте, что случилось с Брашем. Я могу понять то, что он питался моей любовью, но… Если ради этого он сделал что-то с моим любимым…

Она запнулась. Глаза на мокром месте. Вот-вот заплачет. Проклятье.

— Будьте жёстче, прошу. И не говорите мне. Пусть эта информация будет только у вас, — она всё же нашла в себе силы закончить. Я молча кивнул и пошёл к выходу.

Итак, кое-что начинает проясняться. У меня ещё куча времени до вечера и нашего маленького собрания. Надо всё же решать, что делать.

— Всё в порядке?

Фулминант, поднявшийся из подвала, коротко кивнул, и бросил Торну телекинезом монетку. Тот её поймал, удостоверился, что та самая, и засунул во внутренний карман своего любимого зелёного жилета.

— Отлично, — я подхватил, и сразу перешёл к делу. — Народ, у нас в подвале чейнджлинг. Живой, разумный и непонятный. Всё время мы его так держать не сможем. Ваши идеи?

— Как и тогда — узнаем, что ему надо, и вон из Эквестрии. Лично мне не хочется, чтобы он оставался в подвале Торна хотя бы на лишние пять минут, — отрезал Фулминант.

— Ничего нового. Думаю, остальные тоже не против? — я обвёл компанию взглядом.

— Я против, — неожиданно поднял копыто Торн. Не ожидал…

— Торн? А в чём, собственно, проблема?

Я был несколько резковат — не ожидал от него претензий. А у него они были…

— Первая часть подходит. Но отпускать?.. Как минимум — глупо. А, скорее всего, опасно. Лучше выведать, что ему надо, и где-нибудь по-тихому закопать.

Я был откровенно шокирован его спокойным тоном. Он говорил о убийстве так просто, словно это было обыденностью.

— Так, стоп. Торн, ты чего? Это неправильно так делать, мы, в конце концов, разумные пони, мы…

— И он тоже разумный, Винд. Поэтому не надо его выпускать. Вечно держать его тоже нельзя. А если мы его отпустим, он всё расскажет своим друзьям. И будет хотеть мести. Лучше так. Это безопаснее.

— Нет, так мы так не договаривались.

Я развёл ногами в воздухе, показывая категорическое несогласие. Но…

— Тогда голосуем. Кто за то, чтобы прикончить тварь, что сидит сейчас внизу?

Три копыта.

— Кто против?

Кроме себя, обнаружил лишь Фулминанта. Удивительно. Не думал, что именно он останется со мной. Впрочем, я вообще не думал, что произойдёт такое.

Торн победоносно на меня взглянул.

— Вот и всё. Три против двух, Винд. Как только узнаем, что он задумал — подмешаем ему немного яда Рыжего скорпиона в еду.

Я с трудом верил, что всё это время общался с этим пони. Я просто не узнавал Торна…

— Откуда ты взял яд, Торн?

— Зекора. Надеюсь, больше не будет глупых вопросов? — отрезал жеребец. Вот так и начало СС расслаиваться…

— Нет. Ладно. Пока он не расскажет, зачем пришёл, никому его не трогать — ясно?

Кивнули все. Кроме Торна…

— Да? А отчего ты так резко полюбил его? Стулья ему подставляешь, болтаешь с ним. Что произошло, Виндблоу? Если это, конечно, ты… — продолжал Торн. Он это что, серьёзно?!

— Торн. Ты перенервничал. Это я, Виндблоу, твой старый друг. Успокойся. Со мной всё в порядке. А вот в вас троих я не уверен. Это крайне жестоко по всем меркам. Надеюсь, вы ещё передумаете. Ладно, заканчиваем. Свифти, дуй на пост.

Пегас подозрительно на меня покосился, но поняв, что я прекрасно это вижу, сразу сдулся, и поцокал вниз. Я снова обвёл всех взглядом, и пошёл к двери. Моя смена не скоро. А мне надо подумать…

Я сидел за столом у себя дома. Размышлял. Чейнджлинг жил в городе около месяца. При этом он сильно изменил стилю своего хозяина. Зачем? А теперь ещё и СС отвернулись от меня... Будто все носят маски, в очень неподходящий момент сбрасывая их, чтобы явить истинное лицо. Кроме Мутаре. Его-то маска и интересует меня больше других. Кажется, тут всё куда интереснее…

Остаток времени провёл за книгой. Хотя честно говоря, я банально ею себя отвлекал. Но скажу честно — на пост бежал с куда большей охотой, чем в первый раз.

Около дома Торна я увидел, как ни странно, Следжа, с чём-то активно спорящего с какой-то пегаской. Подойдя поближе и увидев три бабочки, я узнал Флаттершай. Она держит нечто вроде приюта для животных, но только диких. Лесничей язык у меня не поворачивается её назвать, да и ветеринаром тоже. Это тоже довольно странно. Она вообще довольно редко вот так куда-то ходит. Да ещё и корзинка на спине.

Я подлетел поближе, и вежливо спросил:

— День добрый. А что происходит?

Они синхронно обернулись. Флаттершай открыла рот, чтобы ответить, но Следж её опередил:

— Винд! Выпроводи её отсюда. Она просится к пленнику уже второй час, мне аж спорить с ней надоело!

Жеребец выглядел сконфуженным. Я мягко улыбнулся. У него всегда были проблемы с общением с кобылками. Агась, у этого здоровяка. У всех свои маленькие слабости.

— Окей, Следж, иди уже домой. Тебя Торн на помощь вызвал?

— Ну да, она у него под окнами крутилась дракон знает сколько. Удачи.

Дождавшись, пока он отойдёт на приличное расстояние, я обратился к пегаске:

— Флаттершай, я прав? Что привело вас сюда?

Она тоже выглядела смущённой. Мне пришлось немного подождать, прежде чем она собралась с мыслями:

— Понимаете, я знаю, кто сидит в доме. Внизу. Вот я и подумала, что надо его немного подкормить.

Мило. Немного наивно, но мило. Но всё же…

— А как вы узнали, что мы держим его именно здесь?

А вот теперь она действительно смутилась.

— Птицы подсказали. Они его заметили и сказали, что его держат взаперти. Я понимаю, что он очень-очень опасный, но всё-таки… Можно, я отнесу ему еду? Я приготовила кое-что, а звери это есть не будут.

Я просто умилился. Эта пони очень… странная.

— Мисс Флаттершай. Давайте, я передам еду. Мы не должны подвергать никого опасности. Чейнджлинг — очень непредсказуемое и коварное существо.

— Не думаю. Я видела их с Ватерфолл. Они выглядели очень счастливыми. По-настоящему. Я не думаю, что он сделал что-то действительно плохое.

Она оставила корзинку, и легонько паря, отправилась восвояси. Я закинул её на спину и побрёл в дом. Получив монету и неодобрительный взгляд Торна, поспешил вниз. Снова придвинул стул поближе к камере. Вопросы. Но сначала…

— Угощайся.

Я просунул ему морковь в карамели. Мутаре посмотрел на меня с явным презрением.

— Оставь себе. Я не голоден.

— Она вкусная, — я потряс сладостью, но он не особо отреагировал.

— Я уже поел, спасибо за овсянку. Пить я тоже не хочу. Лучше скажи — что вы будете со мной делать?

Всё тот же стиль. Без эмоций, ровно и чётко.

— Как только узнаем, что ты делал в городе, то или отпустим тебя…

Я не закончил фразу. Если бы мне сказали, что собираются меня прикончить… Уж не знаю, что бы я сделал…

— Или убьёте? Отлично, раз ты и так всё знаешь, осталось рассказать друзьям.

А вот теперь я почувствовал нотки… довольства?!

— Погоди. Ты хочешь чтобы всё кончилось вот так?

Он повернулся ко мне.

— Да. Я сбежал с наших родных земель, на которых жить уже невозможно. Полгода жил в горах, иногда спускаясь в город, чтобы немного подпитаться эмоциями. Месяц маскировался, полностью отдавая себя этой кобылке. Став тем, кого она любила. Даже чем-то большим. А теперь — я потерял всё. Я не хочу возвращаться. Лучше смерть.

Я молча слушал его. В таком случае слова не нужны. Кусочки головоломки начали соединяться воедино. Но кое-что осталось загадкой.

— Что случилось с Брашем?

— Упал со скалы. Он рисовал что-то в моих горах — я же наблюдал. Я знал его. В городе, когда я превращался в случайных пони, часто видел эту парочку. Мы видим эмоции совсем не так, как вы. Они просто искрились любовью друг к другу. И, когда я увидел его смерть, то решил, что не хочу видеть такую же грусть. И решил заменить его.

Мотив, как всегда, очень прост. Любовь.

— Ты влюбился?

— Я не знаю. Но мысль о том, что я приду в город, и увижу слёзы на её глазах… Она убивала меня. Я знал, что ежедневное перевоплощение будет очень сложным, и что я не смогу идеально его копировать. Но не видел других вариантов. Она бы не полюбила чудовище. И я решился.

Как ни странно, она полюбила…

— Но всё-таки, я не смог. Последнюю неделю мне становилось очень сложно держать иллюзию. Даже с учётом того, что её любовь напитала меня просто сверх меры. Поэтому я возвращался в обычную форму, когда был один дома. Тогда она меня и увидела. Остальное ты знаешь. И это вся моя история, Винд. Теперь ты знаешь всё. Зови сюда своего друга Торна, и давай покончим с этим…

— Нет.

Я встал с стула. Может, я и идиот, но знаю, что делать. Увидев, что я открываю ворота, он удивлённо на меня уставился:

— Что ты делаешь?

Хоть какие-то эмоции.

— То, что считаю правильным.

Он остался в камере. Я взял со стола специальные плоскогубцы и подошёл к нему:

— Не рыпайся.

После чего сорвал уже практически въевшуюся в рог липучку, блокирующую магию. Он всё ещё не понимал, что происходит.

— А теперь — иди. Ты свободен.

— Что? Куда я пойду? Что буду делать?

— Куда угодно. С твоей внешностью это не будет проблемой.

— Твои друзья что-то заподозрят.

— Нет. Превратись в меня, надень это, — я протянул ему жилетку. — В кармане найдёшь погнутую монетку. Его мы отдаём следующему дежурному. Это Торн. Выйдешь из дома — улетай подальше. И найди себе другое тело. О Ватерфолл мы позаботимся.

— Но я же монстр, чудовище! Зачем тебе это делать? — он уже плавно перешёл на крик. Но в меня всё-таки превратился, хех.

— Знаешь, за столь короткий срок я понял, что мы похожи куда сильнее, чем другие пони. Ты тоже можешь жалеть. Любить. Страдать. Пускай ты и не такой как я или Следж. Ты заслуживаешь второго шанса, Мутаре. Но у меня будет две просьбы.

— Какие?

— Не возвращайся в Понивилль. И просунь мне ту морковку…

И это конец этой истории. Странный, не так ли? Мутаре ушёл из города, я рассорился со всеми бывшими друзьями, и стал немного иначе смотреть на мир. Эх. Больно признавать то, что мы сами создаём монстров вокруг нас. И куда больнее то, что те, кого ты уважал и кому доверял, в душе могут быть совершенно другими.

Удачи тебе, чейнджлинг. Надеюсь, что твои эмоции не заведут в подобную клетку снова. Ведь не всегда тебе будут попадаться столь добрые пони…

Комментарии (13)

0

Я надеялся на более драматичную концовку. Однако же 10/10

NyashaPonyasha #1
0

Это было великолепно!

EldradUlthran #2
0

Это было великолепно!

EldradUlthran #3
0

Спасибо за рассказ, концовка радует глаз!

Autumn #4
0

Душевно.

Tirael #5
0

Годнота! История интересная, но по-моему могло быть и лучше.

Tasty Tea #6
0

Оченьхорошо! Я тоже готовлю историю про перевёртышей, но немного другой случай...

SpikeVike #7
0

Достойный рассказ. С помощью него я заново открыл чейнджлингов с другой стороны.

Str1ker878 #8
0

Всегда воспринимал их как зергов. Неожиданно.

Сообщение слишком короткое!

SMT5015 #9
0

Решать жить чейнджлингу или умереть — не их обязанность. У них превышение полномочий.

Вайлис #10
0

У них превышение полномочий.

Спишут на попытку к бегству.

TopT #11
+1

Логичность рассказа под большим вопросом. Имея под копытом отряд поней особого назначения во главе с принцессой спецназа (ладно, с учётом даты публикации — пока ещё не принцессы, а просто командира спецназа) иметь каких-то там дружинников для борьбы со злом... весьма и весьма странно. Точнее, вряд ли кто-то стал бы всерьёз препятствовать появлению такого "отряда", но и реальные дела не доверили бы... пусть бабушек через дорогу переводят. Второе — поняшки какие-то злые попались... убить оборотня, который вроде как и зла никому не причинил... ну а особенности питания... ну так у всех свои тараканы. Третье. Несколько дней на реакцию принцессы? Это просто пипец! Весь город знает, а Твайлайт не написала письмо Селестии? Простите, не верю. Вообще.

GHackwrench #12
0

Спасибо! Немного узнал о чейнджлингах и их характере. Автор -молодчик! ;)

Tired Chimar #13
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...