Длинною в вечность

Жизнь, длинною в вечность. Это дар или проклятье? Мельершер не знает ответа на этот вопрос, пусть и живёт дольше чем все, а это значит, что и знает то, что было погребено под прахом времени

Другие пони

Перед боем

Самая страшная минута, это минута перед атакой.

Выручи меня!

Жеребчик Твинки Литтл отправился купить себе кексиков, но по пути события приняли нежданный оборот.

Пинки Пай ОС - пони

Халат в шкафу.

Гримдарк. Рэрити запирает Дэши у себя дома и творит нечеловеческие опыты над организмом пегасов.

Рэйнбоу Дэш

Бряцание оружием

Король алмазных псов, осмелевший после того, как собрал стотысячное войско, решает, что наилучшим способом похвастаться своим недавно обретённым могуществом будет вторжение в Эквестрию под предлогом каких-то прошлых обид. И поэтому он шлёт принцессе Селестии письмо с объявлением войны. Результат предсказуем.

Принцесса Селестия

Проблема, Селестия

Небольшая проблема. Успеть бы её объяснить.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принц Блюблад

Стальной марш

Эквестрия противостояла многим врагам. Но как сражаться с неодушевлённым врагом? Врагом, у которого вместо сердца стоит двигатель внутреннего сгорания а вместо мозга - калькулятор? Как воевать с машиной?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони

Самое Заветное Желание

Чего мы хотим больше всего на свете? Любить и быть любимыми своими родными, близкими и друзьями. Особенно остро мы понимаем это тогда, когда волею обстоятельств остаёмся совсем одни или не можем себе позволить ни друзей, ни любимых. Взгляд из-за кулис на бытие тех, кто не единожды благословил и проклял свою вечную жизнь. Тысяча лет попыток Селестии вернуть свою сестру глазами того, чьё желание и мечта сбылись самым причудливым образом.

Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Fallout: Equestria - Проект Анклава.

Пустошь, она была, есть и будет. Это место, где пропадают любые надежды на хорошее будущее, не пытайтесь ей сопротивляться, у вас просто не получится. Двое желторотых бойцов Анклава пытались сделать это и подчинить то, что до этого обуздать никто не смог... Теперь нет больше беззаботной жизни, проведенной над черными облаками. Есть только они и Великая Эквестрийская Пустошь...

Другие пони ОС - пони

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: MurDareik
Глава 14 Глава 16

Глава 15

Рейдер «Призрак». Лёха

Мой спокойный сон был прерван самым бесцеремонным образом. От неожиданности я вскочил с кровати, пытаясь понять, что происходит, и только через несколько секунд стал что-то соображать. После этого, когда уже полностью проснулся, смог сосредоточиться и понял, что моя нейросеть упорно пытается сообщить мне о новых сообщениях. Что ж… посмотрим, что же такое интересное случилось, что эта штука даже сочла нужным меня разбудить. Разворачиваю страницу с сообщениями и читаю последние:

Внимание, достигнуто максимальное значение развёртывания нейросети! Теперь вам доступны все её функции. Список доступных функций смотрите по ссылке.

Так, подробности посмотрю позже, так как сюрпризом подобное для меня не было и я знаю, чего в том списке. Ещё в Академии меня предупреждали, что это когда-нибудь да случится. Что ж… рад, что это произошло так быстро, честно говоря — не ожидал. А пока посмотрю ещё два сообщения. Второе сообщение меня реально обрадовало:

Активированы все интегрированные нейроимпланты. Список доступных нейроимплантов доступен по ссылке.

Хм… кратко, но сколько тут смысла! Теперь я смогу использовать всё, чему меня учили в Академии. Третье сообщение информировало:

Изучена учебная база седьмого уровня «Диверсант».

А вот это очень и очень неплохо! Вообще сейчас у меня на разучивании стоит куча баз, которым осталось до полного завершения совсем чуть-чуть, так что скоро такие сообщения должны повалиться одно за другим. А седьмой уровень — это уже кое-что! Сразу же захотелось проверить все свои новоприобретённые функции в деле. Но к моему большому сожалению, сейчас мне доступна только имитация в симуляторе, на корабле большинство возможностей только сумасшедший будет использовать, а в симуляции я всё и так в Академии проверял. Причём меня там «добрые» инструктора-садисты так по всему этому гоняли, что даже ночью потом всё это снилось, в кошмарах, и даже до сих пор нет-нет, да и приснится.

Однако спать теперь просто не хотелось, так что я быстро оделся, умылся и пошёл на мостик. Поболтаю с Ритой, что ли, похвастаюсь своими достижениями.

Новый корабль. Лапа

Пожалуй, никогда в жизни мне не приходилась так пахать, как мы это делали сейчас. Была б такая возможность, и я б, наверное, с радостью вернулась домой, в родную деревню, откуда и сбежала, как только получила статус взрослой — очень уж мне не хотелось тогда всю жизнь пахать в поле, да склисам хвосты крутить. Только вот где сейчас та деревня и те поля со склисами — далеко, в сотнях тысяч парсеков отсюда. А тут мы пашем не от зари до заката, как в той же деревне, а пока уже с ног не валимся от усталости. Но эта торопливость вполне обоснована, и поэтому никто не жалуется. Даже дети Чики впахивают на уровне взрослых и не стонут. Хотя я иногда думаю, что они как те старфы — двужильные — была у меня на родине такая сказка. Но скорее всего дело в том, что спим мы теперь обязательно в медкапсулах. Так Амриэль легче контролировать наше здоровье и лечение проводить, да и просто медкапсула позволяет лучше и быстрее отдохнуть. Да и базы в медкапсуле под разгоном усваиваются быстрее, а их нам теперь надо разучить много и быстро. Для этой спешки есть очень серьёзная причина — тут стали шастать корабли арахнидов. А встреча с ними обычно ни к чему хорошему не приводит. Пока, на удивление, нам везёт, но не думаю я, что такое везенье продлится долго. И вот именно поэтому мы и работаем как проклятые, стараясь запустить наш новый корабль как можно быстрее.

А с Эй-генератором, найденным Боргом, всё стало гораздо проще. Теперь мы, прежде чем начать потрошить очередной обломок, включали его и подгоняли вплотную к нашей цели. Реакторы и батареи, конечно, после такого приходилось реактивировать, но зато мы могли не опасаться, что по нам выстрелит какая-нибудь работающая ещё турель. Так что ремонт корабля продвигался очень быстрыми темпами. Борг вообще тут показал себя во всей красе — он скорее даже не ремонтировал наш корабль, а буквально сконструировал новый, используя для этого всё, что удавалось найти на этом кладбище кораблей. А ещё он проявил свою натуру Плюшкина — это его так Чика обозвала. Уж не знаю кто это, но Борг тащил в трюм любой найденный исправный блок, и неважно ему было, пригодится тот сейчас или нет.

— В крайнем случае — продадим! — говорил он, когда мы начинали убеждать его выбросить очередную ненужную нам железяку.

И я что-то не припомню случая, когда мы хоть раз убедили его это сделать. Хорошо, что грузовой трюм у нас довольно большой, а Борг ещё и где-то стандартные грузовые контейнеры нарыл, и было видно, что он их очень не хочет выкидывать, но вот пристроить их было уже тупо некуда. Его печальный взгляд надо было видеть! Это было что-то с чем-то! Мы даже специально ходили полюбоваться на это. Но тут вмешалась Чика и подсказала ему, что эти контейнеры можно прилепить снаружи корабля на магнитные присоски.

— Я в какой-то книжке читала о чём-то подобном, — объяснила она. — А если что, то контейнеры можно легко сбросить, просто отключив электромагниты.

Борг пришёл от этой идеи в полный восторг, предложил вместо электромагнитов использовать гравитационные присоски и тут же принялся за дело, нещадно эксплуатируя в хвост и в гриву всю нашу команду.

Система Аратана. Рикотта. Лёха

А в этой системе мне уже нравится! Несмотря на некоторую суету, вероятно, связанную с новостями о нашествии арахнидов, нас встретили довольно приветливо, опросили, слили всю инфу, связанную с арахнидами, и без лишних проволочек отправили на причальную палубу одной из станций.

— Так, Рита, что у нас есть по этой системе, узнала что-нибудь новенькое? — поинтересовался я.

— Да всё как обычно, капитан, — ответила Рита. — Система принадлежит Аратанской Империи. Тут целых две обитаемых планеты, условно пригодных для жизни. Правда, на Эвусе без кислородной маски долго не проживёшь, да и ветрено там бывает — на экваторе бури достигают скорости трёх с половиной тысяч километров в час. Зато на полюсах климат относительно тёплый и спокойный. Разумные там в городах-куполах живут. А на Ковусе можно без кислородной маски спокойно жить, только холодновато там. На планете очень большие океаны, но из-за низкой температуры не очень-то и покупаешься. Тем более, что они практически всегда льдом затянуты.

— А чем эти планетки знамениты? Зачем-то же на них живут люди?

— На Эвусе добывают песок — он практически полностью состоит из полиметаллической руды. А на Ковусе занимаются разведением рыбы и других морепродуктов. И да — на обеих планетах активно проводят терраформирование. Вот уже двести лет этим занимаются. Не спеша так, но результаты видны уже сейчас — раньше обе планеты были полностью непригодны для жизни.

— Забавно, — киваю я. — Так что скажешь? Куда нам слетать?

— Туристический путеводитель по галактике советует посетить Ковус — там очень вкусная еда, — сказала Рита, тыча себе пальцем под ноги. — На Эвусе нет ничего примечательного для туристов. Разве что есть старательская деревня, в которой можно вручную, по древним технологиям, намыть себе немного золота.

Золото намывать? Да ну нафиг! Видя моё скривившееся лицо, Рита хихикнула и предложила:

— Значит рекомендую ресторан на Ковусе — туристы его очень хвалят.

И это правильно! Тем более что мы припарковались как раз к орбитальной станции Ковуса. Так что он нам тупо ближе.

— Что ж… значит идём в ресторан, — киваю я. — Разрешишь тебя пригласить?

В этот раз я не хочу, чтобы она дулась, и возьму её с собой. Что нам может угрожать на этой планете, находящейся под протекторатом Аратана? Об этой Империи я слышал только положительные отзывы.

— С радостью соглашусь, — церемонно поклонилась Рита и улыбнулась.

Решив куда нам пойти, мы, быстро выполнив все необременительные процедуры на станции, отправились на планету. Наш корабль остался на станции, где мы заказали ему заправку и внешний осмотр, а сами воспользовались местным орбитальным лифтом. И скажу я вам — этот лифт производил куда лучшее впечатление, чем тот, на котором я катался до этого. Видно было, что за лифтом ухаживают. Поэтому я не сидел в кресле, а подошёл к самому… хм… даже не знаю, как это назвать. По сути, кабина лифта представляла собой трёхэтажный цилиндр, в который влезало человек так триста, но когда включались встроенные экраны, то казалось, что мы опускаемся на открытом со всех сторон диске. Вот я и подошёл к краю этого диска и стал рассматривать планету, по которой мне вскоре придётся пройтись. А пройтись по нормальной земле очень хотелось. Всё же на корабле, даже с его искусственной гравитацией, всё ощущается не так, как на реальной планете. Даже в виртуальности, куда я заходил от нечего делать во время полётов в подпространстве, всё выглядело как-то искусственно. Так что я, что называется, бил копытом в ожидании выхода на планету. Рита только улыбалась, наблюдая за этим. Эх! Не понять ей этого! А может быть, она тоже хочет пройтись по реальной планете, но просто успешно это скрывает? Да кто ж разберётся в чувствах ИскИна? И есть ли вообще у неё эти чувства? И если есть, то реальны ли они или просто удачная симуляция? Кто бы знал.

А сверху планета выглядела очень красиво: огромный белоснежный шар, над которым пробегали красивые кудрявые облака. Где-то в районе северного полюса я заметил инверсионный след летящего флайера, а на белоснежной глади скованного льдом океана прямо подо мной виднелась тёмная чёрточка, если прикинуть масштаб, то эта черта на самом деле была с километр в длину и метров триста в ширину. Похоже, я вижу огромный комбайн, что ведёт добычу морской живности. Я читал о них в Путеводителе. Этакий гигантский подвижный город, что всё время передвигается по ледяной корке, покрывающей океан, и беспрерывно добывает из океана всё, что только может захватить своими драгами: водоросли, рыбу, морских животных, полезные ископаемые. Драги достают до самого дна, а оно тут достаточно ровное, и глубина у местных океанов относительно небольшая — не больше трёхсот метров. Мантия у планеты гораздо толще, чем у Земли и ядро холоднее. Довольно старая она, эта планетка. Так что тут тишь да гладь — землетрясения так же редки, как явление Христа народу. А отсутствие спутника у планеты объясняет отсутствие сильных приливов и отливов. И вообще, не считая двух мелких архипелагов на полюсах планеты, тут есть только один маленький материк, на который мы сейчас и спускаемся. Так как он на экваторе, то температура там вполне комфортная, всего -10 — -20 градусов по Цельсию. Для моего скафа это так, и не температура вовсе. Правда, непрерывно дующий ветер и высокая влажность дают интересный эффект, который сильно снижает комфорт. Но как я и говорил — для моего скафандра это как оказаться на курорте — в конце концов, он рассчитан на условия открытого космоса.

Внизу стали видны огни города, вечерело. Местная звезда стала заходить за горизонт, подкрашивая атмосферу в оранжевые оттенки. Чем-то это напоминало земные закаты, но в то же время сильно отличалось. Особо нетерпеливые пассажиры стали выстраиваться рядом с входными шлюзами. Я переглянулся с Ритой, что продолжала спокойно сидеть в одном из кресел. Та только плечами пожала. Я скопировал её жест и тоже уселся в кресло — спешить нам было некуда.

Правда, ждать особо долго и не пришлось. И чего только эти пассажиры лезли вперёд сильно заранее? Выходов из капсулы было по пять на каждом уровне, так что пассажиры освободили её с невероятной скоростью. Контролёрша, которая попросила нас поторопиться с выходом, ещё и проводила нас недовольным взглядом, когда мы последними покинули капсулу. Впрочем — фиг с ней! Я об этом инциденте забыл, как только вышел из лифта и огляделся. И неудивительно — стоило нам выйти на улицу, как я почувствовал ледяное дыхание ветра, бросившего охапку колючих льдинок мне прямо в лицо. А ещё через миг активировался шлем, защитив меня от этого, но всё же я успел ощутить, каково это — находиться тут безо всякого защитного снаряжения. Рита стояла рядом, одетая в лёгкий комбинезон, стилизованный под военный мундир без знаков различия. Её относительно лёгкое одеяние вызывало недоумение на лицах прохожих.

— Надень на себя что-нибудь более подходящее к местному климату, — приказал я.

Та подчинилась. Теперь на Рите был такой же, как у меня, скаф с мерцающей вокруг головы сферой силового шлема.

— Куда пойдём, капитан? — спросила она, прерывая моё созерцание распростёршейся до самого горизонта ледяной равнины.

— Так вроде бы ты согласилась на ресторан? — притворно удивился я. — Или хочешь отказаться?

— Вовсе нет, капитан, — помотала головой Рита.

— Значит ищем ресторан с обзорной площадкой.

— Программа пошла, капитан, — Рита чётко развернулась на пятках и устремилась вперёд, предоставив мне следовать за собой.

Новый корабль. Ганима

Вот уже почти пятый час мы сидим, не смея высунуть из корабля носа, стараясь не издавать ни звука. Чёртовы арахниды! Целых два корабля-астероида залетели в систему и, похоже, не собираются отсюда улетать. Ну и как в таких условиях работать? А всё непомерная жадность Борга! Это он нас заставил задержаться здесь, чтобы набить грузовые контейнеры комплектом оборудования для добычи металлов, и нафига он нам только нужен?

Что ж… ну, загрузили мы его, а теперь сидим, не смея даже дышать. Арахниды тоже почти не двигаются — зависли в центре системы и чего-то ждут.

— Висят? — шёпотом спросил меня подошедший Сэм.

— Висят, — киваю я.

— И чего только они тут забыли?

— Может быть, они решили, как и мы, покопаться в обломках?

— Да кто их поймёт? — чертыхнулся Сэм. — И чего им дома не сиделось?

Вопрос, я так понимаю, риторический, так что я и не стала отвечать. Вместо этого я стала рассматривать корабли пауков во всех доступных нам диапазонах, одновременно ведя запись — возможно, сумею заметить что-то интересное. А если и нет, то за эту запись любое новостное агентство в галанете выложит кругленькую сумму — таких подробных записей арахнидов, как сказал Сэм, днём с огнём не сыщешь. Так что я тут не баклуши бью, а деньги нам зарабатываю. Вот!

— Блин! — неожиданно ругнулась сидящая в капитанском кресле мама. — Дождались!

Я обернулась к ней и увидела, что она смотрит на экран, на котором как раз в этот самый момент открывалась зона перехода, спектр излучения которой был очень похож на работу гиперпривода арахнидов. Только вот размеры этой зоны… впечатляли — это вам не эти жалкие астероиды, за которыми я наблюдала, а что-то такое, что размерами может сравниться с луной. Гравитационные волны, образовавшиеся от движения этой бандуры, заставили колыхаться всю свалку так, что теперь нам грозила нешуточная опасность получить каким-нибудь обломком по корпусу.

— Борг, запускай системы! — рявкнула мама, бешено отдавая приказы корабельному ИскИну. — Мы сваливаем! Нам надо успеть удрать до того, пока они систему блокировки не включили!

А вот это правильно! Иначе наши шансы на выживание станут не нулевыми, а вообще отрицательными. Я тоже активировала свой пульт и стала развёртывать все доступные нам щиты. Думается мне, что это лишним не будет.

Новый корабль. Лито

Когда мы завели генераторы и активировали все остальные системы, то нас тут же срисовали два арахнида, что непонятно зачем прилетели сюда. Вернее, теперь-то понятно — авангард это был. Пришли в систему, чтобы разведать обстановку до прихода основных сил. И теперь нам надо убираться отсюда подальше, так как иначе нас попросту уничтожат. К тому же, против такой махины нам и ответить нечем. Всё что у нас есть — это пара батарей средних лазеров, две гравитационки и устаревшее туннельное орудие с десятком снарядов к нему. Правда, это орудие, несмотря на свой солидный возраст, довольно мощное, а за счёт туннельного эффекта ему плевать на большинство силовых щитов. Только будет ли от него толк, я не знаю, очень уж ограничены у него возможности наведения. Мы эту бандуру намертво к силовому набору корпуса приварили, а то был риск, что нас отдачей просто развалит, так что стрелять можем только вперёд, а наводиться манёврами самого корабля, что в ситуации, когда мы удираем, и вовсе сводит на нет возможность эту пушку задействовать. И это очень печально — это я вам как оружейник говорю.

Вообще у нас сложилась очень хорошая команда: мама — капитан, Гани — управление защитой, Даша — заведует на камбузе и вообще как бы в резерве, Вельвет, Трикси, Элис и аграфка — медицина и СЖО, ну и если что — тоже могут кого-то из нас подменить, Сэм и Лапа — командуют абордажными и контрабордажными ботами, ну а Борг с Кареном и Сорф — инженерная команда. Даша поначалу обижалась, что её поваром назначили, но тут мама была непреклонна. Сказала, что Даше рано пока на всякие ужасы смотреть. Вот тут я с ней не совсем согласен — в симуляции Даша набирает больше всего очков, когда дроидами-истребителями командует. Правда, их у нас сейчас и вовсе нет — не нашли таких, которые можно восстановить, только обломки попадались. Так что, наверное, пусть лучше будет на камбузе — вопрос питания тоже задвигать нельзя. Как говорится, война войной, а обед по распорядку!

И тут мои мысли были прерваны самым бесцеремонным образом! Заметившие нас арахниды выпустили по нам несколько десятков малых истребителей-камикадзе, которые сейчас взрывались о наши защитные поля — это Гани вовремя среагировала, выставив их на полную мощность. От повреждений она нас спасла, но вот от вспышек взрывов и сотрясения корпуса это нас не избавило, что очень сильно мешало сосредоточиться. Особенно эта гадская тряска! Корпус дрожал так, что у меня зубы клацали от этого. Пришлось следить за тем, чтобы язык случайно не прикусить. Рядом Гани азартно докладывала громким голосом:

— Корабль атакован 38-ю единицами противника! Все атаки отбиты, повреждений нет, ресурс защитных полей… 68%!

Ну и зачем ей это? Мы же по нейросетке всё это видим? Разве что для того, чтобы занять себя чем-то.

Тут и мама тоже стала в слух говорить, параллельно отдавая приказы по нейросети:

— Реакторы на максимум! Двигатели в разгон! Запустить гиперпривод!

— Есть! — Выдохнул Борг, и его команда тут же что-то у себя зашуршала.

Не знаю, чего у них там происходит и как они вообще управляют своей машинерией, но то, что я видел, когда смотрел на смонтированное оборудование — это вообще полный авангардизм от инженеров! Всё оборудование было чуть ли не изолентой друг к другу примотано и на проволочных скрутках. И именно из-за этого ещё как-то не разваливалось. Ну а как оно при этом ещё и работало — сие тайна великая есть! У меня даже мысль была, что надо бы эту кучу электроники скрепить природным клеем чейнджлингов, но мама сказала не маяться фигнёй и не пугать людей. Да и ладно! Борг о чём-то подобном тоже подумал и закрепил наиболее важные узлы чем-то вроде монтажной пены, которая при высыхании становилась очень твёрдой и по прочности могла конкурировать с металлокерамикой. И, похоже, всё это себя оправдало — мы хоть и содрогались под выстрелами арахнидов, но спокойно удалялись от них, ожидая, когда старый гиперпривод войдёт в режим и мы сможем уйти в прыжок.

А тем временем огромная бандура арахнидов ме-е-е-едленно, но верно выходила из открытого прохода в реальный мир. Повезло нам, что она не перемещалась мгновенно — так бы мы уже были заблокированы и не смогли бы удрать отсюда. А так, похоже, у нас есть шанс.

— Гиперпривод прогрет и готов к прыжку! — доложил по нейросети Карен.

— Прыгаем! — тут же приказала мама.

В тот же миг я почувствовал, как мой желудок подступил к самому моему горлу, а сам я стал словно бы плоским как блин и к тому же стал заворачиваться в трубочку. Эти старые гиперприводы — это просто орудие пытки какое-то!

Новый корабль. Трикси

Уф! Какое облегчение! Мы вырвались! На последних минутах я думала, что всё — отбегались! Конец тебе, Великая и Могучая Трикси! Щиты от перегруза аж белыми стали, а отдельные вспышки выстрелов противника слились в сплошную огненную стену, но… нам повезло. Очень повезло, я считаю. Всё же мы очень хорошо постарались и сумели сделать хороший корабль. Борг не зря настаивал на том, чтобы подключить в энергосеть все найденные нами реакторы и генераторы щита. В итоге получился очень защищённый кораблик, который при случае и укусить довольно больно может.

Мысль о том, что мы вырвались, стала доходить и до остальных членов экипажа. Было забавно наблюдать за тем, как изменялись их лица. Вот вроде бы бывшие только что серьёзными, сосредоточенными лица расплывались в улыбке. После этого такой улыбающийся начинал оглядываться, смотря на других. Причём этот сценарий повторялся со всеми, словно все мы заранее об этом договорились. Ну разве что аграфка оставалась спокойной и не демонстрировала своих чувств. Да я временами вообще сомневаюсь — есть ли они у неё? По-моему, у неё с её дроидом больше сходство, чем с обычными людьми. Надо будет спросить как-нибудь у Чики, ощущает ли она мысли или чувства аграфки? А может она действительно робот?

— Эх! Сейчас бы покушать чего такого-эдакого, — размечтался Сэм, откидываясь на спинку кресла и закидывая ноги на консоль.

— А ведь верно! — кивнула Чика. — Покушать нам сейчас точно не помешает, — и тут же связалась с Дашей, воспользовавшись для этого общим командным чатом нейросети: — Даша, как ты там?

— Нормально, мам, — тут же ответила та и добавила чуть обиженно: — Что тут со мной может произойти?

— Слушай, настал момент такой, нам бы покушать чего…

— Окей! — согласилась та. — Только проблема в том, что я в этом не профессионал. Так что вкусно не обещаю, но горячо сделаю. Приходите минут через десять.

Экипаж эту новость встретил весёлым гулом. Я и сама поняла, что за время боя изрядно проголодалась. И если честно, то эти десять минут мы еле высидели. Вельвет даже предложила нам с Гани пойти помочь Даше, но, сходив на камбуз на разведку, вернулась весьма раздосадованная — она их просто не пустила. Но через десять минут двери камбуза были торжественно открыты, и мы дружной толпой ввалились внутрь. Мда… на первый взгляд всё было просто замечательно: на столе, застеленной белоснежной скатертью, были расставлены парадные тарелки из белоснежного фарфора, украшенного золотыми узорами. Рядом с тарелками и чашками лежало столовое серебро с чернью — мы всё это великолепие нашли на обломках минматарского адмиральского челнока. Похоже, на нём адмирал приёмы устраивал. Только непонятно, как этот челнок сюда затесался — Минматар в том конфликте вроде бы не участвовал. Ну или я что-то путаю. Но не это сейчас главное! Тут всё дело в другом — на этих великолепных тарелках лежало сейчас непонятное нечто, что я узнала только по запаху. Этот запах никто не забудет, если хоть раз учуял его. Так что по всему выходило, что на этих великолепных тарелках лежали сублимированные боевые пайки Агарской Империи! Я этот запах никогда не забуду — ведь именно я вскрыла тот дискордов контейнер с ними! И вот эти самые пайки лежали сейчас на дорогом форфоре и… воняли! И то, что их Даша разогрела и полила соусом, вовсе не изменило ситуацию к лучшему.

— Кушать подано, — встретила нас сияющая улыбкой Даша. — Садитесь жрать, пожалуйста!

Ресторан “Небо”. Лёха

А ничего тут ресторанчик, уютненький такой. Я так-то в прошлом, в своём мире, не очень любил ходить по ресторанам — дорого, да и готовка с сервировкой обычно странная — хрен наешься, а уж если говорить о посетителях… В общем я предпочитал сам приготовить что-то такое, от чего мои домашние писали кипятком от восторга. Но тут было ничего так, миленько. Опять же окружение всё из себя такое, красивое. Сам ресторан представлял собой площадку в форме гигантского блюдца, поднятого на тонкой колонне на высоту километра и закрытого прозрачным силовым полем, так что посетители могли вдоволь полюбоваться на закат, посмотреть на звёзды и на бескрайнюю белоснежную равнину океана. А какие тут облака по вечерам появляются! Они ещё долго подсвечены зашедшим уже солнцем в красивые оттенки золотисто-оранжевого! Да и еда тут вкусная — некий гибрид итальянской и японской кухни. По крайней мере, я заказал себе что-то типа гречневой лапши с морепродуктами и сок, очень похожий на томатный. Всё было очень вкусно. Ну а что касается цены, то она, по утверждению официантки, была очень высокой — выше, чем была раньше.

— Извините, — приятно улыбнулась девушка-андроид, ловко разносившая заказы, балансируя на парящем над полом скейте. — После нападения арахнидов на Содружество цены взлетели очень сильно. Большинство производимой еды сейчас забирают ВКС.

— Ясно, — кивнул я и видя, что официантка не уходит, спросил. — Что-то ещё?

Официантка улыбнулась и передала мне небольшую пластиковую карточку:

— С вами хочет побеседовать одна наша постоянная клиентка.

Андроид кивнула на соседний столик, там сидела довольно миниатюрная блондинка спортивного вида. Я бросил взгляд на карточку. «Сейла Гран, решение ваших проблем» — было написано на ней.

Интересная визитка. Оглядываю её через нейросеть. Вау! К обычной надписи добавилось фото и линк на личный номер для связи. Сохраняю на всякий случай информацию, а сам смотрю на хозяйку карточки. Та смотрит на меня, явно ожидая приглашения. Киваю ей, и та, подхватив стакан с коктейлем, тут же поднимается и идёт к нашему столику. «Походка плавная, от бедра», — пронеслось у меня в голове. Ну а что? Она так и идёт. Вообще манера двигаться у этой незнакомки словно у хищника — спокойно-расслабленная, но готовая в любой миг ускориться и перейти в режим боя. Тем более что, если посмотреть на неё с помощью моих имплантов, то…

— Она мне не нравится, — негромко проговорила Рита, не сводя взгляда с идущей к нам незнакомки. — Слишком много в ней наворочено… м-м-м-м… всякого…

— Да, я вижу, — киваю я.

И действительно — девушка не просто напичкана имплантами, а ещё и кибер-организована. В её теле стояла не простая гражданская нейросеть, а что-то из явно военных разработок, да и импланты отличались от своих гражданских аналогов. А уж если говорить об остальном, то тут у меня и слов-то нужных нет! Как вам то, что вся её нервная система заменена на что-то явно чуждое человеческому организму? Это, скорее всего означает, что наша незнакомка имеет ускоренную реакцию, плюс что-то ещё. Возможно, она не поддаётся воздействию парализатора. А уж что касается оружия… да у неё встроено его столько, что у меня в глазах рябит от предупреждений!

— Будь осторожен! — пришло мне на нейросеть от Риты.

Чуть киваю ей, так как незнакомка уже усаживается к нам за столик.

— Здравствуйте, — улыбается она милой улыбкой. — Меня зовут Сейла Гран.

— Очень приятно, — улыбаюсь в ответ я. — Зовите меня Лёхой, а это моя помощница — Рита. Чем обязаны вашему столь неожиданному визиту?

Девушка втянула через соломинку принесённый с собой коктейль и, так же мило улыбаясь, ответила:

— Вы, наверное, не в курсе, но за вашу голову, Лёха, назначена довольно большая награда. Не будете ли вы так любезны пойти со мной добровольно? А то я вообще не люблю насилия.

Новый корабль. Гани

Ну вот! А я вот чувствовала, что Даша ещё отыграется за своё назначение коком. Да и мамина отмазка о том, что Даша ещё маленькая… ну… она, если честно — так себе отмазочка. Если подумать хорошенько, то это Дашу надо было сажать за пульт управления оружием — ей в нашей семье нет равных в разнообразных компьютерных стрелялках. Когда она заходила в тот же WarFace, то остальные игроки просто заваливали администрацию жалобами на читера, хотя я точно знаю, что она никакими читами не пользуется, просто пегасья реакция позволяла ей играть куда эффективнее. Так что её обиду я вполне понимаю. И теперь тупо ковыряю вилкой этот сублимированный рацион космодесантника столетней выдержки. Пожалуй, подмётка у сапога выглядела бы так же, если бы какой-то извращенец догадался разогреть её и полить соусом. Да и на вкус и плотность это блюдо от подмётки мало чем отличается. И это я не говорю о запахе!

— Может быть, надо было пропустить это через синтезатор? — недовольно косясь на серую массу в своей тарелке, пробурчал Борг.

— Не советую! — радостно улыбаясь, предостерегла его Даша. — Я пробовала — получилась резина резиной! Так что я просто залила это кипятком, чтобы вернуть влагу, и полила соусом.

— Но у нас же есть нормальные картриджи к синтезатору! — взорвался Сэм. — Почему ты не приготовила что-то в нём?!

— Следуя букве Боевого Устава Агарской Империи, — улыбаясь, процитировала сестрёнка, — во время боевых действий экипаж переходит на питание боевыми рационами с маркировкой «жёлтый-коричневый-синий». Я, как подданная Агарской Империи, всего лишь следовала букве Устава.

— Да где ты только такой рацион нашла?! — удивился Сэм.

— У нас их почти полный контейнер, — явно издеваясь, сообщила Даша.

— Да я его сейчас выкину нафиг! В космос! — вскочил Сэм.

— А ну сядь! — рыкнула мама. — Совсем с головой не дружишь? Решил нас всех убить? Нельзя в гипере нарушать замкнутый контур корабля и изменять его геометрию и массу!

Сэм, как подкошенный, свалился на стул, но всё же решился продолжить предлагать варианты уничтожения ненавистных пайков:

— В машинном отделении есть очень симпатичный конвертер — пусть он это жрёт. Ему всё равно что есть, любая масса подойдёт.

— Ещё чего! — тут же вскинулся Борг. — Да я эту гадость даже близко к машинному не подпущу! Не позволю этим дерьмом мне реактор портить!

Сэм тут же начал орать на Борга, стараясь громкостью аргументов протолкнуть свою идею. Борг тоже не остался в долгу и показал, что и сам может повышать децибелы. А вот мама смотрела на эту перепалку, всё больше и больше зверея— уж я-то это чувствую. Наконец она не выдержала, и хлопнув с размаху по столу ладонью так, что все тарелки подпрыгнули и зазвенели, приказала:

— А ну заткнитесь оба!

И когда спорщики обернулись к ней, надо сказать, изрядно сбледнувшие с лица, продолжила:

— Сейчас Даша приготовит нам нормальный обед, а это… — мама с отвращением глянула на серую гадость в тарелке, — выкиньте в утилизатор!

— Но… — начал было Борг, но мама так глянула на него, что тот тут же заткнулся.

Ресторан «Небо». Рита

Странно это, но я ничего такого в местной сети не видела. Я имею в виду, что ни в одной новости, идущей по открытым каналам, нет ничего об Алексее или нашем «Призраке». Похоже, этот заказ пришёл по закрытым каналам сообщества охотников за головами. Как-то я прошляпила этот источник информации. Открытые гражданские и шифрованные военные каналы смотрела, а вот за закрытыми гражданскими как-то и не приглядывала. А вот теперь, когда эта наглая девица подошла к нам с таким неприличным предложением, глянула. И можно сказать — дара речи лишилась, от того, что там понаписано! Эти негодяи оценили голову Алексея в 150000 кредитов! А меня в 500 тысяч! Ну… не меня конкретно, а «Призрак». О том, что по сути я и есть корабль — этого они пока не знают.

А эта дамочка дальше продолжает:

— Конечно же, никто не собирается нападать на вас прямо сейчас — нам вовсе не улыбается становиться преступниками, но в глубоком космосе вас не будут защищать законы Аратана. И многим моим коллегам, — дамочка кивнула на сидящих за соседними столиками личностей, явно прислушивающихся к нашему разговору (хотя что они там за пологом тишины могут услышать? Разве что по губам прочитать), — совершенно не важно, передать вашу голову в живом виде или нет. Цена за живую гораздо выше, но и за ваш свежий труп заказчик платит вполне прилично.

— И кто этот добрый меценат, что так дорого оценил мою тушку? — спросил Лёха, одновременно дублируя вопрос мне по нейросети.

Я тут же начала копать сеть, пытаясь в закрытых серверах охотников за головами, найти имя заказчика.

— Неизвестно, — пожала плечами девушка. — Заказ пришёл через наше агентство и каких-либо подробностей у меня нет.

— А во сколько я оценён этим добрым и скромным благодетелем? — голос Лёхи просто-таки сочился ядом.

Но охотница не обратила на это внимание. Она отрицательно покачала головой:

— Позвольте мне не озвучивать эту сумму, а то, боюсь, кто-то ещё услышит и тогда охотников до вашей ценной головушки станет ещё больше, — девушка с подозрением оглядела ресторан, видимо, подсчитывая число конкурентов.

Я тоже проверила всех посетителей, легко взламывая их нейросети и наручные ИскИны. Результаты были довольно неутешительны. Отчёт тут же скинула на нейросеть Алексея:

«Лёха, мы влипли! В зале, кроме этой стервы, присутствуют ещё пятеро охотников за головами. За твою живую тушку им обещано 150 тысяч кредитов, за мёртвую — 50 тысяч. А за меня — 500 тысяч».

«Как я понимаю, это довольно неслабые суммы, если в этом ресторане с нас содрали почти 200 кредитов и сказали, что это жутко дорого?» — спросил Лёха.

«Это баснословные суммы! — отвечаю я. — За пять тысяч можно купить довольно неплохой корабль. С другой стороны, меня этот заказчик явно недооценил. Кстати, эти охотники довольно забавные ребята — они открыли тотализатор и ставят на то, кто выиграет этот заказ. И наша гостья там среди фаворитов. О! Вернее, она уже на первом месте!».

— Что ж… Сейла, — заговорил Лёха. — Я очень не хочу огорчать вас, но вынужден отклонить ваше предложение. Мне, знаете ли, самому ещё моя тушка пригодиться.

Охотница, похоже, ничуть не расстроилась. Она встала из-за стола и вежливо поклонившись, произнесла:

— Очень жаль. Видят боги Чёрной Пустоши, я хотела как лучше. До встречи в космосе!

— До свидания! — улыбнулся Лёха, а когда девушка уже сделала пару шагов от нашего столика, добавил. — Ах да! Рекомендую поставить в вашем тотализаторе на то, что никто не получит моей тушки. Ни живьём, ни чучелом. А вот заказчику, коли он не угомонится, я рыло начищу!

Девушка вежливо кивнула и продолжила путь к своему столику, не сказав больше ни слова.

Новый корабль. Чика

Ну Даша! Ну… Лёхина дочка! Устроила же! И кто её так воспитал? Неужели я? Ну да ладно! Отчасти, совсем чуть-чуть, я её понимаю, всё же я излишне опекаю её. Ну а как иначе? Мне вовсе не улыбается отвечать потом на вопросы Лёхи, если с Дашей что-нибудь случится. Так и представляю, что будут говорить за моей спиной злые языки, обсуждая злобную мачеху и бедную падчерицу. Нет уж, не надо мне такого! Я и так чуть не поседела тогда, когда ею завладел Тирек. Так что, если кто обвинит меня в особом к ней отношении, то этот кто-то будет отчасти прав, хотя вслух я такого никогда не скажу. Более того, я и думать об этом стараюсь поменьше. Особенно при детях.

А что касается её перформанса, то несмотря ни на что, мы всё же смогли нормально пообедать. Да и чего там такого? Нет никаких сложностей выбрать в синтезаторе понравившееся блюдо и заказать его. Эта модель была рассчитана на обслуживание гораздо большего экипажа чем наш, так что через какой-то час мы все были сытыми даже с учётом того, что все выбирали блюда из списка для командного состава. Я тут недавно внесла в корабельный ИскИн весь наш экипаж, и рядовых среди нас просто не было. Тем более, что даже новички уже разучили свои базы до третьего уровня, а это, по меркам местных ВКС, уровень младшего лейтенанта.

Так что мы, сытые и довольные, приготовились отдохнуть, после весьма напряжённого ремонта и ещё более напряжённого боя с арахнидами. Но и этого нам не дали. Я уже почти засыпала, валяясь у себя в каюте, когда по всему кораблю заорали баззеры тревоги, а корабельный ИскИн срочно затребовал меня в рубку. Пока я добиралась до рубки, корабль пару раз ощутимо тряхнуло, что было совершенно невозможно в гипере. Так что в ложемент капитана я плюхнулась в самых мрачных предчувствиях. Первый же взгляд на экран поразил меня — там были звёзды! Не серая муть, которой традиционно обозначают гипер, а обычные сияющие звёзды. Я тут же подключилась через нейросеть к БИЦ корабля и увидела эскадру из двадцати вымпелов, самый маленький из которых был больше нашего кораблика раза в два.

«НЕИЗВЕСТНЫЙ КОРАБЛЬ, НЕМЕДЛЕННО ЗАСТОПОРИТЬ ХОД! ДЕАКТИВИРУЙТЕ ЩИТЫ И ОРУЖИЕ! ПРИГОТОВИТЬСЯ К ПРИЁМУ ДОСМОТРОВОЙ КОМАНДЫ! ЗА НЕПОДЧИНЕНИЕ — УНИЧТОЖЕНИЕ НА МЕСТЕ!»

Ну вот, приплыли! Одно радует — это корабли Содружества, а не арахнидов. Те бы нас просто расстреляли.