Записи миссии «Стрелы 18»: Одинокий рейнджер

В не очень далёком будущем звёздная система Омега Центавра казалась учёным всего лишь ещё одной странностью на картах. Однако когда было обнаружено, что звезда обращается вокруг планеты земного размера и земного типа вместо чёрной дыры, что предполагалось из характера её движения, была организована миссия с целью изучить это в высшей степени необычное небесное явление. Урезанная в средствах политиками и чуть было не сорванная до её начала, миссия «Одинокий рейнджер» была сокращена до единственного члена экипажа, предоставленного самому себе. Данный текст – дневники «Стрелы 18» и её единственного командира. Эта информация помечена грифом СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО Земным Космическим Агентством. НЕ говорите принцессе.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Человеки

Во тьме золота и мрамора

Эта история произошла за 40 лет до того, как амбициозная единорожка Твайлайт Спаркл покинула Кантерлот в поисках друзей и начала свое долгое приключение. Во времена, события которых давно преданы забвению и о которых так давно никто не вспоминал. История об одном единороге, который искал лучшей жизни и окунулся в свой самый худший кошмар. Сможет ли он из него выбраться? И кем он в итоге станет?

Принцесса Селестия ОС - пони

Фарфоровая пони

Маленькая кобылка Летиция очень обрадовалась подарку от дядюшки ― балерине, танцующей в волшебном шаре. Кто мог знать, что простая игрушка перевернет жизни Летиции и её старшего брата Эдмонта.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл ОС - пони

Темнейшие уголки вселенной

Отважные носительницы элементов гармонии не раз спасали мир от злодеев и катаклизмов, всегда выходя победителями. Но никто и предположить не мог, что самое могущественное зло таится в них самих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Старлайт Глиммер

Последний урок дружбы

Странные и страшные события происходят в Эквестрии: самые могущественные из магов-единорогов впадают в безумие, Твайлайт Спаркл видит пугающие сны, Принцесса Селестия вспоминает мрачное Пророчество, данное когда-то Старсвирлом Бородатым, а врата Тартара обращаются в портал в неизвестные космические глубины, из которых неведомое Зло готово вторгнуться в волшебную страну. Сумеют ли маленькие Хранители Элементов Гармонии победить темные силы? Сумеют ли Принцессы отстоять свой трон? И как все эти жуткие события связаны с одним из бывших кантерлотских библиотекарей?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Вайнона ОС - пони

Историю пишут победители

Линк Шайн - новый архивариус в администрации Сталлионграда очень сильно интересовался историей города и того, как он обрел независимость. Он был уверен, что Селестия тогда спасовала и даровала ему независимость. По крайней мере так все говорили. Но Линку предстояло узнать весьма любопытные подробности.

Принцесса Селестия Другие пони

Сорок единорогов и один параспрайт

Молодого учителя назначают в класс, с которым никто не может сладить.

Детство Великой и Могучей Трикси

Великая и могучая, но весьма одинокая. Может, Трикси не такая уж и пяло?:)

Трикси, Великая и Могучая

Цвет лаванды

Сварив зелье из необычных цветов, Зекора и не подозревала чем это обернется и кого она повстречает по ту сторону.

Принцесса Луна Зекора

Стальные крылья: рождение Легиона

События, произошедшие во время прадзника Теплого Очага счастливо разрешены. Большинство невиновных наказано, большинство непричастных награждено, и выжившие в замке Ириса отправились по домам. Но что же делать мелкой сталлионградской пегаске, поклявшейся себе не допустить повторения произошедшего и уберечь так понравившийся ей новый мир от древнего и мрачного наследия ушедшей эпохи войн и раздоров?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Автор рисунка: aJVL

Это было обычное утро, где-то среди недели, и я, как всегда, поднялся со своей тёплой кровати в холод утра, пусть за окном и горела середина лета. Предрассветные часы все так же обдавали шерстку холодом, особенно через открытое на ночь окно.

Забавно, каждое утро я говорю себе, что не буду открывать его, но при этом каждый вечер я, изнывая от духоты дня, снова открываю его и ложусь спать.

Как и каждое утро, первым пони, которого я видел, был тот самый единорог в моем зеркале: этот молодой, чуть скромный и очень вежливый часовщик с бело-серой шерсткой, желтой гривой и голубыми глазами, к которому вы относите свои будильники и часы, когда те почему-то хотят поспорить с принцессами дня и ночи о том, какой сейчас час. Как и всегда, окончание водных процедур на утро быстро переходило в неполный завтрак в мастерской.

Нет, я не доделывал то, что должен был сделать еще вчера, я делаю все в срок! Обычно, как и сейчас, я жую какой-нибудь бутерброд, проверяя запасы и вынося к прилавку то немногое, что должны были забрать у меня еще вчера.

А ведь когда-то я и сам делал неплохие часы, в моей мастерской есть много чего для такой, довольно ювелирной, работы. Как жаль, что ныне оно все пылится, но кто я такой, чтобы винить пони в том, что они придумали как делать это быстрее чем я могу даже представить? Пусть фабричные изделия довольно однородны, но все же неплохо исполняют свои функции.

С другой стороны, заказные часы начали стоить гораздо дороже, и пусть фабрики и производят сотни часов в час, кто-то ведь все еще должен чинить их в случае чего?

Довольно быстро я осознал себя сидящим за прилавком в ожидании заказов. Я уже открыл двери и перевернул табличку с «закрыто» на «открыто» и просто глядел через витрину на восходящее солнце.

Такими ранними утрами было мало клиентов, но все же один-два редких утренних пони заглядывали ко мне, когда забрать уже готовый заказ, серьёзно любопытствуя, как поживают их часики, когда карманные, когда настенные, иногда напольные; нередко заходили и принести новой работы.

Прождав так до тех пор, пока солнце совсем не выглянуло из-за горизонта, я отправился на кухню за более приятной пищей, чем пара цветов и кусочек хлеба, смешно, я окружён часами, а определяю прошедшее время по солнцу.

Я уже готовился приготовить что-либо существенное, когда до меня дошел звук колокольчика двери. Вернувшись за прилавок, я увидел ожидавшего меня фиолетового аликорна, принцесса Твайлайт Спаркл, она была частым гостем в моей мастерской, бывало и время, когда она приходила сюда каждый день, всегда с рассветом, возможно так на ней отпечаталось влияние принцессы Селестии, возможно она и сама была «утренней пташкой», хотя последнее скорее ее более новая привычка, в дни нашего знакомства я чаще видел ее более усталой, как будто не спавшую всю ночь, с немного замыленным взглядом, но сейчас, все чаще по утрам она заходила в бодром расположении духа.

— Доброго утра, принцесса, ваши часы не дружат с солнцем и луной? — Принцесса чуть посмеялась над моей шуткой, ей всегда нравился такой юмор от меня, а я в свою очередь всегда старался не повторятся.

— Нет, что ты, но мне хотелось бы проверить, на сколько они точны? И, пожалуйста, я просила тебя об этом уже кучу раз, зови меня просто Твайлайт — она с милой улыбкой протянула мне самые обычные карманные часы без крышки, в них не было ни красоты, ни изысков, это были простые фабричные часы в металлическом корпусе.

— Если я так поступлю с вами, то из меня испарится вся моя галантность — Принцесса часто приходила ко мне с просьбой, узнать на сколько точны ее часы, даже еще до того, как стать принцессой. Несколько раз после коронации я предлагал ей сделать часы на заказ, которые были бы более презентабельными и при этом об их точности не стоило бы беспокоиться, но каждый раз я получал отказ, что ж, возможно, с этими часами связана какая-то история, а может, это является некой формой скромности, но об этом я никогда не спрашивал, а лишь, как и сейчас, доставал из-под прилавка довольно грубые тяжелые деревянные настольные часы, которые были похожи на куб с грубо вставленным циферблатом.

Корпус этих часов был лишь кучей небрежно сколоченных досок, но главная их функция была не в красоте: механизм этих часов был вершиной моих умений, он был настолько точен, насколько было возможно, и самое главное, благодаря этому механизму они никогда не сбивались, эти часы были абсолютным эталоном в моей мастерской, правда и механизм их был не маленьким и без корпуса представлял из себя запутанную конструкцию из кучи пружин и разно размерных шестерёнок, что в сумме довольно много весило.

— Довольно точно, отставание где-то треть секунды, — клянусь, после этих слов я краем зрения заметил, как глаз принцессы немного дернулся — но это не критично.

— Я все же под настрою их, — фиолетовое свечение неожиданно обхватило часы в моем копыте, после чего их стрелки аккуратно, почти незаметно сдвинулись, так, чтобы компенсировать не точность и сами часы вылетели из копыта, чтобы переместитбся к своей владелице. — Спасибо за помощь.

— Завтра вы придёте ко мне с той же просьбой, принцесса, — услышав звук моего голоса, она остановилась рядом с дверью, уже намереваясь открыть ее, после чего развернулась и посмотрела прямо на меня:

— Эти часы моё первое лабораторное оборудование, — принцесса отвела взгляд, мило покраснев, — возможно, я немного сентиментальна, когда дело доходит до их замены.

— Я мог бы просто поменять их механизм на более точный, чтобы вам не приходилось постоянно приходить ко мне только для того, чтобы уточнить время.

— Я подумаю, — принцесса несколько улыбнулась этой идее. — До завтра!

С уходом принцессы день продолжил свой неспешный шаг, а я все вспоминал и обдумывал наш диалог. Да, у каждого из нас были такие вещи, любимые, несмотря ни на что, те расставание с которыми, словно расставание с близкими пони, не всегда это были часы, но часто мне приходилось чинить такие любимые вещи, и если повезет, слышать то в каких не бывалых приключениях побывали те, узнать воспоминания, связанные с ними, не всегда приятные, но всегда теплые.

Я как раз чинил часы местного богача Филси Рича, которые тоже имели свою долгую историю. Эти часы достались своему нынешнему владельцу от его отца и с того момента постоянно сопровождали жеребца по его жизни, в тягостные моменты он смотрел на них и вспоминал своего отца, и те жизненные советы, что он давал ему, в счастливые же напротив, с улыбкой гадал что преподнесёт ему будущее.

В любом случае это было тем, что сам Филси поведал мне во время ремонта. Ремонт его часов не был чем-то, для чего мне было бы необходимо пользоваться инструментами в мастерской, и часть материалов была у меня за прилавком, так что я принялся за работу сразу же; многие пони любили остаться и посмотреть, на то как я ремонтирую их часы одним телекинезом, подмечаю и вынимаю какую-то крохотную детальку из всего механизма и меняю на такую же маленькую деталь; многие так же считали это неким проявлением честности с моей стороны, что явно играло мне в копыто.

Как раз закончив ремонт и отдавая часы, я заметил еще одного клиента. Она была фестралкой и выглядела именно так, как многие и представляют себе их, с чуть видными из-под губ клыками, шерсткой на грани черного и синего, фиолетовой гривой, ушами и крыльями как у летучей мыши и кошачьими кроваво-красными глазами. Глазами такими яркими и чистыми, такими прекрасными, я ненароком засмотрелся и даже не мог отвести взгляд, такого взгляда не было ни у кого другого, им можно было гипнотизировать, и я попался на этот гипноз как муха в банку меда, я увяз в нем и не хотел выбраться, я даже не заметил, что сказал мне Филси или даже как он ушел. Но что-то было не так, была какая-то неправильность, и тогда я заметил, чем это было, в глазах фестралки стояла влага как после слез, а ее нежное лицо было затронуто печалью.

Если бы я не заметил этого я, мог бы любоваться ей как звездами. Как? Как столь красивое создание, совмещающее в себе красоту и некоторую хищную дикость, могло быть в печали. Что или кто мог обидеть столь прелестную особу?

Она не сказала мне, лишь положила передо мной старинные часы, карманные часы в серебряном корпусе, открывающаяся крышка которых была выполнена из того же металла и выглядела как переплетение ветвей, через которые проглядывался циферблат, в середине же ветви объединялись, образуя собой полый контур полумесяца, с обратной стороны гравировкой были высечены контуры ночного неба с блеском звезд и всполохами ночного сияния центр которого занимала полная луна обведенная кругом звезд, сама луна вместе со звёздами чуть выступала, как бы оттесняя на задний фон картину неба.

Вся работа была выполнена столь мастерски, что мне было даже неловко браться за них, я чинил множество часов и чуть меньше сделал сам, но я не был мастером в ювелирном деле или так же хорош в обработке металлов и боялся напортачить, испортить что-то такое же красивое, как и та, кто принесла их сюда.

— Они встали, — фестралка снова обратила на себя моё внимание отведя взгляд чудных грустных глаз, — можете ли вы починить их?

— Я починю, — разве мог я отказать ей? Сказать идти куда-то еще, искать другого мастера и даже не попытаться помочь?

Я тяжело вздохнул и сконцентрировался на часах, взяв их своей магией, я открыл заднюю крышку. К моей радости все оказалось очень просто: пружина, приводящая в действие весь механизм, по каким-то причинам просто оборвалась на одном из своих витков и тем самым спустилась. К счастью, у меня было все необходимое, чтобы заменить ее, чем я и занялся, медленно, шаг за шагом, разбирая весь механизм; так, добравшись до пружинного моторчика, я вынул испорченную пружину и поставил новую взамен. Заводка пружины и сборка заняли считанные секунды, за счет того, что однажды ученица принцессы Твайлайт помогла мне, сделав заклинание специально для этого.

Как только стрелки часов снова зашагали я тут же настроил их на нужное время, после чего протянул их владелице. В миг ее лицо преобразилось, нет тень печали все еще лежала на нем, но теперь ее губы изогнула приятная милая улыбка.

Фестралка перевела свой повеселевший взгляд с идущих часов прямо на меня и неожиданно метнулась через прилавок, одним прыжком и легким взмахом крыльев она перелетела его, после чего обняла меня.

— Спасибо, — она говорила тихо, почти шепча.

— Похоже, эти часы очень важны для вас? — мы чуть отстранились друг от друга, смотря друг другу в глаза.

— Так и есть, мой дедушка… он… совсем недавно… — я не дал ей закончить, и так было понятно, что произошло, я просто обнял ее, она же уткнулась куда-то под шеей.

— Пойдем, — я разжал объятья и повел ее на кухню, там я вскипятил чайник и достал то немногое, что было у меня дома.

— Ты очень добр, — она сидела напротив меня смущаясь моей открытости; признаться, я и сам не особо узнавал себя, но каждый раз, когда я смотрел на нее, мне все больше хотелось хоть как-то утешить ее горе, трудно терять близких, еще труднее переживать это в одиночестве.

— У меня редко бывают настолько грустные клиенты, так что я хотел хоть чуть-чуть, но помочь.

— Я ведь не расплатилась с тобой! — фестралка чуть подскочила на месте, прикрыв копытцами рот.

— Ты заплатила мне сполна — я ехидно улыбнулся, чуть отпив из кружки, и отвел взгляд в сторону, что было, наверно, самым тяжелым испытанием в моей жизни.

— Когда же? — ее удивление ничем не скрывалось, ее глаза были как два больших блюдца, она поставила оба копыта на стол и навалилась на него выпирая в перед, по ближе ко мне, а крылья чуть приоткрылись, как это обычно делают пегасы.

— Твоя улыбка, — теперь же удивление фестралки превратилось в недопонимание, а поза незначительно изменилась лишь тем, что теперь она выпрямилась на своем месте.

— Когда ты взяла часы и увидела, что они идут, твоя улыбка была лучшей наградой — я заглянул прямо ей в глаза, ее щеки порозовели через темный мех, это было так мило, что у меня нет слов.

— Но все же, мне кажется этого немного недостаточно, — ее смущение несколько ослабло, — ты ведь потратил время и материалы на ремонт.

— Это был простой ремонт и, думаю, я переживу потерю одной пружины.

— И все же, может есть еще что-то чем я могу отплатить тебе? — фестралка была довольно настойчивой и уже даже начала немного злиться на мою излишнюю щедрость, я глубоко задумался.

— Расскажи мне о своем дедушке, как он получил эти часы?

Она немного задумалась, и тень горести утраты чуть усилилась на ней, но после она начала долгий рассказ о своем родственнике; он начался поздно вечером и закончился где-то в середине ночи; признаться, если бы я не отвлекал ее, переводя тему или спрашивая о чем либо, то история заняла бы намного меньше времени, но тогда бы она быстро покинула меня, отправляясь дальше в свой путь.

Ее дедушка был старым моряком, и еще в начале своей карьеры он прославился тем, что наизусть знал все ночное небо, и вскоре к нему привязалась репутация штурмана, которому не нужны карты, а лишь направление. Он несколько раз пересёк океан, не раз бывая в штормах, и терпел особо долгие штили, когда солнце беспощадно выжигало команду корабля, а полное безветрие заставляло браться за вёсла. Не раз их команда терпела и налеты пиратов, но раз за разом они терпели неудачу, быстрый парусник и его умелый штурман ловили все ветра, что только могли быть в море, каждый раз избегая драки. Позже бывалый моряк обзавелся и семьёй на суше, он все так же выходил в дальние плаванья зарабатывая так на жизнь, но он уже не редко засиживался в бухте подольше. Когда же седина тронула его гриву и бороду, он уже перестал выходить в открытое море и вообще редко спускался на воду, вскоре, когда его старший сын показал ему его маленькую внучку, которая сразу же стала его любимицей, старик и вовсе осел на суше, ссылаясь на то что его старая привычка, курение, совсем добила его. Так и случилось, но уже совсем позже и вот теперь его любимая внучка летела с Филадельфии домой в Холоу Шейдс с его карманными часами, которые он купил после первого своего большого плаванья.

После рассказа мы быстро распрощались в дверях, у нее уже не было того выражения грусти и печали, приятная улыбка украшала ее мордочку, было ли это от нашей приятной беседы или просто некой формой вежливости, я не знаю, она свечой взлетела в небо и покинула меня, я же поднялся наверх в свою ванну и уставился на себя в зеркало.

— Похоже, я заболел, — это было тем что я произнес своему отражению, — я заболел ею.

Комментарии (5)

0

Очень хорошо, с долей романтики

Oil In Heat
Oil In Heat
#1
-1

"...он смотрел на них и вспоминал своего отца, и те жизненные советы, что он давал ему..."
"Голос из прошлого": —Помни Филси Рич! Мы не промышленные, а финансовые капиталисты ни обладаем продуктами труда в форме их потребительской стоимости! Помни что смысл твоей жизни заключаться в эксплуатации труда рабочих и конкуренции с соседней буржуазией за рынки сбыта в борьбе за концентацию прибавочной стоимости! Не верь иллюзиями что создали я и мои друзья о либерализме! Экономики основанной на среднем классе быть не может! Поэтому всячески поддерживай старый консервативно-олигархический бонапортисткий режим принцессы нашей Селестии! Воруй иденьги из казны! Делись с дружками и Селестией, но помни никогда, НИКОГДА не давай спуску коммунистам и анархистам!

У меня если честно вызывает дискомфорт эта форма письма от первого лица с ДИАЛОГОМ СО ЗРИТЕЛЕМ. Я имею в виду что он таким образом излагает своё личное мнение что мне это кажеться нравоучением.

"— Ты заплатила мне сполна — я ехидно улыбнулся, чуть отпив из кружки, и отвел взгляд в сторону, что было, наверно, самым тяжелым испытанием в моей жизни." Я честно не понял что являлось испытанием.

"...— Похоже, я заболел, — это было тем что я произнес своему отражению, — я заболел ею...." кидайте это в стопку банальщины.

Утилитарист
#2
+2

"...— Похоже, я заболел, — это было тем что я произнес своему отражению, — я заболел ею...." кидайте это в стопку банальщины

Выражение популярное, но это ещё не приговор. Ах, если перед этим ГГ бы на секунду задумался, заметил бы, что глядит фестралке вслед, что так странно вздыхает, что очень быстро бьётся сердце, что чуть кружится голова… Если бы он не понял сразу, если бы принял сперва за болезнь, эти слова сразу засияли бы смыслом.
Нет фраз-клише, есть только зря вырванные из контекста фразы.

В целом рассказик милый. Круто, что сквозь глаза часовщика он охватывает истории сразу нескольких поней. А ещё мне нравится, что автор пытается вставлять время от времени остроумные метафоры. Особенно хороша та, что про часы, спорящие с принцессами Дня и Ночи — сразу вспоминаешь, что ты в Эквестрии!

Нужна вычитка, конечно, но здравое зерно в рассказе присутствует. И ради Луны, не позволяйте предложениям тянуться весь абзац, словно у Гарсиа Маркеса или Алана Милна. Когда подлежащее и сказуемое сменяются уже четвёртый раз с последней точки, становится страшно.

Анастасий Порфирьевич
Анастасий Порфирьевич
#3
0

Даже больше чем в Эквестрии, скорее всего "аватар Найтмер" это отсылка на "Грехи прошлого" и Никсерис, а дети ночи... https://youtu.be/I30GkQ4lFb0 (на русском)

https://youtu.be/DWZ_ljipFkw (оригинал свещеный)

Утилитарист
#4
+1

Честно сказать я и сам не рад что у меня вышли такие большие предложения, просто в какой-то момент я увлёкся и так уж вышло, что под рукой не было никого кто просто хотя бы спасил, почему они такие длинные. Ну и если честно я первый раз пробую писать что то из романтики, по этому да вся история с любовью во многом банальна. Я не пытаюсь оправдаться просто не хочу, чтобы в дальнейшем от меня ожидали подобного

MoonShlne
MoonShlne
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.