Идеология Плавленых и Кристаллизованных

Который год наше Советское правительство в альянсе с эквестрийским революционно-буржуазным режимом ведёт тяжёлые бои против войск так называемых "Богинь". Однако, Сталлионградское государство борется в первую очередь ради выживания пони, так как политика врагов сводится к уничтожению любого попавшего к ним существа и к приведению подконтрольных земель в полную непригодность для ведения какого-либо хозяйства. При этом, к сожалению, наше правительство не разъяснило должным образом идеологическую подоплеку противостояния. В этой статье мы попробуем разобраться с идеологический стороной нашей борьбы, так как до сих пор отсутствовало строгое понимание того, кем же являются наши враги: империалистами, ревизионистами или чем-то иным.

ОС - пони

Нечаянная гармония

Октавия Филармоника в отчаянии. Впутавшись в злополучную «пони-польку» на престижном Гранд Галопин Гала, она мигом очутилась в чёрном списке у сливок кантерлотского общества, а то есть своих клиентов. И вот, с перспективой лишиться жилья из-за неуплаты, она решает устроиться на подработку в местечковый ночной клуб. Разумеется, до этого она и носа не казала в клубах, а потому даже не подозревает, во что ввязалась...

DJ PON-3 Октавия

Самый худший грешник

Однажды Флаттершай попадается довольно интересная шкатулка-головоломка, и это приносит самые неожиданные последствия... Рассказ - закончен.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пинки Пай – настоящий серийный убийца

Да. Она определённо такая.

Пинки Пай

Похитители для Пинки

Двое похитителей задумали похитить Флаттершай и взять ее в заложницы. Но по непонятным обстоятельствам в копытах у них оказалась Пинки.

Пинки Пай ОС - пони

Шах и Мат

Это второй цикл из рассказов про Файеркрекера, который мы пишем с моим другом и соавтором, H215. В этом фике у Файера появляется небольшая проблема, а также на носу поездка в Кантерлот, где он и надеется всё исправить. Но - не тут то было.

Твайлайт Спаркл Эплджек ОС - пони

Искренне твоя

Иногда случается так, что жизнь воздвигает между друзьями преграду - мечты, желания, и прочие обстоятельства разводят их на большие расстояния, оставляя единственную возможность общаться друг с другом лишь посредством писем. Но так ли это плохо? Далекие расстояния и аккуратные строчки в письме могут сблизить куда больше, чем взгляд глаза в глаза, разговор лицо в лицо.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз

Вихрь звёзд вокруг нас

Древний мир. Эпоха "понячей античности". Ещё нет аликорнов, нет Эквестрии. Единственная известная магия - телекинез. Эта история о том, как всё начиналось. Эта история об амбициях и их последствии. Да, и не пытайтесь переводить название на английский. Можете словить спойлер)

Другие пони

Купание

Пони захотелось прогуляться и искупаться

ОС - пони

Ветреный день

Анон находит самый волшебный воздушный шарик во всей Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Devinian

Глава I. Кровать, книга, тумбочка, кристалл. (Пилотная глава)

Глава I. Кровать, книга, тумбочка, кристалл. 

На самом деле, я не знаю, почему Кристалл не желает со мной поддерживать беседу. Ему же тоже должно быть скучно тут… Да и знакомы мы уже целую вечность. Разве этого недостаточно, чтобы стать друзьями? Эх… Мне всего-лишь хочется услышать от тебя «Привет, Номер Ноль, может, поговорим про эти голубые неоновые звезды, которыми ты украсила Склеп? Что ты чувствуешь, смотря на них? И… Почему именно звёзды? Почему не игривыми огненными искрами? Или не мягкими фиолетовыми волнами? Почему именно звёзды?».

— Ну пожалуйста, Кристалл, почему ты просто не можешь поговорить со мной? Я же не прошу тебя выйти из этого зеркала… — в отчаянных попытках пытаюсь разговорить зануду.

— Номер Ноль. Ты прекрасно знаешь, что я не предназначен для обычных низших разговоров, — раздался трескучий говор с той части комнаты, где на стене висело большое прямоугольное зеркало в полный рост кобылки. С той стороны зазеркалья в воздухе висел большой ромбический кристалл, излучающий яркое голубое свечение. Пространство вокруг него так и пульсировало от безграничной мощи, а реальность чутка преломлялась и размывалась рядом с его поверхностью. – Кристалл Фактов не станет тратить энергию на эту несуразицу.

— Хм… Но ты ведь сейчас ведёшь со мной «низший разговор», верно? – победно подмигнув, чутка приподнимаю и прижимаю к груди правое копытце, довольно смотря в зеркало.

— Верно, и это факт, Номер Ноль. Однако фактом является и то, что наш весьма короткий разговор подошёл к концу… — голубое сияние Кристалла волной прошлось по Склепу.

— Снова? – разочарованно произношу я, поднимая брови. С надеждой смотря на Кристалл. В ответ было слышно лишь монотонный энергетический гул, сохраняющийся уже в этой комнате бесконечное количество времени. – Снова… — грустно вздохнула я. – Но я всё равно люблю тебя, Кристаллик! – улыбнувшись, плюхаюсь спиной на кровать. И, повернув мордочку в сторону зеркала, сказала: — Даже если не хочешь говорить со мной, ты всё равно дорог мне. Ты меня так долго учил… И я благодарна тебе за это. Хоть и отказался рассказывать мне, откуда я появилась, и правда ли существует вселенная где-то ещё? Я правда не обижаюсь на тебя! Просто в этой книге рассказывается про мягкие изумрудные поляны, яркий огненный шар, висящий высоко-высоко в бескрайнем голубом пространстве, и какой-то «океан»… Жаль я так и не могу понять, что же значит слово «океан»… В книге нигде про него не рассказывается. И ты, как обычно, отказываешься мне говорить.

— Номер Ноль. Я не несу в себе информацию об этом бессмысленном слове, и это факт, — запульсировал свет.

— Но почему, Кристалл? Ты же знаешь абсолютно всё, и даже больше! Не может же слово посреди книги не нести в себе никакой информации? – перевернулась на бок, в сторону зеркала.

— Как видишь, Номер Ноль, это факт. В моей базе данных нет никакого определения этому слову, ровно как и синонимов, антонимов, омонимов и паронимов, — я почувствовала небольшой, еле уловимый энергетический всплеск в пространстве. – И фактом является то, что эта книга, за которую ты так сильно цепляешься, лишь мешает твоему энергетическому балансу.

— Но я люблю её! – телепортирую книгу к себе, нежно прижав её к груди передними копытцами. – Хоть я и перечитывала её уже целую бесконечность раз, она всё равно важна для меня! Ведь именно она подкидывала мне идеи, пищу для размышлений, а ещё сделала мою жизнь куда разнообразней!

— Номер Ноль, я не могу силой заставить тебя избавиться от этой книги, однако я могу тебе поведать один факт: тебе станет гораздо лучше без неё, — неоновые звезды пропали, и вместо них я материализовала тысячи маленьких огненных искр, мерцающих в пространстве.

— Никогда… — прошептала я, немного обозлившись на Кристалл. Но злость тут же пропала. Он же не виноват, что он способен говорить лишь про факты, верно? Это его предназначение…

Искры плавно похолодели и стали излучать тихую, спокойную, умиротворенную энергию голубого свечения… Энергетическое напряжение в комнате стихло, гул Кристалла немного успокоился… Я перевернулась на спину и уставилась в пустой потолок, на фоне которого в воздухе парят тысячи-тысячи холодных искр. В этой комнате была бы кромешная тьма, если бы не Кристалл Фактов с той стороны зеркала. И даже с его свечением пространство было очень тёмное. Гладкие серые холодные стены… Такие скучные и однообразные… Думаю, пора разнообразить обстановку. Закрываю глаза, полностью расслабляю шею, спину и копытца, проваливаясь в бесконечную тьму внутри себя. Бесконечная… Бесконечность возможна… Так почему Кристалл просто не может объяснить мне, что такое «океан», почему яркий огненный шар парит в бесконечно голубом пространстве? В горле будто застрял едкий горчащий комок, немного отдавая болью в голове. Мех на пушистой щеке немного намок. Мои копытца сами крепко-крепко прижали книгу к груди. Тепло… Это чувство внутри… Оно такое ласковое и нежное… На мордочке появилась лёгкая улыбка. Будто нежное-нежное мягкое, пушистое одеяло заботливо окутало мое сердце… Когда-нибудь… Когда-нибудь… Изумрудная мягкая лужайка, а над ней парит огромный полыхающий шар в бездонной лазури… Перед глазами всплыла сцена.

Сцена, греющая мою душу… Эта трава… Она такая мягкая и приятная… Эти деревья такие красивые, и каждое уникальное… Открываю глаза. Искры уже давно потухли, и лишь этот серый потолок встречает мой взгляд. Переворачиваюсь на правый бок и слезаю с кровати, аккуратно ступая на зелёную траву. Приятное щекочущее чувство в копытцах лишь расширяет мою улыбочку. Тихонько ложусь на землю и начинаю с огромным удовольствием ворочаться в нежной траве, прикрыв глаза.

— Номер Ноль, я никогда не смогу тебя понять, — недовольно затрещал Кристалл. – И это факт.

— А зачем? – перестаю ворочаться и переворачиваюсь на живот, положив голову на передние копытца и уставив свои глаза на Кристалл, гордо возвышающийся надо мной. – Ты никогда не пробовал почувствовать, — игриво задираю голову вверх и начинаю материализовывать дубовые листья, медленно опускающиеся листопадом с потолка. Кристалл так ничего и не ответил. Несколько минут подряд я любовалась падающими на меня листьями, увлеченно закусив язык. В комнате воцарилась полная тишина, которую я решила нарушить. – Кристалл, а почему я не могу менять размеры комнаты? – не отрываясь спрашиваю. – Ты научил меня созидать любой объект, научил меня вообще всему! Разумеется, я тебе бесконечно благодарна за это, иначе я бы просто умерла от скуки и однообразия. Но почему я могу абсолютно всё, но изменение формы комнаты и ее размеров у меня никак не получаются? Она же ничем не отличается от обыкновенного объекта, верно? – материализовываю прямо перед носом обычный резиновый мяч. В точности такой же, как на иллюстрации в книге. Увеличиваю его до огромных размеров и придаю ему форму тессеракта. Меняю материал на железо, увеличиваю его температуру до десяти тысяч градусов, уменьшаю объем и начинаю просто левитировать яркую оранжевую раскаленную жидкую массу возле своего левого копыта. Отделяю две молекулы этой массы, одну левитирую к левому копыту, умножаю в миллионы раз её количество, и, закрыв глаза, придаю второй массе совершенно случайную непонятную острую форму. Вторую молекулу левитирую себе за спину, изменяю её температуру до минус десяти тысяч градусов, образуя из неё большой светящийся голубой полумесяц.

— Номер Ноль, ты ошибаешься, и это факт, — ответил мне Кристалл. – Комната – не объект, она существует вне Вселенской Сети. Даже я не в состоянии подвергать её изменениям.

— Но кто-то же создал её до нас, до самой бесконечности, верно? – растворяю в пространстве всё, что я создала. Теперь это вновь просто холодная серая комната.

— Мы не можем это знать, и никогда не узнаем истину, и это факт, — пронеслась холодная волна энергии. Я тяжело вздыхаю, поднимая брови, и смотрю на свои большие голубые глазки в зеркальном отражении.

— Быть может, ты прав, — киваю я. В комнате вновь воцарилась давящая тишина. Оборачиваю голову назад, в сторону тумбочки, и на мордочке появилась улыбка. – Однако сама комната далеко не бесконечна…

Продолжение следует...

Комментарии (0)

Авторизуйтесь для отправки комментария.