Главный герой

История о том, как с Мэри Сью сняли корону. Согласитесь, это интереснее обычной истории о Мэри Сью.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Последний поезд домой

Жизнь — словно путешествие на поезде, не так ли, дорогуша? Маршрут проложен, точка назначения выбрана, билет лежит в копытах. Как жаль, что многие, включая меня, столь сосредоточены на достижении цели и не могут понять простую истину. Пункт назначения изменится, на этот поезд ты можешь успеть, а можешь и опоздать, но всегда будут те, кто готов путешествовать с тобой — если позволить им это.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Моя маленькая пони. Секс — это чудо! Сезон 3

Да-да, глаза Вас не обманули — Третий Сезон Begins!!! В Эквестрии появился новый человек, что же ждет его? Безумная оргия в Сахарном Уголке? Безумная оргия в школе Понивилля?! Или он встретит свою Истинную Любовь? И как Сэм будет подкатывать к Селестии? Будет ли Яна верна Биг Маку? Что задумал Дискорд? И когда, черт возьми, появится Королева Кризалис?! Всё это и многое другое в новом сезоне MLP:SIM!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Кто прошлое помянет

Кто не любит посидеть в весёлой компании у костра, рассказывая страшилки? Но, оказывается, не все из них так безобидны, как могут показаться...

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Найтмэр Мун Бабс Сид

Друг мой, враг мой

"Война определяет не тех, кто прав, а тех, кто остался." Приписывается Расселу.

ОС - пони

Любовь и Искры

Однажды принцесса Каденс едва не была раздавлена роялем, но её спасает молодой жеребчик - курсант Королевской Гвардейской Академии Шайнинг Армор. Между ними промелькнула искра. В свой черёд приходит время знакомиться с его семьёй. Если бы Каденс знала, чем это закончится...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Мундансер Сансет Шиммер

История на ночь

Во время пижамной вечеринки с подругами Твайлайт вспоминает страшный рассказ из старой книги...

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Родные земли

Для любого живого существа существует моральный выбор. И как порой завидуешь холодному компьютерному интеллекту.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Обратная сторона медали

Иногда мы просто не знаем всей истории.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Без права на ошибку

На дне рождении Эплблум со Спайком происходит странная вещь - бедный дракончик вдруг ни с того ни с сего начинает изрыгать огонь, сам того не желая. Праздник испорчен, ферма понесла большие убытки, что ждет Спайка? Твай принимает ответственное решение - она применит заклинания перемещения во времени, чтобы внести небольшие коррективы. Удастся ли ей это и что, а точнее кто, стоит за всем этим?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум

Автор рисунка: MurDareik

Трикси кивнула на зеркало — на одну из фотографий, пристроенных в зазоре под рамой. Объектив запечатлел снежно-белого земного жеребца на горных лыжах.

— Как вышло, что пони с талантом к слалому решил обосноваться в деревушке посредь пустыни, Старлайт?

Помянутая единорожка вытянула шею над плечом подруги.

— О… это Дабл Даймонд. Я как-то его убедила, что талант ему ни к чему, чтобы жить счастливо.

— И он по итогу делится с тобой фото? Почему? — Трикси с нервным смешком бросила взгляд на подругу. — Если, э-э, тебя это не задевает…

— Нет, — покачала головой Старлайт. — Дабл с друзьями отправили фотографии после того, как мы забыли старые обиды. Без моего надзора в деревушке живётся веселее.

— Да, в этом мы две подковы пара: обеих прощали за злодейства на порядок чаще других.

— Тебя прощали? Это… когда, например? Ни в коем случае не настаиваю, если личное.

Трикси, с плутоватой улыбкой на лице, погладила подбородок.

— Знаешь, есть одно местечко на юге, куда я ни за что не поеду во второй раз.

— Поранила кого-то из зрителей во время фокуса?

— Нет, но-о… во-озможно, где-то бродит злобное привидение и точит на меня зуб…

— Ты что, кладбище подняла на воздух?! — Старлайт прижала уши к голове.

— Спасибо за годную мысль к следующей Ночи Кошмаров.

Фокусница театрально потёрла копыта, однако при виде строго притопнувшей подруги поспешила прибавить:

— Шучу! Шучу. Наверное… Но! Если серьёзно, как-то я наткнулась на городок раз в сто загадочнее твоих пыльных гримуарищ.

Старлайт, уже переместившаяся за столик, поднесла чайник и мимоходом переспросила:

— Городок?

— Тиховодье. Как тебе, а?

— Идеальное местечко, чтобы провести летние каникулы, судя по всему, — отозвалась Старлайт, пододвигая подруге чай.

— Хе! Каких-нибудь полвека назад, может, так и было. Загвоздка в том, что туда далековато летать из Клаудсдейла — забудем про пегасов и контроль погоды. Бури, как можно догадаться, обрушиваются как снег на голову. И тут-то начинается мой сказ…


Я плелась по пустой гравийке, волоча за собой фургончик. По округе как раз недавно пронёсся смерч — повыдёргивал деревья из лесу, как свечки из торта, и не меньше половины. Вдруг мой взгляд задержался на одном из поваленных стволов, выцепив укромную тропу.

Для ясности — дерево было посажено специально, чтобы замаскировать дорогу. И поскольку я по натуре своей персона любознательная, то и решила туда свернуть. Не подумай, кроме того случая с амулетом аликорна, я не нарушаю законов. Если бы дорогу перекрыли колючей проволокой и поставили знак, запрещающий въезд, я бы прошла мимо.

Вся тропинка заросла кустами и вьюном. Продираясь сквозь подлесок, где-то через полчаса я почуяла в воздухе морскую соль и аромат выпечки.

На одном из поворотов я вышла к старому, рассохшемуся указателю. “Добро пожаловать в Тиховодье, последнее место на свете, где вам захочется жить”, — приветствовала надпись. Тропу за дорожным знаком перегородило рухнувшее дерево. Ствол успел порядком прогнить, но и без того были заметны следы топора. Маршрут интриговал меня своей секретностью всё сильнее.

Я выпряглась из оглобли, накинула перемётные сумки и, вооружившись биноклем, полезла через ствол. Дорога брала вверх, мой рог болел, раздвигая заросли магией. Но вот я добралась до вершины холма, и оттуда открылся вид на крохотный городок — буквально крохотный, не фигурально. Знаешь, из тех, какие либо любишь, либо ненавидишь.

За скудной россыпью домов тянулся пляж, на котором местные собрались что-то праздновать. Присев, я всмотрелась в стулья и накрытые столы: один, особо крупный, ломился от свежеиспечённых сдоб. На первый взгляд всё выглядело как подготовка к застолью в честь свадьбы или дня рождения.

И тут я приметила две странности: во-первых, стулья были повёрнуты к морю; а во-вторых, горожане топтались на песке и не спешили окунаться или плавать. Подумав, что к берегу плывёт судно с какими-нибудь гостями, я всмотрелась в море… но горизонт был чист.

Вдруг из-под волн показался жеребец. Под струями морской воды, стекающей с полей цилиндра, он побрёл к берегу. И не он один — за ним появлялись другие пони.

Всего из океана их вышло десятков пять, и жеребец в цилиндре, судя по всему, был главным. Как только он остановился, остальные также замерли. Сняв с плеча туго набитый мешок, он бросил его к копытам, как я предположила, мэра; серый жеребец заглянул внутрь и выдавил улыбку.

Все обменялись приветствиями и любезностями и затем сели за стол обедать. Ну как… обедали только городские — пришельцы просто улыбались и смотрели, как те едят. Я начала притопывать от нетерпения. Всё было так странно, что уйти, не разузнав тайны, я уже не могла.

Однако стоило мне подняться во весь рост, сзади кто-то сказал:

— Я б на твоём месте остерёгся старых пердунов.

Резко обернувшись, я увидела паренька — земного пони с красной гривой и рыжей шёрсткой. Он продолжал:

— Нам обоим худо придётся.

— Ты кто? — спросила я.

— Си Мист, — он поманил меня копытом. — Пошли, пойдём скорее, пока ты не попалась на глаза.

— Что это за пони? — я принялась заталкивать бинокль в сумку. — Зомби?

— Да если бы, — фыркнул паренёк, прянув ушами. — Тогда бы я их перестрелял, и дело с концом. Нет, это сборище было старейшинами нашего города. Хотя почему было — они и сейчас старейшины, пускай и показываются единожды в год.

Когда мы рысью двинулись по тропе, ведущей в другой конец городка, я спросила:

— Но раз они не дохлые пожиратели мозгов, то кто?

— По моим догадкам, просто очень сильные духи. Они выходят на два дня, затем — обратно в море, и целый год сидят на дне, набираются своих призрачных синергий… или как это у вас, единорогов, называется.

— Я всего-навсего фокусница, Си Мист. Совсем не специалист по привидениям и волшебству.

— Извини, — он передёрнул плечами. — У нас только земные пони живут, вот и ляпнул наугад.

— Не бери в голову. Почему же ваши старейшины не покоятся себе с миром где-нибудь на кладбище?

Мы подошли к лавке местного зеленщика. Жеребчик опустился на скамью у стены и похлопал — мол, присаживайся. Не став отказываться, я поудобнее пристроилась рядом.

— Десять лет тому назад была страшная буря. Казалось, всё было спокойно, и вдруг — налетела. Многие едва унесли ноги, но пяти дюжинам пони не повезло. Всех куркулей из наших смыло в море посредь ночи.

— Дай угадаю, сегодня годовщина катастрофы?

— В яблочко. Когда они в первый раз вышли из моря, остальные чуть с ума не сошли. Духи, правда, заверили нас, мол, так и так, хотим навещать Тиховодье, невмоготу бросать вас на веки вечные. Приметила жеребца в цилиндре?

— Да.

— Это Голден Уив, старый мэр. А видела, как он дал папе мешок?

Мои глаза полезли на лоб.

— Да! Что в нём?

— Хочешь, называй платой, — он насупился. — Но вернее будет “подачка”. Нынче полгорода так говорит. Дома старейшин смыло вместе со всем их добром, и только духам и ведомо, где там на дне лежит золото. Они отсыпают нам ровно так, чтоб халупы не развалились до следующего раза.

— И поэтому вы отгородились от главной дороги — не хотите разносить новость по миру.

— Почти угадала. Это духи не желают, чтобы вокруг знали о тёмных делишках Тиховодья, и велели папе: хотите денег — зашорь тропу от греха подальше. Такие они, старые хрычи, — никому вокруг не верят.

Си Мист метким пинком запульнул подвернувшийся камушек в кусты на обочине.

— Пущай, говорят, город будет каким был! Чтоб их всех воронка засосала…

Я потёрла нос в раздумьях над услышанным.

— Жуть как похоже на моих знакомых старичков, облечённых властью.

— Ты же, небось, всю Эквестрию повидала, — Си Мист с завистью покосился на мои перемётные сумки.

— Ага, — я гордо выпятила грудь, — и всюду меня величают Великой и Могучей Трикси.

— Ты всегда в пути?

— Как тебе сказать… Ноги сами несут куда-то. Я не хотела, как отец, выступать на сцене в Лас-Пегасе, поэтому добыла фургон и пустилась куда глаза глядят. Много кто так делает. Есть, например, один жеребец, приходит и оживляет любые именины, или “Отбросы” — пегасы-акробаты, рискуют шеями на потеху публике.

Во взгляде жеребчика загорелся плохо скрываемый восторг.

— Так ты никогда не жила в обычном доме?

— Вообще-то, мой фургон и есть мой дом. Обитаю в нём круглый год. Не принцессины хоромы, а чудо-конь, кормить не нужно.

— Звучит просто обалденно, — Си Мист мечтательно прикрыл глаза. — Я б всё отдал, лишь бы отсюда убраться. А кому-то хватило духу свалить из этой дыры, представляешь? Не всем охота из года в год видеть родичей — даже хоть богачей несусветных.

— Как зовут твоего папу?

— Найт Мист. Он после бури стал новым мэром. Хочешь, можешь не верить, но что ни год — он будто бы как побитый пёс, делается всё хуже и хуже. Он уж того, всё, не то что ты.

Слепок идеи в голове потихоньку обретал очертания. Слова жеребёнка напомнили мне о старых знакомых, оставшихся в Лас-Пегасе. Тамошняя жизнь не выходила дальше бетонных джунглей — что при всей их грандиозности и блеске не очень-то много.

— Как только старейшины вернутся в море, — я поглядела Си Мисту в глаза, — я хочу побеседовать с твоим отцом, ладно?

Так, спустя двое суток я очутилась в “муниципалитете” перед изрядно удивлённым мэром и почти всеми горожанами.

— Как ты попала в наш город? — настороженно начал мэр. — Ты из правительства?

— Ну блин, пап! — Си Мист закатил глаза. — Дерево, которое ты садил на тропе, повалило непогодой. Так и пришла.

Я подняла копыто в знак мирных намерений.

— Я здесь не за тем, чтобы обвинять кого-то и доставлять вам неприятности, Найт Мист. Кажется, вам хватает без меня.

Жеребец ощутимо сглотнул и, потупив взгляд, принялся разглядывать свои подковы.

— Отцы города… самую малость… требовательны.

— Малость? — фыркнули из толпы. — Они нас как на цепи тут держат!

— Мы это обсуждали, — протяжно вздохнул Найт Мист. — И за последние десять лет наши ряды несколько… м-м… оскудели.

— Складно брешешь, — заворчал другой. — Я вот латаю за четверых. Не давеча как месяц мы с лучшим слесарем простились, да охрани Селестия его душу.

Мэр осклабился во весь рот — чуть зубы не разъехались со скрипом.

— Поэтому я плачу вам больше, чем кто-либо ещё в состоянии. Голден Уив даже добавил чуть сверху на год грядущий — компенсировать потери.

— Уважаемый мэр, — перебила я, — твой источник доходов не вечен. Замечательно, что ты поддерживаешь город твёрдой валютой, а не бумажными выписками, но деньги не главное.

(И это единственный раз за мою меркантильную карьеру, когда я изрекла подобное!)

— Деньги, — Найт Мист махнул копытом на тугой мешок, лежащий на столе, — больше неоткуда брать.

— А долго это продлится, Найт Мист? — напирала я. — Все богатства ураганом смыло, ведь так? Пусть старики сидят хоть на сундуках с золотом — богатство лежит на дне морском, и однажды оно иссякнет. Банковские счета их давно заморожены по факту смерти. Даже будь банк там же, на дне, город не смог бы существовать на эти деньги вечно.

Кто-то из слушателей согласно закивал, кто-то — зашушукался, украдкой прикрывая рот.

— Зачем ты нам это рассказываешь? — Найт Мист поглядел на меня с прищуром. — Какой тебе, бродячей исполнительнице дешёвых трюков, резон до нашего городка?

Я стоически пропустила мимо ушей укол в сторону моей профессии.

— Я хотя бы живу, как захочу. А у вас я — и не я одна — вижу спичку на бочонке с порохом. Добрые пони, вы изводите свои жизни на ублажение мертвецов, испугавшихся, что с них смахнут пыль и сметут паутину.

Из рядов горожан зазвучали отрывистые смешки. И мне, привычной к работе с публикой, было ясно, что смеются они вместе со мной, а не надо мной. Мэр же, почуяв перемену дующего ветра, сделался хмур и топнул по полу.

— Лучше уходи. Последнее слово за старейшинами, они знают, как лучше, они защищают нас, оберегают.

Я одарила его скептичным взглядом:

— Оберегают от чего? От будущего?

Глаза мэра затуманивались, взгляд стекленел. Подобное я наблюдала, когда мне не давался фокус или шутка не находила у аудитории отклика. Попробуем иначе — надавим на чувство вины.

— А твой сын, Найт Мист? Он займёт твоё место, когда ты уйдёшь на покой или умрёшь? Такой судьбы ты хочешь своей семье? Оказаться в рабстве у мёртвых?

Он поджал губы; прикрыв веки, медленно покачал головой.

— У нас нет выбора, чужачка.

— Выбор есть у всех, Найт Мист.

— Что же прикажешь делать? — жеребец вздохнул, совсем поникши. — Денег у нас хватает, только чтоб кое-как сводить концы с концами, а старейшины… они не из тех, кого проймут угрозы и даже крепкая затрещина.

Я улыбнулась.

— Если всё пройдёт как надо — а оно пройдёт, — вы навсегда забудете про своих стариканов.

— Твоя воля, излагай, — сдался мэр.

Как только с изложением плана было покончено, мы ударили по копытам. Он предоставил необходимую сумму, а я пообещала возвратиться через две недели.

…Наблюдая фокусника на сцене, ты видишь тысячи часов изучения теории, упражнений и подбора инвентаря за бешеные деньги. Профессиональные ассистенты обходятся и того дороже, но себя окупают. Только я потрясла тиховодским бюджетом перед Лайтнинг Даст, капитаном “Отбросов”, — и она внимает каждому моему слову, как птенец — маме-птице.

— Отвал башки, а не план, Трикси, — заключила она. — Жаль, Рейнбоу Бздэш ничё не увидит.

Когда “Отбросы” исполнили над Тиховодьем свой коронный сногсшибательный номер, я воочию убедилась, что деньги ушли не зря.

Самое забавное в моей затее было время, по прошествии которого шоу дойдёт до целевой аудитории, — год. Столь долгосрочных перспектив мне выстраивать не доводилось.

Но вот, год спустя, я лежу в кустах на сопке, за которой притаился город, и рассматриваю в бинокль засыпанный рухлядью пляж. Рядом, тоже с биноклями, примостились мэр и его сын.

— Идут, — шепнул Найт Мист.

Цилиндр чинно замаячил над волнами. Но степенная улыбка сползла с лица Голдена Уива, как змея от удара тяпкой, когда он воззрился на разорённый город. Отбросив мешок с деньгами, он пулей выскочил из воды, за ним — компаньоны; все взбудораженно кинулись осматривать побережье.

“Отбросов” не все жалуют за полёты без страховки, но где они точно профи — это в смерчах, срывающих дома с земли, да так, что те падают в соседнем округе за пару километров от моря.

Впрочем, для того чтобы задумка сработала на ура, какие-то из домов пришлось снести и разбросать обломки самостоятельно, создав впечатление полной разрухи. Найт Мист пожертвовал ради дела собственным жилищем. Но глядя на его довольную ухмылку при виде разбредшихся призраков, я понимала, что он был только рад от него избавиться.

— Смыло так смыло, — радовался Си Мист, — не зря столько лет ждал!

Отец, не отрываясь от созерцания привидений, потрепал отпрыска по холке.

— Не ты один, сын. — Наконец, он опустил бинокль и отвёл взгляд. — Прости, что так долго был слеп к корню наших бед.

— Ну видимо, отрезвляющей взбучке все возрасты покорны, — Си Мист покачал головой, не скрывая улыбки.

Прильнув к своему биноклю, он встревоженно сглотнул и кое-как выдавил:

— Э… пап?

— Да, сын?

— Мне кажется, или Голден Уив таращит на нас?

Подкрутив фокусировку в своём бинокле, я навелась на главного среди фантомов… Меня прошиб холодный пот.

— Нет, по-моему, он таращит на меня. Луна побери! Видимо, линзы блеснули на солнце…

— …Несётся к нам!

Тут мне в голову постучалась исключительно гениальная мысль.

— Сматываемся!

Я всегда держу про запас план “Б”, если номер на сцене пойдёт по известному месту. Фургончик стоял сзади на расчищенной от бурелома тропе — специально для экстремально быстрого сматывания удочек.

Пока я боролась с упряжью, мои друзья попрыгали внутрь и заперлись. Си Мист заорал из распахнутого окошка:

— Живей!

— НАЙТ МИСТ! — взревел вдалеке голос. — ЭТО ТЫ?

Затянув ремни, я стартанула с места в карьер. Фургончик запрыгал на колдобинах, но волновало меня другое — температура, несмотря на летнее солнце, вдруг упала ниже нуля. Призраки настигали нас, и потусторонние завывания раздавались громче.

— ЧТО СТАЛО С МОИМ ЧУДЕСНЫМ ГОРОДОМ?

— Блеск! — вопил Си Мист. — Он нас видит!

Я кинула взгляд за плечо: за нами гналась мрачная, грозная туча, пылающая голубыми точками глаз. Очень, очень злых глаз.

— Закрой окно, Си Мист, — велела я. — Сидите тихо и не высовывайтесь! Он не подумает на вас, если видел только меня.

Гравийка была буквально в паре шагов. Минута-другая резвым галопом, и тогда…

Погоди, а привидения вообще могут уставать? Сколько нужно им накопить сил, чтобы навещать старый дом раз в году? Си Мист упоминал, что мне будет худо, если я попадусь духам. Но худо насколько?

— КТО ТЫ? — грянул Голден Уив как из рупора. Мертвецким морозом повеяло так, что зубы заклацали чечётку. В шаге от моего лица вспыхнули огоньки разъярённых голубых глаз. — ОТВЕЧАЙ!

— Я… я просто бродячая фокусница! Да! Хе-е… Я брела по дороге, увидела ваш поворот и решила…

— ЛОЖЬ! НАЙТ МИСТ ГОВОРИЛ МНЕ, ЧТО СОКРЫЛ ДОРОГУ В ТИХОВОДЬЕ!

Я как можно доброжелательнее изобразила улыбку, несмотря на обжигающе-ледяное пламя в груди.

— Послушайте, я не понимаю, про какого Найта Миста вы говорите, другое дело, что я сильно сбилась с пути, так что не могли бы…

В этот миг копыта мои распрощались с надёжной земной твердью. Чёрные завихрения, стекающие с головы призрака, обвили моё тело и дёрнули вверх вместе с оглоблей фургона, словно жеребёнок — плюшку.

Я засучила ногами по воздуху:

— Эй! Поставь обратно!

— ТЫ ПРИЗВАЛА СВОЁ ЕДИНОРОЖЬЕ КОЛДОВСТВО, ЧТОБ УНИЧТОЖИТЬ МОЙ ГОРОД И СГУБИТЬ НАЙТА МИСТА?

— Нет, всё не так! — Дыхание со свистом покидало мои лёгкие.

— ОТВЕЧАЙ ПРАВДУ, НЕ ТО УМРЁШЬ!

Воздух подходил к концу, темнота скрадывала зрение, сжимая чёрные круги. И чего Дискорд меня дёрнул совать нос за то поваленное дерево? Приключений на круп захотелось?

Онемение сдавило грудь кольцом, зубы клацнули в последний раз, веки налились свинцом…

— Отпусти её! — гаркнул Найт Мист.

Меня швырнули, точно стог сена. Больно не было, но ощущение от удара о землю и камни окатило не хуже ведра ледяной воды, вернув в реальность.

— ДА ЧТО ТУТ ТВОРИТСЯ? — гудел Голден Уив. — ЧТО…

Вслед за мэром из окошка показал голову Си Мист и прикрикнул:

— Хватит орать! Мы не глухие!

Кое-как утвердившись на всех четырёх, я затрясла головой, пока зрение не прояснилось. Выскочившие наружу Найт Мист и его сын сердито смотрели на эфемерное чёрное марево.

— Снести город придумала она, но деньги и добро на это дал я, — заговорил отец.

Горящие глаза призрака округлились от потрясения. Духу потребовалось несколько мгновений, прежде чем он совладал с собой и изрёк, уже тише:

— Почто? Разве за минувшее десятилетие у тебя и твоего сына не было всего чего ни пожелаешь?

— Всё чего ты ни пожелаешь, — Си Мист показал язык.

— Ах ты неблагодарный сопляк…

Дымчатое облако сгустилось, став более привычным Голденом Уивом, и было кинулось на жеребчика, но Найт Мист стремительно преградил ему дорогу.

— Не трожь мальчика! — рявкнул он.

Так как зубы у меня больше не стучали подобно маракасам, я приблизилась к трём пони — двум ещё живым и одному уже не очень.

— Голден Уив, снёсшая город буря никого не задела. Пони Тиховодья просто переехали. Всё.

Призрак походил на себя прежнего, но глаза его всё так же горели недобрым голубым огнём.

— Я ещё зол на тебя, девчонка. Не думай, что соскочила с крючка.

— Она Трикси! — громко вставил Си Мист. — И мы отныне сами по себе, спасибо ей и её друзьям-пегасам.

Голден Уив неверяще застонал, качая головой.

— Как вы могли так поступить со мной, со старейшинами? Всё в Тиховодье так замечательно складывалось, а эта… — Его взгляд чуть не прожёг во мне дыру. — …Эта Трикси всё загубила!

Найт Мист гневно взмахнул хвостом.

— Ты что-то ни слова не услышал из того, что мы говорили.

— Ты что-то не торопился отказываться от моих денег, — передразнил дух. — Что такого эта блудная фиглярка могла тебе посулить, чего не смог бы дать я?

— Весь остальной мир. Тиховодье загибалось, угасало! Но куда уж тебе это заметить, — уши Найта Миста поникли. — Мы оба повинны в том, что видели желаемое, но не действительное.

Вокруг уже собрались все соратники Голдена Уива.

— Что дальше? Вам — новая жизнь, а мы сиди на развалинах? — он обвёл взглядом столпившихся призраков. — Что нам делать с разорённым городом, скажи-ка на милость?

Я выступила вперёд и произнесла:

— А кто принуждает вас оставаться? Если вам под силу покидать загробный мир, пусть на два дня в году, вы можете наведываться куда душа пожелает.

— Для чего бы? — фантом фыркнул. — Пугать зевак, тычущих в нас копытами?

— Поищите себе уголок поукромнее, — предложил Си Мист. — Пляж где подальше, необитаемый остров.

Отец похлопал его по плечу.

— Верно мыслишь, сын. Ты можешь идти куда заблагорассудится, Голден Уив. А с нас хватит Тиховодья, мы выбираем свободу. Почему бы тебе также не выбрать её?

— Потому как у нас нет выбора, — удручённо ответил фантом.

Найт Мист внимательно посмотрел ему в глаза.

— Выбор есть у всех.

Призраки других старейшин, переглядываясь, пожимали плечами и отворачивались к берегу. Наконец и Голден Уив поплёлся за ними, повесив голову. Напоследок он лишь обернулся:

— Ты же понимаешь, что ни монетки от меня не дождёшься?

— Я мэр Тиховодья, — произнёс Найт Мист, надувшись от забытой с годами гордости. — Я найду, как помочь моим подопечным.

Когда Голден Уив и его тенегривые компаньоны возвратились в морскую пучину, все мы втроём выдохнули с облегчением. Чуть позже — попрощались, и я вновь зашагала по бесконечной извилистой гравийке.


Старлайт Глиммер таращилась на подругу, как на привидение.

— Как давно это было?

— Да где-то за год до того, как мы познакомились. Не каждому же встречному рассказывать такое! Ещё сочтут, что тараканы не все дома.

— А мэр Тиховодья? Он тебе писал? — полюбопытствовала Старлайт.

Трикси тепло улыбнулась.

— Вообще, я заезжала в Тиходолье пару месяцев тому назад. Они зареклись приближаться к берегу на пушечный выстрел, так что занялись ореховодством. Ты бы знала, какие они готовят орешки с корицей! Всегда угощают мешочком-другим, когда я проездом.

— А что старый город, который смыло? Ты с тех пор бывала там?

— Не-а, — единорожка отрицательно помотала головой. — Но перехватила слушок от любителей полазать в покинутых местах, будто пару дней раз в год по его улочкам бродит призрак в цилиндре. Рассказывают, только тебя увидит — погонит прочь как бешеная собака.

Она выкатила глаза и завихляла копытами над головой.

— Уга-буга! Бу-у!

Старлайт вновь скользнула взглядом по фотографиям на зеркале.

— Видимо, мой городок ещё легко отделался по сравнению с Тиховодьем. Как и… сама я. По крайней мере, я не живу прошлым, как Голден Уив.

— Кому-то покой слаще воли, — пожала плечами Трикси. Видя отрешённость в глазах подруги, она прибавила: — Если бы ты вовремя не одумалась, то кончила бы как он.

— Всеми забытая и покинутая, в тоске по тому, чего уже нет.

— Именно… Эй, выше нос! — Трикси притянула сопротивляющуюся Старлайт к себе и крепко-крепко обняла. — Давай обратно в царство живых? Пора обедать, а я жуть как хочу сенбургер, плюс захвачу на десерт мой сундучок с орешками в корице.

— Да идёт, идёт!.. Слушай, а если ещё увидишь “Отбросов” на гастролях, стянешь мне плакат?

Обе единорожки, хихикая и пересмеиваясь, вышли из спальни.

Комментарии (5)

+3

Очередная победа Трикси над старым дядькой Черномором и его ратью. Так что, значит, не секрет: Лукоморья Тиховодья больше нет, всё, о чем писал поэт, — это бред

Romanovv
Romanovv
#1
+2

Оригинально и необычно. Спасибо за перевод!

Oil In Heat
Oil In Heat
#2
+3

Интересный рассказ, классный перевод :3
Начало немного напомнило Лавкрафта

TheSlowestSword
TheSlowestSword
#3
+3

Очень интересный фанф, спасибо Дуфусу за перевод и Романовву за вычитку. Иногда казалось, что характер Трикси сильно отличается от каноничного (шутеечек мало, да и речь какя-то не такая), но рассказ все равно годный.

Qulto
Qulto
#4
+1

С речью это, вероятно, накосячил я и не только у Трикси в попытке дать всем характерную манеру изъясняться, но чёрт знает…

doof
doof
#5
Авторизуйтесь для отправки комментария.