FOE: Чудо

Просто небольшая зарисовка по популярной вселенной, вдохновленная этим фильмом: www.kinopoisk.ru/film/427195/

ОС - пони

По домам

Интервью с Винил Скрэтч

DJ PON-3

Брачные ритуалы пони

Королева Кризалис напала на Кантерлот, промыла мозг брату Твайлайт Спаркл, похитила её бывшую няню, сразила её наставницу в поединке и покорила её королевство. Она похитила сестрёнок подруг Твайлайт, натравила их друг на друга и пыталась вытянуть всю магию Твайлайт. При каждой возможности королева Кризалис изо всех сил старалась вконец разрушить жизнь Твайлайт Спаркл. И почему-то у неё НЕ получилось вот так влюбить в себя эту пони. Как бы то ни было, из-за непонимания Твайлайт обычаев чейнджлингов она и Кризалис оказались женаты. В конце концов, Твайлайт рассказала правду королеве, но не учла, что чейнджлинги покоряют не только страны, но и сердца.

Твайлайт Спаркл Кризалис Принцесса Миаморе Каденца

Игры судьбы

Рассказ о пони, который повествует о своей прошлой жизни и пишет себе новую жизнь.

Обелённая Развратность

Кто лучше разбирается в нечестивых тайнах сердца, нежели сама Принцесса Любви Кейденс? И как-то раз вернувшись домой, Шайнинг Армор обнаруживает на их с женой постели совсем не того, кого ожидал увидеть.

Твайлайт Спаркл Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Фантом стальной воли

Расти Скай был одним из самых выдающихся пегасов в академии, но все изменилось после смерти его отца. Он до сих пор так и не смог оправиться от этого горя, да и к тому же судя по всему заразился болезнью такой же какая была у его отца. Но спасение пришло. СтойлТек предложил ему лечение, а именно место в стойле, где каждый пони сможет найти своё спасение. Но Расти уже давно наплевать на свою жизнь. Всё чего он хочет это исполнить последнее желание своего отца. Однако на его путь не будут сопровождать радуги и фейерверки. Потому что он отправляется в Нордвест, далекую провинцию Эквестрии, населённую суровыми пони. И именно здесь произойдут события, о которых в глубине души мечтал Расти.

ОС - пони

Странная (A derpy one)

Быть странной — это тяжёлая судьба, которая обрекает тебя на непонимание, отторжение и издевательства от тех, кто считает себя "нормальным". Быть странной — это особый дар, позволяющий тебе игнорировать обычные нормы жизни и жить так, как хочется тебе, а не другим. И когда ты по-настоящему странная, выбор между этими вариантами зависит только от тебя. Что же выбрала Дёрпи?

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Спор двух сестер

Решили две сестры подумать о насущном, и вот, что из этого вышло...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Вычитка клопфиков — отстой

Твайлайт предложили вычитать фанфики её друзей. Если бы она только знала, на что соглашается.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

После веселья

диалог Селестии и Дискорда, произошедший после его повторного заточения.

Автор рисунка: Noben
Возвращение Найтмер Мун глава 5: Старые друзья

Возвращение Найтмер Мун часть 6 : Винил и Октавия


Последним пунктом из списка было музыкальное сопровождение. Единорог вместе с дракончиком отправились на окраину города, где выложенная жёлтым кирпичем дорожка вела к весьма необычному сооружению. Оно напоминало собой больших размеров виолончель, соединённую с такими же боссами с неоново синей подсветкой.

— М? — удивился Айзен. Он приподнял бровь, услышав от дракончика имена владельцев этого дома.

Ими оказались Винил Скретч, известная многим пони как диджей Пон3 и её соседка — молодая, но весьма талантливая, известная в узких кругах филателистка — Октавия Мелоди.

— Да, а что, вы знакомы?

— Можно сказать и так, — задумчиво ответил единорог.

Подойдя к двери, на которой висела деревянная табличка с надписью с просьбой вытирать копыта, жеребец еще больше удивился, когда предпринял попытку постучать в дверь, а та благополучно отъехала в сторону.

— Ладно, а вот это уже странно, — сказал фиолетовый дракончик, переглянувшись с жеребцом.

Когда они зашли внутрь — перед ними предстала картина: стоящие посреди разгромлённой квартиры две кобылки о чем-то упорно спорили.

— Последний раз повторяю, Винил! Все твои слова — это бред сивой кобылы! — Возмущённо, возмущеным голосом произнесла кобылка пепельного цвета с темной гривой и меткой виде музыкального ключа.

Стоя рядом с небольшим выступом на задних копытах, упираясь о виолончель, она сверлила недовольным взглядом стоявшую за акустической системой белую единорожку с электрически синей гривой, отличительной чертой которой были фиолетовые солнцезащитные очки.

— Что? Неправда! — возмутилась белая пони, поправляя очки, что в в данный момент висели на её голове.

— Все эти громкие и несуразные звуки, исходящие из твоих басов, больше напоминают предсмертный вой китов, нежели настоящую музыку. — Кобыла, хмыкнув, убрала тёмный локон за ухо.

— Ах так! — возмущённо воскликнула Винил, вставая на дыбы и упираясь копытами об гарнитуру. — Кто бы говорил, твоя-то бренчалка мало того, что выглядит по-дурацки, так ещё и звук, который она издает, режет уши.

— Во-первых, как ты выразилась, уши тебе режет, вопль из твоих наушников, которые ты носишь постоянно. Они тебе весь мозг проплавили, ты даже спишь в них. Во-вторых, это не «штука», а виолончель — очень чувствительный и хрупкий инструмент, — возразила оскорблённым голосом Мелоди.

— Ага, а еще звучит так, будто кто-то сыграл в ящик, — фыркнув, добавила диджей, из-за чего на пепельной шёрстке Октавии начали появляться белые вены.

— Прикуси язык, Скретч! — с ядом в голосе произнесла Октавия.

— Сама замолкни! — в той же манере ответила Винил.

— Может, нам следует вмешаться? — шёпотом, как можно тише спросил у единорога Спайк.

Тот, посмотрев сперва на дракончика, перевел взгляд на ссорящихся кобылок и, вернувшись к своему напарнику, ответил ему удовлетворительным кивком.

— Кхм-кхм. — Приставив сжатый кулак ко рту, имитировал кашель Спайк, стараясь привлечь к себе внимание. — Ем, простите, здравствуйте?!

Это сработало.

Услышав голос, две кобылки, прекратив свой спор, синхронно повернули головы и увидели стоящих посреди их квартиры фиалкового единорога и маленького дракончика, на мордочке которого в данный момент зависла приветливая улыбка.

— О, здравствуйте, наконец-то вы нас заметили, — сказал дракончик, продолжая улыбаться.

— А вы кто такие? — удивленно спросила Винил, абсолютно забыв о том, что ещё секунду назад собиралась буквально вцепиться в гриву своей соседки, по совместительству приходящейся ей лучшей подругой, и начать драку, но неожиданное появление незнакомцев окончательно убила в ней это желания.

— Здравствуйте, приятно познакомится, мое имя Спайк, извините, что потревожили, — сказал дракончик, улыбнувшись, выставляя на показ свои небольшие клики.

— Эм… Простите, но, может, вы объясните, что делаете в нашем доме? — задала вполне логичный вопрос виолончелистка, нахмурившись.

— Да, правда, как вы сюда попали? — согласилась со словами подруги диджей, ткнув белым копытом в сторону жеребца. — Ей, ты. Да, ты с серьезной мордой, а ты кто вообще?

Наступил неловкий момент, теперь обе кобылки вопросительно смотрели на единорога. Его решил спасти дракончик.

— Извините за вторжение, дверь была открыта, вот мы и решили зайти, — улыбнулся он, не видя в этом абсолютно нечего плохого.

В то же время Айзен стоял на месте, находясь под пристальным взором белой кобылки, что изучающим взглядом рассматривала его.

— Не понимаю, кто вы но… погодите, — Октавия прищурилась и тут же её глаза широко расширились. — Айзенхорн?! — удивлено произнесла пони. — Это ты?!

Повисла неловка тишина, продлившаяся как минимум пару секунд.

— Ах. Да, это я. Винил, Октавия, что вы… — не успел закончить жеребец, так как подбежавшая к нему белая единорожка заключила его в крепкие объятия.

— Айзи, как я рада тебя видеть! — счастливым голосом говорила, Винил все крепче прижимая единорога к себе, от чего тот начал понемногу задыхаться.

— Винил, хватит, мне нечем дышать, отпусти! — простонал единорог, пытаясь всеми силами выбраться из крепкого захвата.

— Винил, а ну прекрати! — недовольно воскликнула виолончелистка, всё ещё находясь в небольшом шоке от неожиданной встречи с их старым другом.

Белая кобылка, пренебрегая требованием своей подруги, начала обнимать фиалкового единорога с большей силой, широко улыбаясь при этом.

— Да ладно тебе, Окти, это же наш Айз. Мы с ним так давно не виделись!

— Винил, отпусти меня на землю. — Через силу Айзену все же удалось выбратся из медвежьего хвата кобылки.

— Винил… — пепельная кобылка, тяжело вздохнув, начала сверлить подругу взглядом, после чего, смягчившись и уже с улыбкой, посмотрела на единорога.

— Привет, рада тебя видеть.

— Да, и тебе привет, вам двоим, — ответил жеребец, потирая затёкшие плечи копытом.

— Так. Может, кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? — подал голос Спайк, которому казалась, что он был единственным, кто совершено не понимал, в чём дело.


— А-а-а, вот как… Значит, вы знакомы ещё с детства? — подытожил суть немаленького рассказа тройки единорогов Спайк.

— Да, именно, — кивнула Октавия. — Мы познакомились еще в младшей школе Кантерлота.

— Да, благодаря ему, Твайлайт и Бейлу мы с Тави сумели познакомиться и стать лучшими подругами. — Белая единорожка, подскочив к фиалкому жеребцу и серой кобылке, приобняла их. — Конечно, в день, когда мы с Октавией подружились, Айзи и другие также стали нашими друзьями, — улыбнулась во все тридцать два белоснежных зуба Винил.

— Э… ну, можно сказать и так, — сбросив с себя копыто кобылки, Айзен быстро отстронился, чем заставил двух музыкантш непонимающе посмотреть на него.

— Ого, это же отлично! — Спайк сильно обрадовался, узнав, что у его напарника все же есть какие-то друзья.

— Кстати говоря об этом, зачем вы здесь?

Спросила Винил, делая ещё один глоток светлого напитка из кружки. Дракончик быстро поведал двоим кобылкам цель прибытия.

— Погоди… — виолончелистка начала упорно вертеть головой, ища кого-то взглядом. Не найдя, она повернулась к Айзену. — А где Бейл и Твалайт?

— Да, я их тоже не вижу, вы разве не вместе приехали? — спросила Винил, также начав крутить головой в поисках ещё двоих единорогов.

— Бейл и Твалайт, кто это?

Впервые за всё время поездки ледяное спокойствие в миг испарилось с мордочки жеребца. Вместо него на ней теперь была тревога вперемешку с грустью и тоской.

— Они… они не смогли приехать, у них… очень важные дела. — Нервным голосом сообщил Айзен, стараясь незаметно скрыть лож в своих словах. Он не хотел этого, но воспоминания о прошедших днях громом ударили по его голове, перевернув все вокруг и пригвоздив жеребца к месту.

В себя Айзена привел Спайк, начавший тормошить его за копыто.

Хайд помотал головой.

— Извините, отвлекся немного.

Винил и Октавия синхронно наклонили головы, непонимающе посмотрев на единорога.

— Айзен, с тобой все хорошо? — обеспокоенно спросила виолончелистка, видя, в каком о состоянии сейчас находится ее друг.

— Да, всё отлично. — Дрожащим голосом произнес Айзен, пытаясь сглотнуть ком, застрявший посередине горла. — Думаю, нам пора, Винил, Октавия, приятно было увидеться. Пойдем, Спайк. — Резко развернувшись, единорог подхватил своего напарника и поспешил к выходу.

— Постой, Айзен! — Октавия попыталась остановить жеребца, чей силует в миг скрылся в дверном проёме.

Октавия тяжело вздохнула.

— Хм, что это с ним? — удивилась такому поведению Скретч. — Может, они с Твалайт опять поругались?

— Не знаю, Винил. — Вздохнула пепельная кобылка. — Но он сильно изменился.

— О чем это ты?

— Не знаю, как правильно объяснить, но его взгляд — я никогда прежде не видела его таким холодным и бесчувственным. Он смотрел на нас, будто мы были совсем незнакомы.

Скретч задумчиво посмотрела на дверной проем, куда несколько секунд назад выбежал фиалковый единорог.

— Хм, а я и не заметила сразу. Может, ты и права…


— Подожди, куда мы так спешим? — спросил Спайк, сидя на спине у быстро шагающего жеребца.

— К дому, на сегодня достаточно новых знакомств, мы и так потеряли гораздо больше времени, чем планировалось. — Ответил Айзен и начал ускорять шаг.

Узнав адрес места, где они остановились, единорог и дракончик направились туда.

— Разве ты не рад был встретить старых друзей?

— …

— А те пони, о которых говорила Октавия — Бейл и Твалайт, вроде?

После услышанного единорога передернуло, а по его фиалковой шерсти пробежали едва заметные мурашки.

— Так кто они?

— Никто. — Отрезал жеребец. — Я не хочу сейчас говорить об этом.

— Они тоже твои друзья?

— Когда-то были, теперь нет.

— Почему, вы поссорились?

— Нет, то есть да, не совсем. Ах… Это все очень сложно, тебе не понять.

— Но почему, что между вами случилось? Почему ты так сильно не хочешь говорить об этом…

— Слушай! — единорог, повернув голову, посмотрел на дракончика, буквально пригвоздив того к месту. — Не знаю, как у вас там, у драконов, но у нас, у пони, есть вещи, которые мы иногда, по определённым причинам не хотим говорить, так как воспоминания о них причиняют нам сильную боль. Помнишь, возле яблочной фермы ты рассказывал о своем детстве? — жеребец ожидающе уставился на Спайка. Дракончик неуверенно кивнул.— Ты говорил, что жители Кантерлота считали и относились к тебе всего лишь как к зверушке принцессы, так? — Дракончив повторил кивок. — Это то же самое. Пони, про которых ты спрашивал — часть того прошлого, о котором я не хотел бы вспоминать. Но, к сожалению, сегодня абсолютно всё и все упорно стараются помешать мне. Это прошлое, которое я, как и сами Бейл с Твайлайт, давно оставил позади, и более не хочу к нему возвращаться. Это было давно.

— Но я просто хотел…

— Позволь напомнить, что наша основная задача — это подготовка праздника, и наше стобой общение — лишь необходимое условие нашего временного сотрудничества. Как только праздник закончится, и мы вернёмся в Кантерлот, наши дороги разойдутся. Ты вернёшься на службу к принцессе, а я вернусь к своим делам. Так что пока этого не случилось, мне бы очень не хотелось оставшися дни слушать твои глупые рассказы о прошлом и о дружбе. Это ясно? — Айзен вопросительно посмотрел на дракончика.

— …

Спайк было открыл рот, чтобы ответить, но, резко передумав, лишь опустил голову и начал неуверенно потирать руку.

Единорог воспринял это как согласие.

— Отлично, тогда пошли, — сказал Айзен, отворачиваясь от испуганного и шокированого Спайка и возобновляя шаг.


Путь до Понивильский библиотеке был не близким. Весь путь Айзен и Спайк практически не разговаривали, каждый был погружён в свои мысли.

В середине пути фиалкового единорога начало грызть чувства вины, за свое поведение, ему не следовало так резко высказываться, а потому он решил извенится перед дракончиком.

— Ей, слушай… вообщем…прости меня за те слова, не знаю что на меня нашло. — Попытался аккуратно начать жеребец. Он чувствовал вину, ведь дракончик был со всем не виноват и не имел отношение к тому, что с ним случилось тогда два года назад. К тому же, он оказался первым за долгое время пони( точнее маленьким Чешуйчатым драконом с чудной способностью отправлять письма куда угодно сжигая их) с которым молодой Хайд мог более менее комфортно общаться, не считая Принцессу, Деймона, его Мать и Мика с его дочерью, он был тем при обращении с которым Айзен не ощущал дескомворта или отвращение.

— Да… нечего все путем. Заикаясь маленький дракончик робко улыбнувшись уголками губ.

— Просто, давай договоримся. Голос Айзена приобрел серьезный тон. — На будущие, пока больше не будем заводить разговор на эту тему, договорились?

— Дракончик слабо улыбнувшись кивнул. — Договорились.

Дойдя до деревянной двери, единорог начал рыться в подсумке, ища выданные им ранее ключи. Само же здание больше напоминало огромных размеров дуб стоящий по среди открытой улице и парой круглых окон на верхушке. Как только ключ протиснулся в замочную скважену и сделал полный оборот по часовой стрелке, послышался шелчек, открывающий дверь. — Знаешь, возможно когда-нибудь, у нас тобой будет разговор о прошлом, когда-нибудь, но не сейчас. — Закончил фразу Айзен входя внутерь и Оказываясь в крамешной тьме

— «Дискорд дери, нечего не видно, где же он» Думал про себя жеребец рыская копытом по стенке, нащупав долгожданный выключатель, он нажал него и озаряя комнату ярким светом.

— Сюрприз!

Раздались ото всюду крики десяток пони паявшеюся перед Айзеном.

— «О, нет»

— Сюрприз, с новосельям!

К единорогу широко улыбаясь побежала розовая кобылка. Он быстро узнал в ней ту самую пони, что тогда с криками выбежала с ратуши.

— «Бам»

— Ках, ках! — Закалился жеребец когда ему в лицо прилетел целый бутон разноцветных конфетти вылепившие из хлопушки.

— Здравствуй мое имя Пинки Пай, для друзей просто Пинки, рада тебя снова видеть, ты меня помнишь, нет, конечно же нет, я тогда вопила как сумасшедшая. Как только я тебя увидела, то сразу поняла, что ты новенький, а потому помчалась готовить для тебя самую лучшую приветственную вечеринку, ты рад, рад!

Быстро, словно робот, проговорила розовая кобылка широко улыбаясь и подпрыгивая на месте.

— «Прекрасно, еще одна чокнутая пони, ах…как будто мало их было сегодня, ещё одна появилась» — Обречён вздыхая Айзен быстро обежал комнату взглядом. Сама библиотека внутри была весьма просторной, светлые дубовые стены заставленные полками с разного вида всех возможных книг, лестница ведущая на второй этаж жилища, сама гостиная, на данный момент было увешана разноцветными украшениями и заставлена столами з закусками и пушок на нем.

Айзен тяжело вздохнув взглянул на розовую пони, что в ожидании смотрела на него голубыми глазами.

— Эм Пинки Пай да?

— Просто Пинки! Радостно прокричала розовая кобылка широко улыбаясь.

— Айзенхорн, можешь звать меня просто Айзен.

— Привет, я Спайк обалденная тусовка. Сказал дракончик отпивая ч прозрачного стакана с пушншем.

— Пинки, спасибо за весь этот праздник, что ты устроила…наверное. Но сейчас мне сильно хочется веселиться, так, что не могла бы ты…

— Не продолжай, я все поняла. Не дала договорить жеребце Айзену кобылка и взяв в копыта не пойми откуда взявшееся микрофон, заговорила в него.

— Ей пони, меня слышно, давайте устроим самую сногсшибательную вечеринку для наших новых друзей Айзена и Спайка!

— Да! Закричали пони находившиеся в комнате.

— О нет. С ужасом простонал Айзен преставаляя копыто к лицу…


Это был самый тяжёлый и долгий вечер в жизни фиалкового единорога, благо он подошёл к концу.

Сумев улизнуть от компании через чур дружелюбных пони Айзен отправился в соседнюю комнату, где на втором этаже располагалась спальня и устало выдыхая упал на кровать.

— Хе хе круто!

В комнату под умопомрачительные звуки музыки вошёл Спайк, на голове у него была ночной ламп заменяющие колпак.

— Ей Айзен ты не хочешь выйти повеселиться, тебя там все ждут, Айзен?

— Нет. Проворчал единорог зарываясь мордой в подушку.

— Ты уверен, ну же, ты же пропустишь начало праздника, пойдем повеселимся немного.

— С меня на сегодня веселье достаточно. Все пони в этом городе без исключение чокнутые. Недовольно проворчал единорог. — Я приехал сюда, чтобы работать и искать нужную мне информацию, а не для такого, чтобы веселится и заводить дру… жеребец запнувшись на секунду задумавшись продолжил.- Чтобы новых знакомых.

Повернувшись на другой бок в сторону окна, Айзен укутал годову подушкой.

Поняв, что его напарник, явно не настроен веселиться дракончик пожав плича вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

— Наконец-то, тишина.- Блажено произнес Айзен радуеся, что спустя целый день, он все же может теперь побыть в одиночистве.

— Я думал, что если приезд сюда поможет мне привести мысли в порядок и приблизится к тайне разгадки той легенды и понять как она связана с моими кошмарами, но все сегодня как на зло мешало мне в этом.

Тем неимения, Айзена не покидала приставучая мысль, о том что он забыл, что-то очень важное.

Опосения вскорее потвердились.

Засунув копыто в сидельную сумку и не обнаружив там нужной ему вещи, на лице Айзена появилось волнение.

— Где она?!

Воскликнул жеребец не обнаружив книгу у себя в сумке и вытряхивая все ее содержимое напал, книги там, так не оказалась.

—Книга, куда она пропала?!


— Вау, просто невероятно! Восторжена произносила Эмилия переворачивая страницу.

Лежа в своей комнате, в с делом из подушек и простынней импровизированной палатки и привязав к верхушкам фонарик. Обрикосавая кобылка не отрывая взгляда читала содержимое книги.

— Легенда гласит, что в 4 тысячную ночь, звезды сойдутся на начнём небе, что поможет находящеюся до этого момента в заточении ночной кошмар Найтмер Мун вырвется на свободу. Ты веришь в это Чиз, как думаешь это правда?

Сидящий рядом с кобылкой мышонок развел своими маленткими лапками.

— Ах… и я тоже не знаю. Кобылка повернула голову обратно к книге и продолжала читать. — Тут говорится, что это самая Найтмер Мун вернувшись, возжелает устроить вечную ночь и лиж магические артефакты, описанные как элементы гармонии смогут остановить ее. Эмилия провела копытом вдоль черных строк.

— Пи пи пии. Вновь пропищал мышонок, удивленно раскрыв свои глаза бусинки.

— Так же говорится, что это самое возращения, предположительно, должно состоятся… не может быть!

Высунувшись на половину из поладки Эмилия посмотрела в окно где на начнём небе восседала сероватая Луна с рисунком кобылки на ней. Вы лизнув из кровати молодая Эпл в сопровождении розового одеяло укромно лижавшое на ее теле и подбежала к окну.

— Тут написано, что момент, когда Найтмер Мун выбираться из своего заточение, должен случиться уже сегодня!

— Пи пи пиии.

— Нам нужно, что сделать. — Решила кобылка обращаясь к своему питомцу. — Чиз если это все же действительно правда и возращении Найтмер Мун дейстаительно должно произойти сегодня во время праздника. Нам срочно нужно Всех предупредить. Сказала Эмилия вставая с пола, накрывавшее ее голубое одеяло медленно сползло на дубовый пол.

— Пи пи.

— Ты прав Чиз, нужно поскорее предупредить об этом Эпплджек и других пони на празднике!

После сказанного кобылка усадив мышонка на свое плече и схватив сумку предварительно забросив туда книгу. Выбежала из комнаты.

Продолжение следует...