Автор рисунка: Noben
Глава 2. Глава 4.

Глава 3.

— Эй, Герг, смотри, эти хилые пони что-то откопали. – Прорычал упитанный коричневый дракон с двумя синими рогами на голове.

— Если это не большое и драгоценное, то даже шевелиться не стану. – Отозвался красный худой дракон со своего лежбища.

— Как на счет драгоценного не знаю, а вот большое это несомненно. – Встрял в разговор третий. С хрустом расправив свои большие фиолетовые крылья он подлетел повыше, чтобы ничего не мешало вести наблюдение.

— Даже так. – Любопытство взяло вверх. – На вид весьма аппетитная, прорычал Герг. Знаете ребята, вот мне кажется, что этим пони она точно не нужна. Так что давайте сегодня ночью избавим их лагерек от её присутствия.

— А если она все же не съедобная? – Поинтересовался коричневый дракон. – Тогда зря время потратим.

— Олух! – Красный, размашисто проведя лапой по воздуху огрел коричневого. – Да даже если несъедобна, утащить её дело принципа. Хотя бы для того чтобы насолить этим мелким пони.

— Ну так бы и сказал. – Обижено заявил побитый. – Драться то чего сразу.

— А чтобы мысль быстрее дошла. – Скалясь, усмехнулся Герг. – Сегодня ночью устроим небольшой налет. Только тихо чтобы никто ничего не прознал.

Троица развалилась на камнях в ожидании заката, делами подростки драконы были не нагружены. Так что сейчас они просто спали да жевали самоцветы, которые прихватили с собой из гнездовья. Солнце медленно катилось по небосводу, археологи, зарисовав странный артефакт, принялись осматривать руины, драконы спали. День лениво катился к своему завершению.

Диск луны плыл по безоблачному небу, даря свой мистический свет ночному миру. Три тени сорвались со скалы неподалеку от раскопок и направились в сторону лагеря. Черный кирпич был приличного размера, если постараться, можно было бы двух драконов уместить. Большой, но не тяжелый для трех подростков задумавших пакость.

— Да не грызи ты его. – Шикнул Герг на самого упитанного из троицы. – Сначала утащим, а потом уже будем пировать.

— Да я же …

— Тихо! Взяли и потащили! – Рявкнул уже громче Герг.

Лагерь продолжал спать, воодушевленные успехом молодые пони трудились с полной отдачей, и теперь спали без задних ног. Что им какой-то шум, выстрелом пушки не поднимешь. Большой черный кирпич медленно удалялся от лагеря на спинах трех драконов, о таком банкете можно было только мечтать, древние сокровище которое вот-вот наполнит брюхо похитителей.

— Ладно. Достаточно далеко ушли. – Сказал глубоко дыша главарь банды. – Вот теперь можно пробовать добычу.

Двадцать минут спустя активного кусания, пинания и полосования когтями.

— Да ну его. У меня уже челюсть болит.

— Не у тебя одного. Не съедобная это штука, слишком прочная. – Почесал голову Герг.

— Тогда бросаем его и обратно? – Высказался фиолетовый дракон.

— Бросаем. – Герг расплылся в злобной улыбке. – И я даже знаю хорошее место, чтобы бросить. А ну хиляки, взяли и за мной!

Троица продолжила свой подъем на склон пока наконец не очутились у обрыва. Они шагали до него долго и солнце принцессы Селестии уже окрашивало горизонт в алые тона, предвещая новый день. Крутой скалистый обрыв и острые камни внизу уже ждали своего черного собрата. Легкий пинок и черный монолит ведомый неумолимой гравитацией полетел вниз под гогот трех драконов. Полет продолжался недолго и окончился оглушительным звоном, схожим со звуком бьющегося стекла. Ударившись об огромный валун монолит, разлетелся на тысячи осколков.

— Парни, там что-то внизу шевелиться. – Рыкнул Герг, всматриваясь в место падения. – А ну ка за мной.

Тройка спикировала на дно усеянное черными осколками. Рядом на валуне лежало черное тело, размером с самих драконов. На черной матовой чешуе блестели осколки монолита. Два глаза с вертикальными зрачками и фиолетовой радужкой смотрели на троицу пытаясь поймать фокус.

Несколькими минутами ранее.

— БЗДЫНЬ. –

— Ох ёёё, моя голова. – Мир поплыл в сторону, унося за собой и голову. – Ясно, так больше не делаем. Лежим и не выпендриваемся. Как я вообще оказался тут? И кто этот я? Нифига не помню. Деваться мне некуда так что будем думать логически. Я думаю, думаю на каком-то языке, а этом языке говорят … кто? Хорошо попробуем с другой стороны. Четыре конечности, даже пять, если считать ту, что сзади. Ещё пара, каких то сверху, потом надо глянуть. Офигенное описание, надо себя осматривать, по ощущениям ничего неясно. Странная штука амнезия, вроде бы ты, а вроде и нет. Дубль два, будем знакомиться с собой заново.

Приоткрыв глаза я понял, что с фокусировкой беда, хотя бы мир перестал вращаться. Не так уж все и плохо, если так пойдет, скоро оклемаюсь. – Так, а это что за три расплывавшихся чудика? – Коричневый, красный и фиолетовый силуэты осторожно подходили ко мне.

— Ns rnj& – Не понял, это он что сейчас ляпнул? Попытался я сфокусироваться на красном силуэте.

— Аха и вам привет. – Будем, надеется, что кто-то из них поймет меня.

Не поняли. Троица встала в сторонке и начала что-то активно обсуждать. Похоже, решали, что делать со мной. Решали недолго, слегка пришедшее в норму зрение показало довольно забавную картину, красный что-то активно втолковывал двум другим не брезгуя раздавать подзатыльники. После чего придя к согласию, троица подошла и довольно шустро закинув на спину самого крупного поднялась на крыло. Забавно, но в воздухе я чувствовал себя так же хорошо, как и на земле, если конечно в моем состоянии применимо такое определение. Летели не высоко, но быстро, взгляд цеплялся за деревья, луга, поля. Во время полета я успел разглядеть не только несущих меня, но и самого себя. По виду я несильно отличался от них, разве что нифига не понимал.

Тройка вместе с моей тушкой влетела в пещеру слабо освещенную какими-то синими кристаллами. Местечко, однако, атмосферное. Приземлившись и спустив меня на землю троица жестами показала что идти надо за ними. Почти по прямой я отправился вглубь, а внутри были гиганты, в четыре, а то и пять раз больше меня и моих провожатых. От их взглядов становилось как-то неуютно. Они не смотрели как-то злобно или кровожадно, просто чувствовал себя как лилипут среди великанов.

Наше путешествие закончилось, когда я головой уперся в спину шедшего впереди дракона. Вот тут я заметил, что дошли мы до просторной пещеры, внутри на горках золота сидели большие драконы. Выглядели они очень внушительно и величественно. Я смотрел на них, они на меня, некоторое время мы играли в гляделки пока один драконов не начал непонятный мне диалог.

— Rjuj ns ghbdtk r yfv .ysq Ufhu& — Произнес дракон сидящий в центре.

— Vs ytikb tuj d ufhf[, jy ,sk yt d ct,t b hfpujdfhbdfk yf ytgjyznyjv zpsrt. – Отозвался один из моих провожатых.

— @nj cnhfyyj Jy hfyty& — Вновь произнес центральный дракон.

— Ytn. – Снова отозвался красный. Да что это за абра-кадабра. На каком они вообще говорят, если я похож на них, то должен понимать, ан нет, набор непонятных звуков. Пока я пытался распознать хоть одну фразу, разговор переместился к двум восседающим на золоте драконам.

— Ehbec, cvj;ti j,exbnm 'njuj lhfrjyf zpsre&.

— Tckb jy cgjcj,ty ujdjhbnm z cvjue j,txbnm vjkjljuj lhfrjyf.

— Njulf htibyj. Ehbec ,thtl gjl jgtre vjkjljuj lhfrjyf gjrf njn yt ,eltn d cjcnjzybb jndtxfnm pf ct,z cfv. Djcgbnfq bp ytuj ljcnjqyjuj lhfrjyf.

Драконы стали расходиться, сидящие на золоте отвернулись и стали заниматься своими делами. Все кроме одного, крупный синий дракон подошёл вплотную и посмотрел на меня своими огромными желтыми глазами. – Привет. – Не уверено ляпнул я.

То, что это был один из главных драконов, понять было несложно. Именно он взял под опеку черное недоразумение в виде меня. Уриус, так звали этого гиганта, на удивление быстро втолковал основы языка и поведения в среде драконов. Даже не смотря на то, что власти как таковой не было, все точно знали, кого стоит слушаться, а кто будет слушаться тебя. Он был мудр и повидал многое за свою долгую жизнь, но объяснить, что за существа мне сняться иногда не мог даже он.

Сон.

Яркие огни, гремит музыка, по полу стелиться седой туман. Странные двуногие существа дёргаются под эту музыку на светящемся поле. Вокруг все веселиться и разговаривают. Зал заполняется все больше. Я сижу на втором этаже за одним из столиков, потягиваю какой-то коктейль и смотрю, вниз ожидая своих друзей. Мы договорились сегодня оттянуться по полной, и я пришёл первым. Начало самостоятельной жизни, шутка ли.

Вот наконец и они, я машу им. Друзья замечают и начинают протискиваться к лестнице на второй этаж. Они уже на ней, несколько метров и мы начнем безудержное веселье. К музыке присоединяется непонятный стрекочущий звук. – Наверно новый мотив. – Плечо пронзает резкая жгучая боль, заставляя упасть. Что-то теплое просачивается через рубашку, сознание медленно угасает, рядом падают тела других посетителей, темнота.

Солнце медленно выползает из-за горизонта, день только начинается. Кажется, я схожу с ума. Видеть то чего никто никогда не видел это ненормально. Но что-то это же значит, оно у меня в голове. Надеюсь, дальше станет понятнее, хотя уже не уверен, хочу ли этого дальше. Пойду к Уриусу, раньше начнем, раньше освобожусь, все равно теперь не усну.

— Итак, Райвэн, на сегодня все. Ступай оттачивать навыки полета. – Уриус развернулся и отправился обратно в пещеру.

— Погоди. Все хочу спросить, но забываю. Почему Райвэн? – Уриус остановился и посмотрел на своего протеже.

— Я дал тебе это имя в честь первого из нас. По сказаниям Райвэн был прародителем всех драконов, первым сыном творца. Он, как и ты был угольно-черного цвета, правда, глазами вы все-таки отличаетесь. – Старый дракон усмехнулся. – Да и размером он поболе твоего. Так что гордись именем что носишь.

— Большая честь. Надеюсь только от меня геройских подвигов не ждут как от великого из легенд? – На всякий случай решил я уточнить.

— Ты еще слишком молод чтобы совершать подвиги. – Продолжал наставник. – Вот когда подрастешь, лет через пятьсот, тогда и поговорим.

— Прям камень с души упал. Уриус, а как ты добился уважения и занял главенствующую роль?

— Давно это было, уже и сам всего не помню. Это было в далекие и дикие времена. Тогда, когда драконы еще враждовали между собой. Дрались за злато, за драгоценные камни, да территории. Тогда мой клан отправился, чтобы отогнать захватчиков вторгшихся с юга, я и еще несколько молодых драконов остались защищать гнездовье. Скоро должны были появиться маленькие дракончики. Только оказалось, что то вторжение было обманом, и, враги напали на гнездо. Мы пятеро только что вступивших во взрослую жизнь драконов против десятка матерых крылатых захватчиков. Но мы не сдались, битва была жесткой, мы не желали отступать. Когда вернулись те, кто собирался отбивать атаку, которой так и не состоялось, в живых остался только я. Напавшие ретировались, видя приближение моего клана. После того случая я стал самым молодым из заслуживших почет. Эх, как давно это было.

— Героическое прошлое у тебя. Но сейчас нет войн, драконы отринули даже право территорий, как теперь становиться старейшими?

— Да, мир среди драконов нынче, а потому и заслужить свое право быть старейшим сложнее. Вот если ты совершишь то, что поразит всех сородичей, вот тогда сможешь надеется на признание. – Старейший улыбнулся. – Как подрастешь, конечно.

— Вот обязательно подкалывать меня по поводу роста? – Надулся я.

— Это приятное дополнение к моим обязанностям. – Ответил довольный дракон. – А теперь марш оттачивать навыки полета, скоро великая миграция и ты должен преодолеть этот путь сам. Не сможешь лететь пойдёшь пешком. Это традиция уходит корнями во времена объединения, когда мы отринули войну, перестали делиться на своих и чужих. С того времени, раз в поколение мы совершаем великую миграцию чтобы молодые драконы доказали свою силу и выносливость.

— Все, все, улетел. Только не надо снова лекций как важна сила для дракона. – Поспешил откреститься я, пока старика снова не занесло на часовой монолог. Слушать, конечно, его было интересно, первые пару месяцев, а потом стало откровенно утомлять, повторялся часто. Как только я стал сносно его понимать, старик нашел себе слушателя, так что весь его репертуар я прослушал далеко не один раз. Вильнув хвостом я резко ушёл вверх спасаясь от очередной истории.

Летать. Самое любимое занятие после спать. Ощущение полной свободы, ветер под крыльями и облака внизу. И неразлучное трио. Опять будут цепляться, что на сей раз интересно.

— Глядите, наш хиленький друг решил размять свои хиленькие крылышки. – Как всегда приветливо начал Герг.

— И тебе не хворать мой толстозадый друг. – Не остался я в долгу. Не знаю уж, почему, но для него это была больная тема. Упоминание его собственной массы очень задевало. – А к вопросу о крыльях, они то побольше ваших будут, так что сегодня ты как-то сплоховал Герг.

— Пф, подумаешь больше. Ты даже испытание не прошел, так что лучше бы не хвалился этим. – Остальные двое активно закивали.

— Испытание? Уриус ничего не говорил про испытания.

— Это скорее неофициальное испытание, так сказать доказать что ты настоявший мастер полетов. Но такому хилячку как ты даже и пробовать не стоит! – Отмахнулся Герг.

— Нуко, нуко. Давай говори, что там за испытание. – Заинтересовал подлец. В сообществе драконов власти как таковой не существует, есть авторитет. На авторитете среди соплеменников и строится твое положение и статус. Среди молодых и испытания были соответственные, прыжки в лаву, бой за гору самоцветов или кто сильнее рыгнет. Со старшими все обстояло сложнее, тут требовались заслуги неординарные. Раньше твой статус строился на количестве поверженных врагов, теперь же с этим сложнее. Со времен наступления мира только нескольким удалось добиться этого уважения и статуса соответственно. Главным образом это были стычки с грифонами и крупными зверями. Так что я решил, что это очередная мелкая глупость.

— Ой-ёй. – Единственное что смог произнести глядя на это. Здоровая дыра в скале, с кучей выступов по краям. Суть состояла в том, чтобы слететь в эту дыру и в свободном падении пролететь весь тоннель. Но если бы просто падать вниз, проход изгибался и извивался как змея, а полностью расправить крылья в таком узком месте было невозможно. Так что только вниз и никаких остановок.

— Что, струсил уголек? – Заржал Герг. Его гогот подхватили остальные. Вот это вляпался, отступить эти рожи достанут похуже грифонов. Переломать все кости или потерпеть пару дней нападки этих оболтусов. Пожалуй выберу второе, шкурка мне пока дорога.

— Не, пожалуй, я пас. Не внушает мне эта дырка доверия.

— Ха. Я же говорил, что он струсит. И как только такого хлюпка терпит Уриус. – Троица снова залилась смехом.

— Что-б вас. Поберегись! – Выкрикнул я и рванул вниз. Знали гады на что надавить, подвести Уриуса я не мог, он стал мне фактически семьёй. Нападки остальных проигнорировать было несложно, а вот расстроить старика я не хотел.

Сложить крылья и я внутри, неровные стенки тоннеля проносятся с огромной скоростью, все кочки и выступы со свистом пролетали мимо. Приоткрыть правое крыло, сложить, теперь левое, теперь оба и чуть податься влево. Я несся по извивающемуся тоннелю вниз, не знаю в какой момент это произошло, задумываться над движениями я перестал, тело само выполняло любое моё желание. Словно делал это много раз, синие, красные, зеленые светящиеся кристаллы пролетали мимо, создавая причудливые разноцветные полосы. Переворот, поворот, уход вправо и стенки резко закончились, явив моему взору огромную переливающуюся пещеру. Повсюду росли кристаллы, в центре раскинулось подземное озеро с идеально прозрачной водой. Недолго думая я спланировал прямо в озеро, предварительно конечно сбросив скорость. Вода водой, а на такой скорости и шею свернуть можно.

— Как же хорошо. – На выдохе произнес я, болтаясь на ровной глади озера. Волны приятной прохлады проносились по телу, забирая тепло у напряженных мышц. – Надо сюда почаще заглядывать, вот так вот расслабляться. Вот так качался на воде и в голове только одна мысль, как черт его дери отсюда выбираться?

Побуждав с два часа по мрачным пещерам и коридорам я всё-таки нашел выход. Таковым оказалась подземная река, текущая от самого озера. Знать бы сразу, что выход окажется в конце этой реки не блуждал бы столько времени. Выход оказался своеобразным, небольшая воронка кристальной воды, затягивающая за каменную стену. Если бы не легкий свет что пробивался сквозь нее, никогда не суждено было бы выйти отсюда. Несколько секунд и поток холодной горной воды выбрасывает меня из недр скал под ласковые лучи солнца.

Позволив себе ещё немного побыть в нирване принимая теперь теплые солнечные ванны я отправился к месту откуда началось путешествие вниз. Не терпится увидеть морды тех трех обалдуев. После падения в неизвестность внутри как будто что-то щелкнуло, движения стали точны, каждый мускул знал, что должен делать. Ничего лишнего, только скорость и воздух под крылом. Сделав несколько фигур в воздухе, я направился искать троицу, время утирать носы.

Троицы не оказалось на месте испытания так что дорога теперь лежала обратно на вулкан, мы ещё свидимся с этими испытателями. А свиделись куда раньше чем я думал, около ямы с лавой толпились подростки драконы, Герг как обычно что-то вещал.

— Герг, кажется, кто-то забыл сказать, как вылезать из той ямы! – С явным неудовольствием произнёс я. А чего это у них морды так перекосило? Обернувшись за собой никого не увидел, значит пялятся на меня. – У меня что-то в зубах застряло?

— Ты. Ты пролетел яму? – Не верил глазам Герг.

— Вроде того. А что в этом такого?

— Никто ещё не рискнул прыгнуть в нее. – Все ещё не верил Герг.

— Так значит наврал! Ну сейчас твоя морда станет ещё краше. – Прорычал я, начиная наступать на незадачливого шутника. – Готовься принимать лечебные ванны.

— Тише, тише. – Выставил вперед лапы красный дракон. – Мы только хотели тебя напугать, мы же не думали, что ты сиганёшь вниз.

— А вот думать надо было. Сейчас ты у меня свою задницу сам в ту яму засунешь.

— Райвэн. – Сзади подлетел Уриус. – Нам нужно поговорить. Потом доиграешь с друзьями. – Старик смерил меня взглядом. – А чего это ты такой нахохлившийся?

— Да так. Навыки полета отрабатывал. Устал наверно. – Соврал я. Не совсем конечно соврал, навыки то я отработал, ещё как.

— Пойдем. По дороге отдохнёшь. – Наставник двинулся в сторону пещеры, я, не рискнув ослушаться, пошёл за ним, бросая последний недобрый взгляд на Герга. – Мы ещё поговорим. – Одними губами произнес я на прощание.

— Ты знаешь, скоро великая миграция. Это главное испытание молодого дракона. Ты готов к нему?

— Более чем! Сегодня как раз одно событие придало мне в этом уверенности.

— Даже так. – Удивился старик. – Что же это было за событие такое?

— Пролетел сквозь яму, что около горячих источников. – Уже не без гордости ответил я. А что скромничать, Герг сам ляпнул, что никто до меня на это не решался. Вот теперь этот чешуйчатый у меня попляшет, теперь я его этим поступком гнобить буду.

— Ты что?! – Воскликнул Улиус. – Ты совсем ума лишился? – Окружающие драконы стали оглядываться на нас. – Ты знаешь, сколько молодых драконов погибло, пытаясь совершить этот полет? Уже сотни лет как старейшие запретили это безрассудство. Наш род и так немногочислен чтобы вот так терять сородичей. – Похоже, я влип. – Что, захотел покрасоваться перед другими? Захотел статус повыше? Ну чего молчишь то? Ослушаться запрета старейших значит попирать наши традиции.

— А ты мне не говорил что этого делать нельзя. – Пытался хоть как то оправдаться я.

— Не говорил. А я что все должен перечислять, что нельзя делать? Своей головой подумать не мог? Кто тебя вообще на это надоумил? – Продолжал сердиться Уриус.

— Да никто, сам увидел и захотел глянуть, из любопытства. – Нет старик, того красного гада я не сдам. Сам поквитаюсь.

— Я считал, что ты умнее, чем сверстники. – Покачал головой старик, начиная успокаиваться. – Вот и что мне с тобой делать?

— Понять и простить? – Робко выдвинул я предложение.

— И за что мне это на старости лет? – Выдохнул наставник. – С тобой я ещё придумаю что делать, а сейчас пошли выдыхать огонь. А то ты огнедышащий как пони. – Хмыкнул старик.

— А вот это обидно. – Надулся я. Хотя сказал то он правду. Выдыхать огонь умели все без исключения драконы, разве что водяным этого было не дано. Не дружат эти две стихии. Два других вида драконов этим были не обделены, даже маленький магический или обычный дракончик мог извергать пламя. Магические драконы были огромной редкостью, они не умели летать, зато владели толикой магии. Что за магия доставалась им зависело от самого дракончика, Уриус рассказывал, что встречал магических драконов способных переносить предметы своим пламенем. Другие могли само-возгораться и этот огонь не причинял им вреда, только всему и всем вокруг. Могли становиться невидимыми или невероятно быстрыми. Список возможностей был не маленький, но все это в глубокой древности, сейчас как я и сказал магический дракон редкость.

— Ну же, давай, как я тебя учил. Глубокий вдох, а затем резкий выдох.

— А я что делаю? От моего выдоха уже валуны сдувает.

— Вот то-то и оно, сдувает, а должно разогревать. Я бы грифона научил уже огнем дышать за это время.

— Ну вот и учил бы грифона. И вообще, твои подколки ни капли не помогают. – Вновь надулся я. – И вообще я спать.

— Ничего, ничего, завтра продолжаем. – Ухмылялся старый дракон.

— Жду с нетерпением новые подколки. – Язвил я, отправляясь на свежий воздух. Погода была хорошая и дождя не предвещала, потому я решил заночевать под звездным небом. И что со мной не так, размышлял чёрный дракой развалившись на жесткой земле. Я не магический и не водный, это видно сразу. А если я самый обычный то и пламя быть должно, где то. Может если сильно пукну пламя появится? – Усмехнувшись своей глупой шутке я, и продолжал мысль. – А если мне никогда не суждено быть огнедышащим? Вдруг я, какой то бракованный дракон? Одно расстройство. Ещё Гергу надо не забыть отомстить, из-за его выходки, а точнее за свою глупость. Я вынес многое и очень ценное. Мои крылья теперь со мной во всей своей красе. Но для проформы надо накостылять. И все это завтра, а сейчас отдыхать.

Сон.

Потоки воздуха щекочут чешуйки на теле, на небе серп луны. Перед глазами странные зеленые линии и небольшой треугольник в центре. Я поворачиваю голову влево и вижу такого же дракона, как и я, мы летим довольно близко. На его голове надет шлем, наверное, на моей надет такой же. Возвращаю взгляд вперед и снова бескрайний простор неба, небольшие облака проплывают где-то внизу. Тишина и безмятежность вокруг.

— Минута до цели. Объект подсвечен. Приказ на уничтожение подтверждаю. – Раздался голос в шлеме.

— Мы с напарником поворачиваем на 30 градусов влево и идем к тонкой вертикальной линии, ярким лучом разрезающим ночное небо. Луч все ближе и ближе. Цифра перед глазами показывает расстояние до цели 3000 метров. Я начинаю вдыхать носом воздух, направляя его в пасть. Становится теплее, но я не останавливаюсь, продолжая начатое и только сильнее сжимая зубы. Краем глаза замечаю своего напарника, он делал тоже самое, из оскаленной пасти вырываются всполохи синего пламени. Цифры на экране показывают 1000 метров и мы оба уходим в пике, земля стремительно приближается, мы пикируем к основанию луча, на цель. Когда дистанция достигла 300 метров мы синхронно выдохнули по яркому голубому шару и они устремились к лучу. Резко отворачиваем в сторону прервав падение с громким хлопком расправив крылья. Секунда и воздух сотрясает громкий взрыв, яркая вспышка, что превратила ночь в день, быстро исчезает. Меня обдаёт волной тепла и снова тишина и умиротворение в небе.

Резко распахнув глаза пытаюсь понять где я. Приснится же такое, а может не сниться? Воспоминание. Значит, была другая жизнь, она, где то там, внутри. Вот только стоит ли её ворошить, почему то мне страшно вспоминать прошлое. Но сейчас глупо не воспользоваться увиденным. Вдыхаю носом воздух плотно сжав пасть. То же ощущение что и во сне, тепло разливается внутри. Голубоватые отсветы огня смешиваются с призрачным светом луны. Выдох. Голубая огненная сфера устремилась к валуну недалеко от меня и через мгновение с грохотом разорвалась, озаряя все вокруг яркой вспышкой. Волна тепла обдала моё тело и растворилась в прохладе ночи.

Результат был превосходен, часть валуна просто испарилась, а его остатки растекались на разогретую породу вокруг. Любуясь результатом я и не заметил подошедших сзади сородичей.

— Я же говорил что получится. – Раздался сзади голос Уриуса. – Время и терпение.

Время до миграции пролетело быстро. Герг с компанией присмирел, толи впечатленные пролетом сквозь яму, толи расплавленным валуном, но статус среди подростков явно подрос. Да и не только у них, расплавить цельную породу способно только пламя взрослого дракона, молодые ещё неспособны на это. Потому если бы не мой размер, то вполне мог считаться взрослым драконом.

Полет предстоял долгий, не один день вся семья драконов должна была лететь сквозь материк к месту нового пристанища на следующие поколение. Летели невысоко, ловя потоки воздуха для экономии сил. Даже взрослые драконы не брезговали этим нехитрым приёмом несмотря на способность и без этого пролететь весь маршрут. Причина была банальна, всю дорогу не было привалов на еду и сон, а значит, нужно было экономить силы, даже если они в избытке.

Под крыльями простирались поля, леса, озера и горы. Всем этим великолепием было невозможно не залюбоваться. Внизу начали мелькать поселения, их можно было отличить издалека по ровным квадратам полей и садов. Где то там внизу жили пони, грифоны, минотавры и многие другие, разумные и не очень существа.

Под конец путешествия моё внимание привлек один городок, рядом с ним в чем-то вроде окопа сидело несколько пони и маленький дракончик. Почему к этому окопу вела красная ковровая дорожка, зачем она там я так и не понял, но не она привлекла внимание, а отблески их биноклей как маяк над скалами указующий путь кораблям. Среди многообразия лап, хвостов и крыльев всевозможных расцветок я разыскал Уриуса.

— А что там за любопытствующие? – Обратился я к нему.

— Это пони, они часто наблюдают за миграцией. — Отмахнулся старик.

— А почему среди них маленький дракон?

— Дракон говоришь. – Задумался Уриус и взглянул в сторону окопа. – Не знаю, возможно, он попал к ним яйцом, и они вырастили его, теперь он с ними.

— Тогда его надо забрать к нам. Это же наш соплеменник.

— Не стоит, рано или поздно все драконы начинают искать таких же как они. Он сам придет к нам, когда придет время. Эти пони мягкотелы и не станут его удерживать.

— Хорошо если это так.

Мы продолжали путь, и пока зрение позволяло, я наблюдал за странной компанией пони и одного маленького дракончика. Возможно мы скоро повстречаемся маленький собрат, ты же магический, это видно сразу.

Наш путь окончился за обширным лесом на высоких скалах, среди них было несколько вулканов, множество пещер и выступов. Все крылатая братия начинала размешаться по понравившимся местам. Подростки сразу же затеяли свои игрища, пока драконы постарше принялись искать драгоценные камни и стаскивать их в вулкан. Хотя искать, это было слишком сильно сказано, в силу своих размеров и силы драконы постарше не утруждали себя рутинным поиском. Они знали точно, где можно достать множество камней с минимальными усилиями. А именно банально отнять у тех, кто их капает. Пострадавшими от разбоя всегда являлись алмазные псы, за многие века сложились прочные взаимосвязи между ними и драконами. Псы снабжали их камнями в требуемых, но разумных пределах, драконы же не лютовали и не трогали их. Вот такая вековая дань.

Конечно были и те псы кто пытался сопротивляться сложившимся отношениям. Вот только кончали они очень прискорбно, запах паленой шерсти на многие километры разносился по шахтам и пещерам. После такой показательной казни все вопросы, про право отбирать камни, у псов пропадали.

Старейшина оказался прав, молодой дракончик приходил к нам. К сожалению в тот момент меня не было в гнездовье и познакомиться не получилось. Так же, к сожалению, он познакомился с Гергом и его компашкой, а судя по лестным эпитетам, что от него звучали в сторону малыша, его умыли по полной. От этого желание познакомиться с малышом только усилилось. Бедная ящерка красная, неделя подколок ему обеспечена, лично займусь.

Одно плохо, слетать к нему не получится, пони пугливы. Да и после знакомства с Гергом сомневаюсь, что дракончик стал смелее. Ну да ладно, жизнь довольно длинная штука, ещё пересекутся наши дороги.

И снова дни сменяли ночи, но неожиданный сюрприз пришел как раз от нещадно подкалываемого Герга и его компашки. В одно утро, пролетая над холмами, заприметил троицу куда-то спешившую и определенно что-то тащившие. Любопытство естественно взяло вверх. Держаться старался на отдалении, чтобы не показаться на глаза раньше срока. Компания приземлилась недалеко от маленькой пещерки и зашла внутрь, я же остался недалеко от входа, чтобы иметь возможность слышать их разговор.

— Вот и прибыли гости дорогие, теперь то не уйдете от нас.

— Да как вы смели похитить нас! Невежи! Я требую немедленно отпустить меня и Спайка! – Потребовал мелодичный женский голос.

— Ребят вы слышали, это она нам приказывает. – Троица разразилась громким смехом, эхом разносившимся по пещере.

— Ччто вам от нас надо? – Этот голос был совсем молодым, даже детским.

— Нам? А сам как думаешь? После вашей выходки над нами все драконы смеялись. И теперь нам нужна месть!

— Мместь? Что вы собираетесь делать? – Вновь послышался детский голосок.

— Парни, они ещё и спрашивают. Сожрем конечно, и начнем с твоей белой подружки.

— ВЫ, вы не имеете права! Мы подданные её величества принцессы Селестии. Вы горько пожалеете, если сделаете это!

И снова смех, и снова угрозы расправы. Нет, так не пойдет. Не то что мне было не пофиг, просто насолить Гергу считал делом чести. А тут такая возможность. Я над вами ещё неделю угорать буду.

— Ай, ай, ай. – Громко заявил я, выходя из-за сталактита. – Как нехорошо Герг, грозиться сожрать своего сородича. Ты знаешь, чем это грозит? – Я состроил довольную морду. Ох, это выражение морды когда твои планы летят ко всем чертям. Да оно определенно того стоило, но так просто ты теперь не отделаешься.

— Ты. Как? – Все что смог выдавить Герг.

— Ну как это обычно бывает? Летишь себе, летишь и тут бах, пещера. Вот как не заглянуть? – Продолжал скалиться я. В лапы троицы попали тот самый Спайк, маленький дракончик едва достававший мне даже до груди и белая единорожка с изящно уложенной фиолетовой гривой.

— Не влезай в это Райвэн. Это наши дела. Они поплатятся за то, что унизили нас! – Зарычал Герг и начал дымить.

А он на взводе, как бы и вправду не наломал дров. Он хоть и придурок, но мой собрат, да и мелкий тоже. Знай, я, что так произойдет, не стал бы так над ним глумиться, хотя кого я обманываю, стал бы ещё как. Он меня подставлял чаще, чего стоит выходка с ямой. Так что месть, холодная и сладкая.

— И что ты сделаешь? Вот так просто зажаришь их? А толку с твоего поступка? – Ну же соображай кочерыжка красная, влезать в разборки между двумя драконами не хочется. Встать на сторону мелкого, придется с этими тремя биться, уйти и не мешать, значит бросить сородича в беде. Дилемма мать его.

Пока длилась перепалка маленький дракончик и кобылка стояли и молча переводили взгляд с меня на Герга и обратно. В один момент она обняла его, это было странно, неужели так им дорожит? Сыграть на этом? Думаю да. Такой вариант возможен. На всякий случай я переместился поближе к парочке заложников, мало ли что учудит чугунок.

— Толку? Мне станет легче от осознания того что эти двое перестанут дышать! – Герг резко раскрыл пасть и выпустил струю пламени в заложников. Вот идиот подумал я, расправляя крыло. Поток пламени ударил в перепонки и стал расползаться по крылу. Было горячо, но не смертельно, пламя подростков драконов не столь горячее как у взрослых и это сейчас сыграло свою роль. Пока струя пламени билась о крыло я обернулся на заложников, оба они, вжавшись друг в друга и сидели с большими глазами. Страх читался в них без труда. Хотя почему боится дракон мне было непонятно, ему пламя не причинит вреда, это не взрослый дракон, а всего лишь подросток. Он боится за нее?

— Ты закончил? – Холодно спросил я, когда поток пламени иссяк. – Герг ты заходишь слишком далеко. Я же могу и ответить и ты знаешь, что тогда произойдет.

Красный дракон молчал, молчала и его банда. Они прекрасно помнили, что сказали взрослые драконы, когда оценивали силу моего пламени. Под ним камень плавился как лед, немногие старшие могли похвастаться такими температурами. Конечно, объективно до них я недотягивал, поскольку выпускал не непрерывное пламя, а только шары пламени. Но и этого было достаточно, чтобы не попадать под выдох. В полную силу пламя я разжигать не стал, все-таки собрат, но и деликатничать не собирался.

— И что ты предлагаешь? – Ну наконец то, взялся за голову.

— Стребуй с него компенсацию, например. – Я поводил лапой по воздуху, вырисовывая непонятные вензеля.

— И чего я могу у него требовать? Посмотри на него, у этого домашнего дракончика и взять нечего!

— Герг, Герг. Включи ты наконец голову, тебя что в детстве роняли часто? Вот рядом с ним стоит пони с маркой в виде трех бриллиантов. Значит у нее талант связанный с камнями. А значит, ты можешь затребовать с нее, ну скажем телегу драгоценных камней, за шкурку её друга.

— А почто нам сдались эти камни? Взрослые и так их приносят! Мы и так не голодаем.

— Нет, я за тебя что ли думать должен? – Блин да что он тупой то такой. – Ты со своими прикатите телегу на гору и скажете что отобрали, скажем, у грифонов. Вот вам почет и уважение. – Теперь надеюсь дошло.

— Слушай Герг а неплохая идейка то, вернем утраченную репутацию, да с лихвой. – Отозвался коричневый толстячок, ему вторил фиолетовый собрат.

— Тогда может лучше две, или три телеги, а. – Вот жадный засранец.

— Не жадничай, а то не поверят. Тем более посмотри на нее, тут одну бы притащила.

Герг смерил взглядом единорожку и стал что-то обсуждать с подельниками, собравшись в кружок. Да умение мыслить наперед никогда не отличало эту троицу. Вот сделали бы они что хотели, об этом прознали бы старейшие и все, кирдык этим троим. А что прознали бы, я практически уверен. Как рассказывал Уриус, когда дракон убивал соплеменника, он менялся, его взгляд менялся. Те драконы, что никогда небыли в войнах могли бы и не заметить, а вот старейшие, прошедшие войны с первого взгляда могли сказать, он убивал.

— Мы согласны. Если эта пони привезет сюда телегу с драгоценностями, мы отпустим этого чешуйчатого.

— Вот и договорились. Вить договорились же? – Спросил я уже более вкрадчиво у трясшейся парочке сзади.

— Но, но, где мне взять столько камней? – Тихо спросила белая единорожка.

— Дорогая, почем мне-то это знать. Но вы всегда можете продолжить диалог с теми милыми господами. – Я указал на довольно скалящуюся троицу.

— Знаете, мне уже не кажется, что они запросили так много. – Оценив перспективу отозвалась пони.

— Вот и славно. И думаю не стоит говорить кому либо о вашем с ними договоре, во избежание инцидентов. – Говорить я старался спокойно и вежливо, чтобы она восприняла мои слова правильно и не наделала глупостей. – Рас вам все ясно можете идти.

— А как же Спайк? – Чуть ли не плача произнесла она.

— А он останется здесь. И не волнуйтесь, я прослежу, чтобы эти трое ничего с ним не сделали.

— Сспасибо. – Произнесла кобылка поворачиваясь к маленькому дракончику.

— Спайки, я быстро, ты и опомниться не успеешь. – Ласково произнесла она, чуть приподняв его мордочку копытцем.

— Не беспокойся за меня, я же сильный дракон. – Улыбнулся малыш как можно более решительнее.

— Ты у меня такой храбрый Спайки. – Улыбнулась в ответ единорожка и поскакала к выходу под пристальным взглядом пяти драконов.

— И чем же нам себя развлечь пока она принесет наши камушки? – Очень недобро взглянул Герг на малыша и вся троица оскалилась. – Может поболтать с нашим другом Сайком? Как думаете ребята? – Драконы одобрительно закивали, а малыш сильнее вжался в стенку.

— Кхм. – Решил напомнить о своем присутствии я. – Вы прекрасно развлечетесь и без него. — На малыша у меня были свои виды, и отдавать его этой троице в планы не входило.

— А чего это ты раскомандовался тут? – Оскалился Герг, злобно поглядывая в мою сторону.

— Даже не знаю, наверно потому что я все ещё могу сделать так. – Я резко повернул голову в сторону и выпустил огненный шар. Тот с хлопком ударился в стену пещеры, оставив после себя растекающуюся породу. Можно было конечно вступить с ними в разговоры, убедить. Мозгов у этой троицы поменьше будет, только развлекаются и жрут. Но силу пламени уважают все драконы, у кого оно сильнее тот и прав. И в данном случае моя сила была выше, и терять время, уговаривая их, считаю излишнем.

— Да и фиг с вами. – С явным неудовольствием отозвался Герг. – Но только потому, что нам обещали камни.

— Разумеется. Исключительно поэтому. – Улыбнулся я. Троица уселась у выхода из пещеры и занялась своим любимым ничегонеделанием. Вот и славно. Хорошие дракончики.

Я лег напротив маленького, жавшегося в стену дракончика, чтобы быть с ним одного роста. Бедняга явно за сегодня много перенес, хотя держался храбро. Подрастет получиться настоявший дракон, хотя сомнительно, что пони воспитают его таковым.

— Так ты и есть тот Спайк что надрал хвосты Гергу и компании?

— Надрал хвосты? Я? – Отозвался малыш.

— Ну да. Это же ты умудрился испортить им рейд и сбежать с последним яйцом?

— Дда. Но я не думал никому ничего надирать. Я же просто убегал от них.

— Знать знатно удирал, раз так подпортил им репутацию. Как ты вообще решился уйти от пони к драконам? – Спайк стал успокаиваться, видя, что ему ничего не сделают и охотнее отвечал на вопросы.

— Я захотел стать настоящим драконом, пожить как дракон.

— Не очень-то у тебя получилось, как погляжу. Хорошо хоть к драконессам не пошёл. – Усмехнулся я.

— Драконессам? Не понимаю, разве есть ещё одна стая? – Удивился маленький Спайк.

— Да малыш, а ещё драконом захотел настоящим стать. – Заулыбался я.

— Я дракон! Настоящий! – Малыш встал в стойку, показывая, какой он настоящий.

— Ладно. Верю. Вот ты знаешь, откуда берутся драконы?

— Я же не маленький. – Надулся дракончик. – Из яиц конечно.

— Верно. А яйца кто откладывает, как считаешь?

— Драконессы? – Робко предположил малыш.

— Правильно. А ты видел, когда пришел в гнездовье хоть одну?

— Ммм, по-моему, нет. – После некоторого раздумья ответил он.

— Потому что их тут нет. У драконесс своя стая и своя великая миграция. Они стали отдельной стаей вскоре после окончания войны драконов. И теперь для продолжения рода есть специальное место. Оно на пересечении маршрутов миграций двух стай. Там драконы и драконессы решившие продолжить род встречаются. Выбирают себе пару ну и … — Я глянул на раскрывшего рот Спайка. Что-то я заболтался, сколько лет ему? Так оставим подробности. — … продолжают род. – Закончил я.

— И что потом? – После некоторого молчания спросил он.

— После? Если вылупляется мальчик, то его уносит отец, а если девочка то мать. После чего они растут в своей стае. Обучаются тому, как быть настоящими драконами как их предки, им передают свою мудрость старшие. Ну, почти всем передают. – Я посмотрел в сторону троицы.

— И что они вот так просто расстаются? – Удивился Спайк. – А как же любовь?

— Да вот так просто. Это вековой уклад нашей жизни. – Глядя на вытянутую морду дракончика я продолжил. – Но есть и исключение, они могут создать пару и уже на всю жизнь. Только такое крайне редко бывает. – А ты что влюбиться уже успел? – Хитро прищурившись, я придвинул свою морду к его.

— Яя? Почему ты так думаешь? Почему я? – Дракончик густо покраснел и теребил свой хвост.

— Ну, так, просто поинтересовался. – Как раскрытая книга. Мысленно улыбнулся я. – Ты, что ничего не знаешь про быт драконов?

— Твайлайт что-то говорила по этому поводу, но я не особо слушал, мне очень спать тогда хотелось.

— Твайлайт? Пони?

— Да. Я её первый помощник! Она помогла мне вылупиться из яйца и с тех пор я с ней. – Отозвался малыш и надулся от гордости за свою должность. – А тебе родители помогли вылупиться?

— А вот этого я не знаю. Я вообще не помню своё детство, только непонятные обрывочные сны.

— Как это не помнишь? Ты потерял память? – Удивился дракончик.

— Ещё как потерял. – Усмехнулся я. – Даже слова забыл. Но сейчас вот переучился заново, так что все замечательно.

— Это грустно, когда не знаешь кто ты.

— Да нет, нормально. Знаешь, от того что мне снится желания узнать прошлое тает очень быстро. Я не уверен, что хочу знать все.

— Как скажешь. – Пожал плечами дракончик. – Скажи, а почему ты за нас вступился?

— Почему? Ты явно плохо слушал эту свою Твайлайт. – Дракончик тут же стушевался. – У драконов есть только один закон, не убивать сородича, все остальное это обычаи и традиции. Если бы он сделал что хотел, его бы постигло изгнание и презрение всех сородичей, ни помощи, ни сострадания. Только гонения и презрение. Что же касается меня, не помочь сородичу в трудную минуту это тоже проступок, менее серьезный, но тоже чреватый последствиями. Я оказался между молотом и наковальней, и встать, на чью-то сторону было просто невозможно. Потому пришлось импровизировать и выбрать третий вариант.

— Ясно. Но все равно спасибо за то, что спас. И меня и её. – После слов её малыш слегка покраснел. Он в нее втюрится умудрился? Хотя почему бы и нет, у всех свои заскоки. Да и живет он среди пони.

— Да не за что. Скажи, ты же магический дракон. А какая у тебя магия?

— Я могу отсылать письма принцессе Селестии. – Снова раздулся от гордости дракончик.

— Почтовый значит. Ну, тоже неплохая способность. А что значит отсылать принцессе Селестии? Почему только ей?

— Я ещё молодой очень. А Твайлайт личная ученица принцессы и отсылает через меня ей свои отчеты.

— А ты, как я посмотрю, хорошо устроился. На тепленьком местечке. – Хмыкнул я.

— Ничего оно не теплое, знаешь, как приходится трудиться. Твайлайт еще тот трудоголик. – Обиделся он.

— Верю, верю. Личная ученица все-таки. – Усмехнулся я.

— А вот можешь и не верить. Но она очень умная. И у нее есть заклинание памяти, которое помогло ей победить Дискорда. Так что если попросить она сможет вернуть тебе память!

— Не уверен, что хочу вспоминать. Уж больно странное всплывает из памяти. – Скривился я.

За разговорами мы и не заметили, как нырнул за горизонт диск солнца. Жизнь у дракончика была очень насыщенная, точнее не у него, а у его хозяйки. Однако и ему перепадало частенько, так что скучать не приходилось. Он рассказал о Твайлайт, о белой единорожке что была с ним Рарити, Эпплждек, Рейндоу Деш, Пинки Пай и Флатершай которая панически боится драконов, всех кроме него. И в принципе правильно делает, мы драконы вообще не очень дружелюбны, когда вопрос касается разговоров с другими видами, если конечно стоящий перед тобой не сильнее. Драконы уважают силу.

— Уже ночь. Думаю лучше лечь спать. Вот те трое уже на боковой. – Да уж, не наградила их умом природа. А сторожить заложника кто будет? Лично я не собираюсь не спать всю ночь.

— Давай. Это дело я люблю. – Согласился дракончик.

— И Спайк, учти, хоть все и спят, и сбежать не составляет труда, делать это не советую. Сейчас у тебя есть шанс отвязаться от них, а если сбежишь, они могут повторить попытку отомстить и тогда все сложится менее удачно. Ты меня понимаешь?

— Аха. – Малыш покивал.

— Вот и молодец. Все спим.

Сон.

Солнце пробивается сквозь тучи. Деревья готовятся сбросить листву и лечь в долгий зимний сон. Большой двор, по которому бегают мальчишки и девчонки разных возрастов. Среди этой толпы стоят несколько мальчишек. Пятеро из них постоянно хохочут, что-то говорят, перекидывая ранец шестого.

— Отдайте его, он же мой! – Кричал тот, что в центре готовясь заплакать.

— А ты отними мелкий. – Кричал тот, что был выше всех.

— Ну же, прыгай выше.

— Давай мелюзга. Шустрее перебирай ногами.

— Да какой шустрее на таких коротеньких то.

Каждый из кидающих считал своим долгом отвесить какую либо шутку когда портфель попадал к нему в руки. Мальчик подбегал к нему, чтобы забрать но, не желая останавливать веселье, мальчишки вновь швыряли его портфель вверх. Так продолжалось долго, пока не прозвенел звонок, и орава малышни не побежала в здание школы. Те пятеро зашвырнули портфель подальше в кусты и тоже отправились во внутрь весело обмениваясь шутками об отличной перемене.

— Я вырасту, и вы все у меня попляшете. – Повторял мальчик, наконец забравший свой портфель. – Я всем вам отомщу. – Сказал он, на пороге вытирая рукавом глаза.

Долгожданное утро. Эти сны выбивают меня из колеи. Странные существа, неизвестные места, но во сне все кажется таким знакомым и привычным. Что же это, все во лишь сон или возвращавшаяся память. Почему я вижу в основном боль и страх, почему так мало счастливых моментов, почему?

Из задумчивого созерцания рассвета меня вывел легкий скрип колес. По извилистой дороге ведшей на холм из леса шла белая кобылка запряжённая в большую телегу. Когда она показалась из-за ближайшего поворота я, наконец, смог рассмотреть её. Взлохмаченная грива, цвет шкурки с белого сменился на серый от пыли и грязи, копытца были полностью в засохшей грязи. Было видно, что она сильно измотана, каждый шаг давался через силу. Но она упрямо шла вперед, преодолевая метр за метром. Этот дракончик ей так дорог, что она за ночь смогла накопать телегу камней, а что она именно накопала, было видно.

Звук телеги привлек не только мое внимание, вся троица уже жадно смотрела на воз ценностей предвкушая то восхищение от драконов, когда они расскажут свою байку. Выбежал и Спайк, первым делом он хотел побежать к единорожке но пришлось его придержать. Пускай эти трое сначала уберутся со своим добром. Не стоит им знать о чувствах этой парочки, ненароком додумаются повторить этот трюк.

Единорожка остановилась недалеко от трио и, скинув со своих плеч тяжесть гружёной телеги, пошла к ним. Шаги давались ей тяжело, ноги дрожали и грозили отказать в любой момент.

— Вот ваши камни. – Тихим усталым голосом проговорила она.

Трио драконов даже не удостоило её вниманием, пробегая мимо к телеге камней. Они восхищались и радовались как маленькие дракончики горе сладостей. Ни единорожка, ни маленький дракончик уже не волновали их, только телега и предвкушение того уважения что она могла им дать. Наконец удостоверившись, что телега достойна чтобы выдать её за отбитую в бою, товарищи Герга подхватили её с краев и, поднявшись в воздух, отправились за ним. Сегодня они будут в центре внимания.

На небольшой полянке холма возле пещеры остались обессиленная единорожка, маленький дракончик, что тут же побежал к ней и я стоящий в стороне. Я не стал им мешать, что хотел, я узнал, и даже больше.

— Рарити, Рарити, с тобой все хорошо? – Суетился возле подруги малыш.

— Да Спайти, устала немного. – Улыбнулась она, едва держась на ногах. – С тобой все хорошо, они тебя не обежали?

— Нет что ты. Они, было, хотели, но он им не позволил. – Спайк показал лапой в мою сторону.

— Спасибо что уберегли его. – Ели слышно проговорила она. Я лишь кивнул в ответ.

— Пойдем домой Рарити, тебе нужен отдых. – Заволновался малыш, оценив состояние подруги. Они только кивнула и обняла его. Сил на что то большее уже не оставалось, не говоря уже на обратную дорогу через лес.

— У меня есть предложение получше. – Влез в их планы я. Парочка вопросительно поглядела на подходящего черного дракона.

— Нам ещё долго? – Сквозь ветер прорывался голосок утонченного модельера. – Моя прическа этого не переживет.

— Нет, не далеко. И позвольте заметить, причёске пришёл конец задолго до этого. – Хмыкнул я.

— Хэх. – Тяжело вздохнула Рарити крепче сжимая передними ногами мою шею. Чуть дальше за Рарити сидел Спайк и постоянно елозил. Оставлять этих двоих в горах мне не хотелось, все-таки собрат с … а вот интересно, что у них на самом деле?

Показался небольшой городок Понивиль, постепенно густые заросли леса сменились обширными яблочными садами. Пегаска с радужной гривой завидев наше приближение, сорвалась с облака и умчалась в город. Погода была отличной, только редкие облачка и приятное утренние солнышко.

— Прибыли, вон ваш дом. Сажусь.

Сделав небольшой вираж я медленно опускался к большому особняку, напоминающему карусель. Красивое, богато украшенное здание сильно контрастировало на фоне города. Куда именно лететь и какое здание нужно я узнал от того же Спайка. Малыш очень разговорился под вечер и выложил все и про всех. Выгибая крылья, я стал гасить скорость, медленно снижаясь к зданию. Внизу разбегались пони завидев идущую на посадку черную тень. Последний резкий взмах крыльев у самой земли полностью погасил скорость, поднялось облачко пыли и лапы коснулись мощеной дорожки.

— Вот и на месте. Можно слезать.

Дракончик спрыгнул первым и стал аккуратно помогать слезть кобылке. Парочка смотрится, конечно, умилительно. Когда пассажиры спустились, я выпрямился вновь став в два раза выше маленькой пони. Через площадь к нам бежало несколько пони, если я правильно помню описание Спайка это Твайлайт, Рейнбоу и Эпплджек. Спайк не соврал, и правда смелые, мало кто отважится вот так бежать на дракона.

— Спайк, Рарити, где вы пропадали? Кто это с вами? – Твайлайт покосилась на меня.

— Твайлайт это долгая история. – Отозвалась модельер. – Но если коротко, он нам помог. Сильно помог.

— Да? – Недоверчиво спросила волшебница, косясь в мою сторону.

— Да Твай, все так и было. – Подтвердил Спайк, успокоив как волшебницу, так и её спутниц. Хотя голубая пегаска продолжала коситься в мою сторону.

— Все. Я улетел, а вы постарайтесь больше не попадать в подобные ситуации. – Решил нарушить идиллию я.

— Так сразу? – Неожиданно для меня спросила модельер. – Может, останетесь, ненадолго?

— Да Райвэн, оставайся. Побудешь у нас в библиотеке, пока Рарити отдыхает. – Поддержал её Спайк.

— Ммм, пожалуй, я пас. – Огляделся я вокруг. – Как то тут неспокойно с моим прилетом стало.

— Останьтесь. – Вышла вперед Твайлайт. – Мы поговорим с жителями, чтобы они не паниковали. Нам очень интересно послушать, что случилось с друзьями.

— Вот Спайка и расспросишь Твайлайт. – Единорожка явно удивилась, что её имя знают. – А вот насчет зайти в гости, думаю через недельку поутру загляну, чтобы пони успели свыкнуться с мыслью.

Взмахнув крыльями, я оставил далеко внизу четырех пони и одного маленького дракончика. Зачем мне хотелось попасть в библиотеку? Почему через неделю? Все просто. Библиотека это знания, мне очень хотелось посмотреть всех обитающих животных и найти тех, что снятся мне. А через неделю чтобы присмотреть за троицей драконов, что улетели с телегой камней. Все-таки шанс, что они захотят повторить подобный трюк был и надо удостовериться. Сородича бросать в беде нельзя.

К моему удовлетворению все прошло отлично, подростки купились на историю с отбором драгоценностей у грифонов. Так что теперь Герг и компания ходили чуть ли не лопаясь от гордости. Про маленького Спайка и его единорожку уже и думать забыли. Что, несомненно, хорошо можно вздохнуть с облегчением. В библиотеку Твайлайт я решил наведаться не на седьмой день, как обещал, а на восьмой. Причина тут была личная, по рассказу Спайка была такая Пинки Пай, она просто жить не могла, чтобы не устроить вечеринку для кого-либо нового. А я был без сомнения новый. Так вот загреметь на вечеринку сюрприз мне не улыбалось. Я лечу туда за конкретной информацией, а не заводить друзей.

Черная тень вновь скользнула по тихому провинциальному городку. Я вернулся, как и хотел. Без лишнего шума приземлившись около дерева – библиотеки вновь подняв облачко пыли.

Тук, тук, тук раздалось по библиотеке. После непродолжительной тишины за дверью послышался цокот копыт по деревянному полу. Дверь мне открыла хозяйка библиотеки, немного не выспавшаяся хозяйка библиотеки.

— Разве сегодня, а не вчера ты обещал зайти? – Задала сонным голосом вопрос чародейка.

— Формально да. Но вчера как-то не сложилось. А что сегодня уже нельзя? – Состроил я удивленную морду.

— Да нет, можно, заходи. – Она открыла полностью дверь впуская далеко не маленького по их меркам дракона. Хорошо, что дверь была приличного размера. И зачем им вообще такие двери? Они же раза в два все меньше. – Просто вчера Пинки хотела устроить вечеринку, а ты не появился. Она очень расстроилась. – Ха! Я знал, что все этим закончится. Спасибо Спайк болтушка.

— Жаль то как. Ну ничего, может потом как-нибудь. – Изобразить огорчение было непросто, когда внутри все ликует. — А у тебя богатая библиотека как погляжу. – А она была и правда не маленькая, Ряды шкафов с книгами под потолок по всем стенам. Тут были тысячи книг разных тематик и направленности, химия, математика, поэзия, фантастика всё чего мог желать пытливый ум.

— Спасибо. – Заулыбалась единорожка. – Чаю?

— Нет спасибо. – Кратко отозвался я пробегая глазами по корешкам книг.

— А я, пожалуй, выпью чашечку. – Единорожка ускакала на кухню, вернувшись оттуда и каким то цветочным чаем. – Ищешь что-то конкретное? – Полюбопытствовала хозяйка.

— Вроде того. Есть книга по животным обитающим в мире? – Не отрываясь ответил я.

— Есть такая. – Ко мне в фиолетовом свечении подлетел толстенький справочник. Название гласило, животные и птицы мира. Отлично. То, что надо.

— Спасибо. – Взяв в лапу толстый фолиант, я принялся рассматривать его страницы, усевшись на диванчик. Тот протяжно скрипнул, но вес выдержал.

— Скажи, а зачем было заставлять Рарити копать в одиночку камни? – Произнесла волшебница, пристально вглядываясь мне в глаза.

— Заставлять? – Удивился я. – Вообще то я никого не заставлял и тем более в одиночку.

— Но ты же сказал ей молчать о договоре с теми тремя драконами. – Настаивала чародейка.

— Молчать, а не копать в одиночку. Это разные вещи. Признаться, я был сильно удивлен тому, что она совершила. Не думал что в столь хрупкой кобылке столько сил.

— Рарити очень сильная, когда дело касается её друзей. Скажи, а ты сильнее тех троих драконов? – Твайлайт уже полностью вошла во вкус и даже отставила чашку.

— Объективно? Возможно да. Они пока неспособны существенно мне навредить, а я вот могу.

— Тогда почему было просто не увести от них Рарити и Спайка? Зачем вся эта комедия с копанием камней? – Начинала распаляться волшебница. Похоже, мой чешуйчатый друг со своей кобылкой не все им рассказали. Придется восполнить этот пробел, если я хочу найти желаемое. Я отложил книгу и взглянул на сопящую единорожку.

— Скажи мне лучшая ученица Селестии, а что бы было потом? После того как я их оттуда вывел? – Я смотрел прямо ей в глаза, не отрываясь и не моргая. Хм забавно, у нее цвет глаз, как и у меня.

— Потом? Потом Рарити не пришлось бы всю ночь копать камни, Спайку сидеть в заложниках в пещере, а нам волноваться, устраивая поиски. – Твайлайт разошлась не на шутку. Искорки праведного гнева бушевали в глазах юной кобылки.

— Какой замечательный план. – Произнес я со всей иронией в голосе которую только мог вложить. – А те трое, конечно же, забыли сразу о втором унижении, что получили по вине Спайка. И уж точно бы не попытались отомстить ему снова. Но ты, конечно, подумала об этом и спрятала бы Спайка в подвале своей библиотеки, нет ненадолго, всего-то пока драконы не улетят, семьдесят лет, какой пустяк для дракона. – Взгляд единорожки становился все менее воинственным. По глазам читалось, что об этом она не подумала. А я продолжал наступление. – А, наверно мне стоило их убить, чтобы бедному Спайку ничего не грозило. Стать изгоем всего рода презираемый всеми. Как я не додумался о таком простом выходе. Так ты себе это представляла Твайлайт Спаркл?

Единорожка молчала. Она отвела взгляд в сторону, переведя его куда-то себе под ноги. Победа в споре осталась за мной, ей, конечно, было неприятно, что так обошлись с её подругой и помощником, но в тот момент это было лучшим решением. Я откинулся обратно на диван и, взяв книгу, вновь принялся её листать. Дальше мы сидели в тишине нарушаемой шуршанием страниц энциклопедии.

— Прости, я была неправа. – Чуть слышно отозвалась единорожка после долгих минут молчания.

— Ничего, всякое бывает. – Отозвался я из-за книги, даже не посмотрев на кобылку. Снова воцарилась тишина.

— Скажи, а ты, правда, ничего не помнишь из своего прошлого? – Уже более отчетливо спросила чародейка.

— Спайк? Ну и болтливый у тебя помощник. – Усмехнулся я. – Да, это правда.

— Так я могу помочь! У меня есть заклинание как раз для памяти! Сейчас. – Оживилась чародейка.

— Не стоит, пожалуй … — Договорить мне не дала яркая вспышка света. Инстинктивно зажмурив глаза я увидел картины. Они плыли перед глазами нескончаемым потоком. Яркие образы и мутные воспоминания, все было тут. Детский сад, куда водила меня мама, школа которую я так ненавидел из-за тех с кем учился, университет, в котором искал спасения от проклятой школы, но он стал только продолжением моих мучений. И вот чтобы больше не быть изгоем я ушел служить. Армия, меня сразу направили в авиацию, где обучили на пилота, управлять предстояло бомбардировщиком класса «Ночная фурия». Биологический бомбардировщик был одним из самых эффективных типов вооружения. Нет теплового излучения, нет шума двигателей, поглощал радарное излучение. Внешне он напоминал мифического дракона с черной чешуёй. Сознание пилота загружалось в мозг биологического бомбардировщика, и уже непосредственно так он управлялся. Только самые развитые и богатые страны имели в своем распоряжении подобное вооружение, США, Россия, Китай.

Мои способности в обучении и приспособлении к бомбардировщику были высокими, и уже через семь месяцев наступила первая командировка в горячую точку. Местом дислокации стала Сирия, в которой шла война. Конфликт на востоке разрастался все больше и больше. Втянуты оказались уже многие и необходимо было хоть как-то поддерживать контроль. Сирийские средства ПВО устарели уже давно и потому для сверхсовременного детища инженеров опасности никакой не представляли. Мандраж от вылетов быстро сменился рутинностью заданий.

Затем списание из-за сильного нервного истощения в связи с постоянными переносами сознания. Военные прикрепили меня к проекту «Багровый Марс». Затем встреча с той единственной, свадьба, рождение сына. Затем, затем …

Я распахнул глаза ища выход из библиотеки, воздух, мне нужен воздух, сейчас же. Выдох в сторону двери и тяжелая дубовая дверь вылетела на улицу опаленная пламенем. За дверью вылетаю я и резким взмахом исчезаю в синеве неба. — Воздух! А лучше … да … — недалеко в лучах солнца блестела водная гладь озера. Резко спикировав, я врезался в воду. Волны холода побежали по телу, даря целительную прохладу воспалённому мозгу.

— Твайлайт, Твайлайт, что это было? – Со второго этажа бежал Спайк, услышав грохот. Единорожка сидела за столом и смотрела большими глазами на дверной проём. – Твай ответь. Что с тобой?

— Я. Кажется, я сейчас сделала что-то плохое. – Не уверено ответила чародейка.

— Плохое? – Удивился дракончик. – Что ты сделала?

— Я хотела помочь и применила на Райвэне заклинание памяти, а потом …

— Ты что? – Воскликнул дракончик. – Он на это согласился? Он же не хотел вспоминать.

— Прости Спайк, мне надо найти его и все объяснить. – Чародейка вскочила и во весь опор выбежала в дверной проем.

Искать пришлось не очень долго, пруд с сидящим около драконом не остался без внимания жителей. Твайлайт шла навстречу обеспокоенным жителям и быстро поняла, откуда те спешили скрыться.

Озеро за городом было излюбленным местом отдыха пони, особенно в жаркие дни. Небольшое чистое родниковое озеро с дорожкой вокруг. Большие деревья, дававшие тень, растущие недалеко от берега и конечно полянки на невысоком холмике рядом для пикников. Тихое место для тихих пони, правда, не сейчас. Все пони спешно покинули это уютное место, когда после оглушительно всплеска из воды показался большой черный дракон.

Твайлайт медленно переставляла ноги, шаг за шагом приближаясь к высокой черной фигуре. Ноги подрагивали от каждого движения. Она сейчас боялась, нет не Райвэна, а того что сотворила своим заклинанием.

— Ты в порядке? – Тихо поинтересовалась она, подойдя на достаточное расстояние, чтобы её было слышно.

— Зачем? – Низким голосом отозвался я. – Зачем ты это сделала?

— Я хотела помочь. – Все так же тихо отвечала чародейка.

— А я просил?

— Ну, нет. Но я думала, что ты будешь рад. Думала, что те знания, что вернуться помогут тебе.

— Воспоминания, знания. Да кому нужны такие знания. – Горько усмехнулся я, смотря на свое отражение в кристально чистой воде.

— Но воспоминания это часть нас. А знания самое ценное, что есть в мире. – Попыталась возразить единорожка.

— Ценное говоришь! – Я рывком подлетел к застывшей единорожке. Наши глаза встретились, совсем как тогда в библиотеке во время спора. – Так вот чего ты жаждешь, знаний. Ну тогда я потешу твое любопытство. – Схватив Твайлайт под живот передними лапами, я резко взмыл в воздух. Чародейка не успела даже испугаться, как мы были уже выше облаков, оттолкнувшись от ставшего упругим под моими крыльями воздуха, я устремился туда, где все началось. Туда где меня нашли три вредных дракона.

Твайлайт что-то говорила, кричала, но её я уже не слушал. В голове вертелся один вопрос, за что? Перелет продлился не так долго как миграция, на сей раз, я двигался быстрее, не экономил силы, злость на эту маленькую пони подстегивала меня. Зачем она это сделала? Кто её просил влезать? Почему жизнь так обошлась со мной? Чем я провинился, я же хотел все остановить. Почему я? Почему?

Периодически я приземлялся, давая Твайлайт отдых, ей надо было есть и пить. На каждой остановке она пыталась извиняться, просить вернуться обратно. Но я был глух к её словам. Она хотела знаний, она получит знания, с которыми мне теперь придется жить. Если я вообще захочу теперь жить.

Рядом с невысокой горой виднелся котлован, в нем находилось несколько зданий. Внизу копошились пони, они что-то копали, перетаскивали и укрывали. Это были археологи изучавшие древние развалины. В лапах закопошилась Твайлайт, видя, что мы снижаемся по направлению к раскопкам. Сел я около небольшого трехэтажного здания и отпустив свою попутчицу пошел во внутрь.

Лестница вниз была освещена магическими светильниками, на месте провалов лежали деревянные мостки. Было видно, что археологи основательно потрудились здесь. Твайлайт молча следовала за мной и даже не помышляла, чтобы сбежать. По-моему её уже вело любопытство, так даже лучше. Миновав 54 лестничных пролета мы вошли в просторный зал, в углах были набросаны ящики, старые прогнившие столы и всякая подобная рухлядь. Помещение казалось складом, но только казалось.

— Что это за место? – Подала голосок Твайлайт задерживая взгляд на каждом предмете что валялся тут.

— Увидишь. – Безэмоционально отозвался я.

Сзади послышался перестук копыт, и в зал влетело ещё несколько пони. Они застыли около входа глядя на большую фигуру дракона и маленькую единорожку рядом с ним.

— Вы что тут делаете? – Прокричал пожилой единорог в забавной шляпе.

— Да так, зашел за личными вещами. – Оскалился я и направился к одной из блестевших в бетонной стене стеклянных панелей. Приложив к ней лапу, я замер.

— Ничего. – С досадой заметил я. – Значит, придется постучаться.

Отойдя на несколько метров от стены с панелью, я начал вдыхать воздух. Синеватые язычки пламени начали плясать меж клыков. Пламя внутри повышало температуру, просясь на волю.

— Ты что делаешь? Прекрати, пожалуйста. – Подбежала Твайлайт и встала сбоку.

Выдох. Огненная сфера устремилась в стену. С хлопком разбившись об нее, она оставила в бетоне глубокий сияющий красным кратер. Снова зажечь пламя, снова выдох, снова хлопок. И так несколько раз пока пони вокруг, замерев, наблюдали за этим зрелищем. В конце концов археологи опомнились и рванули наверх решив не испытывать судьбу рядом с безумным драконом. И вот, наконец, последняя сфера ударяется о прочный бетон, тот не выдерживает и сдается. Перед нами открывается проход в другое, скрытое помещение.

— Ну что Твайлайт? Вперед к новым знаниям, да. – Я подтолкнул единорожку вперед, и она покорно пошла в проход. За ней последовал я. Вот оно место, что виной всему. Тут это произошло.

Комната была герметично запечатана и предметы в ней сохранились великолепно. Военная техника всегда делалась с огромным запасом прочности. Дернув рубильник, помещение лаборатории залил неяркий молочный свет. Подумать только, все ещё работает. Дернув ещё несколько, на столах запищали компьютеры, засветились некоторые экраны. За стеклом на шкафах серверов замигали красные и зеленые диоды.

Подойдя ближе к главному терминалу я нажал несколько кнопок.

— Не контачат. – Огорчился я. Хотя чего было ожидать за столько веков. Сколько их прошло? Десять? Сто? Тысяча? – Компьютер, голосовое управление.

— Голосовое управление включено. – Раздался приятный женский голос.

— Кто это был? – Спросила единорожка, испугано оглядываясь по сторонам.

— Дух этого места Твайлайт. А теперь смотри, а то пропустишь.

— Открыть доступ к системе. Лейтенант ВВС США Майкл Смит. Программа «Багровый марс». Код доступа чарли – ноябрь – 9 – 4 – 0 – дельта – серра.

— Доступ разрешен. Добро пожаловать лейтенант Смит.

— Вывести на экран список архивных файлов. Датировка с конца.

— Выполняю.

— Воспроизвести видео файл от 13.07.2113. 12:34

На экране появился седой старичок в белом халате. Доктор Ридженальд Браун. Один из гениев своего времени. Блестящий теоретик и практик. Вид у него был измученный, под глазами большие синие мешки, а в глазах боль, боль и раскаяние. Он стал говорить, и чтобы Твайлайт поняла, я синхронно переводил. Маленькая единорожка не отрываясь следила за существом на экране.

— Я оставляю эту запись, чтобы те, кто найдет её, знали, что произошло. Не уверен, что теперь этот мир вообще кто-то посетит, но я обязан сделать это.

— Три дня назад я вернулся от своего военного руководства, они решили, что моя система доставки искусственного солнца к Марсу «не достаточно быстро развивается» как они выразились. Они прекратили финансирование и перенаправили его на стандартное решение проблемы доставки, проще говоря, ракетным двигателем.

— Я был подавлен и расстроен подобным поворотом, система телепорта уже работала на небольших дистанциях, мне нужно было только время и все бы получилось. Я решил доказать им что все работает и стал заряжать систему выкачивая энергию из всего штата.

— Мой коллега Майкл Смит присланный военным в это время работал в активной зоне генераторов смещения в теле биобомбардировщика, что прислали военные, оно идеально подходило для работы в условии высоких температур около генераторов. У него был опыт обращения с ним, так что проблем не возникало и сильно ускоряло процесс монтажа и отладки. Он заметил, что генераторы начали накапливать заряд и вызвал меня узнать, что происходит. Когда я описал ему ситуацию, Майкл не поддержал меня, он захотел остановить процесс. Выйдя из зоны генераторов, он стал перемешаться обратно в свое тело, этого я допустить не мог, я не мог позволить вот так вот уничтожить проект, над которым я работал полжизни.

— В момент переноса я отключил питание капсул. Тело манипулятор уже было заключено в полимер, а сознание ещё не перенесено. Скорее всего, это уничтожило его как личность, уничтожило душу. Он стал первой жертвой моей ошибки среди миллиардов последующих.

— Я запустил телепорт, но выброс энергии оказался слишком велик, оборудование не выдержало подобного. Потом разбирая, что случилось я, понял, что энергия выделяемая генераторами накладывать друг на друга многократно усиливала эффект. Это не было заметно при малых перемещениях, но тогда, при полной мощности, с подпиткой из энергосети целого штата.

— Генераторы создали семь волн, которые последовательно стирали мир в одной точке и собирали в другой. Телепорт забрал с собой все, что было в пределах орбиты луны, включая и саму луну. Если верить данным, Землю с луной выкинуло за приделы галактики. Я не знаю, где точно мы сейчас находимся, но отсюда можно разглядеть наш млечный путь при помощи небольшого телескопа.

— В городах началась паника, по миру прокатилась волна самоубийств. Я тоже скоро присоединюсь к ним. Я уже принял яд. Да я поступил малодушно, но боюсь это конец нашей цивилизации. Вернуться обратно не получится, генераторы взорвались от перегрузки. Собрать новые мы уже не сможем, они слишком сложны.

— Чтобы как то успокоить народ правительство перенастроило систему планетарной маскировки, что на луне, теперь она не скрывает планету для всех кто из вне. Теперь она создает имитацию звездного неба вокруг планеты. Света от нее почти нет, только моральная поддержка. Вместо абсолютной черноты маленькие пульсирующие звездочки.

— Надеюсь, им удастся запустить искусственное солнце пока не слишком поздно. Хотя в этом факте я сомневаюсь, иначе бы давно зажгли. Наверно так и будет болтаться этот здоровый шар наполненный дейтерием и тритием вокруг куска льда именуемого когда-то Земля.

— Если вы смотрите это, значит либо человечество выжило, либо вы представители других миров. В любом случае во всем, что произошло, виноват я, доктор Ридженальд Браун и моя гордыня. Простите меня за содеянное и да поможет нам бог.

Экран погас и на нем вновь виднелись маленькие значки файлов.

Твайлайт сидела все на том же месте. На гладкой фиолетовой шёрстке виднелись две мокрых дорожки. Слезинки медленно капали на серый бетонный пол, беззвучно разбиваясь об него. Сказать, что она была потрясена тем, что видела, это ничего не сказать. Знания могут быть очень тяжелой ношей, это сейчас я знал по себе.

Внутри я не чувствовал ни удовлетворения от содеянного, ни злости на нее, ни раскаяния. Внутри была пустота, все отключилось. Дальше уже все шло само собой, слова лились сплошным безэмоциональным потоком.

— Ну же Твайлайт, это же уникальные знания. – Единорожка молчала, опустив голову к полу и роняя слезинки. – Наверно тебе хочется узнать еще, что-то уникальное, так вот оно здесь, только протяни копыто. Давай я покажу тебе, откуда те звезды, которые ты так любишь, а может …

— ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? – Мой монолог был прерван громким голосом, отразившимся несколько раз от стен помещения. Его обладательница стояла около входа в лабораторию. Правительница Эквестрии Селестия прилетела за своей протеже. Позади нее маячили два пегаса в золотых доспехах. Похожие друг на друга как близнецы, а может, и правда были близнецами.

Увидев своего ментора, Твайлайт тут же соскочила с места и, подбежав к ней, уткнулась мордочкой в её крыло. Изредка всхлипывая, она старалась как можно глубже зарыть свою мордашку в крыло принцессы.

— ЧТО ТЫ С НЕЙ СДЕЛАЛ? – Все так же громко и грозно продолжала принцесса.

— Небольшой экскурс в историю. – Невинно отозвался я. – Хотите и вам что-нибудь расскажу? Хотите знать, откуда солнце, с которым вы там мастерски обращаетесь? А может интересно …

— МОЛЧАТЬ! – Перебила принцесса. – ИНАЧЕ Я …

— ИНАЧЕ ВЫ ЧТО? УБЬЕТЕ МЕНЯ? – Уже не выдержал я. Внутри все снова закипало от негодования, злости и бессилия. – ДАВАЙТЕ ВПЕРЕД. ТОЛЬКО ВАС УЖЕ ОПЕРЕДИЛИ. Я ДАВНО УЖЕ МЕРТВ! НАСТОЯЩИЙ Я, ТОТ, ЧТО СЕЙЧАС В СОСЕДНЕМ ЗДАНИИ СМОТРИТ НА ВСЕ ПУСТЫМИ ГЛАЗНИЦАМИ ЧЕРЕПА. А ЭТО ТОЛЬКО ТЕЛО С КУЧКОЙ ВОСПОМИНАНИЙ, БЕЗДУШНАЯ ОБОЛОЧКА. ДАВАЙТЕ! ОТПРАВЬТЕ МЕНЯ КО ВСЕМ ОСТАЛЬНЫМ.

Рог принцессы ярко засветился, заставив меня зажмуриться. Давай же, всесильная правительница, я не хочу так жить. Бездушная машина со знаниями. Перенос был процедурой сложной и специфической. Если во время боя умирало тело, в которое вселились, то сознание тут же возвращалось в настоящее тело. Если же умирало настоящие тело, то гибли оба. Ученые считали что это из-за того что душу, или что там, было невозможно передать.

— Принцесса не надо. Пожалуйста. Он не хотел. Не надо. – Слышались выкрики Твайлайт, но какая теперь разница. Пара мгновений и меня не станет в этом мире. Свет погас так же быстро, как и появился.

— Какого? – Первое что пришло в голову, когда глаза вновь открылись.

— Ты неправ. – Уже тише сказала принцесса.

— Да к черту всю правоту. Да и вас …

— Спать. – Произнесла она, светя рогом. Тело сразу стало тяжелым, мир вокруг поплыл куда-то в сторону медленно погружаясь во мрак.