Дитзи Ду - это серьёзно!

Дитзи Ду не так проста как кажется.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Я гений

Дерпи переводят из интерната в обычную школу для пегасов. Она ожидаемо не вызывает симпатии у одноклассников. Впрочем, на что рассчитывать пони, которую собственная мать терпеть не может? Дерпи мужественно сносит все испытания для новичков, но что будет, когда её терпение кончится?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Гильда Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Песнь феникса

Пони во время выступления открывает в себе необычный талант, сходный с пирокинезом.

ОС - пони

Дружба на все времена

Эквестрия - процветающий край гармонии и дружбы. Но всегда ли было так? Твайлайт Спаркл, талантливой волшебнице и ученице самой Селестии, предстоит познать это на себе, причем в достаточно неожиданной компании...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Дерпи Хувз Лира ОС - пони Доктор Хувз

Я подарю тебе себя!

День «копыт и сердец» в Эквестрии. День, когда одни пони дарят подарки другим, своим «особым пони». Но среди всех них, есть те, кого связало бессмертие, давние обиды и общая грусть. Маленькие радости и задорные розыгрыши. То, что должно было поднять настроение, пробудило старые раны, но всё же и для них нашлось лекарство... Два близких, но при этом одиноких сердца стали стучать в унисон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Мистер Кейк Миссис Кейк

Человек в дар

Дискорд обращается к Флаттершай с просьбой помочь ему с воспитанием своего нового питомца, и наивная пегасочка "соглашается". Однако вскоре выясняется, что необычный зверёк вовсе не такой дружелюбный, как предполагала пони, и вообще он не горит желанием быть чьим-либо питомцем.

Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд Человеки

В мире Эквестрийских животных

Николай Дроздов рассказывает о цветных пони и не только.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз DJ PON-3 Человеки

Записка о походе за горный хребет на северных границах

Один из картографов Её Высочества сообщает принцессе о своём походе в северные земли, на другую сторону Эверхуфского хребта.

Другие пони ОС - пони

Get Him! / За ним!

Обычный парень по имени Алекс внезапно и без причины оказывается в Эквестрии, понятия не имея, как и почему. Обнаруженный Твайлайт и её помощником Спайком в Вечнодиком лесу, Алекс вскоре узнаёт о своей исключительности, а куча пони внезапно оказывается в нём заинтересованы. И из-за этого Алекс теперь вынужден спасаться бегством от гонящихся за ним поней. Сможет ли он сбежать от этих безумных понях или же станет чьим-то трофеем?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Загадка рассвета

Что могут скрывать лучи рассвета?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Глава 1

Она любила ночь. Мягкая, бархатная темнота завораживала. Яркое свечение звёзд навевало волшебные мысли. Но эта темнота была иной. Вместо свечения звёзд — агония, вместо завораживающего мрака — страх неизвестности. И казалось, что так было всегда, казалось, что её всегда окружала только пугающая темнота. Только боль, кроваво красные вспышки боли. Но иногда она слышала знакомый голос, который звал её из пустоты. Звал её по имени. А это вообще было её имя? И снова она погружалась в темноту, на сколько времени она не знала. Только чтобы вновь услышать такое знакомое, идущее неизвестно откуда, но такое привычное:
— Радуга Дэш!
Да. Точно, это было её имя. Так её звали когда-то, до этой темноты. А было "до"?
Теперь появилось кое-что новое. Это были звуки, голоса, вокруг неё находились какие-то пони. Сквозь сомкнутые веки пробивался яркий свет, он раздражал её, вырывал из ставшей такой привычной темноты. Она вспомнила всё: сражение за перевал, параллельный мир, войну и гибель вновь приобретённых здесь друзей...
И она открыла глаза. Над ней хлопотала Флаттершай. Пегаска осторожно осмотрелась, затёкшие мышцы пытались было воспротивиться этому движению, но Радуга уже была в сознании и смогла преодолеть эту ноющую боль. Судя по всему она находилась в лазарете Ландсоула.
— Где Дэрик? — первым делом спросила она и её охрипший ещё сильнее по сравнению с обычным голос ей самой показался чужим.
— Всё в порядке. — улыбнулась Флаттершай. — Он жив, дрыхнет на соседней койке.
— Уже не дрыхну.
Дэш ещё сильнее повернула голову и, увидев ухмыляющуюся во все зубы довольную физиономию возлюбленного, моментально успокоилась.
— Ты жив. — с теплом в голосе сказала она.
— Да. Благодаря тебе. — ответил принц. — Ши, ты мой ангел хранитель.
— Да брось. — шутливо улыбнулась Дэш. — Ты закрыл меня от стрелы, так что если что, мы квиты. А как мы в столице оказались?
— Я вас сюда перенесла. — в лазарете раздался голос королевы Твайлайт. — Как только ваше состояние хоть немного стабилизировалось.
— И долго мы здесь?
— Со дня боя на волчьем перевале прошло три седмицы. Ты была сильно изранена и, хоть лекарства Флаттершай имеют действительно чудодейственную силу, но... Есть ещё кое-что.
Королева загадочно посмотрела на Флаттершай. Та в ответ тяжело вздохнула и спросила:
— Думаешь сейчас стоит?
— А когда? Всё равно ведь увидит.
Флаттершай принесла небольшое серебряное зеркало, но ещё не решаясь дать его Радуге, начала сконфуженно бормотать:
— Слушай, Дэш, на самом деле всё не так страшно и...
— Просто дай мне это проклятое зеркало! — перебила её Радуга.
Пегасочка медленно протянула зеркало и в отполированном серебре Дэш увидела своё отражение. Лучше бы она его не видела никогда. Вся правая сторона мордочки была в заживающих ранах, над правым глазом, на щеке и шее имелись несколько покрасневших, распухших рубцов, а правое ухо было разорвано до половины. Радуга некоторое время молча разглядывала своё отражение, в лазарете воцарилась тишина.
— Твай, я теперь даже красивее тебя. — мрачно сказала она, имея ввиду тройной шрам на щеке аликорнессы, который тянулся от глаза и вдоль шеи. — Убери эту мерзость.
Флаттершай убрала зеркало, а Радуга печально уставилась в стену.
— Ши, — позвал её принц, — это не страшно, для меня ты всё равно самая красивая на всём белом свете.
— Правда?
— Правда, правда.
— Ну и хрен с ним, переживём. — Дэш старалась сделать вид что ей всё равно, однако на самом деле его слова были для неё очень важны, а его поддержка была просто необходимой. — Ну мы орков хотя бы остановили?
— Да, остановили. — скривилась аликорнесса.
— Почему так невесело?
— Война на этом не закончилась.
— Они прошли через Киринор?
— Нет. Там мы тоже их отразили. Они прорвались с запада, с океана.
— Но ты говорила что это невозможно.
— Я и предположить не могла, что они смогут собрать столько кораблей в одну армаду. Орки не моряки, есть немного пиратов, но никто никогда не видел больше двух — трёх орочьих кораблей вместе. Они атаковали порты в южной части побережья и таким образом обошли большинство наших укреплений. Нам пришлось отступить из пустыни, я уверена что они обеспечивают своим проходы и через перевал и через восточную долину.
— Значит защита перевала была напрасной? — ошеломлённо сказала Радуга. — Всё было зря?
— Нет, не совсем зря. Вы смогли существенно затормозить их продвижение с этого направления. И ослабить, снизив колличество их солдат. Дэш, даже по примерным подсчётам ты уничтожила около тысячи орков! Имея в подчинении всего триста бойцов, ты целый день удерживала перевал.
— Место просто удобное.
— Не скажи. Твои солдаты рассказали товарищам как ты вела их за собой, о твоём великолепном командовании.
— И к чему ты клонишь?
— К тому, что кажется я нашла нового генерала, многие теперь хотят к тебе в легион.
Почему то пегаска этому не обрадовалась.
— Только я не хочу. — мрачно сказала Радуга, отвернувшись в сторону.
Рядом с командующей находились несколько адъютантов, при этих словах капитанши они стали удивлённо перешёптываться, но одним взглядом Твайлайт пресекла волнения.
— Что ж, — заботливо сказала аликорнесса, — похоже тебе ещё нужно отдохнуть. Поговорим когда ты будешь чувствовать себя получше.
Величественная аликорнесса, облачённая в свою неизменную чёрную платье — броню, с серебристыми накладками на плечах и на крупе повернулась и ушла, офицеры потянулись за ней, поминутно оглядываясь на Радугу.

Наконец Дэш смогла встать с больничной койки. Ходить ей всё ещё было больно, но по сравнению с тем, что ей пришлось пережить, это была капля в море. Сэнди, увидев в покоях Радуги свою ненаглядную госпожу, несказанно обрадовалась, она всё время тараторила, стремясь рассказать пегаске последние новости дворцовой жизни, ещё раз сообщить как она рада видеть свою хозяйку живой и здоровой и поминутно извиняясь за то, что в её комнатах не совсем идеальный порядок, хотя покои Дэш были вылизаны намного лучше, чем, наверное, даже королевские. Ещё Сэнди не забывала то и дело сокрушаться по поводу увечий на мордочке Радуги. Остановить поток её красноречия Дэш не могла, а обижать свою верную служанку криком и бранью не хотела. Поэтому наконец не выдержав, она твёрдо сказала:
— Так, Сэнди. У тебя наверняка ещё много дел, так что приготовь мне что нибудь не стесняющее движений — я хочу прогуляться по замку, а сама займись работой.
Дэш уже давно привыкла к тому, что все пони этого мира почему-то считали, что наготы нужно стесняться и хоть кроме своих доспехов другой одежды она не любила, ей пришлось подчиниться общепринятым местным нормам. Сэнди прекрасно об этом знала и потому подобрала ей лёгкое шёлковое платье тёмного цвета, помогла его одеть и пегаска отправилась на прогулку.
Первым, кого она встретила в одном из коридоров замка как только покинула южное крыло, оказался финансовый советник королевы, Райм.
— Здоро́во, счетовод. — сказала она.
— Я таки рад вас приветствовать, леди Дэш. — слегка поклонился ей советник. — И я таки сильно рад за то что вы живы и выздоравливаете.
Они медленно пошли вдоль коридора в сторону выхода в сад.
— Какая из меня леди? Райм, перестань.
— Не знаю как там, откуда вы родом, но в Астрии это таки признак большого уважения, немного кобыл этого заслуживают. А ваша скромность лишний раз говорит за то, что вы этого таки заслуживаете.
— Райм, хорош подлизываться. — улыбнулась пегаска. — Я таки знаю о чём ты хочешь меня спросить. Да, я говорила с Твай по поводу того бойцовского клуба.
В дверях советник галантно пропустил Радугу вперёд и они прогулочным шагом направились по белоснежной мозаике дорожки к фонтану, вдыхая аромат ярких цветов.
— И что она вам за это ответила? — осторожно напомнил о себе Райм.
— Ну, если опустить брань, то ничего хорошего. Но похоже я всё таки смогла убедить её в том, что это может быть довольно прибыльным делом. Конечно организаторам придётся выполнять ряд условий и платить в казну немалый процент, но теперь бои будут проводиться на законных основаниях. Правда сейчас война и заниматься этим вопросом особо некогда. И я не думаю что пока я валялась без сознания что-то кардинально изменилось, но по итогу всё не так уж плохо.
— Это таки хорошие новости. — заметно обрадовался советник. — Леди Дэш, надеюсь вы позволите дать вам совет?
— Валяй.
— Думаю вам стоит обратиться к госпоже Рэрити. У вас такая роскошная грива, если постараться её можно использовать чтобы скрыть ммм... Нежелательные следы ваших боевых подвигов на вашей прекрасной мордочке.
— Райм! — благодушие пегаски будто корова языком слизала. — Ты не обидишься если я отвечу тебе грубостью?
Они подошли к фонтану и Радуга внимательно посмотрела на своё отражение в небольшом бассейне. Тогда она проговорила уже спокойнее:
— Хотя ты прав. Интересно, Рэри вообще здесь?
— Да, все ваши подруги прибыли как только наши войска заняли оборону в южных провинциях.
— Оборону? То есть мы больше не наступаем. — Радуга вновь задумчиво уставилась на фонтан. — Это всё было зря. Год войны впустую. Столько солдат погибли и всё впустую.
— Простите меня, леди Дэш, я не сильно понимаю за военные дела, но если бы мы не воевали всё это время, орки таки были бы уже в столице и если бы вы не удержали перевал, то мне кажется наши дела были бы таки как торговые дела Абрама — троюродного брата жены моего племянника. То есть не очень.
— Как будто сейчас намного лучше. — скептически скривилась пегаска.
Она заметила что с другой стороны аллеи к ним приближается принц Дэрик в сопровождении одной из служанок.
— Надеюсь я не помешаю вашей светской беседе? — осведомился аликорн, подходя ближе.
— Рик, ты мне никогда не мешаешь. — ответила Дэш, инстинктивно стараясь повернуться к Дэрику левой, целой стороной мордочки.
Дэрик нежно обнял пегаску крылом.
— Со вчера тебя не видел, я скучал. — сказал он.
— Я тоже. — Радуга посмотрела на служанку.
— А, это... — улыбнулся аликорн. — Мама ко мне сиделку приставила. Не знаю зачем, я вполне могу всё делать сам.
— Слушай, милочка, — ядовито улыбнулась Дэш, — ты можешь быть свободна, я за ним присмотрю.
— Конечно, госпожа. — кобылка низко поклонилась. — Простите ваше высочество.
Служанка моментально испарилась, а Райм не стал дожидаться пока попросят и его.
— Благодарю вас что позволили мне составить вам компанию, леди Дэш. — высокопарно сказал он. — Вынужден откланяться, дела знаете ли.
— Конечно. Да, если что я могу попросить Твай чтобы она поручила то дело тебе.
— Буду признателен.
С тем советник удалился. А Дэрик весело засмеявшись спросил:
— Ши, ты что приревновала меня к служанке?
— Кто? Я? Нет, с чего ты взял?
— Да брось, ты сама признавалась мне в том, что ты ревнивая.
— Когда это я тебе такое говорила?
— В самый первый день, на облаке.
— А говорят что жеребцы никогда ничерта не помнят.
— Ага. Врут.
— Вот зараза, мне особенный попался, что ли?
— Конечно, а ты ещё этого не поняла? А что у вас за делишки с этим нахаритом?
— Ой, та нашо тебе надо за это думать? Тьфу ты! И вообще что за допрос? Похоже кто-то здесь ревнует не меньше меня.
— Да ладно. К нему точно нет.
— А чего это? Парень он видный...
— Ты сейчас серьёзно?
— Нет конечно! Бр-р... Даже думать об этом не хочу. Я тебя просто дразнила.
— Ну, у тебя получилось.
Они вместе засмеялись и обнялись крепче. А затем Радуга нежно взяла принца крыльями за щёки и заглянула ему в глаза.
— Рик, я люблю тебя. — сказала она. — И это не изменится. Никогда.
— Я знаю. Я тоже тебя люблю, очень сильно. И не парься насчёт шрамов, мне это не важно. Ты для меня всегда будешь самой красивой.
— Ты это уже говорил.
— Да? А я говорил что ты самая верная, честная и смелая? А ещё добрая и нежная.
— Насчёт доброй и нежной ты погорячился, мало кто может назвать меня такой.
— Я могу.
— Тогда тебе повезло.
— Да. А ещё я знаю что ты всегда меня поддержишь.
— На перевале ты не так говорил.
— Да. Прости я был не прав. Мне стоит прислушиваться к тебе. Я знаю что ты всегда меня поддержишь когда я прав, а когда ошибаюсь всегда подскажешь как правильно.

— Рик, я тоже могу ошибаться.
— Но ты была права когда говорила мне чтобы я остался на перевале, а я тебя не послушал. И это привело к тому что два взвода погибли по моей вине. Не быть мне генералом ещё какое-то время. Ты — другое дело. Мне нужно послужить под твоим командованием, набраться опыта и...
— Эй, эй. Притормози. Быть генералом это огромная ответственность. Я не уверена что хочу этого.
— Но это же то, к чему ты всё время стремилась.
— Да. А теперь больше не стремлюсь.
— Мама рассчитывает на тебя.
— Ну да, технически я клялась ей в том, что стану достойной вести её солдат за собой. Но я не говорила что буду их вести.
— Не спорила бы ты с ней.
— Она меня поймёт, я её знаю.
— Поверь, ты только думаешь что знаешь. Может быть когда то моя мать и была другой, но после смерти моего брата она изменилась. Стала твёрже. Она всегда добивается поставленной цели. Всегда. Не смотря ни на что.
— Ладно. Расскажи что там случилось?
— Никто не знает. Только мама с папой, но они никому ничего не говорят. В общем начали говорить что на юго-востоке мёртвые начали оживать и нападать на живых. Авель рвался туда чтобы проверить, но у мамы были другие планы. У неё была запланирована важная поездка на север королевства и она сказала ему подождать её. Конечно же он не послушался, Авель вообще редко слушался. Он отправился туда, а когда мама и папа вернулись, то сразу же ушли за ним. Из того отряда, что они взяли с собой живыми вернулись лишь несколько бойцов, но их рассказы это кошмарный бред сумасшедшего, а мама ничего не сказала, кроме того, что Авель погиб. Вернувшись, она заперлась в своих покоях почти на три седмицы, не выходила оттуда совсем и всё время рыдала. Мы с папой пытались её утешить, но это казалось невозможным. А когда она успокоилась, то на неё как будто тень какая-то легла, она стала мрачной, я бы даже сказал временами жестокой. Даже я её немного побаивался. Когда вы с подругами появились, то она вроде опять стала прежней, но я не думаю что это всё прошло бесследно.
— Ладно, — задумчиво сказала Радуга, — поживём — увидим.
— Вот вы где. — по мозаичной дороже к ним приближалась та, о ком они только что говорили. — Сынок, кажется тебя хотели видеть в гарнизоне.
Дэрик и Радуга переглянулись и принц послушно ответил:
— Конечно, ма, уже иду.
— А ты без сопровождения дойти туда сможешь? — не удержалась чтобы не съязвить пегаска.
— Надо же когда-то учиться передвигаться самостоятельно. — усмехнулся аликорн.
Твайлайт демонстративно пропустила это всё мимо ушей и, дождавшись пока Дэрик уйдёт, осведомилась:
— Как твоё крыло?
— Не болит если им не шевелить.
— Понятно. Пошли со мной.
Они вошли в замок и Твайлайт повела пегаску к ближайшей лестнице, ведущей на самый верх одной из башен. Они долго поднимались по этой лестнице, однако королева не спешила, понимая что Радуге ещё тяжело идти быстро. Наконец лестница закончилась и они вышли на широкий балкон. Твайлайт повернулась к подруге, платиновая корона на её голове ослепительно переливалась в лучах солнца при движении.
— Хочешь напомнить мне о клятве? — спросила пегаска.
Аликорнесса скривилась, будто отведав кислой капусты и ответила:
— Нет. О твоей клятве верности я почти не вспоминаю. Осмотрись вокруг. Что ты видишь?
— Вижу большое и прекрасное королевство, в котором живут счастливые пони. Ну, в большинстве.
— Верно. А теперь представь что двадцать лет назад здесь почти ничего не было. Чтобы всё это построить в технологических и социальных условиях на тысячу лет отстающих от эквестрийских потребовалось немало усилий.
— Я знаю.
— И также ты знаешь что мне часто приходилось делать то, что мне делать не хотелось. Совсем не хотелось. Но одна пони мне однажды сказала что так правильно.
— Надо же, это ты помнишь.
— Да. Это я никогда не забывала.
— Ладно. Я понимаю о чём ты.
— И тебя всё ещё что-то смущает?
— Понимаешь, когда-то я думала что я крутая воительница, но это было не так. Пришлось научиться и дорогой ценой. Теперь мне предстоит учиться быть полководцем. Не так просто отправлять на смерть тех, кто в тебя верит.
Твайлайт на это ничего не ответила, просто пристально смотрела на подругу. И внезапно Радуга поняла: Твайлайт прекрасно знала её переживания и сама их испытывала до сих пор. Вот почему аликорнесса всегда была впереди своего войска, не потому что она стала здесь кровожадной и полюбила сражения, нет. Она старалась защитить своих солдат, взять на себя основной удар. Так же всегда поступал и Кеназ и так же вела себя она сама. Пегаска знала что не сможет по другому. Поскольку сказать об этом ей больше было нечего, она решила перевести разговор на другую тему.
— Слушай, мать, — проговорила она, — а чего это ты решила к Дэрику служанку приставить? Всё же до сих пор не рада тому что я с твоим сыном?
— Просто предосторожность. Такие глубокие ранения опасны длительными последствиями, но если вам обоим уже настолько лучше, то пожалуйста, ваше дело. А насчёт тебя вынуждена признаться что поначалу я, конечно, в восторге не была. Но затем я пришла к выводу, что не смотря на множество нюансов, ты — это самый лучший выбор какой Дэрик мог сделать в своей жизни. И там, в горах ты это доказала.
— Ты правда так считаешь?
— Да. Знаешь, сейчас ты меня не поймёшь, но отдавать дитя под опеку кого-то другого это сложно. Я пыталась быть готовой к тому, что самое важное место в жизни моего сына рано или поздно займёт другая кобыла. И я всё же рада что эта кобыла — ты. Я вполне могу тебе доверить и своего сына, и своих солдат. И в будущем своё королевство.
— Ну об этом говорить ещё рано, замуж он меня пока не звал.
— Ещё позовёт.
— Надеюсь.
Пегаска вернулась к созерцанию столицы. Твайлайт немного помолчала, а затем сказала:
— У меня есть предложение. Помнишь я говорила что хочу чтобы мои солдаты шли в бой только за тем, за кем хотят идти? Давай так: если в новый легион наберётся тысяча бойцов, примешь командование, если же нет, то повременим с этим. Идёт?
— Идёт. Но я сомневаюсь что будет столько желающих.

Радуга любила просыпаться в объятиях Дэрика. Нежиться в лучах восходящего солнца, пробивающегося сквозь ажурные узоры окон с маленькими, но такими дорогущими здесь стёклышками, с умилением наблюдать как смешно иногда молодой аликорн спит, слегка похрапывая. Она так привыкла к этому за последнюю седмицу... Однако сегодня ей пришлось проснуться по другому. Из сладкого сна их обоих вырвал командный голос Твайлайт:
— Подъём, детки! Солнышко уже встало!
— Что-то случилось?
У Радуги давно вошло в привычку в любой ситуации просыпаться мгновенно. Дэрик тоже не отстал.
— Ма! — возмутился он.
— Не мамкай. — весело ответила аликорнесса. — И да, можно сказать случилось. Есть хорошие новости.
— Что это за королевский замок где вот так врываются в спальню? — спросила пегаска.
— Да, ма, мы же не одеты.
Принц, усиленно стесняясь, пытался спрятаться под одеялом.
— Ой, да перестаньте. — усмехнулась Твайлайт. — Можно подумать я ваших задниц не видела.
— А я не видел.
В спальне появился нагло ухмыляющийся, синегривый жеребец.
— Драго! — возмутилась теперь уже пегаска. — Какого сена ты здесь делаешь?
Но Твайлайт не дала скандалу разгореться.
— Короче, Дэш, это насчёт твоего легиона. — сказала она. — В общем сначала солдат до тысячи не хватало, но потом Дэрик захотел перевестись к тебе.
— Спасибо, любимый. — ядовито сказала Радуга.
Но принц только плечами под одеялом пожал.
— Вот, — продолжила командующая, — и стало у тебя тысяча и один солдат. Но потом мне доложили что двое из тех, кто подавал прошение о переводе погибли на фронте и стало их девятьсот девяносто девять, представляешь?
— Насколько я понимаю по условиям уговора это значит что я ещё послужу в королевском легионе.
— Как думаешь кто исправил ситуацию?
— Прости, Дэш, — ещё шире ухмыльнулся Драго, — но я должен был посмотреть на твою реакцию. Ну и рожа у тебя, жаль что ты сейчас себя не видишь.
Однако смешно капитану резко быть перестало, как только подушка пегаски прилетела ему в голову с такой силой, что он чуть было не улетел с ног.
— Козлина! — заявила Дэш. — Ты же вроде как друг.
— Да, ты всё правильно поняла. — сказала Твайлайт. — Теперь в твоём легионе ровно тысяча солдат. Поздравляю.
— Что прикажете, генерал Дэш? — снова взялся за своё Драго.
— Пошёл вон отсюда. Ещё раз вломишься вот так ко мне в спальню, то попадёт по голове чем нибудь потяжелее.
— Есть не врываться к вам в спальню когда вы не одна. А когда одна, то...
Радуга потянулась к тяжёлому бронзовому кубку, стоящему у изголовья кровати и капитана как ветром сдуло.
— Я не шучу, блин! Запомнил?! — крикнула ему в догонку Дэш. — Твай, это всё, или кто-то ещё должен прийти меня поздравить?
— Не всё. — насилу сдерживая смех, проговорила Твайлайт. — Ещё должны прийти Рэрити и Зим, у них кое-что для тебя есть.
— Что? — искренне удивилась Радуга. — Эти двое способны куда-то прийти вдвоём и не перегрызть друг другу глотки по дороге?
— Надеюсь.
— Да что у вас тут происходит? Так, ладно, проехали. Сэнди!
В дверях появилась сконфуженая молодая кобылка.
— Простите, госпожа, — пролепетала она, — но её величество приказали и я...
— А теперь проводи её величество на выход и пусть ждёт в коридоре вместе со всеми остальными. А ты, мать, научись уважать личную жизнь детишек.
— Детишки, тоже мне. — прыснула со смеху аликорнесса, но всё таки направилась в сторону выхода. — Пойдём, Сэнди, подождём пока они проснуться соизволят.

Перед церемонией Зим и Рэрити сделали пегаске шикарный подарок. Это были доспехи покрытые чёрной эмалью, с богатой серебряной отделкой, выполненные в том же стиле, что и её киринорские складные мечи из многослойной стали. Броня с большими наплечными пластинами сверкала в солнечном свете, а плащ цвета воронова крыла с серебристой подбивкой дополнял образ воительницы. В каких муках рождались эти доспехи, сколько брани и взаимных оскорблений пришлось выслушать создателям, оставалось известно только им двоим. Эплджек решила не участвовать в таком интересном проекте скорее всего по одной единственной причине — ей наверное до смерти надоело наблюдать как её парень и одна из самых близких подруг постоянно поливают друг друга грязью. Как бы там ни было, но доспехи удались на славу. Все друзья пегаски были рядом с ней, Рэрити деловито наводила последние штрихи, аккуратно расправляя складки плаща и укладывая радужную гриву. Дэш больше года её совсем не стригла и длинная чёлка вполне справлялась с тем чтобы скрыть её шрамы. Дэрик вертелся здесь же.
— Ши, ты речь приготовила? — спросил он у пегаски.
— Конечно. — ответила она. — А тебе не пора?
— Правда, пора. Люблю тебя. — он быстро чмокнул её в щёку и убежал к солдатам.
— Я сильнее. — с улыбкой крикнула ему в догонку Радуга. — Рэри, хватит меня облизывать, я всё равно не буду так выглядеть в бою.
— Ну, в бою может быть и не будешь, — ответила единорожка, в очередной раз заботливо поправляя радужную чёлку подруги резным костяным гребешком, — но сейчас ты должна выглядеть идеально. Это теперь одна из твоих обязанностей. Вспомни Кеназа.
— Спасибо что напомнила. — закатила глаза пегаска.
Они все вышли на балкон штабного здания, возвышающегося над огромным плацом столичного гарнизона. На большой площади маршировали ровные колонны легионеров, они выстраивались под балконом, затем раздались команды сержантов, строй остановился и с синхронным грохотом копыт солдаты повернулись к балкону и замерли по стойке смирно.

— СЕГОДНЯ, — провозгласила Твайлайт голосом, усиленным аликорньей магией, — КОМАНДОВАНИЕ ЛЕГИОНОМ ПРИНИМАЕТ ГЕНЕРАЛ РАДУГА ДЭШ!
Солдаты ответили дружным хором:
— Да здравствует генерал Дэш!!!
Пегаска сделала несколько шагов вперёд и подошла к краю балкона. Затем она молча обнажила меч и подняла над головой вертикально, сталь клинка при этом ярко сверкнула на солнце. С лёгким шуршанием легионеры обнажили свои мечи и трижды ударили ими по щитам, после чего развернули оружие клинками назад и, дружно ударив копытами по земле, вновь вытянулись по струнке. Никаких больше оваций или приветствий. Железная дисциплина — вот что нравилось Радуге и капитаны об этом знали. И тогда, долетая до самых дальних уголков, над площадью разнёсся хриплый клич пегаски:
— Мы сражаемся за Астрию!!! И тот, кто встанет на пути, падёт от нашей стали!!!
— Аух! Аух! Аух! — оглушительно раздалось в ответ и опять наступила тишина.

— Поздравляю, леди Дэш. — один из министров в очередной раз отвлёк пегаску от разговора с Дэриком.
— Спасибо. — Радуга приняла от придворного серебряный кубок, полный ароматного вина.
— Барон Фольстад, провинция Гринвелли, марка Хайрок. — поклонился жеребец. — Позвольте выразить вам благодарность за то что защищаете нас.
— Служу астрийскому королевству. — вежливо улыбнулась пегаска.
Придворный быстро смекнул что его ещё не отправили только из вежливости и поспешил откланяться:
— Прошу меня простить, не стану больше прерывать вашу беседу.
— И почему они все пытаются рассказать мне кто они и как их зовут? — спросила Радуга когда барон отошёл подальше.
Однако его место заняла Рэрити.
— А ты что, разве не понимаешь ещё какого ты теперь поля ягодка?
— И что бы это значило?
— Я думаю, — сказал Дэрик, — Рэрити хочет сказать, что генерал в Астрии это не только воинское звание, но и политический титул. Мало у кого в королевстве столько же власти, сколько сосредоточено в копытах генерала.
— И теперь я должна расшаркиваться со всеми придворными, которые пытаются навязаться ко мне в знакомые?
— Дэш, — единорожка снисходительно покачала головой, — многие из этих знакомств могут оказаться полезными. Не отшивай их сразу, ты теперь пони высшего общества, самого высшего, какое только может быть в этом королевстве. Здесь тоже есть свои правила.
— Рэри, играть по этим правилам — это твой мир. Ты на любом светском мероприятии чувствуешь себя как рыба в воде, а я даже не знаю как правильно стоять, что и когда говорить и вообще...
— Вот поэтому тебе стоит прислушиваться к моим советам.
— Ну и чем же мне может пригодиться барон марки Хайрок?
— Сейчас неизвестно, придёт время, и ты увидишь. Да, и он не барон марки, он барон провинции Гринвелли, входящей в состав марки Хайрок. А владетель марки — граф Валантис, это тебе тоже надо знать.
— Не было печали. — вздохнула в ответ пегаска, — Ладно, пойду поздороваюсь со своими. Рик, ты не против?
— Конечно, любимая. Тем более, что я тоже вижу кое кого из знакомых. Пойду спрошу у них как дела.
В дальнем углу огромного, шумного церемониального зала, под завязку набитого пони, находилась весёлая компания офицеров, к ним Радуга и направилась.
— Неужели, сама генерал Колючка соизволила снизойти к простым смертным. — заявил нагло ухмыляющийся жеребец с кобальтово синим окрасом.
— Спринг, можешь понежиться в лучах моего величия. — усмехнулась пегаска и повернулась к мощной единорожке, родом из Нордланда. — Брида, слушай, я тут просматривала список офицеров своего легиона. Тебя я там не нашла.
— Да, прости. — ответила та. — Я всю жизнь мечтала служить именно в королевском легионе, я должна была обскакать своих братьев, понимаешь Дэш, а теперь я капитан королевского легиона.
— Да, не парься, всё нормально.
— Правда?
— Конечно.
— Но мы же всё равно останемся подругами, верно?
— А то. И надеюсь мы ещё будем видеться.
— Эй, Колючка. — позвал её Гуннар, тоже северянин, как и Брида. — А кормят здесь неплохо, вкуснее, чем в солдатской столовой. Ты наверное привыкла к такой еде, а?
— Эта ерунда быстро приедается, я больше люблю нормальную еду. — ответила Радуга. — А вы наедайтесь, ребята, скоро на фронт, там точно таким не кормят.
— Леди Дэш. — к пегаске вновь подошёл один из придворных. — Позвольте вас поздравить и выразить благодарность за вашу доблестную службу королевству.
— Позволяю, поздравляйте. — явно забавляясь усмехнулась пегаска. — И позвольте в свою очередь поинтересоваться кто вы?
— Прошу меня простить, Фендал, глава столичной гильдии скорняков. Насколько я знаю вы служили в одном взводе с моим сыном.
— Да. — Радуга сразу перестала веселиться. — Жаль, он был хорошим парнем.
— Он был редким раздолбаем, я надеялся что армия хоть немного приучит его к дисциплине... Кто же знал что война окажется столь серьёзной?
— Война это всегда серьёзно. — заметила Радуга.
— Да, вы правы. Леди Дэш у меня есть к вам деловое предложение. Насчёт обеспечения вашего легиона изделиями из кожи.
Пегаска, продолжая сохранять вежливую мину, быстро поискала глазами Рэрити, но её как на зло не было видно.
— Неужели генералы и этим должны заниматься?
Вопрос был риторическим, однако адресован он был явно её друзьям и по совместительству подчинённым. Радуга вспомнила было что у неё есть Хор, но её адъютант для подобных дел явно не годился — здоровяк был добрым, смелым и исполнительным, однако сообразительностью не отличался. Положение спас ещё один сослуживец Радуги — Дэвро.
— Колючка, я немного изучал подобные вопросы, позволь я разберусь. Господин Фендал, что именно вы можете нам предложить?
— Простите, с кем имею честь?
— Капитан Дэвро. Так вот, нас интересуют нестандартные подсумки и фляги особой формы, чтобы больше содержимого помещалось.
— Конечно, капитан, можем обсудить заказ. — глава гильдии обрадовался. — Но вы же понимаете, что для этого потребуются дополнительные шаблоны...
Дэш медленно отодвинулась к друзьям.
— Знаете, — тихо сказала она, — похоже я нашла того, кто будет заниматься обеспечением легиона.

Через две седмицы они все были под Корво. Небольшой городок, расположенный на запад от Сайленткейва, имел довольно важное стратегическое значение для обоих сторон. Вдоль линии фронта, которая протянулась с запада на восток практически через весь континент, таких мест постоянного столкновения было не так уж много, однако в них как правило было жарче всего. Ситуация осложнялась ещё и тем, что после того, как в середине лета бои здесь практически прекратились и линия противостояния сдвинулась южнее, в пустыню, на поля начали возвращаться крестьяне. Сейчас время сбора урожая было в самом разгаре и пони не спешили бросать едва ли не единственное средство к существованию. Эти поля колосящейся золотистой пшеницы вновь увидели сражения, тяжёлые и кровопролитные.
Легионеры генерала Дэш твёрдо стояли стеной щитов, не пропуская врага.
Пегаска вновь была на своём месте, как и прежде сражаясь яростно, неудержимо. Она двигалась подобно призраку, за её движениями невозможно было уследить, но каждый взмах её клинка оборачивался алым веером кровавых брызг. Вдохновлённые примером своего командира солдаты сражались не менее яростно, отражая уже третью атаку орочьей орды за два дня. Пони несли потери и уже начало казаться что враг вот-вот прорвётся, однако с фланга ударили отряды королевского легиона. Твайлайт, как и всегда, неслась впереди своих воинов, словно ураган, сметая всех на своём пути. Её ужасающие мечи огромных размеров не оставляли её противникам шанса выжить. Показались вспышки боевых заклинаний — её оружия "крайнего случая", сполохи кинетических волн, рассекающих и плоть и железо, переломили ход сражения в пользу астрийцев. И, хоть это сильно истощило командующую, вражеская атака была отбита, в очередной раз.
Мрачнее грозовой тучи, Радуга прошла в ворота частокола. Военный лагерь располагался прямо посреди поля, серые палатки заменяли казармы, штабные и вспомогательные здания. Сейчас лагерь был похож на муравейник, со всех сторон слышались приказы сержантов, лязг доспехов и оружия — солдаты в ускоренном темпе готовились отражать следующую вероятную атаку.
Откинув полог шатра полевого лазарета, пегаска окунулась в мир боли и страданий. Крики и стоны раненных заглушали все остальные звуки, стойкая вонь крови и вывернутых наизнанку внутренностей едва ли не сбивала с ног, вызывая сильный рвотный рефлекс. Даже закалённой в боях пегаске находиться здесь было крайне тяжело, как здесь работала Флаттершай, день и ночь спасая жизни, исцеляя изувеченных пони, до сих пор оставалось загадкой. Здесь же ей помогали и члены добровольческого батальона, среди которых были и остальные подруги. Мимо Радуги куда-то с сосредоточенным видом пронеслась Пинки. Увидев подругу, от копыт до ушей залитую густым слоем крови, она резко остановилась и спросила:
— Ты не ранена?
— Нет.
— Хорошо. — розовогривая кобылка устремилась по своим делам.
Радуга пошла дальше, под одним из опорных столбов она увидела Рэрити. Единорожка сидела над огромной миской с перевязочным материалом, который безуспешно пыталась отстирать в этой же миске. В воде находилось большое количество крови, также кровь покрывала и белоснежную шёрстку на передних ногах Рэрити, серый мундир тоже был заляпан бурыми пятнами, как и несколько растрёпанная сейчас её сиреневая грива, обычно ухоженная и старательно уложенная. Выражение её мордочки показывало крайнюю степень нервозности, а один глаз немного подёргивался. Она явно находилась на грани нервного срыва.
— Эй, Дэш. — позвала Радугу единорожка как только её увидела. — Угадай какой цвет будет в тренде этой осенью.
— Кажется догадываюсь. — хмуро ответила пегаска.
— Верно, красный!
Рэрити нервно захихикала, однако её смех тут же оборвался когда к ним подошла Эплджек.
— Ты ещё забыла коричневый. — с этими словами ЭйДжей бросила в миску подруги ещё тряпья, измазанного как раз чем-то коричневым и отвратительным на вид.
— Действительно, как я могла забыть? Пинки! Мне нужно ещё воды!
— Слушай, Дэш, — сказала Эплджек, — бои с каждым разом всё тяжелее, раненных всё больше. Почему не отступить, перегруппироваться, собраться с силами?
— Отступить. — вновь подала голос Рэрити. — Да, да. Отступить. Хи-хи-хи... Пинкиии! Где, бляха, вода?!
— Н-да. — Радуга озабоченно посмотрела на единорожку. — Похоже ей действительно нужно отдохнуть.
— Нам всем нужно отдохнуть.
— Только отступать некуда. Если мы отойдём, орки получат плацдарм для развёртывания войск по всем южным провинциям. ЭйДжей, мы потеряем двадцать процентов территории королевства.
— Дэш, что-то случилось?
Пегаска обернулась к Флаттершай. Естественно та была крайне занята, но Радуга не пришла бы сюда в такой момент чтобы просто поговорить о погоде.
— Пока нет, но может. Вам нужно отойти подальше. Возможно даже в город.
— Капитан Флаттершай, — к ним подошла молодая медсестра, — простите, но тот парень, без ноги, он умер.
— Освободи стол для следующих. — устало вздохнула Флаттершай. — скоро привезут ещё раненных.
— Есть.
— Дэш, здесь очень важно время, если мы отойдём дальше, или тем более к городу, то многие будут умирать до того, как попадут ко мне.
— Но вы слишком близко к линии столкновения, до вас при желании из арбалета можно достать.
— Ну так не стреляйте сюда из арбалетов.
— Флатс, если они прорвутся вас здесь уже ничего не спасёт!
— Значит ваша задача сделать так, чтобы они не прорвались! — безапелляционно заявила некогда робкая пегасочка. — Дэш, прости пожалуйста, но я служу в королевском легионе и имею право твоим приказам не подчиняться.
Радуга давно знала, что её подруга, обычно такая ранимая и беззащитная, обладала железной силой воли. И здесь ей приходилось проявлять эту волю всё чаще. Радуга в очередной раз подумала о том, что просто обязана защитить её и не только её, всех своих подруг.
— Значит Твайлайт отдаст тебе такой приказ.
Дэш повернулась чтобы уйти, но в шатёр лазарета вбежал посыльный.
— Генерал, срочное донесение от следопытов! Орки возвращаются!
— Зараза!
Пегаска выбежала на улицу, там её уже ожидали несколько следопытов.
— Докладывайте. — рявкнула она.
— Генерал Дэш, орки возвращаются. — поспешно сказал один из разведчиков. — В основном лучники, бегут рассредоточено, у многих факелы...
Радуга не стала дожидаться окончания доклада, ужасная мысль промелькнула у неё в голове, она резко взмыла в воздух, опасаясь того, что увидит. Она ещё успела подумать, что их нужно остановить во что бы то ни стало, однако было поздно. Горящие огненные стрелы беспорядочно взлетали в воздух и падали на сухую пшеницу на краях полей. Пламя мгновенно занималось, распространяясь с ужасающей скоростью, на его пути был и военный лагерь и шатёр лазарета полный раненных солдат. Радуга мгновенно метнулась на землю.
— Тревога!!! — заорала она. — Отступаем, быстро!!! Бегом, мать вашу!!! Бегом!!!
Сержанты быстро подняли солдат. Бросая всё, те побежали туда, где заканчивались поля, в сторону противоположную пожару.
— Вторая рота! — продолжала раздавать приказы пегаска. — Помогите медбригаде! Эй, следопыт, командующей доложили?!
— Так точно!
Радуга влетела в лазарет, крича на ходу:
— Носилки!!! Готовьте носилки!!!
— Что теперь? — спросила Флаттершай.
— Орки подожгли поля! Если вы сейчас же не уберётесь, то все сгорите нахрен!
Надо отдать пегасочке должное, в отличие от остальных подруг, она не впала в панику. Отдавая быстрые, чёткие приказы, Флаттершай организовала сбор раненных и самых необходимых медикаментов. Воздух вокруг уже заволокло дымом, был слышен гул пламени, а последних раненных выносили на специальных носилках.

Но проблемы на этом не закончились. Астрийцы бежали вдоль просеки, огонь уже почти догнал их, поля полыхали по обеим сторонам от отставших. Внезапно последнему бегущему солдату в ногу вонзилась орочья стрела. Легионер вскрикнул от боли и упал. Флаттершай тут же развернулась и, не взирая на опасность, бросилась ему на помощь.
— Флатти! — взвизгнула Рэрити.
Единорожка метнулась ей на помощь, пытаясь телекинезом подтолкнуть раненного бойца. Мимо неё пронеслась ещё одна стрела, но испугаться Рэрити не успела, Флаттершай, активно помогая себе крыльями уже догоняла колонну. Какое то время Рэрити бежала позади подруги, но тут она споткнулась. Едва не упав, она всё-таки смогла удержаться на ногах, однако при этом она сильно отстала. Орки оказались тут как тут и единорожка силой магии призвала хрустальный меч — заклинание, которому её научила Твайлайт. Под влиянием адреналина Рэрити яростно набросилась на врагов, но одно дело призвать волшебное оружие, и совсем другое — успешно применить его в бою. Хрустальный клинок дважды звякнул о сталь орочьих топоров. После второго удара меч отлетел в сторону и рассеялся, концентрации единорожки надолго не хватило. Тогда она попыталась спастись бегством, но один из орков преградил ей дорогу. Он ударил её мечом сверху вниз, Рэрити закричала от страха, но оружие орка, жалобно звякнув, отскочило от кристального щита, который единорожка в панике умудрилась выставить между собой и опасностью, однако сил и на это у неё больше не было. Щит исчез, а орк ухмыльнулся и медленно занёс меч для последнего удара. Кругом были пламя и копоть, воздух становился всё жарче. Единорожка упала на землю в судорожной попытке отползти назад. Она поняла, что это конец и простилась с жизнью. Неожиданно ноги орка подкосились, он упал на колени, а из его груди появился клинок. Кровь брызнула Рэрити на мордочку, но она была в таком шоке, что даже не обратила на это внимания. Она просто смотрела как тело страшного орка завалилось на бок, а за ним стояла Радуга. В ярких сполохах огня, которые отражались в её чёрной броне, покрытая тёмно бурыми потёками, с окровавленным мечом на ноге она показалась единорожке не обычной пони, а какой-то неземной воительницей, воплощением холодной ярости.
— Беги. — просто сказала Радуга, глядя поверх неё на оставшихся противников.
Сейчас Рэрити безоговорочно выполнила бы абсолютно любой приказ своей подруги и потому она со всех ног бросилась догонять своих, не оглядываясь и выбивая копытами раскалённую пыль из земли.
А Радуга несколько раз со свистом рассекаемого воздуха разверула меч в сложной фигуре, складывая и раскладывая его перед собой и по бокам, завела ногу с мечом за спину и низко пригнулась к земле в боевой стойке. Орки уже знали кто перед ними и стали очень осторожно, держа оружие наготове, расходиться в стороны, надеясь взять её в кольцо. Однако это им не помогло. Горящие яростью глаза цвета фуксии были последним что они увидели в своей жизни.

Астрийцы собрались невдалеке от городка. Жители Корво поспешно эвакуировались, укреплений в городе было недостаточно, другого удобного места для обороны больше не было, орки могли окружить город и взять в осаду в любой момент. Легионеры собирались отступать.
Твайлайт стояла на вершине холма и мрачно разглядывала почерневшие поля. На её ногах всё ещё были два огромных меча из уникального чёрного сплава, сейчас сложенные в обратном положении, хищно загнутые концы клинков возвышались над головой рослой аликорнессы. Четыре подруги молча стояли в стороне, гадая что теперь будет дальше. Они увидели что к ним поднимается Радуга.
— Вы четверо отправляетесь в столицу. — твёрдо заявила она, поровнявшись с остальными. — И это не обсуждается.
— Хорошо, Дэш, как скажешь. — Рэрити ещё не отошла от нервного потрясения.
Однако Флаттершай была не согласна.
— Дэш, я командир медбригады королевского легиона и...
— И Твай скажет тебе то же самое. Во время осады Сайленткейва вы все подверглись серьёзному риску. Сегодня был второй раз. Хватит. Флатс, ты обучила достаточно медиков, посидишь в столице, обучишь ещё.
— Но...
— Никаких "но". Разговор окончен.
Генеральша пошла дальше, всем своим видом давая понять, что спорить она больше не собирается. Она подошла к Твайлайт и проговорила:
— Я их отправила домой. И сказала, что ты меня в этом поддержишь.
— Угу. — аликорнесса рассеянно кивнула в ответ.
— Есть ещё кое-что.
Что-то в тоне пегаски заставило Твайлайт насторожиться.
— Выкладывай.
— Судя по многочисленным донесениям на востоке не так жарко. Тайлон там не только воюет, но и занимается политикой, укрепление связей и всякое такое. И всё же главная цель орков — это Астрия, так? Там они не так активно наступают.
— Дэш, к чему ты клонишь?
— К тому, что может быть отправить туда Дэрика?
— Не ты ли со мной спорила, мол ему нужно опыта набираться и так далее?
— Ну, да... Но там можно и опыта в дипломатии набраться и... И я уже один раз его чуть было не потеряла.

— Дэш, я тебя понимаю. Хорошо, что теперь и ты меня понимаешь. Если он захочет, я не против. Хотя это ваше дело, я уже говорила, что не буду влезать.
— Я теперь дожна сделать так, чтобы он захотел? Я думала ты как командующая можешь повлиять.
— То есть приказать? Это ты можешь и сама, ты его непосредственный командир.
— Нет. Отдавать ему такие приказы против его воли я не позволю себе никогда.
Твайлайт повернулась и внимательно посмотрела на пегаску, теперь она действительно заинтересовалась разговором.
— Дэш, ты хочешь сказать, что ты всю оставшуюся жизнь собираешься намеренно ему во всём подчиняться и соглашаться со всем что он скажет?
— Да. Твай, он же будущий король. Ты ведь не собираешься держать его в принцах вечно? Ты же что нибудь придумаешь, верно?
— Конечно.
— Вот. К тому же Дэрик — аликорн, а я нет. Рано или поздно меня не станет и у него будет другая кобыла, кого он будет слушать тогда? Я хочу, чтобы он запомнил, нет не просто запомнил, чтобы у него в подсознании отложилось что он всегда прав, что его решения неоспоримы. Блин, я просто не хочу чтобы через триста лет какая нибудь прошмандовка им командовала.
— Дэш, ты ненормальная.
— Да неужели? А может я ещё и не хочу сидеть у своего жеребца на шее и жужжать ему в уши о том, как ему нужно жить? Так, как это обычно делают остальные кобылы.
— Я никогда так не делала.
— Уверена?
Ответить Твайлайт не успела — к ним поспешно приближались несколько офицеров в компании с бароном этой провинции.
— Ваше величество, — барон поклонился, на ходу пытаясь отдышаться, — я привёл ополчение, как вы и приказали, но похоже, что мы опоздали.
— Да, барон, они прорвались.
— Ваше величество, к сожалению они прорвались не только здесь. Сайленткейв пал, орки должны быть уже в Лоуфилде.
— Плохие новости. Капитан, может ты скажешь хоть что-нибудь хорошее?
— Никак нет. Леди командующая, поступили донесения из всех южных провинций. Орки сжигают наш урожай. Поля в Лоуфилде, сады в предгорьях Скайрок... До самого западного побережья.
— Да, леди командующая. — подхватил другой капитан. — В Саутривере они тоже жгут поля. Пшеница, овёс, цветочные луга — всё сгорело.
— Да уж, ваше величество, нас ждёт голодная зима.
— Леди командующая, что прикажете делать?
Однако случилось то, чего никто ожидать не мог — несгибаемая, стальная леди командующая растерялась. Видно слишком хорошо она знала что такое голод и испугалась этого так сильно, что просто затравленно смотрела на всех присутствующих по очереди, не в силах вымолвить ни слова. На выручку ей пришла Радуга.
— Барон, — командным тоном сказала она, — эвакуируйте кобыл и жеребят из всех южных провинций на север, жеребцы и по желанию кобылы пусть займутся срочным сбором всего урожая, какой успеют спасти. Капитаны, армия должна обеспечить безопасность крестьян во время полевых работ, охраняйте их днём и ночью, минимум половина роты на каждое поле и пятьдесят бойцов ополчения им в помощь. Дозоры усилить максимально, следопыты должны докладывать о перемещениях врага каждые шесть колоколов. И объявляйте всеобщую мобилизацию. Давайте, за дело!
Технически пегаска была выше их по рангу, но командующая была здесь и ничего не говорила, поэтому они колебались. К счастью аликорнесса быстро пришла в себя и сказала:
— Да. Да, делайте как она говорит.
— Да, ваше величество. — поклонился барон.
— Есть.
— Так точно.
Офицеры отсалютовали, ударив себя правым копытом в нагрудник и вместе с бароном ускакали выполнять указания. А Твайлайт повернулась к Радуге и печально проговорила:
— Похоже нас ожидают тяжёлые времена.

Холодный дождь вперемешку с мокрым снегом падал на землю, морозный ветер пронизывал, казалось, до самых костей. Тяжёлые свинцовые тучи висели над головой, плотно закрывая небо, лишая возможности солнечный свет пробиться к тем, кто находился на земле.
По уши в ледяной грязи Твайлайт осторожно пробиралась вдоль глубокой канавы, расположенной недалеко от дороги. В глубине леса, надёжно укрытый от посторонних глаз, находился военный лагерь астрийцев. Покинув его, аликорнесса направлялась на позиции дозорных. Ей пришлось воспользоваться магическим зрением, чтобы разглядеть пони, которую она искала. Она улеглась рядом с небольшой кочкой, состоящей, казалось, из грязи и сухого кустарника и тихо спросила:
— Ты ещё не всё себе там отморозила?
Кустарник в ответ зашевелился и ответил хриплым голосом Радуги:
— Да я уже отморозилась здесь вся.
Пегаска неожиданно закашлялась.
— Ты в засаде сидишь, или как? Всех орков распугаешь. — улыбнулась Твайлайт и извлекла из-под плаща флягу, обёрнутую несколькими слоями кожи. — Вот, выпей горячего вина. Специй, правда, не нашлось, но это всё же лучше, чем ничего.
— Спасибо, не откажусь.
Дэш сделала несколько глотков, горячий напиток едва не обжёг ей внутренности, но при этом ей стало намного лучше, холод на время отступил.
— Пошла бы погрелась. — предложила Твайлайт.
— Обойдусь. Пусть другие греются.
— Ну хоть поешь.
— Я сегодня уже ела. А ты сама когда ела в последний раз?
— Вчера.
— Точно вчера?

— Да, я вчера ела, всё нормально, не переживай.
— Угу. Чем солдат кормить будем? Припасы заканчиваются, а новых взять негде.
— Пока не знаю.
— Твай, тебе уже доложили, что пони одной из провинций подняли бунт? Говорят мол ты у них весь урожай забрала.
— Это неправда. Я приказала оставить им немного. Да, взяла больше, чем обычно, но не всё. К тому же я дала им золота, потому как забрала то, что они могли бы продать.
— Деньги становятся не сильно важны, если еды на них купить негде.
— Дэш, бунты не возникают сами по себе. Чтобы хоть сколько-нибудь значительная часть населения взялась за оружие и пошла против власти, их нужно хорошо смотивировать, а значит мотивация была и скорее всего была со стороны.
— Ты же уже сталкивалась с подобным раньше? Это можно как-то решить?
— Когда в Астрии был бунт, мне пришлось не сладко. Поднял его тогда редкостный ублюдок — Рагон, которому за это заплатили правители городов-королевств с западного побережья. Они не хотели присоединяться к моему королевству и их не волновало при этом как жили их подданные. Но важно не это, помимо перекручивания фактов, наглой клеветы и провокаций, Рагон имел патологическую страсть к садизму и собрал вокруг себя таких же прихвостней. Закончилось всё тем, что мне пришлось просто вырезать многих зачинщиков восстания. Показательные казни на рыночной площади Ландсоула проходили едва ли не каждый день, а Рогану я отрубила голову лично.
— Надо же... Ежедневные казни. Ещё и лично палачом поработать успела. Ты страшная кобыла, оказывается.
— Слушай, я понимаю чем это кажется сейчас, но тогда...
Твайлайт осеклась и посмотрела в глаза подруги, внимательно наблюдавшие за ней из-за веток кустарника.
— Тогда всё было по другому? — насмешливо спросила Радуга. — Ты ведь это хотела сказать? А не помнишь от кого ты могла слышать эту фразу?
Аликорнесса сделала вид, что её очень заботит её маскировка. Она нагребла себе на голову ещё грязи и веток, но затем всё же тяжело вздохнула и ответила:
— Ты права. Знаешь, если нам суждено когда нибудь вернуться в Эквестрию, то первым делом я должна буду извиниться перед Селестией. Я так перед ней виновата.
Пегаска ничего не сказала — комментарии по этому поводу были излишними.
— Слышишь? — Твайлайт неожиданно повернулась куда-то в сторону.
— Да. — спокойно ответила Радуга. — Это Драго. Я отправила его проверить наши позиции. Он совсем замёрз и мне стало его жалко.
Капитан подполз ближе и принялся оглядываться.
— Вроде она была где-то здесь. — пробурчал он себе под нос.
— А я и есть здесь. — подала голос пегаска. — Наступишь на меня и я сделаю тебе больно.
Твайлайт тихонько фыркнула от смеха. Драго заметил и её.
— Здравия желаю, леди командующая. — поздоровался он.
— И тебе не хворать, капитан.
— Спасибо, пригодится. Вообще многие уже серьёзно заболели, а от недоедания у солдат начинаются проблемы с животами. За две луны мы потеряли весь юг королевства. Так они скоро до столицы дойдут, а мы только героически отступаем или в грязи ледяной барахтаемся, будто черви. Когда это всё закончится? Конца, края этому не видно.
— Как и твоему нытью. — сказала Радуга. — Соберись, воин.
— Да, конечно. Я просто отморозил себе уже все... Кхе-м.
Драго смущённо кашлянул, глянув на аликорнессу.
— Не переживай, я догадалась что ты там себе отморозил. — заявила пегаска. — А ты думаешь, что раз у кобыл в этом месте ничего нет, то и мёрзнуть там нечему?
— Я не это хотел сказать. И вообще...
— Тише! — шикнула на них аликорнесса. — Внимание. Орки.
— Далеко. — пожаловалась Радуга. — Почти ничего не видно.
Твайлайт вновь применила магическое зрение и прошептала:
— Похоже на продовольственный обоз. В основном телеги, солдат мало. Они явно не ждут того, что мы здесь. Может пропустим их, чтобы не выдать свою позицию?
Внезапно послышался шорох крыльев и огромный ворон умостился на земле прямо перед ними.
— Опять он здесь. — шепнула пегаска. — Это начинает пугать.
— Может быть это другая птица? — предположил Драго.
— Нет, та же самая. Кыш. — Радуга попробовала прогнать ворона, но у неё не получилось, наоборот он перебрался ей на спину.
— Кар-р! — насмешливо заявила птица и принялась внимательно разглядывать пегаску.
— Чего она ко мне прицепилась?
— С чего ты взяла что это она? Может быть это он. — сказал Драго
— Не знаю, мне почему-то кажется что это она.
— Знаешь, Дэш, у некоторых кланов ходило много легенд о воронах. — сказала Твайлайт. — Одни говорили, что эти птицы несут мудрость, другие, что они посланники иных миров.
— Главное чтобы она нас оркам сейчас не выдала.
После этих слов пегаски ворон, как будто понимая о чём она говорит, вспорхнул в небо и улетел.
— И всё равно странно. — аликорнесса задумчиво взглянула на небо. — В такую погоду птицы летают редко. Ладно, ты так и не ответила.
— Да. Как-то я читала "Трактат о Войне" Риол'лина.
— С каких это пор ты киринорские рукописи читаешь?
— В лазарете чем-то заняться надо было. Так вот, ты знала, что триста лет назад орда кланов пони пыталась вторгнуться в Киринор?
— Да. И у них это почти получилось.
— А знаешь почему не получилось?
— Из-за отсутствия толковой координации между кланами.
— И это тоже. А ещё из-за отсутствия нормального снабжения провизией.
— Так, и что ты хочешь этим сказать?
— Что, кажется, я знаю чем кормить солдат. Орки же едят не только мясо?
— Предлагаешь просто ограбить их, будто мы бандиты с большой дороги?
— А почему нет? На войне все средства хороши.
— Согласна. Драго, наши на позициях?
— Так точно, леди командующая. Ждут сигнала.
Астрийцы подождали, пока орочий обоз подойдёт ближе. Пропустив мимо себя половину вереницы повозок, легионеры появились на дороге, словно призраки, и с ходу набросились на орков. За прошедшие тяжёлые дни сердца пони ожесточились и пленных брать никто не собирался. Орки это понимали, поэтому стояли насмерть, сражение было коротким и безжалостным. Клинок пегаски пронзил сердце последнего орка, тот захрипел и, разбрызгивая кровь, рухнул в грязь.

Твайлайт уже отдёрнула полог, закрывающий одну из повозок и исследовала груз.
— Неплохой улов. — сказала она.
— Да и больше половины ассортимента это вяленое мясо. — Радуга тоже заглянула в телегу. — Его что, придётся выбросить?
— Не обязательно. В принципе пони могут есть мясо, если не много. Хотя длительная мясная диета полезной быть не может, скорее даже наоборот.
— Да? — Дэш осторожно принюхалась.
— Поверь, я проверяла, ничем хорошим для меня это не закончилось. — Твайлайт повернулась к одному из офицеров. — Телеги пересмотреть, всё мясо выложить, четвёртую часть остального оставить в лагере, оставшуюся еду отправить в столицу.
— Есть. — капитан принялся передавать распоряжение командующей.
— Твай, лагерь нужно переносить. — сказала Радуга, наблюдая за тем, как разбирают телеги.
— Да. Перенесём его западнее на пол лиги, к Лягушачьему Броду.
— Леди командующая! — к ним спешил ещё один офицер. — Сообщение из Хайрока.
Офицер передал аликорнессе свиток и отсалютовал. Твайлайт тут же развернула его и, пробежав глазами, сказала:
— Дэш, забирай свой легион, вернее то, что от него осталось и отправляйся в Хайрок. Тех войск, что там сейчас и ополченцев недостаточно, орки вот-вот прорвутся. Укрепишь оборону, может быть сможешь оттеснить их хоть немного.
— Оставить тебя здесь одну?
— Я справлюсь. Через несколько дней ко мне должно подойти подкрепление.
— Есть. — кивнула пегаска и не тратя времени стала готовиться к походу.

Горы Скайрок тянулись с севера на юг через значительную часть королевства. Восточнее горного массива находилась граница с империей киринов. Крупных поселений пони здесь было не много. В южной части предгорий располагался город, дающий название марке — Хайрок. Это была неприступная каменная цитадель, с высокой скалы взирающая на окрестности. Как и многие другие города в Астрии, Хайрок был построен на останках другого, более древнего города.
В нескольких лигах юго-западнее в течении вот уже нескольких дней ополченцы под командованием одного из баронов безуспешно пытались остановить продвижение орочьих отрядов. Из почти тысячного войска в живых осталось лишь несколько сотен пони, израненные, окончательно потерявшие боевой дух ополченцы всерьёз подумывали о бегстве и случай сейчас был как нельзя более подходящий. На них неумолимо наступали около сотни орков. С одной стороны был густой лес, с другой — глубокое ущелье, а впереди — жуткие орки.
Один за другим пони всё таки стали бросать оружие и разворачиваться чтобы убежать. Даже барон, которому самому было страшно до дрожи в коленках, ничего не мог с этим поделать, сколько ни пытался криками и пинками вернуть дезертиров в строй. Внезапно ополченцы замерли на месте, не зная в какую сторону бежать — с той стороны, куда они собрались, послышался низкий рокот. Звук приближался и в нём уже можно было различить грохот сотен копыт по земле. Раздался раскатистый рёв астрийского боевого рога, несчастные пони бросились врассыпную и в образовавшийся проход на полном скаку ворвался стальной клин легионеров. Зазвучал хриплый голос командирши:
— Арбалеты!!! Огонь!!!
Засвистели смертоносные стрелы и первые ряды орков скосило, будто огромной косой. Опешившие было от неожиданности орки рванулись в атаку.
— Щиты!!! Стенаа!!!

Перед глазами пронизанных страхом, пытающихся отползти хоть куда-нибудь ополченцев две армии сшиблись с оглушительным лязгом стали о сталь. Предсмертные крики и стоны раненых солдат обоих сторон тонули в жестоком звоне металла. Казалось эти звуки заполнили весь мир, других звуков просто не осталось, лишь изредка, словно раскалённый нож в масло, в какофонию сражения врезались команды:
— Держать строй!!! Шаг!!! Вперёд, мать вашу!!! Ещё шаг!!! Держать строоой!!!
Барон завороженно наблюдал за стремительной кобылкой, облачённой в роскошную, покрытую чёрной эмалью броню. Она одна на поле боя стоила целого взвода, или даже двух. Смертоносная и неуловимая, она уничтожала орков одного за другим, ловко уворачиваясь от их мечей и топоров.
Орки не смогли справиться с яростным натиском солдат легиона Дэш и спустя некоторое время сражение переросло в безжалостную бойню. Последний десяток орков дрогнул и попытался спастись бегством. Тогда вновь раздалась команда:
— Арбалеты!!! Огонь!!!
Мимо Радуги просвистели стрелы, настигая свои жертвы. Ни один орк живым не ушёл. Пегаска направилась к начинавшим приходить в себя ополченцам, но тут её внимание привлекло что-то на земле. Раненый орк из последних сил пытался дотянуться до своего топора, лежавшего на земле. Дэш кончиком клинка подвинула ему его оружие ближе. Воин схватился за рукоять топора так, что костяшки его пальцев побелели. Тогда Радуга с хрустом вонзила свой меч ему в сердце, пригвоздив орка к земле. Освободив клинок, она обратила внимание на барона.
— Вот так встреча. — сказала она. — Ролан, надо же.
— Простите, я так понимаю вы леди Дэш. — удивлённо ответил барон. — Но мы с вами лично не знакомы.
— Виделись в тронном зале в прошлом году. — усмехнулась Дэш. — Ты тогда у королевы в ногах ползал.
— Ох... — теперь Ролан окончательно растерялся. — Я... Поверьте, леди Дэш, я исправился, правда, я...
— Мост починил?
— Да.
— А почему так невесело, Ролан?
— Его пришлось сжечь, когда орки наступали. Но там правда был новый мост!
— Спокойно, я тебе верю. — пегаска отвернулась и позвала адъютанта. — Хор.
Здоровяк тут же возник перед ней и замер в ожидании распоряжений.
— Потери?
— Одиннадцать убитых, двадцать три раненных.
Радуга отчётливо скрипнула зубами.
— Пусть ополченцы заберут их всех в Хайрок. — сказала она. — Вторую роту отправить в дозор, пусть смотрят в оба и докладывают при малейшем подозрении на опасность. К ночи их сменят. Ночевать сегодня будем в гарнизоне Хайрока. Выступаем.
— Есть. — Хор ринулся передавать приказы капитанам.
Ролан смотрел на ровный строй солдат, которые даже после жаркого сражения вели себя хладнокровно. Затем оглядел разномастную толпу ополченцев, бредущих кто как в сторону города и спросил:
— Леди Дэш, а сколько вы привели бойцов?
— Шесть сотен. — ответила пегаска. — Думаешь мало?
— Не поймите меня неправильно, но нас ещё недавно была тысяча.
— Ага, а теперь меньше. Я больше чем уверена что погибли не все, кто-то и убежал, как остальные тоже только что пытались.
— Орки сильные враги. — явно пытаясь оправдаться сказал Ролан. — А многие из моих бойцов чуть ли не вчера ещё были крестьянами да ремесленниками.
— Вот именно. — усмехнулась Дэш. — Легион!!!
Земля задрожала от синхронного грохота копыт когда солдаты становились по стойке смирно.
— Мы сражаемся за Астрию!!!
Ответом ей был оглушающий гром голосов, от которого казалось содрогнулись даже небеса:
— И тот, кто встанет на пути, падёт от нашей стали!!!
Эхо боевого клича ещё звучало у ошарашенного барона в ушах, а пегаска толкнула его копытом в бок и насмешливо сказала:
— Видишь? У меня всё равно больше воинов, чем было у тебя.

Радуга вошла в огромный зал, где её уже ждали. После того, как она наспех перекусила и немного привела себя в порядок она была полностью готова действовать дальше. Сейчас в зале, вокруг стола, с разложенной на нём картой, собрались граф марки, несколько баронов и их помощников. Пегаска сразу поняла кто правитель в этих краях. Граф Валантис был мощным и властным жеребцом, но ключевое слово здесь "был". Причём давно, возраст взял своё и от былого величия графа сейчас осталось не так уж много. Но всё же пони, сумевший столь долгое время твёрдо править немаленькой маркой, не мог не вызывать уважения. Как хозяин замка он первым приветствовал прибывшую.
— Леди Дэш, польщён знакомством. — устало, но вежливо проговорил он. — Жаль только повод вашего визита не столь положительный, как того хотелось бы.
Пегаска учтиво склонила голову в знак приветствия. В столице Рэрити прожужжала ей все уши насчёт этикета, что-то да не прошло даром.
— Рада знакомству, граф. К сожалению вынуждена согласиться — повод не столь положительный. — сказала она и указала на карту. — Позвольте сразу перейти к делу, это не терпит отлагательств.
— Конечно.
Все обратили своё внимание на стол. Радуга внимательно изучила отметки на карте, а затем спросила:
— Граф, скажите почему противостоять оркам отправили неопытных новобранцев, а не королевских легионеров?
— У нас просто не было времени их обучить. А легионеры сражаются восточнее, там было массированное наступление врага. — ответил Валантис. — К тому же я ведь не мог поставить на охрану замка необученных солдат.
— При всём уважении, граф, — холодно произнесла Дэш, — вы хотите сказать, что силами опытных солдат вы прикрыли аристократов и себя в том числе, а ополчение бросили в бой на верную смерть? И даже не поставили им десятников из легиона?
— Знаете, мне показалось логичным надёжно защитить этот важный стратегический центр. Капитан Райз почему-то тоже злилась по поводу этого, обещала разобраться когда вернётся из-за Пурпурной Скалы.
— Райз? Она здесь?
— Должна была уже прибыть, очевидно что-то её задержало.
В этот момент двери в зал распахнулись и стражник объявил:
— Прибыла капитан Райз!
В зал вошла стройная кобыла, её потёртый дорожный плащ был покрыт грязными пятнами, а немного побитые офицерские доспехи королевского легиона, состоящие из крупных серебристых пластин с золотистой окантовкой, явно видали лучшие времена. Капитан коротким кивком головы поздоровалась с графом и обратила внимание на Радугу.
— Ты. — надменно произнесла она. — Надо же, целый генерал теперь.
— Гляди, от зависти несварение желудка случится. — в тон ей ответила Дэш.
— С чего бы это я тебе завидовала? — презрительно скривилась Райз. — Выпендрёжница.
В течении нескольких ударов сердца окружающим показалось, что напряжение между этими двумя сейчас перерастёт в побоище, однако кобылы наконец не выдержали и с громким визгом, словно девчонки, бросились обниматься, совершенно позабыв о правилах этикета.
— Колючка! Как я рада тебя видеть!
— И я тебя! Ну как ты тут? Не сдохла ещё, кляча?
— Я как всегда, жива, как видишь. А вот ты, говорят, одной ногой в могиле была, когда тебя потрепали на волчьем перевале. Как здоровеьечко?
— Не дождёшься. — усмехнулась пегаска.
— Ух ты! Да ты теперь красавица расписная. — Райз наконец заметила шрамы на мордочке подруги.
— И всё равно покрасивее многих.
— Смотря с кем сравнивать, конечно, но спорить не буду.
— Вот коза.
— Ага. А ты сюда каким ветром? Никак командовать здесь собралась?
— Мне сказали что вы в полной заднице, а вытаскивать вас из неё придётся мне.
— Ну это недалеко от истины. И какие будут предложения?
— Посмотрим. Для начала отчитайся о своих успехах за Пурпурной Скалой.
Подруги полностью погрузились в обсуждение обороны и контрнаступления, то и дело тыкая копытами в карту и не обращая больше никакого внимания на остальных присутствующих. Совещание продлилось почти до полуночи, перспективы хоть и были неутешительны, но не безнадёжны. Предстояло сделать немало работы, большая часть которой заключалась в обучении ополченцев и фортификационных работах в поле.

Мир вокруг Радуги был плотно наполнен тёмно алым светом. Воздуха катастрофически не хватало, пегаска задыхалась. Куда бы она ни кинула взгляд, кругом она видела только выжженную землю, чёрную от копоти, без малейших признаков жизни и почему-то ей казалось что в этом виновата она сама. В испуге она попятилась назад и обернулась чтобы попытаться убежать отсюда, но на её пути внезапно появилась Эплджек. Радуга задрожала от страха, когда увидела в каком виде предстала перед ней её подруга. Вся покрытая глубокими ранами, которые понемногу сочились кровью, кое где даже были видны беласые кости, торчащие наружу.
— ЭТО ТЫ ВИНОВАТА. УБИЙЦА. — послышался ледянящий душу шёпот некогда рыжей пони и когда она открывала рот, из него текла и капала на землю густая алая кровь.
Радуга в ужасе отпрянула назад, но там была ещё одна подруга — Рэрити. Выглядела она не лучше, чем ЭйДжей. Пегаска стала метаться из стороны в сторону, в поисках выхода, но её затравленный взгляд наткнулся и на Пинки и на Флаттершай. Искалеченные, растерзанные подруги, брызгая кровью наступали на неё со всех сторон и в уши пегаске, словно клинок вонзался их жуткий шёпот:
— ТЫ ВИНОВАТА.
— УБИЙЦА.
— УБИЙЦА.
Но самым пугающим был облик Флаттершай, возникший перед её глазами. У розовогривой пегасочки не хватало кожи на половине мордочки, жуткий оскал обнажённых зубов плевался кровью и словами:
— ТЫ УБИЙЦА. ТЫ НЕ ХОРОШАЯ ПОНИ. ТЫ НИКОГДА НЕ ПОЙМАЕШЬ СВОЮ ТЕНЬ. УБИЙЦА.
— УБИЙЦА.
— УБИЙЦА.
— Нееееет! Нееееет!
Радуга хотела закричать изо всех сил, но из её глотки не вырвалось ни звука, а в широко открытый рот тугим потоком хлынула кровь. Она снова тонула в крови, не в силах выплыть, солоноватая, омерзительная жидкость заполнила нос, уши, жгла глаза. Пегаска задыхалась, лёгкие, казалось, вот-вот разорвутся на тысячу клочков и...
Она проснулась в покоях замка Хайрок. Судорожно пытаясь вдохнуть воздуха, она в панике озиралась вокруг. Её била мелкая дрожь. Выбравшись из-под одеяла, она подошла к окну и резко распахнула створки. Морозный воздух немного привёл её в чувство, она пыталась дышать глубже и выровнять дыхание. Если бы враг сейчас оказался здесь, в этот момент он застал бы её полностью беззащитной. Когда Дэрик был рядом кошмары отступили, но они никуда не делись, сейчас они вернулись с новой силой, становясь с каждым разом всё страшнее.
Пегаска поняла, что уже некоторое время слышит стук в дверь и голос Хора, спавшего в соседней комнате:
— Дэш! Дэш, ты в порядке? Впусти, у тебя всё хорошо? Дэш!
— Да! — ответила она. — Подожди, я сейчас.
По дороге к двери она не забыла небрежно накинуть на себя одеяло. Когда она откинула защёлку, здоровяк тут же принялся осматривать комнату на предмет опасности. Ещё когда они служили в одном взводе, Радуга всегда относилась к нему хорошо, защищала от насмешек товарищей из-за недалёкости его ума и на протяжении всего времени заботилась о нём с каким-то безотчётным материнским чувством. Конечно это не сильно нравилось Дэрику, но поделать с этим он ничего не мог, а повода для серьёзной ревности по настоящему не было. В ответ Хор был ей очень благодарен и по своему любил свою командиршу очень сильно, всегда старался ей во всём помогать. Когда он слышал, как Радуга мучается кошмарами, он очень переживал за неё, а понять что происходит он был не в состоянии. Сослуживцы часто пугали его различными байками и теперь он боялся что однажды ночью такую дорогую ему пони заберут какие-нибудь демоны.
— У тебя точно всё хорошо? — обеспокоенно спросил здоровяк.
— Да. Да, уже всё нормально.
— Может что-нибудь нужно?
Увидев такую знакомую морду на высоте двух своих ростов (громила и в двери то еле помещался), пегаска почти полностью успокоилась.
— Нет, Хор, всё в порядке. — она похлопала его копытом по плечу. — Достаточно просто того, что ты рядом. Иди спать.
— Может я буду спать с тобой?
Он имел ввиду спать с ней в одной комнате, ему и в голову не пришло, что можно истолковать это как-то по другому. Но Радуга только усмехнулась и ответила:
— Нет, это точно уже лишнее. Иди спать к себе.
— А ты больше не будешь кричать? Когда ты кричишь ночью, мне становится страшно.
— Прости, что напугала. Постараюсь больше так не делать. Сегодня.
— Ну хорошо, как скажешь.
Здоровяк отправился к себе, а пегаска, закрыв за ним дверь, прислонилась к ней спиной и медленно сползла на пол. Что же делать с этими кошмарами? Самое страшное что она давно начала им верить, она сама уже считала себя убийцей. Сколько она ни пыталась, она не могла отвязаться от ощущения крови на своих копытах и она продолжала убивать. Это точно останется с ней на всю жизнь, даже если война закончится. Интересно что же снится Твайлайт? Как-то она сказала, что её до сих пор преследуют все, кого она убила, находясь здесь двадцать пять лет. Какие же кошмары снятся ей? И как она с этим справляется? И справляется ли? Пегаска уже не видела существенной разницы между воином и убийцей, у любой медали всегда есть обратная сторона. Но дальше жить с этими кошмарами становилось просто невыносимо, как жаль, что здесь нет принцессы Луны чтобы она могла помочь пегаске. Хотя, может быть как раз наоборот хорошо, что та не видит в кого она здесь превратилась. И вряд-ли даже она смогла бы избавить её от этого.

Подготовка новобранцев шла полным ходом. Также все подступы к цитадели были дополнительно оснащены ловушками и усиленными дозорами. Местность как нельзя лучше подходила для партизанской тактики, скалистые предгорья были сплошь усеяны глубокими ущельями и болотами и покрыты участками густого леса. Легионеры Дэш жестоко изматывали противника, они появлялись из укрытий, словно из-под земли, убивали столько орков, сколько успевали и исчезали в зарослях. Многие орки ломали ноги в так называемых "волчьих ямах", замаскированных тонкими ветками и грязью, а если на дне такой ямы располагались ещё и острые колья, то враги могли там же и гибнуть. Варги в таких условиях помогали обнаружить засаду, но их как правило первыми расстреливали из арбалетов. Эти арбалеты, очередное совместное изобретение Эплджек и Зима, были меньше и легче, чем предыдущие образцы, что, конечно же, сказалось на их убойной силе, однако вместо древка они имели металлические пружины и тетивы из плетёной стальной проволоки, продетой через сложную систему блоков, что вместе с механизмом быстрой зарядки и кассетой на шесть стрел позволяло вести стрельбу едва ли не с большей скоростью, чем из лука. Жёсткое крепление к одной ноге давало четвероногим пони возможность спокойно бегать с заряженным арбалетом, при должном уходе лишённое деревянных деталей оружие обеспечивало завидную надёжность, а простота в обращении позволяла тренировать стрелков буквально за один день. Таким образом обескровленные штурмовые отряды орков с большими потерями дважды приближались на опасное расстояние к цитадели только за тем, чтобы быть окончательно разбитыми и поспешно отступить.
Однако в планах пегаски было не только это. В идеале совместные войска легионеров и ополченцев по завершении всего, что запланировала Дэш, должны были отбить у врага четыре южных провинции, включая Лоуфилд.
Сейчас во внутреннем дворе цитадели взводы ополченцев проходили строевую подготовку, осваивая правила сражения в фаланге и манёвры со щитами в плотном строю. Внимание Радуги сейчас привлёк молодой сержант по имени Протей. Он оказался превосходным бойцом и ответственно подошёл к тренировке своего взвода. За последнюю седмицу ополченцы под его командованием показали впечатляющие результаты. Его подход к тренировкам был во многом похож на подход самой Радуги, он жёстко гонял бойцов едва ли не до изнеможения, планомерно подбирал упражнения для лучшего усвоения и не забывал организовать хороший отдых, чтобы бойцы со свежими силами могли вновь приступить к тренировкам. Пегаска наблюдала как его взвод атакует взвод другого сержанта, уверенно оттесняя противников, а затем разрывая их фалангу. После маленькой победы Протей, словно почувствовав что за ним наблюдают, обернулся и посмотрел на Радугу, явно ожидая одобрения. Она видела что парню это действительно нужно, он почему-то боготворил свою командиршу и пегаска не раз замечала что он видит в ней кумира, этакий идеал для подражания. Знал бы он о том, что порой творится у неё внутри, не стремился бы так быть похожим на неё. Она слегка кивнула ему, показывая что оценила его усилия и Протей, окрылённый даже такой незначительной похвалой, с удвоенным рвением принялся муштровать своих подчинённых. Это не осталось незамеченным для Райз.
— И почему жеребцы так на тебя реагируют? — спросила она у пегаски.
— Это как же?
— Словно они мухи, а ты — мёд.
— Хорошо хоть мёд, а не что похуже. — улыбнулась Дэш. — А если честно, то у меня есть на парня кое-какие планы.
— Это какие же? — удивлённо спросил Драго. — Ты же у нас эталон верности.
— Спокойно, не те, о которых постоянно думаешь ты. Кто о чём, а вшивый о ванне. Я просто считаю, что ему пора в капитаны. Есть возражения?
— Ну, он и правда много раз проявлял себя на поле боя. И он, как выяснилось, хороший командир. Возражение только одно: не слишком ли он молод?
— Драго, а тебе сколько лет было когда ты капитанскую фибулу получил?
— Возражений больше нет.
— Надо будет переговорить с другими капитанами. Райз, а ты как считаешь?
— Твой легион, твои офицеры — твоё дело. — безразлично пожала плечами капитанша. — Хотя, он плюс ко всему ещё и красавчик. Как его зовут?
— Протей. Райз, если что, у него очень плотный график.
— Разберусь как-нибудь без тебя.
— Ну-ну. Драго, а что там у вас с Рэрити, если не секрет?
— Да какой там секрет? Просто долго рассказывать, всё сложно и вообще... Вам, честным и верным нас, простых пони не понять.
— Понятно.
— Правда?
— Нет. — Радуга повернулась в сторону входа в замок. — Смотрите, к нам делегация.
— Не к нам, а к вам. — ехидно улыбнулась Райз. — Эти аристократы теперь твоя головная боль.
— Ничего, я знаю как это лечится.
К ним от замка действительно направлялась целая свита, состоящая в основном из баронов и под предводительством графа Валантиса.
— Леди Дэш. — поприветствовал пегаску граф. — Позвольте выразить вам благодарность за то, что обеспечили безопасность цитадели. Да и вижу что ополченцы теперь могут сражаться не хуже ваших легионеров. Вы превосходный учитель, сколько же у вас талантов?
— Немало, граф. Признайтесь, вы хотели сказать мне что-то ещё?
— Да, от имени баронов я хотел бы поинтересоваться когда вы собираетесь начинать возвращать их владения?
— В первую очередь это владения её величества Твайлайт Спаркл, королевы Астрии. — заявила Радуга. — Попрошу не забывать об этом.
— Конечно, так и есть. А эти пони всего лишь поставлены поддерживать порядок в её владениях. И потому они беспокоятся за благополучие этих земель.
— Что ж граф, можете им передать, что когда мы начнем возвращать астрийские земли, они этот момент не пропустят, так как будут стоять рядом со мной в строю и у них будет масса возможностей показать свою доблесть. Нас всех ожидает множество сражений.

Продолжение следует...

Комментарии (2)

Комментарий был отправлен на Луну
0

Ух-ты! Yey, прода!

DEN_SMOG
DEN_SMOG
#2
Авторизуйтесь для отправки комментария.