Скуталу в Клаудсдейле

Однажды Рэйнбоу Дэш узнаёт, что Скуталу ни разу не была в Клаудсдейле, цитадели и родине пегасов, а потому решает взять её с собой. К величайшей радости малышки.

Рэйнбоу Дэш Скуталу

Неудавшееся заклинание

Старое нерабочее заклинание приводит Твайлайт к неожиданному уроку

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Человеки

Цикл "Механическая рука"

Широко известный в узких кругах странный белый единорог из Сталлионграда с крестообразным шрамом на щеке наносит добро окружающим. По сути, это цикл философско-психологических рассказов, объединенных одним странным персонажем, который кому-то может показаться знакомым.

ОС - пони

Легальная ненормальность

Приехав в Кантерлот ради кое-каких исследований, Твайлайт находит покрытую пылью книгу под названием «Безумные эдикты: история права Эквестрии». Вроде бы вполне безобидная на первый взгляд книжка, но когда Твайлайт её открывает, то обнаруживает, что Селестия намного эксцентричнее, чем ей хотелось бы верить.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия

Жнец Беcкожих Близнецов

С покровом тьмы он выходит в ночь, искать свою новую жертву. Он- костерукая смерть. Он- Багровое ночное лезвие. Он- Жнец Бескожих Близнецов, Авин Бетанкор, ткущий свою душу из кусков чужих. Но кто знал, чем обернется для него новый налет...

Другие пони ОС - пони

Love Forever

Твайлайт, наконец, дождалась конца недели, и это воскресенье должно стать особенным: в гости уже едет Шайнинг Армор! У единорожки, как и всегда, планов громадье: обсудить последние новости, попить чаю с любимым братом, вспомнить детство, попробовать новое заклинание. Кроме того, ей хочется ощутить настоящую близость с СБДН...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Посланник дождя

Каждый сам создаёт свой ад и при должном старании даже утопия обернётся кошмаром. Но в мире, где идеалы дружбы и всепрощения ещё не были воспеты, чужаку стоит сделать лишь неосторожный шаг, чтобы превратить свою жизнь в череду падений.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Найтмэр Мун Человеки Стража Дворца

Сборник переделанных, бородатых песен родом из разных мест

Песни. Переделанные. Присутствует мат.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Дерпи Хувз Лира DJ PON-3 Октавия

Рэрити и непростые обнимашки

У Рэрити есть проблема. Проблема с тем, как Спайк спит с ней. Вместо того чтобы просто обнимать её, как того хочет Рэрити, он спит прямо на ней, буквально душа её. Она ненавидит делать это, но каждую ночь, когда он засыпает, единорожка выкарабкивается из-под него и спит, свернувшись в калачик на том ничтожном свободном пространстве, что остаётся на кровати. Но пришло время всё поменять. Однако она боится поднимать эту проблему, боится, что всё пойдет не так, как она хочет

Рэрити Спайк

Герой эквестрийского времени

Гвардейская жизнь не всегда бывает лёгкой, с каждым защитником Эквестрии рано или поздно что-нибудь случается. Когда речь заходит об обыкновенном члене рядового состава гвардии, капрале Кэде Пиллсе, то эти слова буквально приобретают издевательский смысл: он вечно вляпывается в переделки, порой нестандартные, наживая себе проблемы на пятую точку, по-прежнему не меняя своего стиля жизни и отношения к службе. Чем же судьба порадует его в ближайшее время?

ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2

глава 3

Тяжёлые стальные накопытники медленно ступали по замёрзшей земле, которая когда-то была центральной площадью ныне наполовину уничтоженного городка. Обладательница армейской обуви шла, осматриваясь вокруг, высматривая среди полуразрушенных зданий то, что было нужно ей.
Этот городок отбили буквально несколько дней назад. Партизанская тактика и яростные, внезапные атаки в лоб принесли свои плоды — линию столкновения ценой невероятных усилий и немалых потерь на небольшом участке удалось отодвинуть больше, чем на пол лиги на юг. Но это было всё. Сейчас они могли только срывать логистику врага, не давая ему возможности собрать силы для прорыва. Дело очень затрудняли голод, холод и болезни, которые уносили немало жизней. Но озлобленные пони отступать не собирались, отступать было попросту некуда, в двух днях пути за спиной находилась столица королевства — Ландсоул. Подвоза провизии также не было никакого, солдаты ели раз в сутки, а офицеры и того реже. Питались только тем, что удавалось добыть, грабя орочьи обозы, которые в последнее время стали очень хорошо охраняться. К тому же львиную долю провизии Твайлайт приказала отправлять в госпиталь в столицу, где сейчас главной была Флаттершай, туда же отправляли раненных и больных, тех, которые могли пережить двухдневный переход.
"Второй фронт", как окрестила Радуга проплаченный орками бунт, также приносил немало хлопот. Всё больше пони по неизвестным причинам присоединялись к восстанию, некоторые деревни уничтожались бунтовщиками полностью. Это был не просто грабёж, бунтовщики жестоко вырезали население деревни до последнего жителя, оставляя в живых одного или двух, чтобы они могли рассказать в соседних деревнях о зверствах "легионеров", в которых переодевались приспешники Рорика дабы очернить в глазах крестьян королевских солдат и через них саму королеву, якобы она отдавала приказ забирать всю еду, а несогласных убивать. За последнее время пегаска вдоволь насмотрелась на последствия извращённых зверств лидеров восстания. Внутри неё росла лютая ненависть к Рорику и его подельникам. Однако сделать с ним ничего она пока не могла. Напасть на его след пока не получалось, ей оставались только сожжённые деревни. Агенты королевской тайной службы получили приказ устранить Рорика, но они пока тоже молчали. Радуга вполне могла бы справиться с этой задачей и сама, тем более что она этого хотела, но ей такого приказа Твайлайт не давала, очевидно пегаска очень нужна была ей здесь. Очень угнетала также окружающая обстановка, монохромный мир давил на сознание. На фоне свинцового неба и чёрной земли, с которой пронизывающий ветер сдувал остатки колючего сухого снега, лишь кровь выделялась ярко алым цветом...
Пегаска завернула за угол и сделала несколько шагов, когда услышала за спиной знакомое: "Кар-р!". Она обернулась и увидела огромного ворона, важно восседающего в пустой оконной раме.
— Привет. — сказала она
— Кар-р. — снова заявила птица и сорвавшись со своего насеста, полетела вдоль улицы в направлении обратном тому, куда собиралась идти пегаска.
Радуга пошла следом, предположив что ворон позвал её идти за ним. Пройдя мимо нескольких домов, она обнаружила почти целую кузницу, а там на наковальне её уже ждал её пернатый друг. Или подруга, пегаска до сих пор не могла определить пол птицы, почему-то ей казалось, что это была именно она.
— Спасибо. — сказала ворону Дэш. — Это как раз то, что нужно.
Огонь в печи давно не горел, и пегаске пришлось выгребать оттуда золу. Закончив с этим делом, вся извозившись в саже, она направилась к чудом уцелевшему складу. Найдя там немного угля она принялась разжигать горнило. После длительного стука кресалом по кремню искры наконец зажгли пучок соломы пропитанной воском, который Радуга нашла на том же складе и пламя начало разгораться. Пегаска взялась за починку доспехов. Вариантов у неё было не много, сейчас каждый сам смотрел за своим снаряжением и если она хотела чтобы её доспехи хоть немного её защищали, то она должна была не лениться и запачкать копыта самостоятельно. Плечевая пластина была разбита почти на пополам, требовалось соединить края трещины и сковать их вместе. Поначалу очень мешала чёрная эмаль, которой был покрыт доспех, но после нескольких циклов нагрева и ударов молотком эмаль осыпалась и работа пошла быстрее. Шов получился грубым, её навыков в кузнечном деле явно не хватало, однако теперь это можно было хоть и с натяжкой, но всё же назвать деталью брони. Теперь можно было переходить и к другим проблемным местам.
В какой-то момент грязная, измазанная сажей чёлка упала ей на глаза и она откинула её ставшим привычным движением головы. В этот момент она вспомнила о том как хорошо она замаскировала свою яркую разноцветную гриву в Лоуфилде. Здесь у неё такой краски для гривы не было, а её яркая грива была видна издалека и могла привести к демаскировке всего отряда во время засады. Что ж, сажа вполне могла сгодиться для этой цели.
С ремонтом, если это можно было так назвать, было покончено и Радуга вспомнила о том, что варги доставляли очень много проблем во время боя. Пегаска придумала от них защиту. На пластины, закрывавшие плечи и круп она приклепала по несколько грубых, острых шипов. Со стороны это наверное выглядело не слишком эстетично, но ей на это было наплевать, главное что звери могли сильно пораниться о эти шипы при попытке схватить её зубами.
Она хотела попробовать сделать ещё кое-что. Недавно она едва не лишилась крыла в сражении, тогда она испугалась по настоящему — она наверное могла бы даже смириться с потерей ноги, но потеря крыла... Пегаска не представляла себе жизни без возможности взлететь в небо. Она стала прилаживать над прорезями для крыльев сложные конструкции на подобие навесов на шарнирах. Когда она примеряла на себя это чудо, она поняла, что идея явно была не самой лучшей. Пока крылья были прижаты к телу и прятались под бронёй, было ещё более менее, но как только она попыталась выправить крылья наружу, начались проблемы — железки сильно мешали двигать крыльями и очень больно давили.
— Кар-р. — раздалось у пегаски над головой.
Ей показалось, что птица над ней насмехается.
— Да, ты права. — ответила Дэш. — Ерунда полнейшая.
Радуга снова сняла доспех и принялась отковыривать свои художества инженерной мысли. Она уже закончила с этим и, надев броню, обдумывала что ещё можно сделать, пока кузня была доступна, когда её отыскали двое солдат: капитан Протей и один из сержантов.
— Моя леди, — Протей низко поклонился и выпрямился по струнке, — вас желает видеть леди командующая.
Его важное поведение и горделивая осанка несколько не вязались с побитыми доспехами, разодранным плащом и слипшейся от грязи и замёрзшей крови гривой. Однако обижать насмешками своего верного офицера пегаска не хотела, да и настроения веселиться особенно не было, поэтому она, сдержав мрачную ухмылку, сказала:
— Спасибо. Ты не знаешь где Хор?
— Собирался проверить дозоры с западной стороны.
— Вот пока он не собрался, разыщи его и скажи что здесь есть работающая кузня, пусть найдёт нескольких солдат знакомых с этим делом и займутся починкой снаряжения.
— Да, моя леди. — снова низко поклонился Протей и бросился выполнять приказ.
— Сержант, а ты что хотел?
— Да я, собственно, по поводу снаряжения. — замялся жеребец.
— Отлично, значит ты и присмотришь за тем, чтобы кузница не сгорела вся окончательно.
— Есть!
Сержант заметно обрадовался — это была хорошая возможность погреться возле горнила.
Радуга направилась к городским воротам, точнее к тому, что от них осталось. Там легионеры разбили лагерь, не желая углубляться далеко в город на случай если им придётся быстро собираться и уходить. По дороге Дэш заметила что птицы с ней больше не было, она куда-то улетела. Или осталась в кузнице греться вместе с сержантом. Солдаты даже не пытались её трогать, считая пернатую чуть ли не личным питомцем генеральши. Радуга вспомнила Танка. Её верная черепаха осталась в прошлом. Кто же за ним там присмотрит? Когда они собирались в неизвестность за своей подругой, то всех своих питомцев оставили в приюте Флаттершай, однако никто из них не мог и подумать, что животным придётся там жить всю оставшуюся жизнь.
Придя в лагерь Дэш увидела Драго. Он стоял и выслушивал доклады сразу нескольких сержантов. Когда пегаска подошла к ним, те замерли по стойке смирно.
— Чего? — недовольно скривившись спросил капитан.
— Не "чего", а "чего изволите, леди генерал". Проговаривай предложения до конца. Вольно, сержанты. — сказала Дэш и снова повернулась к Драго. — Где Твай?
— Я её там недавно видел. — капитан указал на полуразрушенное здание на краю лагеря.
— Угу. — кивнула Радуга и пошла в указанном направлении.
Завернув за угол, пегаска увидела подругу, та стояла у стены, оперевшись на неё одним боком и тяжело дышала. Дэш, испугавшись за неё, молниеносно подскочила к аликорнессе.
— Твай! Твай, всё хорошо?!
— Да, всё нормально. — слабо выдавила из себя Твайлайт, пытаясь сосредоточить взгляд на Радуге. — Ах...
Глаза аликорнессы закатились и она медленно сползла по стенке на землю. Дэш успела подхватить её и в панике принялась хлестать её по щекам.
— Твай, что случилось? — запричитала Дэш. — Драгоо!!!
Капитан тут же явился на её зов.
— Что с ней? — Драго пытался разглядеть кровь на командующей или на земле, но ничего не видел. — Она что, в обмороке?
Вместе с ним прибежали ещё легионеры.
— Точно, это голодный обморок. — сказал один из них. — У нашего сержанта вчера такое же было.
— Драго ты видел чтобы она ела что-нибудь сегодня? — спросила Радуга.
— Нет.
— А вчера?
— Не знаю, я за ней не слежу.
Дрожащими копытами пегаска набрала грязного снега и стала им растирать щёки аликорнессе.
— Да принесите кто-нибудь воды! — рявкнула она. — И еды хоть какой-то!
Твайлайт наконец пришла в себя и Радуга перестала тереть её мордочку снегом. Она открыла глаза, но говорить сил у неё ещё не хватало.
— Быстрее! — прикрикнула Дэш на уже спешащих к ней солдат. — Где медик?
— За ним послали, генерал.
Пегаска открыла кожаный бурдюк и стала понемногу вливать воду подруге в рот. Та стала глотать её пока не закашлялась. Тогда Дэш взяла морковь (давно не первой свежести, но другой у них не было), насколько смогла размяла её копытами и попыталась накормить подругу.
— Леди Дэш, — сказал один из сержантов, — может не стоит кормить её сейчас сразу?
В подтверждение его слов Твайлайт стала кашлять сильнее, едва не подавившись едой, это вдобавок ко всему вызвало у неё ещё и рвотный порыв. Испугавшись ещё сильнее, Радуга быстро смахнула неудавшийся обед с её мордочки и попыталась вновь напоить её. Это помогло, напившись вволю, Твайлайт даже смогла, с помощью подруги встать на ноги.
— Мне уже лучше. — слабо улыбнулась она и немного покачнулась в сторону.
— Я вижу. — скептично скривилась Радуга.
Солдат разогнали, глазеть здесь было не на что. Лекарь явился довольно быстро. После беседы с леди командующей он подошёл к пегаске, нервно переминавшейся с ноги на ногу в стороне и сказал:
— Всё будет хорошо, проследите пожалуйста чтобы она поела через полколокола, не раньше и не сильно много. И сегодня до вечера желательно поесть ещё раз.
— Да уж, теперь я прослежу. — Ответила Дэш. — Сколько же она не ела?
— Наша леди командующая очень сильная, но голод больше шести дней — даже для неё это слишком.
— Шести дней? Да ей же выделялся паёк!
— Прошу прощения, леди Дэш, — сконфуженно так, будто он сам в чём-то был виноват, сказал лекарь, — она сказала что подложила свою еду в телегу, которую отправили в столицу. У неё поистине доброе сердце, но ей тоже нужно есть.
Лекарь ушёл, а Радуга угрожающе двинулась к Твайлайт.
— Сердце у неё доброе значит. А голова тебе зачем?! Чтобы думать, или чтобы корону на ней таскать?! А думаешь ты жопой?! — пегаска распалялась всё сильнее, сбрасывая накопившееся напряжение. — И не вздумай мне возражать, не то я и по другим твоим частям тела пройдусь! Ты что не въезжаешь до сих пор что на тебе всё держится?! И королевство и армия! Я могу понять почему ты рискуешь своей шкурой на поле боя, но во так тупо! Сдохнешь ты и что мы все будем без тебя делать?! Я что буду делать?!
Но возражать Твайлайт и не собиралась. Она стояла, молча опустив глаза в землю, терпеливо слушая упрёки в свой адрес, с видом нашкодничавшей маленькой девочки. А когда Радуга немного выдохлась, тихо сказала:
— Прости что тебя напугала. Я постараюсь больше так не делать.
— Да, напугала ещё как, блин. — примирительно улыбнулась пегаска. — Я уже думала что сама в обморок грохнусь, рядом с тобой.
— Вот была бы картина. — Твайлайт тоже улыбнулась. — Две командирши, ядрёно сено.
— Точно. Так а зачем ты меня видеть хотела?
— Забыла уже... А, вот: сворачивать лагерь и уходить нам придётся задолго до рассвета. Мы здесь на виду так, что аж неуютно.
— Согласна. Но солдатам нужно отдохнуть хоть чуть-чуть.
— Да, но всё же надо быть начеку.
— Угу. Я, пожалуй, в дозор тоже пойду. — Радуга немного пошевелила крыльями. — Мне немного дальше видно.
— Я ближе к вечеру тебя сменю.
— Ага, щас. К моменту когда мы собираться станем ты должна быть бодра и полна сил.
— Это приказ? — Твайлайт насмешливо приподняла одну бровь.
— Твай. — пегаска укоризненно посмотрела на подругу.
— Да ладно, я отдохну до вечера, поужинаю и тебя сменю. Или тебе отдыхать не нужно?
— Только обещай, что ты поешь.
— Обещаю.

По ночному лесу двигалась грозная стальная армия астрийцев. Все шагали целеустремлённо, сохраняя молчание, слышно было только хруст снега, скрип кожи да позвякивание металла снаряжения легионеров. Судя по донесениям следопытов хорошо охраняемый орочий обоз с провизией должен был проезжать мимо этого леса уже через несколько колоколов. Драка предстояла серьёзная и настроены все были соответственно.
Твайлайт и Дэш, не подходя близко к кромке леса остановились и принялись разглядывать предстоящее поле боя. К ним протолкался один из сержантов.
— Леди командующая, разрешите обратиться. — быстро выпалил запыхавшийся жеребец.
— Говори.
— У нас серьёзная проблема, вам лучше самой посмотреть.
Пегаска и аликорнесса переглянулись и поспешили за сержантом: все проблемы должны были быть устранены до начала сражения. Сержант повёл их в конец колонны и там, выйдя на более менее свободное пространство, командирши увидели причину беспокойства солдат. Волчья стая, числом около пятидесяти, а может и больше голов следовала за легионерами. В чёрно белом лесу среди деревьев мелькали зловещие серые тени, отражая лунный свет во мраке мерцали десятки пар глаз. Их вожак, огромный чёрный волчище, стоявший на полянке впереди других, прекрасно понимал, что пахнущие железом пони — опасная добыча, которая может оказаться и, скорее всего, окажется его стае не по зубам, однако голодная зима оставляла хищникам не много вариантов для пропитания. Они упустили шанс напасть на последних идущих в колонне пони и теперь он никак не мог решиться напасть на ряд противников, стоявших теперь плотной стеной и с шуршанием извлекающих на свет свои смертоносные железные штуковины, заменяющие им клыки.
Дэш судорожно соображала, пытаясь придумать что-то, чтобы избежать схватки, она видела что Твайлайт уже готова отдать приказ атаковать и тут, словно молния, промелькнула у неё в голове дикая мысль.
— Несите мясо. — приказала она. — Быстро!
Вяленое и копчёное мясо у них ещё оставалось, пони всё же не могли питаться только мясом, это вызывало много проблем с желудками, к тому же они собирались совсем скоро пополнить запасы провизии за счёт орочьих обозов, поэтому Радуга решила попробовать осуществить свой план. Взяв кусок вяленого окорока, она медленно двинулась к волку. Все вокруг замерли, а зверь недоверчиво заворчал, ощетинив загривок. Однако как только он услышал манящий, сводящий с ума запах еды, голод заглушил его недоверие. Он стал принюхиваться, шумно втягивая носом воздух. Пегаска медленно сделала ещё один шаг, волк снова тихо зарычал, угрожающе обнажив клыки. Он уже готовился к прыжку, но Дэш бросила ему мясо и тот, поймав его зубами, расправился с едой буквально за несколько ударов сердца. Волк оглянулся на свою стаю и с надеждой посмотрел на Радугу.
— Гляньте-ка, ему понравилось. — сказала пегаска, не упуская из виду хищника, который находился в опасной близости. — Несите ещё, он же не один.
Легионеры один за другим выходили вперёд, убирая оружие и осторожно неся волкам куски мяса. Звери, видя пример вожака, выходили из леса за угощением. Даже Твайлайт не осталась в стороне, она кормила довольно крупную пепельно серую волчицу. Не обошлось, конечно, без проблем, некоторые волки в нетерпении хватали еду вместе с ногами её дающими, но в целом план пегаски сработал — получив еду волки ретировались обратно в лес и скрылись среди деревьев.

На протяжении последующих дней волки регулярно приходили за едой. Мяса становилось всё меньше, бывали дни, когда провизии практически не было ни для солдат, ни для зверей. Дэш ожидала что рано или поздно это приведёт к тому, что не получив в очередной раз еды, стая решит полакомиться легионерами, однако к её огромному удивлению этого не происходило. Можно было подумать, что животные отнеслись к этому с пониманием — времена ныне были тяжёлые, с едой у всех было туго и они были благодарны за то, что с ними делились тем что есть.
Война продолжалась, нужно было решать задачи и помимо волчьей стаи. Радуга со своим легионом отлучалась на несколько дней на другие участки фронта. При этом стая разделилась: вожак с частью волков последовал за ней, а волчица, которую прикормила аликорнесса и остальные волки остались с королевским легионом. По возвращении, как это уже начало входить у пегаски в привычку, ей пришлось сходу ринуться в бой. Твайлайт вступила в схватку с довольно крупным отрядом противника, силы были примерно равны, отступать никто не собирался и чем бы это закончилось неизвестно, но Дэш с своими бойцами решили исход сражения.
Они как раз собирали раненных, когда Дэш заметила на краю поля вновь объединившуюся волчью стаю. Они явно были настроены устроить праздничный пир, однако выжидали пока на поле боя хозяйничали пони.
С озабоченным видом к Радуге подошла Твайлайт.
— Ты это видишь? — спросила она, кивнув головой в сторону зверей. — Что будем делать?
— Ну, я бы не стала стоять между ними и их ужином. — задумчиво ответила пегаска.
— Давай хотя бы наших похороним.
— Конечно, только надо бы поторопиться, терпение у этих зверушек железное, но мне не хотелось бы испытывать его ещё больше.
— Нехорошо это. — сказала Твайлайт, обернувшись на поле после того, как работа была закончена и хищники приступили к трапезе.
— Нехорошо. — согласилась Дэш. — Так что, прикажешь перебить зверей?
— Нет, но...
— Пусть хоть кто-то будет сытым.

Ещё через несколько дней Радуга с небольшим разведотрядом пробиралась через лес. Где-то в этих краях бесследно исчез отряд следопытов. За этим лесом уже была территория временно захваченная орками, по крайней мере пегаска надеялась что временно. Днём в лесу не было тихо, пронизывающий порывистый ветер стучал сухими ветвями, поэтому Радуга старалась соблюдать максимальную осторожность. Она ступала бесшумно по мёрзлой земле и могла прислушиваться только в моменты когда ветер утихал. Она осознавала насколько это опасно, но её отряд продолжал продвигаться вперёд. В моменты тишины она слышала, что за ними немного в стороне идут ещё несколько волков, основная стая осталась неподалёку их лагеря, но около десятка пошли сопровождать пегаску и её бойцов. Какие у них были намерения Радуга не знала, но решила пока оставить это на потом, сейчас были дела поважнее. Пони спустились в небольшую балку, на выходе из которой была небольшая полянка, окружённая густым лесом. Радуга подумала что здесь прекрасное место для засады, все её инстинкты кричали что нужно обойти это место, однако ей показалось что именно там она найдёт ответ на вопрос о том что случилось со следопытами.
С виду обычная полянка, слегка припорошенная снегом притягивала взгляд пегаски, будто магнитом. Внимательно осмотревшись по сторонам и прислушавшись, насколько это было возможно, она наклонилась к земле и смахнув крылом остатки снега, увидела глубокий отпечаток подковы, а присмотревшись ещё внимательнее, различила на земле бурые пятна.
В этот момент резкий порыв ветра донёс до неё еле уловимый знакомый запах, так похожий на волчий, сопровождавший её всю дорогу, только немного отличавшийся.
— Назад!! — яростно зашипела она на своих бойцов и бросилась обратно в низкое место в глубине балки.
Вовремя — в то место, где они только что стояли ударили орочьи стрелы. Это была засада, и радоваться тому, что они избежали стрел было рано. Отряд орков устремился за ними в низину, очевидно они ожидали что пони побегут, но Дэш сыграла на опережение. Резко развернувшись она скомандовала атаку и легионеры словно острие ножа врезались во вражеские ряды. Пегаска разила орков одного за другим, и хоть враг значительно превосходил их числом, пони смело могли надеяться на победу в этой схватке. Если бы не одно "но". Радуга отчётливо ощущала запах варгов в воздухе и уже слышала как звери пробираются по вершинам склонов, между которыми была зажата низина, где и сражались между собой воины. Пегаска успела заметить как сверху вниз прямо на неё бросился один из варгов. Зверь сбил её с ног, сильно поранившись о шипы на её доспехах, а Дэш принялась яростно кромсать его мечом. Расправившись с первым варгом, она вскочила на ноги и заметила как на неё бросились ещё двое. От первого она увернулась и полоснула мечом навстречу его прыжку. Она почувствовала как клинок одно за другим разрубает рёбра зверя, кровь ярко алыми искрами разлетелась по серо-белому лесу. Избежать атаки второго она уже не успевала и напряглась всем телом, готовясь принять удар на доспех, как вдруг наперерез прыжку варга метнулась черная тень. Вожак волчьей стаи сбил своего противника прямо в полёте на землю, и не смотря на превосходящий размер варга принялся яростно терзать его клыками, во все стороны полетели кровь и клочки шерсти. Остальные волки тоже не остались в стороне, они вступили в схватку следом за своим вожаком, завязалась шумная грызня, а когда звери разошлись, то на земле остались неподвижно лежать ещё трое варгов и один волк. Но не смотря на это волчий отряд был полон решимости защитить пони во что бы то ни стало. Один из орков поднял лук, целясь в чёрного вожака, но пегаска ловким кувырком перепрыгнула через своего нового боевого товарища, на ходу извлекая крылом свой боевой нож. Она метнула оружие прямо в горло лучника, на таком расстоянии нож вошёл в шею орка наполовину длинны клинка, орк покачнулся назад и стрела ушла вверх, застряв где-то в ветвях деревьев. Ни орки ни варги не ожидали от противника подобной подлости, к тому же орки узнали с кем имеют дело и теперь стояли в нерешительности, не зная что делать дальше. Пони и волки сгрудились плотнее, ощетинившись во все стороны клинками и клыками и эту крепость взять было не так просто. Радуга глянула на вожака и, слегка потрепав его за ухом, сказала:
— Я рада что ты со мной рядом. Ну что, покажем им где раки зимуют?
Пегаска исполнила свой любимый сложный финт, завела одну ногу с мечом за спину и низко пригнулась к земле в атакующей стойке, волк также оскалил клыки и зарычал на варгов с другой стороны. Теперь Радуга не сомневалась в победе, она знала что её спина надёжно закрыта и чувствовала что волк не подведёт.
Драка закончилась довольно быстро, те орки, что попытались убежать и сообщить своим, были настигнуты волками и растерзаны на месте, живых варгов тоже не осталось, эти агрессивные животные не ведали страха в бою, что их и погубило. Дэш получила ответы на свои вопросы и, забрав свой драгоценный нож, приказала оставшимся в живых легионерам собрать тела побратимов, забрать с тел орков всё ценное и возвращаться. Волки вскоре догнали солдат и пошли рядом с ними, больше не таясь среди деревьев. Только когда пони входили в свой лагерь звери растворились в лесу.

Ночь выдалась на редкость морозной, клубы пара при дыхании частично замерзали прямо в носу маленькими колючими кристалликами. Чтобы избежать большого количества обморожений легионерам пришлось разводить костры, хоть это и было опасно — огонь ночью было видно далеко. Чтобы хоть немного прикрыть костры от посторонних глаз их обложили камнями, которые нагрелись от огня и грели теперь воздух вокруг себя.
Радуга сидела возле одной из таких импровизированных печей и пила из грубо склёпанной кружки горячий напиток, состоявший из растопленного на огне снега и стеблей какой-то травы, которая придавала напитку сладковато терпкий привкус и совсем немного бодрила. Неожиданно позади себя она услышала что разговоры солдат у костров изменились, послышались удивлённые нотки. Обернувшись, она увидела что прямо через лагерь к ней направляется чёрный вожак волчьей стаи. Шёл он спокойно, ни на кого не оглядываясь, с таким видом будто уже делал так сотни раз. Пегаска расправила плащ, на котором сидела и подвинулась в сторону, освобождая для волка место между собой и остолбеневшей аликорнессой. Волк подошёл к костру, понюхал тёплый воздух и невозмутимо улёгся на предложенное ему место, положив огромную голову Радуге на ноги. Дэш улыбнулась и принялась чесать зверю загривок.
— Да-а... Ну и питомцев ты себе заводишь. — прокомментировала Твайлайт. — Сначала ворон этот жуткий, теперь ещё круче.
— Ворон совсем не жуткий. — ответила пегаска. — И да, совместное сражение сближает.
Радуга стала энергичнее чесать волку шею, тот довольно заворчал и перевернулся на спину, подставив для ласки другую сторону. При этом он оставил абсолютно открытыми горло и живот — самые незащищённые места своего тела. Для дикого зверя это было проявлением невероятного доверия.
— Я не удивлюсь если другие последуют его примеру.
— А ты оглянись. Они уже здесь.
Пегаска принялась тыкать передней ногой волку в нос, а тот стал игриво хватать её зубами за копыто, аккуратно рассчитывая силу, чтобы не поранить. Она была права — волки рассредотачивались по лагерю, подходя к тем солдатам, что их кормили с первых дней. Аликорнессе тоже пришлось немного подвинуться, освобождая место для своей гостьи.
— Чем мы их кормить то будем? — спросила она, поглаживая "свою" волчицу.
— Вот за это не переживай. — мрачно усмехнулась пегаска. — Кто, кто, а они голодными точно не останутся.
— Не правильно это. — снова завела своё Твайлайт.
— Не правильно. — согласилась Дэш. — Да только орки о наших мёртвых особо не заботятся. И о раненных, кстати, тоже.
— С каких пор ты стала такой? — королева задумчиво посмотрела на подругу.
— Какой "такой"? Практичной? Всегда была. Твай, эти волки готовы жизни за нас отдать, а ты им еды жалеешь?
— Нет, просто ты говоришь о живых, разумных существах как о еде.
— Ну, после встречи с нами они живыми уже не будут. Да, и эти самые разумные существа будь у них такая возможность охотно накормили бы тобой или мной своих варгов и сказали бы, что так и было. Ты сама говорила, что этот мир не похож на нашу Эквестрию, что придётся привыкать. Вот, считай, что я уже привыкла.
Вожак, наигравшись, свернулся калачиком и снова умостил свою голову Радуге на ноги.
— Ну и будка у него, все ноги отдавит. — пегаска продолжала, не замечая озабоченного взгляда своей подруги, с которым та на неё смотрела. — К тому же они могут стать нам неплохим подспорьем против варгов. Да, эти намного мощнее, но они тупые, а волки быстрее и хитрее. Твай, мы завели новых друзей, которые могут нам очень помочь, во всём надо искать свои плюсы. Улыбнись, пока можешь, завтра возможно будет хуже.
— Очень оптимистично. — Твайлайт всё же криво ухмыльнулась.
— Зато правда.
С краю лагеря послышалось какое-то движение, оба волка, которые вроде мирно спали возле подруг, моментально вскинулись и, навострив уши, всматривались в темноту. Но то была всего лишь смена дозорных и звери, успокоившись, вновь улеглись.
— По крайней мере мы теперь можем не переживать о том, что кто-то подкрадётся к нам незамеченным пока мы спим. — сказала Твайлайт.
— Ну вот видишь? — пегаска вернулась к своему напитку.
А Твайлайт ещё долго наблюдала за своей подругой. Её пугало то, что происходило с Радугой, пугало насколько циничной и жестокой та становилась. Насколько легко и обыденно она порой говорила о вещах, которые раньше посчитала бы ужасными. Аликорнесса понимала, что сама за годы, проведённые здесь очень сильно изменилась, но почему-то она наивно надеялась что её подруг это не коснётся. А теперь она видела, что Дэш с каждым днём ожесточается всё больше, в таких условиях, которые их окружают, это может привести к довольно печальным последствиям. Она уже не раз наблюдала как добродушные, на первый взгляд, пони, при столь близком и долгом знакомстве со смертью и жестокостью стремительно теряли рассудок и становились способными на самые ужасные поступки. Но Твайлайт всё же продолжала надеяться, что её опасения насчёт Радуги напрасны.

Минула середина зимы, а дни становились всё мрачнее. О праздниках, пора которых наступила и прошла, никто даже не вспоминал. Погода словно испытывала последних сохранивших хоть какую-то стойкость солдат. Злобный ветер бросался колючим снегом. Порой, как будто издеваясь, наступала незначительная оттепель, но лишь для того, чтобы ночью омерзительная грязная каша под ногами покрывалась коркой коварного, скользкого льда.
Ледяной коркой, казалось, была скована и линия фронта, ни одной из сторон так и не удалось сколько-нибудь продвинуться вперёд. Стычки стали ещё ожесточённее, яростные, стремительные, они больше были похожи на кошмарный сон, чем на сражения. Под мертвенно бледным светом луны, прощаясь заранее с жизнью, вступали в схватку пони, орки, волки, варги. Не было слышно боевых кличей, криков о помощи, над полем боя стоял злобный рык, лязг стали и клыков, противный звук раздираемой плоти и хруст костей. Воины и животные смешались в плотной куче, без какого-либо намёка на тактику, хватали врагов руками, пытаясь раздавить, пробивали копытами черепа и ломали конечности, старались перегрызть друг другу глотки, неважно то ли зубами, то ли клыками, пони в эти моменты не сильно отличались от своих союзников — волков. Балом мечущихся теней правила чёрная, злобная ненависть, пленных уже никто брать не пытался, легко раненные пытались оказать себе помощь самостоятельно, а тяжело раненные быстро умирали, так и не дождавшись никакой помощи. Немного в стороне смертоносный вихрь огромных клинков королевы то и дело взрывался фонтаном алых брызг. Горячая кровь растапливала замёрзшую землю и отчаянная грызня продолжалась по колено в отвратительном месиве. Лишь тёмные, кривые ветви сухих деревьев безучастно простирались над этой бурей ярости и ненависти...

Отчаянно зевая, так как ей не удавалось поспать уже больше двух дней, Радуга кормила своего волка большими ломтями мяса, добытого недавно в кровавой стычке. Внезапно над головой она услышала громкое:
— Кар-р!
Волк, задрав голову, зарычал, думая что птица положила глаз на его обед. Ворон не прилетал давно, со дня первой встречи пони и волков и пегаска всё больше была склонна верить мнению Твайлайт о том, что птица всегда появлялась только предвещая какие-то важные события. Однако же сейчас пернатая подруга сидела на ветке и смешно наклонив голову, рассматривала волка.
— Да, вам придётся подружиться. — безапелляционно заявила Дэш после чего обратилась к зверю. — Слышал? Тебя это тоже касается.
Твайлайт вышла на полянку и замерла, наблюдая умилительную картину: волк пытался подпрыгнуть и поймать ворона за хвост, тот в свою очередь резко оттолкнувшись от ветки, перелетел на другую, повыше и каркнул, явно насмехаясь над хищником, так как с предыдущей ветки зверю на морду посыпался липкий снег. Волк потешно затряс головой и принялся тереть лапой нос. Радуга весело засмеялась и крылом стала помогать волку избавиться от снега на носу. Такой искренней и тёплой улыбки аликорнесса уже давно не видела на физиономии подруги, в последнее время она вообще сомневалась в том, что они на подобное ещё способны. Тёплая волна нежности зашевелилась где-то внутри неё при взгляде на то как Радуга беззаботно играет с животными. Боги, как же эгоистично было её желание чтобы подруги последовали за ней сюда, в этот мир.
— Ну, и долго ты ещё там будешь стоять? — неожиданно спросила пегаска. — Хватит меня разглядывать, будто ты в музее. Я ещё не экспонат, я ещё живая.
— Я знаю. Просто ты мне сейчас напомнила Флаттершай в её приюте для животных в Эквестрии.
— Ага, только более злобную её версию. Хех... Можешь себе представить Флаттершай — убийцу?
— Да ладно, Дэш...
— Что "да ладно"? У тебя на роже написано о чём ты думаешь каждый раз, когда на меня смотришь. Думаешь "А ведь когда-то она была хорошей пони".
Ответить Твайлайт не успела, к ним со всех ног нёсся посыльный.
— Леди командующая, леди Дэш! — на бегу вопил он. — Там следопыты доложили: в Прудах, деревне неподалёку, прямо сейчас бунтари! Грабят, убивают!
Обе подруги резко сорвались с места в галоп, по дороге раздавая приказы офицерам.
— Капитан, быстро собирай роту и бегом за мной! — орала, не останавливаясь, аликорнесса.
— Драго — за главного, Протей тебе в помощь! — скомандовала Радуга. — Гуннар со своей сотней — за мной!
Два отряда слились в один и неслись через лес, не разбирая дороги, важно было успеть вовремя. Но уже на подходе они поняли что вновь опоздали — в воздухе отчётливо слышался запах гари, а впереди них в небо поднимались столбы черного дыма. Сходу ворвавшись в деревню, солдаты разочарованно стали оглядываться по сторонам. Почти все жители уже были убиты, основные силы мятежников ушли, осталось лишь с десяток оборванцев, которые поспешно пытались унести ещё хоть что-нибудь. Их, конечно, тут же схватили, они не оказали никакого сопротивления, испугавшись одного вида закованных в броню легионеров.
— Лягать! — Радуга в сердцах лягнула остатки какого-то забора, во все стороны полетели щепки.
К ней подошёл Гуннар.
— Мы пустили волков по следу, — сказал он, — только они почти сразу вернулись назад. Гады используют какую-то дурно пахнущую траву, чтобы сбить животных со следа. Как думаешь, откуда они знают что мы подружились с волками?
— Понятия не имею.
Северянин досадливо вздохнул и кивнул в сторону пленных, стоявших в ряд под стенкой полуразрушенного дома.
— А с этими что? — спросил он.
— А что с ними?
— Говорят что они с повстанцами недавно, Рорик обещал им еду.
— Ой, ну их... — пегаска презрительно отвернулась. — Осмотрите тут всё — вдруг кто живой ещё остался, и давайте обратно собирайтесь.
— Понял: осмотреть и собираться.
Легионеры разбрелись по деревне в поисках выживших и, чего уж греха таить, чего-нибудь полезного, уцелевшего во время бойни. Радуга тоже без дела не осталась, она пошла вдоль крайней улицы, медленно обошла колодец, расположенный прямо посередине дороги и, всё время осматриваясь, направилась к уцелевшим домам. Там никого не оказалось, окна и двери были выбиты, а изнутри было вынесено всё под чистую, лишь осколки какой-то глиняной посуды были разбросаны по полу.
Она пошла дальше по улице. Кое-где ещё попадались тела крестьян. Пегаска подумала что перед уходом надо приказать собрать всех и похоронить. Хотя Гуннар наверняка сам знает что это нужно сделать. Между домами на соседней улице пегаска увидела как солдаты достают кого-то живого из подвала. Она отвернулась и посмотрела себе под ноги. Раскисшая во многих местах от крови земля была перетоптана сотнями копыт и разобраться в следах было невозможно, однако пегаске всё же показалось что у многих отпечатков было одно общее направление. Она подняла голову и посмотрела в конец улицы, там за крайними домами виднелся лес. Вот оттуда они и пришли. И хоть это ни о чём не говорило: ушли повстанцы другой дорогой, да и вообще могли обойти деревню прежде, чем заходить, Дэш решила пройти до леса. Она дошла уже до конца деревни, когда ей показалось что она слышит очень необычный, ритмичный звук. Похоже он доносился из крайнего дома, стоявшего на отшибе у самой кромки леса. Пегаска осторожно направилась туда, по дороге она оглянулась вокруг — никого не было видно. Она всё же приблизилась к дому, дверь в нем также отсутствовала, крыша наполовину обвалилась внутрь. Вообще дом был значительно повреждён, хоть и не сгорел дотла, странный звук явно доносился оттуда, Радуга даже приблизительно не могла определить что же это было. Пегаска обнажила меч и крадучись вошла в дом. То, что она там нашла, заставило кровь застыть у неё в жилах, воздух с хрипом вырвался из лёгких в судорожном выдохе, меч глухо зазвенел о земляной пол. К ТАКОМУ она точно готова не была. Маленький жеребёнок, похоже девочка, лежал в куче недогоревших бревен, бывших ещё совсем недавно крышей этого дома. Обе ножки малышки с левой стороны были отсечены ударом чего-то острого и длинного, вся правая сторона сильно обгорела. Похоже её хотели разрубить вдоль каким-нибудь большим топором, но скорее всего промахнулись и не стали больше возиться, просто бросили её в кучу горящих досок. Крошке наверное не было и нескольких лун отроду, но каким-то чудесным образом она была ещё жива. Огромные глазёнки не выражали ничего, в них только плескалась невероятная боль, она явно не понимала что происходит и почему ей так больно и страшно. Кричать она уже больше не могла — просто хрипела не переставая, лишь изредка делая перерывы чтобы вдохнуть воздуха.
Дрожащими ногами Радуга отодвинула в сторону одну из досок, осторожно взяла бедняжку и уселась вместе с ней прямо на пол. Опыта обращения с детьми у неё не было практически никакого, к тому же ситуация явно была из ряда вон выходящей и пегаска, руководствуясь лишь какими-то смутными инстинктами принялась укачивать малышку. Колыбельных Радуга не знала, но ей вспомнилась баллада, которую когда-то давно пела Флаттершай и пегаска тихо запела её, продолжая ритмично раскачиваться вместе с жеребёнком. Её хриплый, командирский голос не слишком хорошо подходил для подобных песен, она изо всех сил старалась петь как можно нежнее, к тому же её душили слёзы, то и дело дыхание прерывалось. Но она заставляла себя петь дальше и это в итоге помогло. Вскоре в полуразрушенном доме раздавалась только тихое, тоскливое, прерывистое пение пегаски. Кроха выдохлась и уснула, а может быть болевой шок взял таки верх и малышка просто отключилась. Радуга всё ещё пыталась мугыкать что-то бессвязно-мелодичное, когда до неё стала доходить ужасная правда: эта крошка не выживет. В условиях жуткого холода и антисанитарии, при отсутствии незамедлительной нормальной медицинской помощи у неё просто не было никаких шансов. Удивительно было что она вообще ещё дышит и если она даже и проснётся через несколько колоколов, то лишь затем, чтобы всё равно умереть в мучениях. Тогда Дэш крылом достала свой нож и аккуратно и быстро вонзила его между крошечных рёбер малышки прямо в сердце. Больше она не почувствует боли. Машинально продолжая качать уже мёртвое тельце, Радуга внимательно посмотрела на окровавленный нож и почувствовала, как в глубине души в этот момент умерла маленькая частичка её самой. Нож выпал из ослабевшего крыла, а пегаска плотно прижала крошку к себе и, задрав голову в небо закричала и её крик был полон ненависти, ярости и отчаяния.
Не жалея мечей, она выкопала в мёрзлой земле за домом небольшую могилку, завернула маленькое тельце в найденный здесь же кусок ткани, опустила его в яму и засыпала камнями. Ещё какое-то время Радуга сидела над могилкой, с её глаз градом катились на землю крупные слёзы. Она думала о том, что ни одна цель этого не стоит, ни один политический план или амбиция не стоят жизней маленьких, ни в чём не повинных детей. А тех, кто позволяет себе творить подобное, просто необходимо стереть с лица земли, уничтожить, чтобы и следа их в этом мире не осталось.
Последняя слезинка упала в грязь и пегаска твёрдо встала на ноги. Её глаза цвета фуксии были теперь сухими, но взгляд был таким, что если бы им можно было сжигать предметы, то через всё королевство до орочьих гор протянулась бы сплошная полоса выжженной земли. Забрав всё своё оружие, та пони, которая ещё совсем недавно была Радугой Дэш, стремительным шагом направилась к легионерам.
Солдат, которого поставили охранять пленников, откровенно скучал. Сбегать никто никуда не собирался, неудачливые грабители покорно стояли на коленях, ожидая когда кто-то из главных соизволит обратить на них внимание. В стороне сержант о чём-то разговаривал ещё с двумя легионерами. Зевнув в очередной раз, охранник увидел, что сюда направляется леди Дэш и решил, что неплохо бы сделать вид, что он исправно несёт службу. Он отлепился от забора, на который до этого облокачивался и изобразил некоторое подобие стойки "смирно". Когда пегаска подошла ближе, солдату почему-то резко захотелось оказаться где-нибудь в другом месте и не стоять у неё на пути. Мелькнула было слабая надежда что командирша пройдёт мимо него, что у неё есть другие дела, поважнее, мелькнула и тут же угасла, она шла именно сюда. Радуга злобно глянула на пленных, повернулась к солдату и коротко приказала:
— Убить!
— Ч- что? — парень растерялся, он явно не ожидал такого приказа.
— Со слухом туго?! Я отдала приказ, боец!
— Но они же... Они...
Пегаска наотмашь ударила солдата передним копытом в челюсть, тот рухнул на землю и подумал, что ему лучше сейчас не вставать.
— Предатель! — крикнула Радуга. — Вы все здесь предатели! Если никто не может или не хочет разобраться с этой проблемой, то я сделаю это сама!
Обнажив клинок, Дэш шагнула к пленным.
— Пожалуйста, не убивайте! — заскулил первый. — Мы просто хотели добыть еды, пожалуйста, леди, пощадите!
Но Дэш не вняла мольбам о пощаде, свистнул меч и голова пленника покатилась по грязному снегу. Все они стали кричать от страха, просить пощады, одни бросились ей в ноги, выкладывая имена и должности всей верхушки повстанцев, заверяя в том, что те убивали и истязали жителей деревни, а они сами в этом не виноваты, другие пытались уползти, объятые ужасом, они царапали землю связанными ногами, но всё было бесполезно, презрительно скривившись, Радуга очень быстро убила всех одного за другим.
Солдат, всё ещё лежавший под забором, подумал что теперь настал его черёд ведь обезумевшая генеральша посчитала его предателем, однако боги в этот день оказались к нему благосклонны. Она прошла мимо парня, не удостоив того даже взглядом, вышла в пролом в заборе и растворилась в вечерних сумерках.
Опомнился он только когда услышал над собой голос командующей:
— Ты меня слышишь, боец? Что здесь произошло?
Оказывается умудрённый годами сержант, едва сообразив что за дела здесь творятся, поспешил тихо удалиться и позвать леди командующую. Но она, как на зло, находилась с другой стороны деревни и когда она явилась, всё уже было окончено. Солдат тут же вскочил на ноги и затараторил:
— Это леди Дэш, с ней что-то случилось, она пошла на разведку, вон туда, — парень указал копытом направление, — а когда вернулась, то её будто подменили, она приказала всех пленных убить, меня назвала предателем и сказала, что сама во всём разберётся и ушла.
Твайлайт скосила глаза на разбитую губу солдата, на его уже порядочно опухшую щёку и спросила:
— Это она тебя так?
— Да, — боец совсем смутился и опустил взгляд в землю, — когда я не выполнил её приказ. Я думал она и меня тоже убить хотела.
— Не хотела. — холодно ответила аликорнесса. — Если бы хотела, то ударила бы сильнее, поверь, это она тебя ещё просто приласкала. А ты ни в чём не виноват, всё сделал правильно. Только не трепись об этом, хорошо?
— Так точно.
— Можешь идти.
— Есть.
Солдат поспешил убраться отсюда подальше, то и дело оглядываясь на тела казнённых без суда и следствия пони.
— Не думал я что ей суждено будет это пережить. — печально сказал стоявший рядом Гуннар. — Я думал что она из самой крепкой породы пони.
— Я тоже так думала. — ответила Твайлайт. — Но, как показывает жизнь: даже самая крепкая сталь рано или поздно ломается.
— Или закаляется. С вами же такого не было.
— Не было?... — аликорнесса медленно перевела задумчивый взгляд на капитана. — А как давно ты меня знаешь?
— Простите, леди командующая. — северянин неловко опустил голову, но всё же продолжил. — Просто помимо всего прочего, Радуга ещё и мой друг и меня очень волнует что теперь с ней будет.
— Меня тоже. И я собираюсь её вернуть. Вернуть нам нашу Радугу и я сделаю всё, что для этого потребуется.
— Вы же не собираетесь идти за ней в лес одна? — не на шутку испугался Гуннар.
— Капитан, подумай сам: что сделает в таком состоянии Дэш, если увидит отряд легионеров, идущий по её следу?
— Предположить сложно, но скорее всего ничего хорошего. Вы правы.
— Вот именно. Поэтому пока меня не будет — ты за главного. Если через два дня мы не вернёмся, возвращайтесь на фронт без нас. Сообщишь Тайлону на восток, он примет решение, а пока он не пришлёт ответ, передашь командование Драго. Всё понятно?
— Так точно.
Твайлайт попробовала пойти в ту сторону, куда указал сперва солдат, чтобы разузнать что же такого нашла здесь пегаска, что повергло её в такое состояние. Ничего полезного она не обнаружила и вернулась к поломанному забору, к месту откуда Радуга отправилась вершить "правосудие". Аликорнесса пошла по следу, оставленному подругой, надо признать, что пегаска прекрасно умела передвигаться скрытно и следов почти не оставила, во всяком случае какой-нибудь рядовой следопыт точно ничего не обнаружил бы. Однако Твайлайт рядовой давно уже не была и смогла рассмотреть неглубокий отпечаток копыта на кочке, покрытой сухой, подгнившей травой в одном месте, небольшую царапинку от стального накопытника на камне в другом, и так далее. Отойдя от деревни на расстояние полёта стрелы, аликорнесса всё же потеряла след — скорее всего Радуга просто взмыла в небо и улетела. Останавливаться на этом Твайлайт не собиралась, она чувствовала и свою вину за то, что произошло с пегаской. Она решила взлететь и осмотреться. Твайлайт сделана несколько кругов над деревней и её внимание привлекла небольшая поляна в стороне. Когда она приземлилась там, то обнаружила довольно много следов большого количества пони. Похоже мятежники сходились сюда с разных сторон перед тем, как войти в деревню. Разобрать что либо конкретное в этом хаосе было сложно, но нужно было выделить хоть какой-то след, причём желательно тот же, что взяла Радуга, которая скорее всего тоже была здесь. После длительного изучения поляны Твайлайт выделила для себя отпечатки больших шипастых подков. Причём те следы, что вели в сторону леса, кое где перекрывали остальные, а это значило, что после нападения обладатель этих подков, явно не маленького роста и веса судя по глубине некоторых отпечатков, вернулся в лес этой дорогой. Твайлайт пошла по этому следу. В самом лесу также было много отметин на деревьях и подлеске, пони, гулявшие здесь о скрытности не заботились, однако довольно быстро аликорнесса пришла к выводу, что это всё не совпадало со следами интересующего её, и скорее всего и Радугу, пони. Тот был более осторожным и кроме нечастых теперь на промёрзшей земле отпечатков, других следов не оставил, ни одна сухая веточка в том направлении не была сломана, ни один глилой кустик не смят. Примерно через несколько колоколов даже этих следов почти не осталось, недавняя небольшая оттепель превратила землю в застывшую твёрдую массу с большим содержанием льда, а сильный ветер с помощью остатков свежего снега замаскировал и то, что имелось. Твайлайт отвела уставший взгляд от земли и огляделась. Она находилась в густой чаще леса, без малейших признаков какого-либо присутствия цивилизации вокруг. Однако настораживало не это. Если аликорнесса была права, то Радуга взяла именно этот след и рано или поздно, но скорее всего она тоже его потеряла и ей пришлось выбирать направление. Важно было ещё учесть на сколько времени пегаска опережала королеву, но она вполне могла сейчас быть где-то неподалёку. Содрогнувшись, будто от порыва холодного ветра, Твайлайт поспешно применила заклинание обострённого зрения и вновь осмотрелась вокруг. Как Радуга отреагирует на её появление? Осталась ли пегаска верна своей подруге, или в её воспалённом воображении аликорнесса тоже стала предательницей? Верить в это очень не хотелось, но сбрасывать со счетов этот вариант было нельзя, нужно было быть готовой остановить её во чтобы то ни стало. Никакого наличия пони в обозримом пространстве королева не обнаружила. Были другие живые существа, но к её задаче они не относились. Также она обнаружила под тонким слоем снега небольшой отпечаток края той же шипастой подковы. Она отметила про себя это место и вернулась немного назад к предыдущему замеченному ею следу, остановилась над ним и повернула голову туда, где она была только что. Что ж, теперь она точно знала в каком направлении отправилась пегаска. Радуга была идеальной боевой машиной и безупречным следопытом, но при всём при этом она не обладала никакой магией, кроме магии пегасов, да и то работала она здесь или нет было неизвестно, так что заклинание обострённого зрения было ей недоступно. Если сделать несколько простых логических заключений, можно было вполне обойтись и без магии, вряд-ли неизвестный стал бы менять направление, уйдя уже так далеко от места преступления. Если взлететь, то можно было легко пропустить возможный схрон преступника, хотя, зная Радугу, можно было предположить что она скорее всего попытается догнать преступника с помощью крыльев, понадеявшись на свою способность замечать мелкие детали на земле во время полёта. Рисковать не хотелось, Радуга могла затаиться в лесу так хорошо, что её не сможет заметить ни один хищник, даже если пройдёт совсем рядом с ней, а если она заранее заметит аликорнессу в воздухе, то для неё уж точно не составит труда хорошо спрятаться от её глаз, или даже напасть на неё из засады, а поддерживать заклинание магического зрения долгое время Твайлайт не могла. Но королева всё же решила поторопиться, насколько она знала в таких случаях время было очень важным фактором, как правило тем пони, у которых случился подобный нервный срыв, воображение рисовало довольно яркие картинки всеобщего заговора, предательства и прочей дряни, одни выводы следовали за другими, и чем дольше это происходило, тем сильнее этот пони убеждался в том, что убить надо всех вокруг, и тем меньше становилось шансов его урезонить.
Твайлайт расправила свои мощные крылья, взмахнула ими, поднимая по сторонам маленькие вихри колючих сухих снежинок и через несколько мгновений она уже летела низко над самыми деревьями, старательно придерживаясь выбранного направления и изредка сканируя лес впереди себя и под собой волшебным зрением, не задерживая заклинание надолго, чтобы сохранить как можно больше своей магической силы. Начинало светать, когда она наконец заметила кое-что, достойное внимания.
Твайлайт приземлилась на небольшой прогалине среди лесной чащи, аккуратно сложила крылья и осмотрелась. Прогалина была усеяна телами десятка пони. Все были при оружии, ну или по крайней мере имели его в момент смерти, топоры и мечи валялись возле трупов своих владельцев. Очевидно они сделали неверный выбор при встрече с Радугой, попытавшись напасть на неё. Это было похоже на дозорный лагерь повстанцев, в центре был еле-еле тлеющий ещё костёр. Твайлайт обратила внимание на качество оружия и остального снаряжения, имеющегося здесь — у них явно был хороший спонсор. Один из трупов заинтересовал аликорнессу больше других. Это был большой, мощный жеребец, он полулежал полусидел, привалившись к дереву, огромный нож, пробив его глазницу, пригвоздил его голову к этому дереву, а а передняя и задняя правые ноги выглядели довольно неестественно. Твайлайт подошла ближе и сразу поняла почему — они были поломаны в нескольких местах каждая, очевидно пегаска проводила здесь допрос с пристрастием. Его подковы имели знакомые шипы, а это значило что единственный имеющийся след заканчивался здесь и нужно было искать другой. Кровь на его голове застыла в лёд, но это было не удивительно, королева сняла накопытник и, отогнув ворот его куртки, проникла ногой глубоко под одежду трупа. Холодный, но ещё не остывший полностью. Колокол, не больше, значит Радуга была совсем недалеко.
Здесь можно было пополнить припасы еды, пегаска скорее всего сделала тоже самое и Твайлайт направилась к накрытым тканью мешкам, сваленным кучей в стороне от костра. Жили повстанцы неплохо: в мешках у них было и зерно и овёс и сухофрукты. А ещё сыр. Целый мешок упакованного в орочий пергамент сыра, на каждом куске стояло клеймо орочьей сыроварни. Аликорнесса застыла на месте, ошеломлённо глядя на находку. Неужели Хагрог настолько рассчитывает на поддержку сепаратистов, что снабжает их не только золотом, но и провизией? Вряд-ли, свои же его на мечи поднимут за такое, еда у орков была ценным ресурсом и никак не меньше и делиться ею с ублюдками и предателями — это недостойно воина. Также это не могло быть украдено из какой-нибудь из деревень — все телеги с отнятой у орков провизией Твайлайт приказала везти только в столицу, там был военный госпиталь, там же было и очень много беженцев со всей местности и даже из окрестных провинций, к сожалению тем, кто решил остаться жить в деревнях приходилось самим заботиться о пропитании. Так что значить это могло только одно из двух: либо она назначала недостаточно охраны для продовольственных телег, но сообщений о нападениях не поступало, что и понятно вряд-ли повстанцы захотели бы меч на меч столкнуться с хорошо обученным отрядом легионеров, либо... Повстанцы имели помощь из столицы. И стоит признаться в распоряжении Твайлайт даже имелись имена — агенты тайной службы уже присылали ей несколько донесений, от которых у неё просто перехватывало дыхание, верить в это уж совсем никак не хотелось и она с детской наивностью отправляла им приказы ничего не предпринимать, продолжать наблюдение и искать больше подтверждений и доказательств, однако время шло, пони гибли и одно из таких доказательств сейчас находилось прямо перед её глазами. Как же хорошо, что она не сказала об этих донесениях Радуге, это могло привести к абсолютно ужасным последствиям, после которых пегаска уж точно не смогла бы оправиться, оставалось надеяться, что если она и видела этот сыр, то он не вызвал у неё никаких подозрений, так как она всё ещё не очень хорошо знала орков. В любом случае пора было начинать действовать и действовать быстрее, но в начале нужно было найти подругу.
Твайлайт резко взмыла в воздух и с мощными взмахами крыльев стремительно набрала огромную высоту, там она зависла на некоторое время и применила волшебный взгляд, вложив в заклинание максимально много силы. Справа вдалеке она разглядела маленькую точку костра, скрытую от обычного зрения густо растущими деревьями. Слева такая же точка, но уже ближе, даже было видно тепловые тени пони, находящихся там, слава богам ещё живых. Эти три дозорных лагеря визуально складывались не в линию, а скорее в растянутый треугольник, к тому же утеплённых спальных мест оборудовано в первом не было, значит то, что они охраняли было недалеко. Твайлайт резко рванулась вперёд и вниз в направлении середины основания "треугольника", продолжая поддерживать заклинание. Уже довольно быстро она обнаружила вход в пещеру в большом скалистом холме.
В лучших традициях лучших из вандерболтов, Твайлайт пронеслась между деревьями вдоль самой земли, ещё в полёте сложила крылья и, едва коснувшись ногами земли, побежала вперёд. Если бы её сейчас увидел кто-нибудь из судей эквестрийских игр, то дал бы ей за это безупречное приземление самый высший из возможных баллов. Однако её саму это сейчас совсем не заботило, на бегу ей пришлось обратить внимание себе под ноги, чтобы не споткнуться об один из валявшихся повсюду трупов пони. Большинство из них по виду были похожи на крестьян, однако все, как и в дозорном лагере в момент смерти были при оружии. Она вбежала в пещеру, начинающуюся небольшим гротом, здесь также живых уже не было, свежая кровь растекалась по каменному полу пещеры. В пещере побольше, следующей за извилистым коридором аликорнесса увидела следующую картину: Радуга занесла меч над молодой единорожкой, в ноге у той торчал небольшой нож для метания, очевидно раздобытый пегаской у кого-то из несостоявшихся защитников пещеры. За пони тянулся кровавый след, а сама кобыла в ужасе прижалась к грубой деревянной перегородке, за которой, судя по звукам, находились ещё живые пони.
— Пришла меня остановить? — не оборачиваясь холодно спросила Дэш.
Твайлайт ожидала от неё хоть каких-нибудь эмоций — ненависти, отчаяния, да чего угодно, но голос пегаски был настолько спокойным и холодным, что у аликорнессы по спине побежали мурашки.
— Нет, пришла тебе помочь. — ответила Твайлайт первое, что пришло в голову.
Радуга опустила меч и обернулась с насмешливой ухмылкой.
— Да ладно?
Хоть какая-то эмоция. Её мордочка выглядела крайне уставшей, а белки глаз по краям покраснели. Твайлайт вспомнила, что пегаска перед этим не спала пару суток, наверное это тоже сыграло свою роль.
— Да. Мы можем разобраться с этим вместе. Только не так.
— А как?
— Дэш, послушай...
— Нет, пока я буду тебя слушать, там будут гибнуть пони!
— Но уж точно не от её копыт. — королева кивнула на раненную кобылу.
Дэш вновь повернулась к несчастной пони и посмотрела на неё так, будто впервые её только увидела.
— Да, — согласилась пегаска, — эта точно не смогла бы, даже если бы и захотела. Однако она была с теми, кто мог убивать, и убивал! Ты же сама видела те деревни! Ты же видела что они творят! И я не позволю никому творить такое в королевстве, безопасность которого вверена мне! — Радуга вновь подняла меч и направила его острие в сторону аликорнессы. — И я убью любого, кто встанет у меня на пути.
Твайлайт израсходовала свою магическую силу на поддержание заклинания обострённого зрения и теперь для того, чтобы обездвижить подругу её не хватало. Оставался только один вариант — драться и надеяться, что при этом Радугу получится не зарубить, а просто оглушить. Или... Королева пошла на ужасный риск — она шагнула ближе, кончик клинка пегаски царапнул по её бронированному платью и упёрся ей в грудь.
— Даже меня?
Дэш посмотрела на подругу непонимающим взглядом, на несколько ударов сердца воцарилась тишина. Затем клинок задрожал и опустился.
— Нет. — выдохнула Радуга. — Конечно же нет.
Она медленно подошла к деревянной перегородке и толкнула дверь. За ней что-то хрустнуло и она распахнулась, открыв их взору скрывающихся там пони. В основном это были кобылы и несколько жеребцов подросткового возраста. Все они прижались друг к дружке в дальнем углу пещеры и дрожа от ужаса смотрели на пегаску как на самый жуткий кошмар в их жизни. Один парень нерешительно потянулся за мечом, но замер, увидев что за спиной этой воительницы сама королева, широко открыв глаза, отрицательно замотала головой, пытаясь показать ему, чтобы он даже не думал дёргаться. Но Радуга не обратила на это внимания.
— Да какого сена вы все здесь делаете, пони? — спросила она.
Ответить никто не осмелился. Только тот самый паренёк тихо сказал:
— Я здесь со своим отцом, мы пытались добыть еды, нашу забрали легионеры. Мой младший брат умер от голода и папа сказал что готов на всё, чтобы нас накормить, ну а я вызвался ему помочь. Рорик обещал нам еду, он сказал что другой возможности добыть её не будет.
Пегаска привалилась к двери, сползла по ней на пол и, задрав голову, протяжно выдохнула. Она сидела так какое-то время, затем посмотрела на Твайлайт, будто ища поддержки. В этот момент она выглядела враз постаревшей ещё на десяток лет. Королева подошла к подруге, уселась рядом с ней на пол и крепко обняла.
— Всё хорошо. — тихо сказала она. — Ты не одна. Мы пройдём через это вместе и сделаем всё правильно. Согласна?
Радуга кивнула в ответ, высвободилась из её объятий, встала и подошла к раненной кобылке. Та запищала от страха и попыталась сильнее вжаться в деревянную перегородку.
— Спокойно. — очень уставшим голосом сказала ей Дэш. — Я больше не причиню тебе вреда. Давай ногу посмотрю.
Не дожидаясь ответа, пегаска извлекла на свет свою походную аптечку и занялась раной на ноге кобылки, которая всё никак не могла прийти в себя. Тем временем Твайлайт рассказывала остальным о том как в действительности обстоят дела с восстанием, голодом, кто такие те "легионеры", что забирают в деревнях еду и для чего они это делают и что на самом деле происходит в ограбленных деревнях. Закончив с перевязкой, Дэш сказала единорожке:
— Скоро заживёт, кость вроде не задета, сухожилия тоже. Скоро опять будешь бегать как раньше. Ты прости. Если сможешь.
Она вошла за перегородку. Там Твайлайт как раз закончила говорить, а ошеломлённые пони растерянно переглядывались. Они теперь совсем не понимали где правда и кому теперь верить. Понятно было только одно.
— Что с нами теперь будет? — спросил смелый паренёк. — Мы же всё равно преступники, верно?
— Да. — заявила пегаска. — Загнать бы вас всех на рудники...
— Дэш, у меня есть другая мысль. — примирительно сказала Твайлайт и вновь повернулась к остальным. — Все пони в деревнях должны узнать то, что я вам сейчас рассказывала и кто такой Рорик и чего стоят его обещания. Мне всё равно как вы этого добьётесь, однако не советую вам оставаться в его банде и прикидываться лояльными. Он рисковать не станет, если узнает что вы со мной разговаривали, то постарается избавиться от вас как можно скорее. Также тем, у кого есть маленькие жеребята, советую зарыться вместе с ними поглубже и не высовываться. Совсем. Остальным придётся сделать то, что я говорю, если вы хотите искупить свою вину.
— Возможно в столице будет более безопасно, чтобы спрятать детей. — сказала Дэш.
— Не будет. — быстро ответила Твайлайт. — Там сейчас тоже не всё спокойно, к тому же туда надо ещё добраться. И здесь вам лучше не оставаться — скоро сюда придут настоящие легионеры, мне солдат тоже надо чем-то кормить, так что можете взять всё, что сможете унести и уходите. Они получат приказ всех, кого они здесь найдут, считать повстанцами. А вы можете думать, что получили моё помилование. Пока что. Если не забудете о своей задаче.
Твайлайт повернулась и отправилась прочь.
— А к тем, кто забудет, я могу прийти в гости ещё раз. — добавила пегаска и пошла следом за подругой.
На выходе из пещеры она спросила:
— Как думаешь, они хоть попробуют?
— Не знаю. — пожала плечами аликорнесса. — Может и попробуют, по крайней мере сейчас тебя они боятся больше, чем Рорика.
— Да уж.
Снаружи Дэш остановилась и с ужасом в глазах осмотрелась вокруг. Где-то здесь был наверное и отец того паренька. Она почти физически чувствовала на себе задумчивый взгляд Твайлайт, но не решалась посмотреть ей в глаза.
— Я не знаю что на меня нашло. Помню всё, как в тумане, как будто это была не я. Но это точно была я. — она вздрогнула когда увидела жеребца с головой, разрубленной ударом меча надвое, вместе с шеей, до самой груди. — И откуда во мне столько злобы? Не знаю что на меня нашло.
— Зато я знаю. Это пройдёт.
— Правда? — с надеждой спросила пегаска.
— Правда. — не задумываясь солгала Твайлайт, положив копыто ей на плечо. — Тебе просто нужно отдохнуть и всё будет хорошо.
— А я почему-то не уверена. — Дэш посмотрела на свои копыта. — Теперь я их точно никогда в жизни не отмою.
— Слушай, но ведь тебя можно понять, меня саму иногда такая злость берёт, что аж жутко становится.
— Понять может и можно. А вот простить такое вряд-ли. Я монстр, Твай, и мне нет прощения.
— Ну, я всё-таки попытаюсь.

Топор с вязким хрустом вонзился в полено. Отсыревшие дрова тяжело поддавались рубке, но молодой единорог задаваться не собирался. Освободив топор, он осторожно выставил полено на колоде для рубки, размахнулся и изо всех сил опустил топор на мишень. Лезвие отсекло отсекло краешек полена и глубоко вонзилось в колоду.
— Зараза. — парень вновь принялся извлекать инструмент на свободу.
— И чему тебя только в детстве учили?
Пожилой жеребец задумчиво жевал сухофрукты и оглядывал окрестности, восседая на штабеле дров.
— Этим всегда занимался мой старший брат. — ответил парень, высвободив наконец топор. — А вы сами, не хотите погреться?
— Ты давай не умничай. И не отвлекайся.
— Почему вы хмурый такой в последние дни?
Не дожидаясь ответа, единорог вновь принялся сражаться с поленом в надежде всё таки одолеть его.
— Не нравится мне то, что мы делаем. — неожиданно сказал тот, что постарше. — Боюсь королева нам этого не простит.
— Да королева сама нас на это и вынудила! — вспыльчиво воскликнул единорог.
— Нет. Что-то здесь не так. Вот ты вроде парень не дурак, посуди сам: почему легионеры выбрали только некоторые сёла? И такие, что подальше друг от друга? Это же не удобно, ежели они получили приказ набрать еды в деревнях, то легче ведь сделать это по пути, одно за другим. А ежели такого приказа не было, знаешь, что им светит за это?
— Так! А-ну тихо там!
Огромный, кряжистый единорог вышел из подземного укрытия и увидел что крестьяне переговариваются о чём-то неугодном Рорику. Энфрод, так звали офицера повстанцев, уже за такие разговорчики с наслаждением четвертовал бы обоих, но Рорик не хотел пугать новоприбывших рекрутов и подобные развлечения среди своих подчинённых запрещал. Жаль, развлекаться можно было только во время грабительских набегов. Поэтому Энфрод постоял ещё какое-то время, понаблюдал как идёт работа по заготовке дров и отправился по своим делам.
— Ну и взгляд у него. — тихо сказал молодой. — Жуткий тип. Вы с ним на дело ещё не ходили?
— Нет. — мрачно ответил пожилой. — Кривой Бак ходил, таких страстей порассказал... Слушай, малец, ты как хочешь, а я сегодня же ночью уношу копыта отсюда. Не будет здесь ничего доброго, поверь мне. Если хочешь, бери сестрёнку, мать и давай со мной.
— Ну, не знаю. Может оно, конечно, и правильно.
Однако их планам не суждено было сбыться. Пожилой жеребец обернулся на неожиданный шум из леса и тут же был сбит с ног огромным волчарой. Из разных уголков лагеря повыскакивали пони — в основном крестьяне, не так давно вынужденные взяться за оружие. С большой стаей агрессивных хищников может быть они бы и справились, если бы следом за ними в лагерь не ворвалась железная лавина королевских солдат. И как только они смогли подойти так незаметно? Энфрод появился с большой двухлезвийной секирой для телекинеза и с яростным рёвом бросился было на солдат, но сумел сделать только один шаг. Арбалетный болт прошил ему переднюю ногу, затем ещё один — заднюю, ещё два болта вонзились в бок и единорог тяжело рухнул на землю.
Парень поднял топор, которым до этого рубил дрова, но перед собой увидел небольшую кобылку, облачённую в некогда чёрные, а сейчас изрядно побитые доспехи с большими шипами и гневным взглядом глаз цвета фуксии. Он сразу понял, что перед ним один из тех королевских генералов, которых, как говорят, не под силу одолеть ни одному живому существу, хоть никогда воочию никого из них и не видел. Страх полностью сковал парня и он выронил топор.
— Верное решение. — сказала Радуга и повернув меч плашмя, ударила парня по голове.
Единорог потерял сознание, а пегаска решила осмотреть поле так называемого сражения. Хотя это было больше похоже на избиение беззащитных. Те, кто сопротивлялся яростнее всех, были убиты. Тех, у кого хватило ума сдаться на милость солдат сейчас сгоняли в середину строя и уже заковывали в цепи. Беспокойство вызывали только животные. Для того, чтобы найти лагерь и неожиданно напасть на него они пригодились как нельзя кстати, однако их уже давно полагалось отозвать, иначе они могли загрызть любого, кто попадется им на пути, будь то кобыла или жеребёнок. Её опасения мгновенно подтвердились — мать с крошечным жеребёнком пытались спрятаться среди каких-то мешков, а кобылка, совсем ещё подросток неумело, но храбро бросилась на большого чёрного вожака волчьей стаи в отчаянной попытке защитить то-ли мать, то-ли сестру. Пегаска метнулась наперерез волку, который уже находился в прыжке. Вот сейчас, в следующее мгновение его клыки разорвут молодое, нежное горло и... К невероятному изумлению Радуги зверь всего лишь ударил девицу грудью, та покатилась по земле, сама не до конца понимая, что ещё жива. Дэш остановилась возле своего питомца и ещё раз с удивлением осмотрелась. Звери оказали во много раз умнее, чем она о них думала: тех повстанцев, кто не был по настоящему опасен, они просто сбивали с ног, оглушали, прижимали к земле и ждали пока хозяин подойдёт и скажет отпустить. Кое-кто из молодых да излишне ретивых хищников, конечно мог применить и клыки, но более старшие сородичи очень быстро и грубо объясняли таким что так делать не нужно. Радуга посмотрела на своего волка. Чёрный зверь спокойно стоял, положив лапу на боящуюся пошевелиться кобылку, при этом он слегка повиливая хвостом, смотрел на свою хозяйку в ожидании её реакции на его действия.
— Ох ты ж мой хороший! — пегаска обняла волка за шею и потрепала ему загривок. — Молодец, отличная работа! Заслужил сегодня сладкую косточку.
Легионеры разбрелись по лагерю. Атака была молниеносной и сокрушительной. Различных припасов и провианта здесь было немало, к тому же это удобное и спрятанное от лишних глаз в низкой, заросшей лесом лощине место могло послужить и в военных целях. Дэш ещё раз осмотрелась, убедилась в том, что всё в порядке и направилась к распростёртому на земле громиле.
— Так-так. — протянула она, увидев что тот ещё в сознании. — Вот я и нашла второго ублюдка из вашей мерзкой шайки.
Все болты прошили его тело навылет, судить было сложно, но похоже его раны были не столь смертельны. Правда из них стремительно вытекала кровь, но он даже нашёл в себе силы чтобы пытаться подняться. Он оставил эти попытки, когда пегаска подошла к нему. Вместо этого он противно осклабился.
— Ох, какая сладкая малышка. — протянул он, капая кровью изо рта на землю. — Если бы не твои стрелки, мы могли бы славно с тобой поразвлечься, может быть тебе бы даже понравилось. Ух ты бы у меня запищала от боли... Знаешь что я бы мог с тобой сделать?
— Знаю. — холодно ответила Дэш. — Ничего.
Она сильно наступила на рану на его ноге, вынуждая того закричать, а затем наклонилась к самому его уху и тихо сказала:
— Зато я теперь могу делать с тобой всё, что захочу. И я не обещаю что тебе понравится. Протей! — выпрямилась и громко позвала она, тот появился перед ней как по волшебству. — Этого заковать и покрепче. И позовите медика — не хочу чтобы он сконал... Раньше, чем я ему это позволю.
— Да, моя леди. — как обычно низко поклонился капитан.
Дэш обнаружила Твайлайт на самом краю лагеря. Командующая захотела лично проследить за ходом операции, это была первая подобная операция под командованием Радуги, да ещё и с использованием грозных хищников и теперь аликорнесса казалась довольной тем, как всё прошло. А беседовала в этот момент командующая ни с кем иным, как с Фениксом — одним из лучших следопытов королевского легиона. Из его отряда с ним была только Фьюри.
— Привет, Колючка. — обрадовался Феникс. — Или тебя уже можно называть "твоё высочество"
— Нет, рано ещё "высочеством" обзываться. А вы с ребятами чего здесь? Хотели нам в драке помочь, да не успели?
— Да, вы тут и без нас прекрасно справляетесь.
Фьюри тоже в стороне не осталась. Она внимательно глядела на шрамы на мордочке пегаски, но поскольку сама была исполосвана подобными отметинами, то прекрасно знала как с этим живётся и тактично решила ничего про них не говорить. Вместо этого она сказала:
— Привет, подруга. Милые колючки, на доспехах у Колючки. Мне нравится, где такие выдают?
— Тебе, подруга, я туда не советую. Так что у вас за новости?
Следопыт с опаской оглянулся на волков, вольготно разгуливающих по лагерю и произнёс:
— Орки на прорыв собираются. Все силы в один кулак стягивают.
Он извлёк на свет походную карту, несколько пергаментов со своими записями и положил это всё прямо на землю перед Твайлайт.
— Давно уже пора. — сказала аликорнесса. — Конечно, мы же в последнеие дни их можно сказать почти в покое оставили. Чего и следовало ожидать.
— Да, леди командующая. — согласился Феникс и стал водить копытом по карте. — Они беспрепятственно смогли перебросить много воинов из расположений восточнее отсюда. Также вот здесь и здесь и на западных направлениях их больше нет. Все собираются здесь, у Пологих Холмов.
— Дэш, твои мысли? — спросила Твайлайт, задумчиво глядя на карту.
— Феникс, они все уже пришли к Холмам? — вместо ответа уточнила Радуга.
— Нет, ещё не все. На территории от Залива до самой Западной Заставы их практически не осталось, однако многие отряды ещё на марш-бросках. На восточном направлении, насколько мне известно они покидают Сайленткейв, оставляют там только небольшой гарнизон для охраны, однако с той стороны идти дальше.
— Да, а ещё я вчера получила хорошие вести. — вновь заговорила Твайлайт. — Тайлон и Дерик вместе с киринами со дня на день должны выйти чуть ли не к орочьим горам, так что все их силы похоже действительно сосредотачиваются здесь.
— Так. — пегаска вновь повернулась к карте и теперь настала её очередь тыкать в неё копытом. — Значит мы должны отрезать их здесь, здесь и вот здесь. Также хорошо будет атаковать их когда они на марше. Ещё скажи Валери и Тенегриву пусть не сидят на занятых позициях, а начинают наступать.
— Да, — согласилась командующая, — и ещё скажу чтобы сосредоточились на их снабжении. Без достаточного обеспечения такое количество воинов долго воевать не сможет. Предстоит ещё много тяжёлых сражений и...
Внезапно пегаска очень сильно закашлялась, затем сплюнула в сторону тугой тёмный сгусток и вновь смогла нормально дышать.
— Прости. — сказала она. — Продолжай.
— Дэш, не нравится мне твой кашель.
— Да я как-то тоже не в восторге.
— Который день тебе говорю — обратись к медику, целая бригада из Ландсоула недавно прибыла.
— Хорошо. Если станет хуже, а так у них и без меня забот хватает.
— Ну-ну.
— Твай.
— Что?
— Слушай, а Рик там часом ничего не присылал?
— Да это не от них письмо, донесение просто. Хотя есть для тебя новость. Дэрик командование легионом будет принимать уже в ближайшее время. К сожалению церемония будет не в столице и вообще в походных условиях.
— Ух ты правда? — удивилась пегаска и тихо добавила, глядя в сторону. — Отлично.
— А чего грустно так? Ты за него не рада?
— Рада, конечно рада! Просто... Ну, меня рядом не будет в такой день.
— Понимаю, это вообще не то, чего нам бы всем хотелось, но время военное, сама знаешь...
— Знаю. Ладно, давай на делах сосредоточимся.
— Давай. Нам их предстоит решить немало.

Продолжение следует...