Последняя тарелка

Это дневник земного пони по имени Карамель, который пережил одну из самых страшных зим в истории Эквестрии.

Дерпи Хувз Карамель

Восход кровавой луны

И поднимется луна, и будет она багровее крови, и проснутся духи зла...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Побег королевы

Королевская семья разоблачена, принцессы в бегах, а сама королева за решёткой. Однако Хейвен не правила бы столько лет, если бы давала слабину перед лицом трудностей. Даже в таком отчаянном положении она готова пойти на всё, чтобы вернуть трон, спасти любимых дочерей и остановить подлую шайку единорога и земнопони. Правда, для начала надо выбраться из камеры...

Другие пони

Сны ОлдБоя

Олдбой, живет простой повседневной жизнью. Он хороший семьянин, прекрасный друг и талантливый блогер. Но мало кто знает, что все это ему, давно наскучило. И что, он давно погрузился в мир прекрасных снов и фантазии. Где его сознание, позволят творить все что угодно, и быть кем угодно. Разумеется, свой отпечаток не мог оставить такой сериал как My Little Pony. Что-же из этого выйдет.

Доктор Хувз Октавия Фэнси Пэнтс Человеки

Любовь - это магия

Пинки случайно выпивает загадочное зелье в хижине Зекоры, от которого с ней начинают происходить крайне странные вещи...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Зекора

Rehonored

Моё имя - Шан. Не удивляйтесь, что не слышали обо мне ранее. Я очень известен в узких кругах. В былые времена, как, впрочем, и сейчас, власть имущие пони очень хорошо понимали, что магия дружбы, обращение в камень и заточение в Тартаре - пусть и основные, но всё же не единственные пути решения проблем, то и дело возникающих в Эквестрии и по сей день. Порой, имея дело с мелким интриганом, чем учить его дружбе гораздо проще тихо перерезать ему глотку, пока никто не видит. Никто не хватится очередного кантерлотского богатея, возомнившего себя права имеющим и решившего подмешать яду в бокал вина высокопоставленного пони, чтобы впоследствии получить с этого дилетантского убийства свою выгоду. Но вот проблема - цель известна, путь устранения тоже прост, но кому вверить клинок в копыта? Кого благословить на убийство? Именно ради таких целей и существуют такие, как я. В простонародье нас называют ассасинами - убийцами, проливающими кровь за деньги. Но мы же себя предпочитаем звать Ножами. И я себя так называл... когда-то. Я давно сошёл с этого пути, хотел было отмыть свои копыта от крови, но моё прошлое даёт о себе знать. Мы никогда не были публичным государственным образованием. Здесь можно только похвалить двух царственных сестёр - они не стали принимать нас под своё крыло гласно, но услугами нашими не брезговали. Это был взаимовыгодный негласный контракт - государство не трогает и не мешает нам выполнять контракты на стороне (нужно же как-то на жизнь зарабатывать), а мы взамен устраняем любого, на кого они укажут. Правда, в этом всём есть одна маленькая деталька - мы работаем в первую очередь на тех, кто платит, а деньги бывают и у противников короны. С этой маленькой детальки всё и началось, из-за неё я пошёл на то, о чём до сих пор жалею. И именно из-за этого ко мне на разговор заглянул один старый знакомый, и почему-то у меня есть предчувствие, что этот разговор станет началом конца.

Твайлайт Спаркл Другие пони Кризалис Чейнджлинги

Улица Дружбы 34

Автобиографический сентиментальный порнотриллер.

Биг Макинтош Лира Бон-Бон ОС - пони Доктор Хувз Бэрри Пунш

Темный мститель

Этот город болен. Я бы покинул его вместе со своей сестрой, но тогда кто бы мог остановить разгул преступности, кто дал бы простым пони надежду? Больше некому, я давно это осознал. Я не герой и никогда не стану им, но я создам легенду и они познают страх, я заставлю их бояться, я поселю ужас в их алчных сердцах. И когда-нибудь, этот город будет спать спокойно и "мститель" ему больше не понадобиться. Меня зовут Найт Винг и это моя история, моя война.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Ламповые посиделки. История Эквестрии. Лекция №5 – Первое вторжение Дискорда

К сожалению, по техническим причинам аудиозапись этой лекции была утрачена. Всё, что у нас осталось – магическая стенограмма. Поэтому сегодня запись лекции выложена в текстовом виде. Общественное Радио Понивилля просит прощения у всех слушателей за эту досадную накладку. Впредь мы будем внимательнее с бэкапами.

Другие пони Дискорд

Жизнь это Лимон

Лемон Дримс — счастливая пони, живущая идеальной жизнью в Понивилле. Есть лишь одна проблема – она считает себя лимоном. Правда ли она пониобразный цитрус или просто сумасшедшая? Важно ли это вообще? После ссоры с пони из города и встречи со смутно знакомым призраком, Лемон Дримс понимает, что должна найти ответы на эти вопросы, пока не стало слишком поздно.

ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Металл - это вам не кексики печь!

Пилотная глава. Во славу Одина!

Ссылка на главу в гуглдокс:
https://docs.google.com/document/d/1PMrl_4P24KgRojoP6FVsBnq2ZWznju9KO20vkrUB0UU/edit

— Скоро это случиться, братья! Скоро на нас снизойдёт благодать Одина!

Голос послышался из темноты, отражаясь от стен древнего подземелья. Нельзя было увидеть его владельца в этом мраке, но грубые с хрипотцой нотки выдавали ну очень брутального мужчину. На его слова послышалось дружное «ЗА ОДИНА!» ещё трёх или четырёх человек.

— Давайте просто сделаем это! Не получится, как и в прошлый раз – один присутствующих явно не горел желанием совершать тайные действия.

— Принесите жертву!

Двое внесли в круг из факелов деревянную бочку, наполненную какой- то жидкостью.

— Братья! Скоро всё случиться! Осталась последняя часть ритуала!

Факела отбрасывали мрачные пугающие тени на стены подземелья. Они бегали, гонимые светом, нагнетая давящую атмосферу. Грубые каменные стены нависали, уходя вверх и скрываясь в темноте.

— Приступим в жертвоприношению!

Пятеро мужчин стояли вокруг деревянной бочки. На них были надеты чёрные одежды – джинсы и майки, на некоторых виднелись шипованые браслеты, а на ногах громоздились тяжёлые ботинки. Каждый в руках держал по двустороннему гравированному мечу и золотому кубку, а один, самый высокий и широкоплечий – копьё. Именно этот человек и вёл ритуал в эту ночь. Медленно поднимая свой кубок над головой, он произнёс:

— Восхвалим Одина за его могущество и силу!

С этими словами все пятеро поднесли свои кубки к губам и с чувством непринижаемой важности не торопясь испили содержимое до дна, бросив сосуды за спину по окончании.

— Вознесём Тора за его молнии и гром!

Жрецы подняли свои мечи вверх, указывая ими на потолок над бочкой.

— Принесём дань...

— Давай быстрее, у меня рука затекает! –владелец голоса получил заряд из четырёх укоризненных взглядов.

Закатив глаза, главный жрец перешёл к главной части ритуала. Подняв копьё, он начал громоглассно читать молитву:

— О могучий Один, сегодня приносим тебе этот скромный подарок в знак почтения и благодарности за твои дары! Твоя мудрость ведёт нас сквозь мглу и холод!

— К делу переходи, рука отваливается!

— Шшшшш!

— Не шикай на меня!

— Тихо, не мешай! – в перебранку вступил высокий мужчина с светлой бородой и длинной косой – Ты разгневаешь Одина!

Недовольный скорчил язвительную рожу, в то время как главный продолжал убеждать верховного бога в том, как они его чтут и любят. Слова заходили дальше и дальше, многим начало казаться, что по подземелью пошёл лёгкий холодок, после чего появились непонятные завывающие звуки. Они становились сильнее и сильнее, выходя за пределы простой галлюцинации. «Братья» стали переглядываться – кто с непониманием, кто с недоверием, а кто за компанию. Ритуал продолжался, вокруг бочки начал сгущаться туман, а по кругу, по расположению сторон света, загорелись слабым свечением четыре перевёрнутых буквы «Т».

— Братья, знак Тора! Это молот!

— Слушайте. М-м-м, может не надо, а? В п..прошлые ра-ра-разы этого не было! – до этого просто недовольный, человек с короткими чёрными волосами уже еле удерживал меч в трясущихся руках. – Мне не...не нравиться это!

Грянул гром, туман начал медленно обволакивать находящихся в помещении, концентрируясь на конах мечей и на наконечнике копья. Молитва произносилась всё восторженнее и восторженнее, отчего потусторонние явления расходились всё сильнее, а адреналин бил в голову. Огни факелов лихорадочно забились, когда жрец вскинул копьё, ветер достиг небывалой силы, опрокидывая находящиеся здесь инструменты. Азарт читался в глазах присутствующих, и только одна пара металась туда- сюда с копья на бочку. Две секунды показались вечностью, но вот оружие со свистом прошло внутрь жертвы, разрывая её на куски, из- за чего содержимое наконец нашло выход наружу. Ударил ужасный грохот, как будто тысяча коней пронеслась по подземелью, факелы потухли, сорвавшись с креплений, после чего последовала яркая вспышка и волна воздуха, которой жрецов откинуло назад.

А потом всё стихло.

В подземелье воцарился мрак. Спустя несколько коротких мгновений, первым в себя пришёл светлобородый мужчина:

— Что это за чертовщина такая случилась! Такого никогда не было! Я тебе говорил безмозглый, ты разгневал самого Одина! Теперь нам конец!

— Это..это можно объяснить, наверняка это просто...крыша протекла..ил...или...что- то ещё...протекло...

— Я доберусь до тебя и не оставлю ни одной целой косточки на твоём теле!

— Одд, успокой свой пыл! Нам нужно во всём разобраться! – по звуку это был тот главный жрец, который сейчас пытался подняться на ноги.

— Да что тут разбираться! – послышался новый голос, более весёлый, чем предыдущие, даже, можно сказать, слишком, для сложившейся ситуации – Разве не видно, старина Один сказал спасибо и послал привет. Это у него наверняка вместо фейсбука! Я же говорил, что с абсентом всё прокатит! Кто откажется от целой бочки!

— Все целы? – этот голос шёл издали и принадлежал ещё одному члену команды. Со всех сторон послышались одобрительные агаканья и крягтения – как минимум двое тоже стали на ноги.

— Не видно ни черта!

— Конечно, потому что это долбаное подземелье! Здесь должно быть темно и мрачно!

— Это одно и тоже!

— Это, блин, было бы одним и тем же, если бы писалось одинаково. А так – разные слова!

— Тихо!!! – голос предводителя вновь дал понять о себе из тьмы, заставим замолчать всех в залле. – Слышите?

Помимо настороженного дыхания пяти мужчин, только что имевших дело с чем- то потусторонним, оттуда, где только что стояла бочка, слышалось тихое сопение и слабый стук. Дыхание моментально стихло, давая новым звукам свободно отражаться от стен.

— Свет. Включите свет. – на этот раз Одд говорил тихо. Кто- то покрался к выключателю, ощупывая стены. Вместо света послышался жутких треск и грохот.

— Ой, кажется, я упал на барабанную установку! Звиняй, Гэр! – это был тот весельчак.

Кто- то ударил себя по лицу. Все затаили дыхание и через мучительный секунды свет зажёгся.

— Зажёг!

Ответа не последовало, и блинный мужчина с заплетённой в две косички бородой радостно развернулся к товарищам, разведя руками. Не услышав ответ, он в вприпрыжку подбежал к ним, обхватив двоих за шеи – Ну, что там..ууууууууух тыыыыыыыыыы......

Они стояли в молчании. Посередине круга, на месте бочки стояла лошадь, маленькая такая, режущего глаза розового цвета. Существо хлопало глазами и водило взглядом по комнате, казалось, не замечая находящихся в них людей. Оно так же не отреагировало на включённый свет.

— Мудрый Форсети, что это......

Пришелец медленно перевёл глаза на задавшего вопрос, самого крупного мужчину. Оно, не отводя от него немигающий отрешённый взгляд, медленно двинулось в его сторону. Тот не мог сдвинуться с места – его сковал не страх, но некое благоговение перед неизведанным. Существо приблизилось почти вплотную – оно было вполовину ниже него, так что мужчина невольно присел на корточки. Он не понял, почему сделал это, просто явилось осознание того, что нужно было следовать некому новому, неизведанному чувству внутри. Лошадь протянула копыто, коснувшись его лба. Сначала ничего не происходило, после чего здоровяк пошатнулся. Остальные члены команды недвижно наблюдали затем, как взор главаря потух, став таким же безучастным, как у пришельца.

— Это...это Локи...точно вам говорю – прошептал светловолосый- Это – проказник Локи. Он что- то сделал с Торбрандом!

Рука мужчины медленно потянулась к мечу, который ещё недавно служил просто предметом обряда. Взяв его крепко в руки, он резко вскочил и бросился на розовую лошадь, крича:

— Ты не испугаешь меня, Бог Огня! Я вызываю тебя на поединок.

У существа промелькнуло удивление в глазах, когда Торбранд резко вскочил, хватая валяющийся рядом меч одного из братьев, парируя удар.

— Стой, Одд! Это не Локи!

— Одумайся, я видел, как он околдовал тебя! Я должен убить его!

— Нет! Ты не понимаешь!

Двое начали поединок, делая выпады и парируя тяжелеными мечами и пытаясь склонить друг- друга на свою сторону словами.

В это время лошадь подошла к длинному человеку, выглядящему наиболее дружелюбно, сидящего на полу и с упоением глядящего на борьбу. Она села рядом, не отрываясь наблюдая за противниками, которые, казалось, уже забыли о присутствии гостя.

— А это у вас спектакль тут?

— Неее, это видишь, Одд думает, что ты – Локи, и заколдовал Торбранда, а Торбранд говорит, что это ложь и пытается убедить Одда тебя не убивать!

— Ууууууух ты. А они часто дерутся? Это так интересно.

— Ну, мы иногда устраиваем бои во имя Тюра, но это случается не так часто. Ты за кого?

— В смысле?

— Болеешь за кого?

— Кто- то заболел? Глупый, как можно за кого- то переболеть?

— Нене, ты не понял, кто выиграет, как думаешь?

— Ааа...ну вот этот, здоровый. – существо ткнуло копытом в Торбранда, который сейчас во всю молотил обороняющегося Одда.

— Эээх, жаль, я тоже за него.

— Только я кобыла, хихи.

— Чего, кобыла?

— Да, глупенький, не видно что ли. А ты говоришь, как будто я — жеребец.

— А, прости.

— Хихи, да ладно. Хочешь кексик, у меня вроде был.

-Барди...можно тебя на секунду... – в разговор вмешался тот человек, который до этого так не хотел правильно проводить ритуал.

— А, Гэр, я починю твою установку – Барди отмахнулся, продолжая с упоением смотреть на бой.

— Я немного не о том. Ты это...ты разговариваешь. Ну, понимаешь...ты разговариваешь с розовой лошадью...

— Ой, и правда. – длинный резво повернулся к лошади и протянул руку – Я – Барди! Привет!

— А я – Пинки Пай! Только я пони, хихи. – она протянула в ответ копыто, которое со всем энтузиазмом потрясли. – А я где, вообще? И кто вы такие? Я в Понивилле? Если так, то я вас тут никогда не видела. А если я вас не видела, ООООООООООЙ! – ей глаза расширились – ТОЯДОЛЖНАСДЕЛАТЬДЛЯВАССУПЕРМЕГАПРИВЕТСТВЕННУЮВЕЧЕРИНКУОТПИНКИПАЙ!!

— Вечеринкааааа!!! – Барди вскинул руки к верху – Дааааааааа!!!!

— ДААааааа!!!! – пони вскочила и начала прыгать вокруг него, а тот, решая не отставать, начал дрыгать руками во все стороны. В итоге всё подземелье залилось их синхронными криками.

— Вечеринкааа, вечеринкааааааа!!!! Вечерии....

ХРЯСЬ, ДЗИНЬ, ДЫДЫЩЬ!!!!!!

Одд упал на пол, его меч, переломанный пополам лежал в стороне, а над ним гордо возвышался Торбранд, держа оружие у горла противника.

— Бой окончен, Одд! Ты не тронешь это существо, пока мы не выясним, кто это!

— Твоя взяла, Торбальд, твоя взяла.

Победитель опустил меч и помог проигравшему подняться. Вместе они подошли пони, которая теперь стояла рядом с Барди, слегка припружинивая на своих ногах.

— Приветствую тебя, неизведанный гсоть! Скажи нам кто ты?

Торбальд опустился на одно колено, чтобы сравняться ростом с Пинки.

— Я – Пинки Пай. И я – пони. И я люблю новых друзей и выпечку, а ещё вечерники. Вообще, это моя работа, вечеринки. Я обязательно- преобязательно устраиваю вечеринки каждый день у себя Понивилле. Ооой, вы обязательно должны заглянуть в Понивилль! Ведь я вас никогда не видела, а значит, я должна сделать вечернику- знакомство в вашу честь. А раз вас пятеро, то и вечеринка должна быть в ПЯТЬ. РАЗ. БОЛЬШЕ! – последние слова Пинки произнесла на последнем издыхании, но, каким- то образом громко и звонко.

Люди стояли, смотря на неё с непонятными глазами, и только Барди улыбался во весь рот, метаясь взглядом.

— Она клёвая, правда?

— Меня зовут Торбальд, а это мои братья, Одд, Барди, Фроди и Гарри! Вместе мы – последовала пафосная до невозможности пауза — Фемменспилерхольт!

— Уууу...Дай угадаю, дай угадаю! Вы – секретный орден на службе у принцессы Селестии? Нетнетнет, вы – шпионы? Нененененененне...Мммм. Может, вы – цирк! Я люблю цирк! – Глаза Пинки начали вращаться в разные стороны. – Оооой, батюшкиииии....Что- то связанное со смертью и тяжестью...Вы...Вы...Вы.......играете...метал?

Последнее слово было сказано тихо, еле выпорхнув из груди.

Мужчины стояли в недоумении.

— Хмм, только как можно играть метал. Наверное, тут пропущен предлог. Можно играть на металле. Но как можно играть на металле? Это не красиво и не мелодично! Точно- точно.

— Это название музыки – до этого не произнёсший практически ни слова, Фроди вышел вперёд. – Металл. Это такое направление в музыке. Он звучит тяжело, поэтому и метал.

— Ууууух ты. Вас наверное все знают! Хотя, я вас не знаю, а я знаю всех в Понивилле, значит, вы не из Понивиллся. Тфу, глупая, я же это уже говорила! Но тогда где же я?

Пони озадаченными глазами посмотрела на Барди, получив неуверенный взгляд. Она начала переводить взгляд с одного незнакомого лица на другое. Никто ей не отвечал.

— Нууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу...

— Ну ты...в Норвегии.

— Норвегия? Это город такой?

— Откуда же ты такая появилась, Норвегия – это страна! Страна на севере!

— Я же говорила, я из Понивилля. Это в Эквестрии.

— Хммм, и так живут такие же пони как ты?

— Конечно, глупый, как же ещё! Вот только, я, если честно, не знаю, кто вы такие!

— Мы – люди. – Барди дружественно положил руку ей на спину, отчего Одд невольно скривился – Пинки, подруга, я должен тебе кое что сказать. Только не пугайся. Ты...ты больше не в Эквестрии!

Пони немного призадумалась, повернув голову на бок. Вообще, она поворачивала её в бок всё больше и больше, пока не сделала полный оборот, отчего Гарри чуть было не упал в обморок. После этого она открыла глаза так широко, как только могла.

— Так это же......просто.....ПРОСТО ОЧЕНЬ – ОЧЕНЬ ВОСХЕТИТЕЛЬНО – ПРЕВОСХЕТИТЕЛЬНО!!!

Она начала прыгать вокруг пятёрки, хихикая и смеясь, пока те недоуменно смотрели неё. Вдруг она остановилась, снова вопросительно глядя на толпившихся вокруг неё.

— Только...я не знаю, где здесь можно остановиться? Все люди живут в таких подвалах?

Первым среагировал Барди, расплывшись в улыбке. После него совсем угрюмым стал Одд, а уже затем Торбранд грубо оттащил их в сторону, предварительно извинившись перед гостьей.


— Мы же оставим её, правда? – Барди с надеждой смотрел на своих друзей – Правда ведь, правда??

— Ни в коем случае, она может быть опасна! – Одд подливал дёгтя – Ты видел, что она сделала с Торбрандом? Это – чёрное колдовство!

— В этом не было ничего плохого! Я...чувствовал это! Она помогла мне.

— Да? И чем же?

— Я..не знаю. Но я почувствовал такое тепло от её...эээ...копыта? У неё ведь, это, копыта там, внизу?

Группа дружно закивала головами, решив, что у пони, логичным образом, копыта на ногах.

— Это тепло, она разлилось по всему телу. Я...я снова почувствовал себя ребёнком... – бородатый здоровяк пустил слезу.

— В любом случае, мы должны выяснить, откуда она, и что сделала с Торбрандом! – немногословный, но, видимо, говорящий по делу, Фроди почесал бороду – Тем более, куда она пойдёт? Вокруг – только снега!


Пинки осталась наедине с собой, пока группа о чём – то перешёптывалась. Её представилось время рассмотреть это странное место получше. Где же она? Не в Эквестрии? Как это? Разве что –то кроме Эквестрии существует? Вопросы крутились в голове пони, и она понимала, что ответы на них придут ещё не скоро. Она скользила взглядом по, видимо, древним стенам какого- то не менее древнего строения. Всё здесь выглядело мрачно, как будто специально нагнетая подавляющую атмосферу на находящихся в помещении. И как она, собственно, могла очутиться не в Эквестрии. Ну да, у неё есть некоторые секреты, но эти штуки никогда не давали такого эффекта. Может, она перепутала рецепты и выпекла немного не те кексы? Глупенькая, какие ещё не те кексы. Все кексы – те! Тем более, Спайк уже давал ей пробовать той смешной травы из Вечнодикого леса, и она не переносила её ни к каким странным людям.

И, вообще, люди? Вы шутите? Смешное название какое. Люди. Лююдиии.

Она ходила взглядом по помещению, пока не заметила нечто знакомое, таящееся чуть в глубине комнаты. Она подошла поближе, улыбаясь всё больше и больше. Она узнала микшерный пульт, колонки и ещё кучу всякой разной музыкальной штукенции, которой пользовалась Диджей Пон-3 на своих вечерниках. Только рядом стояли какие- то странные инструменты, похожие на арфу, с такими же струнами, только цельные и с привинченной кверху палкой. На двух было по шесть струн, на одной – четыре, но более толстых. Пинки провела копытом по единственному подключённому шестиструнному инструменту – тот ответил ей мелодичным переливом.

— Хммм... – розовая озорница внимательно рассмотрела инструмент, взяв его в копыта.

На неё виднелся ремень, явно для того, чтобы было удобнее играть. Это логично. Пинки напялила «Арфу» на себя единственным возможным образом, довольно улыбнувшись. Пришлось встать на задние копыта, но Пинки показалось, что это – нереально круто. Она снова провела пару раз правым копытом, на этот раз прижимая верхнюю струну левым. Звук менялся, но оставался каким- то тихим, в то время как из наушников неподалёку слышалось какое- то громыхание.

— Аааа, вот оно что! – она подошла поближе и напялила наушники на свои розовые ушки – И как эти люди на этом играют, это же неудобно!

Она снова провела копытом по струнам. Ей глаза медленно расширились.

— Ууууууу, миленько.

Озираясь по сторонам, она решила присесть на столик рядом. Немного не рассчитав габариты инструмента и его вес, она промахнулась, приземлив свой круп прямо на микшер. Её наушники разразились громкой музыкой – Пинки замерла, боясь пошевелиться.

Музыка была быстрой. Очень. Её быстрота равнялась только громкости. И...и крутости. Пони начала медленно качать головой вперёд назад, всё сильнее и сильнее.

Это было невероятно! Столько разных звуков! Но чего- то не хватало. Звука её инструмента там не было. Она медленно перевела взгляд вниз, расплываясь в улыбке.


— А я тебе говорю, она питается как и мы!

— Барди, ты видел где- нибудь пони, питающуюся пивом и виски?

— И текилой!

— Не суть. Чем нам её кормить?

— Нуууу...можно спросить у неё – Барди развернулся, но вместо того, чтобы тыкнуть в сторону пони пальцем отвесил челюсть. Его новая знакомая, будучи, напомним, пони, говорящей, конечно, но всё же, сейчас во всю играла на гитаре Фроди, махая гривой как самый залихватский металлист. Не было до конца, а точнее сказать, вообще не понятно, как она это делала но выглядело это...

— Гран-ди-оз-но... – только и выпалил Бради.

Все стояли и смотрели, а хозяин гитары тихо пошл в сторону калбасящейся пони. Он подошёл сзади, подключая в микшер ещё одну пару наушников. На всякий случай, ведь кто знает, как играют метал эти пони, он медленно приложил наушники к одному уху.

— Мммм, ух ты... – только и послышалось от него после того, как наушники закрыли и второе и ухо.

Не теряя времени особо долго, Фроди встал рядом с Пинки, расставив широко ноги, и тоже начал вертеть головой, чуть- чуть не задевая своими длинными волосами тусоманку. Остальным членам группы не оставалась ничего, кроме вида бородатого человека и розовой пони, трясущих хаерами рядом друг с другом. В общем- то, это было забавно. Это было мило. И это было...

— Крутооооооо...- Барди, казалось, сейчас выпрыгнет из штанов и побежит голымпо снегам Норвегии от адреналина, который начинал бить ему в голову. – Что она играет, что она играет??

— Ну, в любом случае, это нравиться Фроди. А ты знаешь, сколько раз он переписывает свои партии, пока всё не будет на своём месте. – Торбранд задумчиво почесал бороду. – А тут он тусует так, как будто это он сам играет. Я не видел такого...Своими глазами точно нет.

— Мы должны это услышать! Может...может она – наш ответ!

— Розовая лошадь, играющая метал? Ты гений. – Одд только фыркнул, скрестив руки на груди.

Торбранд двинулся вперёд, за ним последовали другие участники команды. В это время Пинки и Фроди перешли от быстрых махакний головой к медленным дрыганьем всем корпусом. Походу, близился конец песни, по крайней мере, если она включила ту недописанную композицию, которая должна была быть закончена завтра вечером. Группа встала вокруг двоих, дожидаясь окончания записи.

Махнув невероятно быстро головой восемь раз подряд и упав на колени, Пинки ударила правим копытам по всем струнам, делая завершающий аккорд. Фроди выпрямился, отбрасывая волосы назад, стараясь отдышаться от интенсивного действия. Пинки открыла глаза и улыбнулась, хихикая. Внимание блуждало между ними.

— Ну...как это было – Барди завороженно смотрел на Фроди. – Ну же...

— Ну...она играла на одной струне...играла быстро. Неплохо конечно. В общем, у меня, кажется, теперь есть гитарная партия.

— Она...она сыграла так, ЧТО ТЕБЕ ПОНРАВИЛОСЬ?

— Ну да, я чуть мозги не вытряхнул... – Фроди пару раз ударил себя по голове, приходя в себя. – Пинки, это было великолепно.

— Хихи, да мне тоже понравилось. У вас такая забавная музыка, хихи, никогда такой не слышала! – пони сняла наушники и поставила гитару на место. – Я рада, что тебе понравилось.

— Хмммм...- Торбранд задумчиво потёр бороду – кажется, у меня начала появляться идея...

— Ты же не думаешь...

— ДАААА, ПИНКИ ДОЛЖНА ИГРАТЬ ВМЕСТЕ С НАМИ!!!! – Барди радостно схватил подругу в охапку, обнимая, на что та засмеялась во весь голос.

— Отлично...розовая лошадка... – Одд недовольно смотрел в сторону – Просто великолепно...

Пинки резко перестала радоваться. Она недвижными глазами уставилась на недовольного металлиста; они пылали огнём, а непонятно откуда взявшееся странное чувство говорило ей навредить ему.

— Кого ты назвал лошадкой?

— А кто ты ещё, а? – Одд непредусмотрительною фыркнул.

— Я тебе не лошадка...я – ПОНИ! – с этими словами она начала махать копытами, стараясь достать до обидчика. Барди, до этого радостно её тискавший, теперь еле удерживал разбуянившуюся пони.

— Ну- ну, Пинки, тише – тише, он не хотел сказать ничего плохого!

Розовогривая медленно успокоилась, тяжело дыша, после чего снова начала улыбаться, как ни в чём ни бывало.

— Ой. Я кажется тебя перебила.

— А, ну эта...ты не хочешь сыграть с нами всеми? – Торбранд пожал плечами.

— Уиии, да почему нет! – Пинки радостно встряхнула копытами, чуть не задев по голове всё ещё державшего её Барди. – Кстати, я неплохо пою!

— Ей, женский вокал, это же потрясено! – весельчак опустил пони на землю.

— Ну...мы можем попробовать.

— Да, за инструменты!

— Пинки, сможешь придумать рыбу?

— Рыбу? Придумать название рыбы? У вас не хватает рыб?

— Нет- нет, это значит, что тебе нужно будет заполнить вокальную партию в песне.

— Глупый, мне не нужна никакая рыба! Я придумаю песенку на хожу! Я всегда делаю так у себя дома!

Розовая пони вприпрыжку поскакала к микрофону. Остальные двинулись за неё, кто с энтузиазмом, кто с радостью, а кто с явным недовольством. Все заняли свои места, Торбранд опустил стойку микрофона на минимальную высоту, чтобы Пинки могла достать до него.

— Так, ну ладно. Попробуем нашу последнюю песню...Ты готова, Пинки.

— Конечно!

Тыц. Тыц. Тыц. Тыц. Барабанщик отчитал доли для начала, и вся группа в единой порыве начала играть. Что- то новое родилось в душе у Пинки. Что- то поднималось из тёмных глубин её души. Она не могла понять что это; ей было страшно, она дрожала и она...радовалась. Она ее знала точно, что нужно делать, но одновременно была уверена в том, что всё делает правильно. Играло вступление, не в силах больше сдерживаться, она подскочила к микрофону и крикнула:

— Я ХОЧУ, УБЛЮДКИ, ЧТОБЫ ВЫ УБИЛИ ДРУГ- ДРУГА НА ЭТОМ ТАНЦПОЛЕ ПРЯМО СЕЙЧАААААААС!