Автор рисунка: BonesWolbach
Пилотная глава. Во славу Одина!

Металл - это вам не кексики печь!

Для прочтения данной главы требуется подключение к сети Интернет))
Нет, серьёзно!

Ра

ннее утро, пол восьмого, Пинки Пай, проснувшись по привычке, лежала у себя в комнате. Большие покои были не привычны для бывшей пекарки: их размера хватило бы, чтобы открыть целых два «Сахарных Уголка», и ещё бы осталось место для хозяев. Думая об этом, она невольно возвращалась мыслями туда, откуда она родом, в Эквестрию. Нельзя сказать, что ей было грустно, что она скучала. Конечно, когда в наушниках играет композиция, которую группа записала вместе с ней для того, чтобы показать продюсеру. За такими ритмами было невозможно грустить. Она, скорее, сравнивала. Сопоставляла жизнь там, где солнце светит ярко, и заботы ограничиваются выбором подходящего кекса, ну, за некими исключениями, когда приходится спасать свой дом от различных злючных – злюк. Но это же не так часто и случается, правда? Честно говоря, сейчас у розовой пони забот было ещё меньше – ей не приходилось делать ровным счётом ничего. Точнее сказать, ничего, что она не хотела бы. Выпечка отнимала много сил, как ни крути, а тут можно было просто хлопнуть копытами, и, та-дам, кексик уже стоит перед твоим носом.

И эта новая музыка. Интерестно, почему в Эквестрии так не играют? Пинки была уверена, этот «дэт- метал» прекрасно вписался бы в окружающую обстановку. Это же так весело, махать гривой! И почему ей постоянно хочется делать это, только слыша первые нотки песни? Наверное, это особый вид магии. Кто знает этих людей?

На самом деле, это было её единственной проблемой. Она не знала о людях ничего. Ну да, они играют музыку и поклоняются богам со смешными именами и живут в больших замках. Но что она знала о них? Ничего.

Песня подходила к концу. На этом моменте Пинки и Торбранд как раз синхронно кричали строчку, которая была заодно и названием: «Мир покроется снегом».

Участники группы, в общем- то, хорошо к ней относились, особенно Барди. Наверное, благодаря ему она так быстро влилась в коллектив. Он много рассказывал ей о группе и об их турне. Как она поняла, это что- то типо серии больших вечеринок под названием «концерт», где много- много людей танцуют, пьют пиво, о оставляют для группы кучу денег. И, иногда, дерутся, но, как объяснял Барди, на этих вечеринках это в порядке вещей. А ещё, он говорил, что когда продюсер одобрит демо- песню, она тоже будет ездить с ними в турне.

Этот самый продюсер, он, видимо, был у них совсем главный, и без него Пинки не могла быть полноценным членом группы. В смысле, на «круглом столе» Фемменспилерхольта парни решили, что она должна остаться с ними и петь, но, как розовогривая выяснила позже, без продюсера тут ничего не делалось. Он был что- то вроде наставника, а одобрение группы являлось скорее необходимым ритуалом.

— Ой... – Пинки резко вскочила с кровати – Я же ничего не знаю о металле!

И правда, Пинки ничего не знала об этой музыке. Она знала, каким- то невообразимым образом, как его играть, но о том, как быть «металлистом» в её голове не было ни одного понятия. А как же играть метал и не быть металлистом, верно? А она хотела понравиться продюсеру и остаться с её новыми друзьями.

— Хихи, нужно спросить у Барди!

Пони двинулась к выходу из комнаты – высоким, обитым железом, двойным воротам с вырезанными на них гравюрами различных чудищ. Так бы она, конечно, заменила бы их на разноцветные двери с воздушными шариками, но тогда бы это «убило дух дэт- метала».

Она силой навалилась на створки – они пошатнулись, но не отварились.

— Фу ты, какие тяжёлые!

Она упёрлась задними копытами в пол, надавливая всем своим весом на неподатливый кусок дерева. Спустя секунды три он поддался, и пони получила «свободу», вывалившись кубарем в коридор.

Помещения замка освещались преимущественно факелами, хотя электричество было проведено в каждую комнату. Но факелы – это «по металу», так что приходилось чем- то жертвовать. Хотя, это даже забавно. Как в той старой развалившейся крепости в Вечнодиком лесу!

Кобылка цокала по пустым коридорам – звук её копыт разносился по древнему строению. Она двигалась на кухню; всё- таки, это то место, где можно найти хоть кого- то в любое время суток.

Преодолев солидное расстояние, блуждая по коридорам, Пинки наконец почувствовала запах свежего кофе. За три дня, проведённых здесь, она ещё не до конца освоилась в этом большом- пребольшом замке, так что аромат напитка придал ей настроения.

Как и ожидалось, на кухне сидел Барди. На нём был, к удивлению Пинки, большой пушистый банных халат, белые тапочки- зайки и полотенец, намотанный на голову. Он сидел за столиком, держа кружку с кофе, оттопыря левый мизинец. При виде гостьи Барди расплылся в улыбке.

— Пинки! Доброго утричка!

— Утра добрего- предоброго!

Она подскакала к другу и уселась напротив, поставив передние ноги на стол и облокотив голову на копыта.

— Ты чего так рано встала?

— Хихи, это разве рано? Я всегда так вставала дома, чтобы испечь свежих кексов для посетителей. Им же нужно позавтракать! А то если они не позавтракают, то буду ходить грустные весь день, а это так нехорошо! Я не люблю, когда пони ходят грустные.

— Пинки, а пони у вас там все такие же розовые, как ты?

— Нет, глупенький, я одна такая. А пони есть всех цветом: жёлтые, коричневые, фиолетовые. Есть даже радужные!

— Радужные?...- Барди открыл глаза в восторге – Я хотел бы быть радужным пони!

— Не, Дэши такая! У неё грива как радуга!

— А, это та твоя подруга, которая всегда спит!

— Хихи, да, а ещё она гоняет облака и делает погоду!

— Как это вы вообще умудряетесь? – бородатый отпил глоточек – будешь кофе?

Не дожидаясь ответа, он потянулся к кофейнику и чашке, наливая подруге напиток.

— Сегодня кофе получился особенно крепким, и...

— Ч-ч-ч-чё-ё-ё-ё-ёрны-ы-ы-ы-ым!

— Дааа, кофе должен быть чёрным! У вас бывают чёрные пони?

— Не. Точнее, мы встречались с одним злючным пони, но он был, скорее, темноватым, чем чёрным.

— Хехе, а у нас бывают чёрный люди! Наверно, это единственное отличие по цвету.

— Что, прямо как кофе?

— Ну, разной степени чёрности. (оффтоп, или автор шутит. Жаль, что пишу не на английском, а то можно было бы впихнуть такую формулу про разные степени чёрности: black – nigga– the niggest. Знаю, такое «нипоанглийскому», но упомянуть захотелось)

Друзья улыбались, продолжая завтрак. Пинки взяла себе два кекса. К слову, кексы стали её нововведением в замке. Группа очень долго думала о том, чем же её кормить, но так и не смогла прийти к единому мнению. Глупенькие, надо было её сразу спросить! Конечно кексами! Чем же ещё? Одд сначала злился, что придётся доставлять огромную партию в бурю на вертолёте, что достаточно дорого, но Торбранд убедил его в том, что так будет лучше. Эти земные кексы были не такими уж и плохими, правда, её пришлось долго выбирать среди разных производителей, пока не нашла ту самую золотую середину. После этого Барди и Фроди тоже пересели на кексы, сказав, что только ведя себя как пони можно понять Пинки и вывести музыку на новый уровень.

— Барди, а ты чего так оделся? Это так, хихи, забавно! – Пинки прикрыла рот копытом, здерживая смешок, но всё- равно улыбаясь по самые уши.

— О, дорогая, я иду в спа!

— В спа? Ты? Я думала, жеребцы не ходят в спа!

— Спасибо за комплимент, конечно – Барди демонстративно провёл рукой по волосам – но всё же, какой я жеребец. Я уже старикан. Хоть и весьма привлекательный – брови басиста шуточно заходили вверх- вниз, заставляя Пинки залиться новым порывом хохота.

— Что за танец бровями, хихихи? Ооой, прости, я всегда забываю, что вы не пони!

— Да ладно, это даже забавно. – «жеребец» допил кофе одним глотком, аккуратно промакивая губы салфеткой. – Дорогая, не хочешь составить мне компанию?

— В спа? – Пинки задумалась. Она ведь хотела разузнать побольше о металле. С другой стороны, почему бы не совместить приятно с полезным? – Уии, я люблю спа! Наверное. На самом деле, я никогда не была в спа, но Рэрити рассказывала, что это ну о-о-о-о-очень приятно!

— О, я вспомню, я вспомню! Рэрити, эта та девчёнка, к которой никак не может подкатить ваш местный маленький мачо?

— Да нет, Спайк не мачо, он – дракон!

Слово за слово, и, сопровождаемые звонким смехом, разбудившим как минимум двух членов группы, о чём свидетельствовали крики, суть которых Пинки никак не могла понять, комрады добрались до места назначения. В течении полутора часа по их телам прошлись всеми возможными средствами, не оставив нетронутыми ни одну мышцу. Пони так и не узнала у Барди, как правильно быть металлистом, но зато успела слопать пару кусочков огурца, которые тот хотел положить себе на глаза.

Они решили закончить процедуры в джакузи. Пузырьки взлетали в воздух, а Пинки с упоением лопала их носом, и иногда даже пыталась лизнуть.

— Пинки, мне нужно кое что спросить у тебя...кое что очень важное.

Пони отвлеклась от своего занятия, повернувшись к Барди.

— Спрашивай, конечно!

Он подвинулся к ней поближе, собираясь с мыслями. Было видно, что этот ответ на вопрос очень важен для металлиста. Он пару раз вздохнул, как будто успокаивая себя, и подготавливаясь к худшему.

— Возможно, я не должен спрашивать это...не имею права, но, знаешь, этот вопрос мучает меня. Я думал об этом всё время с тех пор, как узнал тебя чуть лучше. – он пододвинулся ещё ближе – Скажи, Пинки, там, в Иквестрии, есть...ммм...пони, особенный пони...

Пинки могла ощущать дыхание Барди, он волновался, а она недвижно смотрела ему в глаза. Что- то должно было произойти сейчас.

— Особенный для тебя пони, Пинки, который...снял Звёздные Воины?

Барди стукнулся бы носом с розовогривой, бы та не рассмеялась своим звонким смехом.

— Хахаха, Барди, ну ты смешной! Хихихи, дурачёк, Эквестрия. Через букву Ээээээээээ! – пони пару раз поплескала копытами, окатив соседа по джакузи пеной. – И что за Звёздыне воины? В Эквестрии никогда не было войны! И как звёзды могут воевать? Принцесса Луна, обычно, делает из них красивые рисунки на небе!

— Глупенька, это – фильм! – Барди принял гордый вид – Это – лучшее, что было создано человечеством! Некоторые считают что он – послание человечеству, а Лукас – великий мессия!

— Лукас, это тот, кто сделал фильм?

Барди кивнул.

— Хмммм – Пинки почесала подбородок копытом — а ты можешь мне его показать?

Барди расплылся в улыбке; его глаза засверкали. – У тебя есть шесть часов свободного времени?

Конечно, нужно было узнать побольше о металле, но если этот фильм так важен, как говорит Барди, может, нужно посмотреть его как можно быстрее? Ведь она могла упустить что- то важное, пропустив его. Тем более, день только начинался.

— Коненчо! Где будем смотреть?

— Видишь стену? – Барди ткнул пальцем(это у людей вместо копыт) напротив себя, на что Пинки одобрительно кивнула.

Бородач нажал на кнопку, вмонтированную в пол, и стена резко засветилась.

— Попалась! Это не стена! Это – телевизор! В глазах будет рябить ближайшие пол часа, потом пройдёт!

СПУСТЯ ШЕСТЬ

НЕВООБРАЗИМО ОТПАДНЫХ ЧАСОВ

В НУ ОЧЕНЬ ДАЛЁКОЙ ГАЛАКТИКЕ И ТРЁХ ФИЛЬМАХ ПОДРЯД

— А он такой, нееееееет, я не присоединюсь к тебе!

— Ага, а он такой, а теперь, юный джедай, ты умрё-ё-ё-ёшь!

Барди подпрыгнул к Пинки и начал щекотать её за бока, от чего та упала на пол и озарила джакузи своим смехом, после чего они легли на спину, рядом с друг другом.

— Хихи, у нас в Эквестрии нет такого. У нас обычно ставят спектакли!

— Мм, у вас есть спектакль по звёздным воинам?

— Неа, но когда я вернусь, то обязательно сделаю такой! Вот только...где мне найти такого большого пони, как Джабба?

— Хм, ну, может Селестия сыграет? Ты говорила, она больше обычных пони!

— Хихи, глупый, Принцесса должна управлять страной, ей некогда.

— Хмм. Ну да, логично.

— Барди, я, вообще, по делу приходила.

— Чего хотела?

— Ты знаешь, я ведь вообще не знаю ничего о дэт- метале! Всмысле – Пинки повернулась на живот – я знаю, как его играть, но ничего не смыслю в том, как быть металлистом!

Барди серьёзно задумался. Он на время замер, совершенно не двигаясь. Он сидел так, и Пинки уже начала беспокоиться о том, не принял ли тот чего лишнего во время сеанса. Но, совершенно неожиданно, он вскочил на ноги, набрасывая на плечи полотенец, как плащ.

— Я помогу тебе, Пинки Пай! Более того, я возьму тебя в ученики!

— Ва-а-а-а-а-ау – глаза Пинки расширились от удивления: всё –таки не каждый день перед тобой прыгает рок- звезда в трусах – семейниках с бабочками, и полотенце плаще, да ещё говорящим как старый профессор из университета.

Тем не менее, она преклонила колено перед её новым учителем, а тот окрестил её свёрнутым журналом «Тело и Здоровье», который Барди показывал ей во время спа процедур.

— А теперь встань, мой юный ученик! С этого момента начинается твой новый путь – путь познания Тёмной Стороны метала! Откинь своё старое имя. Теперь тебя зовут Дарт Пинкипаюс!– Барди взял ещё один полотенец, накинув на голову, тем самым скрывая своё лицо. – А теперь слушай меня внимательно, и я раскрою тебе древние тайны! Путь металлиста сложен. Она должен быть клёвым. Не просто клёвым, а обалденно клёвым двадцать четыре часа в сутки, каждый день,что даровал нам милостивый Один! Быть металлистом, значит жить той музыкой, что ты играешь, быть частью команды. Прислушайся к себе, мой дорогой ученик, что ты слышишь? Ты слышишь голоса, шепчущие тебе слова вдохновляющего Бради? Это твоя муза и вдохновение! Быть металлистом, значит писать музыку, которую ты слышишь у себя в голове. Нести свои слова людям, во имя великих асов Асгарта! А взамен получать от них благословение, что позволяет тебе глубже познавать Тёмную Сторону метала!

Барди был невообразимо пафосен. Своей речью она успел заинтересовать не только Пинки, но и двух девушек, работающих в спа, пекаря, проходившего мимо, стражника, Фроди и голубя. Фрои сделал вид, что ничего не слышал, и быстро скрылся в коридорах, остальные, видимо, ждали продолжения. Хотя, голубь просто хотел есть. И что он забыл посреди ледяной пустыни?

— Ииииииии......как же мне стать металлистом?

— Знаешь, я и сам не знаю – Барди сбросил полотенца и сел рядом с Пинки – Это пришло само- собой, я услышал песни самых первых дэт- метал групп, захотел играть то же. То там, то здесь, поошивался с разными ребятами, после чего встретился с Торбрандом и парнями. Наверное, это асы натолкнули меня, это была воля судьбы. Я могу сказать тебе, что значит метал для меня. Метал – это возможность сказать людям, что я думаю, поделиться с ними кусочком себя. Мне нравиться, когда наши фанаты что- то получают от нас и колбасятся там, внизу. Ты поймёшь это.

Пинки сидела и кивала головой, завороженно слушая.

— Знаешь что. Я дам тебе задание! Поспрашивай парней – у них наверняка есть своя история и свой взгляд на метал. Поузнавай у них, а потом расскажешь мне, хорошо?

Пинки призадумалась. Слова Барди казались логичными, тем более, она бы не отказалась поболтать с кем- нибудь из группы!

— Уии, классная идея, спасибо, Барди! Пойду, поищу кого- нибудь.

— Сгоняй в спортзал. Торбранд наверняка там пропадает! К слову, будь осторожна, как найдёшь Гарри – он будет рассказывать тебе сказки про добродушного парня с длинными волосам – не дай ему тебя запутать! Оу, и не забудь вытереться!

Пинки ухмыльнулась, отряхиваясь как собачка и окатывая тем самым Барди с ног до головы. Он, конечно, всё – равно был мокрый, но, по инерции закрылся руками. Пинки вытерлась полотенцем, и каким- то волшебным образом её хвост и грива снова стали кудрявыми.

— И запомни, Пинки – Барди снова надел полотенец на голову, на этот раз криво – Металлу могут научить, но только не джедаи!

Начать познание металла?