Разговор с Твайлайт "Отрывок из фанфика про Табун"

Отрывок из фанфика про великий и могучий табун. Смысла мало, есть чутка морали, читать и наслаждаться. Наслаждаться, я сказал!

Мифология каланнов и ланчи

Стилизация под фрагмент эквестрийского сборника мифологии и фольклора, написанная на Конкурс мифов и легенд древней Эквестрии. Основой послужили реальные предания обитающих на территории Индии и Мьянмы народов тибето-бирманской языковой семьи (чинов и качинов), и — отчасти — некоторых других народов Юго-Восточной Азии. Не все, но значительная часть омонимов и топонимов основана на реальных корнях качинского языка (в некоторых случаях использованы бирманские корни); однако автор ни в коем случае не претендует на то, что эти имена и названия образованы корректно с точки зрения исходного языка, и считает, что они уместны только в рамках "вторичного мира".

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Тяжелый день Сансет Шиммер

Все не так в жизни единорожки Сансет Шиммер. Даже просто сходить в школу - это уже целая история. Вечные переживания по поводу своей судьбы и решений, мелкие незаурядицы, да и просто идиоты, которые мешают жить. Как же сложно быть нормальной в мире людей...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Чёрная Ленточка

О том, как иногда бывают полезны слёзы...

Пинки Пай

Грязный ход

Тысячелетие ждал Сомбра своего возвращения. Но чёртовы эквестрийцы........ Ну, у него есть и план В. Ингредиенты уже на своих местах, заклинание просчитано до мельчайших деталей. Да начнётся магия!!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор Флеш Сентри

Драгоценная Моя...

Ценные и хрупкие вещи требуют бережного обращения...

Рэрити Спайк Фэнси Пэнтс

Иная Эквестрия: Чёрное и белое

В этом произведении я попытался расширить привычные всем пределы Эквестрии, попытавшись воссоздать её прошлоё, расширить настоящее и предугадать её возможное будущее. Во многом это фанфик не по вселенной MLP, но мир в этой вселенной, значительно её дополняющий и раскрывающий. Предполагаемый размер моего творения, а также обилие поднимаемых в нём тем, сюжетных поворотов, персонажей, идей, событий, способны найти отголосок, по моему мнению, в немалом количестве людей.

Другие пони

Свиток маленького дракона

Маленький дракончик ищет и находит себе новых друзей среди пони.

Три фантазии. Сборник новелл.

Один-единственный фэндом может дать материал и для романтического рассказа, и для кровавого детектива, и для бодрого экшна. В этом прелесть мира MLP:FiM: он даёт неограниченный простор для фантазии.

Дуб, в котором...

Многие зовут свой дом крепостью, и их несложно понять. Но что, если проснувшись однажды утром ты вдруг поймешь, что эта крепость принадлежит не тебе? А точно ли ты проснулся в своем доме? А точно ли ты проснулся? Куда все делись? Какие тайны скрывает туман, мягкой стеной окруживший Древотеку? Твайлайт не хотела задаваться ни одним из этих вопросов… Кто бы спросил, чего хочет лавандовая единорожка.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: BonesWolbach

Цена есть всему

Времени не было. Не было ветра, не было холода. Всё замерло, в этом мире не было ровным счётом ничего. Это было сложно осознать, ещё сложнее давалось принятие недавних событий. Произошедшее казалось невероятным, дурным наваждением, как кошмарный сон. По сути, это было кошмаром, злыми галлюцинациями, ставших реальностью в один момент.

Двое сидели напротив друг- друга, молча; один опустил уставший взгляд, второй не отрываясь давил взором на первого. Это было Ничто, в нём не имело значения, кто виноват, а кто прав. В этих пустошах ничего не имело значения больше.

Грант прокручивал события в голове, каждое мгновения, которые больше не были частью его. Было так тяжко расставаться с прошлым, ведь то, что было До должно было быть забыто. Но прежде чем оно будет забыто, и станет частью Ничего, намерения и мотивы должны быть открыты, ведь единственным вопрос почему, на который каждый имеет право, должен найти свой ответ. Грант понимал это.

Второй глубоко вздохнул.

— Скажи мне, почему?

Грант поднял взгляд, встретившись с пустотой в глазах собеседника.

— Ты правда хочешь знать?

— Да. Поэтому я и спрашиваю. Почему?

— Но это трата времени. Это больше не имеет значения.

— Здесь нет времени. Скажи мне.

— Хорошо. Я расскажу всё, с самого начала. Хорошо?

Второй кивнул.


Меня зовут Грант. Грант Дейли. Не то, чтобы я был кем- то выдающимся, кем- то особенным. Я не был звездой и не имел веса в обществе. Но, тем не менее, я был счастлив. У меня была пони, для которой я имел значение. Её звали Сандей Бриз, и мы должны были пожениться.

Я работал юристом в компании, уже не важно какой. Я старался быть хорошим юристом. Я защищал пони, пытался сделать мир лучше. Она же была учительницей, преподавала в школе, как и я заботилась о пони. Мы делали это по- разному, но именно стремление к самоотдаче, наверное, и свело нас вместе.

У нас были друзья, с которыми мы часто виделись и ходили в разные места, веселились. Я зарабатывал достаточно, даже более, для того, чтобы обеспечивать нас обоих, чтобы мы не думали о будущем. Видимо, я слишком привык к этому, не думать о будущем. Это был рай.

Домик в тихом районе, добродушные соседи. Настоящий воздушный замок без проблем и забот.

И главное, мы ждали жеребёнка. Мы придумали имя, Мак. Маленький Маки стал нашим сокровищем, тем, что двигало нас вперёд.

Спустя некоторое время Бриз перестала работать – срок беременности был достаточно велик для того, чтобы она просто сидела дома и заботилась о нём. Мне больше ничего не было нужно. У меня было всё.

Ты просишь, почему я тогда здесь, почему всё случилось вот так. Знаешь, замки из воздуха имеют привычку рушиться.

Это случилось одним летним днём, я припозднился, разбираясь с очередным делом. Обычное дело, ничего сложного, просто я любил работать. Все работники уже разошлись по домам, к своим семьям, остался только я, потерявший счт времени. Улики лежали в нашу пользу, я продумал план защиты и, уверенный в своих силах, пошёл к своей невесте, в предвкушении тёплых объятий и вишнёвого пирога. Тогда я хотел только этого, увидеть её, с немного растрёпанной голубой гривой, устало смотрящую на меня своими глубокими зелными глазами.

Я торопился как мог, забежав по дороге в цветочным магазин, думая порадовать Бриз. Как раз оставались её любимые цветы. Всё складывалось просто чудесно.

Но я не нашёл того, что искал у двери моего дома. Меня встретили стыдливые настороженные взгляды соседей, боявшихся встретиться с моими глазами. Что- то было не так. Дверь была открыта, а дом кишел городской стражей. Я обронил букет и ринулся внутрь, но меня остановили двое сотрудников. Я не хотел слушать их и кричал, звал свою любовь. Меня силой успокоили и посадили на диван.

В мой дом, мою крепость и оплот, ворвался преступник, пока меня не было. Как мне сказали, он был под кайфом, и искал денег на дозу. Не знаю, почему он выбрал именно мой дом. Это не честно. Но это произошло, и моя жена попалась ему под копыто. Просто в ненужным момент встала него пути. Он не особо церемонился, насилуя её; следы крови тянулись из коридора на кухню, где резкими рваными брызгами пачкали стены.

Ему удалось уйти, но меня заверили в том, что его поимка не буждет сожным делом. Так же мне сказали, что моя жена жива. Конечно, я помчался в больницу, куда её отвезли, не отвечая на вопросы сыщиков.

Она была там, измученная, казалось, на последнем издыхании. На е мордочке виднелись следы недавних слёз, а при моём виде новые ручьи потекли с её глаз. Я не знал что сказать, я не мог ничего выдавить из своей груди. Мы сидели и плакали. Я был разбит.

Это была моя вина. Я должен был быть вместе с ней.

Врачи сказали, что, скорее всего, она умрёт. Сказали в лицо, не тая. Это было правильно, ложная надежда приносит только большую боль. Возникли осложнения после этого случая, ведь она носила ребёнка. Операция была назначена на следующий день, они должны были попытаться спасти их. Либо, хотя бы, спасти ребёнка.

Я вернулся в палату, Бриз уже спала. У меня не было мыслей. Я не знал, что делать.

Из ступора меня вывела суматоха к коридоре. Как я выяснил, привезли наркомана, у которого случился передоз. Того самого, что сделал это с моей возлюбленной. И они пытались спасти его, того, кто не заслуживал жизни. Я хотел убить его, в отчаянии, но оказалось, что он умер на операционном столе – судьба плюнула мне в морду, смачно и с неким упоением смотря, как жидкость стекает по мне.

Тогда всё и случилось. Я сидел у кровати, не в силах заснуть и сделать хоть что- нибудь. Я услышал звук, и, подняв глаза, увидел его. Я не испугался страшного вида, у меня просто не осталось никаких чувств, кроме отчаяния.

— Ты не боишься? – спросил пришелец.

— Я ничего не чувствую. – я не лгал тогда.

Гость скосил гласа в сторону кровати – Такая молодая. Это не её время, как думаешь?

Как ты думаешь, что я ответил? Конечно, она должна была жить! Вместе со мной и моим ребёнком! Нашим ребёнком. Я просто кивнул и снова заплакал.

— Она умрёт. – она безучастно смотрел, как грудь моей невесты слабо поднимается и опускается.

— Я не хочу этого. – слова были больше походи на стон, рвущийся из лёгких – Так не должно быть?

Странный гость дал мне надежду. Помнишь, что я говорил о ложных надеждах? Это была именно она. Он представился мне как Глум — Дух Смерти и Отчаяния. И он предложил мне сделку.

— Это несправедливо, как считаешь? – он улыбнулся, оскалив ряд кривых зубов – так ведь не должно быть?

— Нет.

— А ты знаешь, что справедливо?

Я сказал, что то ублюдок должен умереть. Что все ублюдки должны умереть, а хорошие и честные пони жить дольше. Я верил в это, а Глум улыбался всё шире. И он рассказал мне, как избежать е гибели.

— Видишь ли, я знаю, что она умрёт. Профессия такая. – он взлетел в воздух, расположившись за моей спиной – Это что –то вроде правила. Но, я знаю, как его нарушить.

Вот она, надежда...

— Скажи мне, ты хочешь, чтобы она жила?

Я кивнул.

— Видишь ли, не так важно, кто умирает. Важно то, что смерть происходит. А кто умер, фи! – он фыркнул – Да какая разница? Скажи, ты хотел бы обмануть смерть? Дааа, я вижу. Я предлагая тебе контракт. Ты же юрист. Знаешь, что это такое?

— Я сделаю всё что угодно. Всё...

— Ну, мне не нужно всё. Мне нужна смерть. Смерть пони. Одна жизнь на одну жизнь. Сечёшь.

Мои глаза округлились от ужаса, дыхание встало, я не верил ушам.

— Ты хочешь...чтобы я...убил пони?

— Умный малый! – он развёл своими когтистыми лапами в стороны!

— Я согласен!

Он расхохотался. Я не слышал смеха старшее этого. В нёмне было радости или веселья, в нём было только безумие и злость. Но меня это не волновало. Я не должен был позволить Бриз умереть.

— Она умрёт через восемь часом. У тебя есть время найти ей замену – дух подмигнул мне, делая жутки намёки.

— Кто это должен быть?

— Кто? Хахаха, да мне всё- равно! Ценность не имеет зщначения. Смерть замещает смерть!

Я был готов действовать. Я должен был найти кого- то, чтобы убить. Чтобы этот кто- то умер вместо моей Бриз.

Я выскочил на улицу, галопом помчался вдоль ночных тротуаров в слепой надежде найти хоть кого- то. Я хотел выбрать кого- то не нужного, нищего, или такого же наркомана, как тот ублюдок. Но я не мог найти никого. Была ночь. Время истекало, Глум появлялся, время от времени, гогоча мне на ухо и поторапливая. Оставались считанные минуты.

И вот, я нашёл его. Того, кто должен был умереть. Это казалось мне справедливым.

— Знаешь, есть пара правил...

Я не слушал, я просто схватил валяющийся камень и набросился на него сзади и ударил по голове. Тот упал. Я избивал его булыжником, пока он не выскользнул из моих окровавленных копыт. Я спас её- промелькнуло у меня в голове. Я хотел увидеть, как она выздоравливает и улыбается.

Я вбежал в её палату, в разорванной окровавленной рубашке, заляпанной красными пятнами. Она была там, её было лучше, она чудом начинала поправляться. Но я не получил того, что хотел. Бриз истошно закричала, увидев меня. Я тщетно пытался объяснить ей, что теперь всё в порядке. Что мы снова будем счастливо жить в нашем замке и воспитывать ребёнка. Она не слушала, и только полными ужаса глаза смотрела на мои липкие копыта.

— Я...нет...я не могу...быть с тобой...

И тут моё сердце остановилось. Меня передёрнуло, я вскочил, истошно стараясь уловить ртом воздух, но, не в силах удержать равновесие, упал прямо на неё. Она закричала, в палату вбежали врачи.

Моё дыхание медленно останавливалось. Перед моих взглядом снова предстал Глум, лукаво помигивая мне.

— Ну, теперь ты доволен? Что? Нет? Как же. Твоя жена и ребёнок живы. Они будут жить дальше, помня папочку, умирающего на мамочке, весь в крови. Что? Как так? Ты забыл, одна жизнь за одну жизнь.

Тот пони умер за мою невесту, а я – за своего ребёнка. Это было честно.


Грант снова поднял взгляд на второго. Тот смотрел на него не мигая. На его лице не было никаких эмоций.

— Так вот, почему ты убил меня.

Грант кивнул.

— Для Духа смерти о Отчаяния нет разницы, да? Кто виновен, а кто нет? Ты заключил сделку, и из-за этого мы оба теперь застряли здесь. Ты связал нас, лишив возможности на нормальную смерть. Это было одно из правил, что ты не дослушал?

— Да.

— Ну чтож – второй потянулся – теперь мы вместе навсегда, убийца и жертва.