Автор рисунка: BonesWolbach
XIV XVI

XV

Когда я вышел из комнаты, пони всё ещё толпились у волшебного зеркала и смотрели на Листа с Рэйнбоу. По-видимому, последняя сцена растрогала их, так как некоторые утирали слёзы. Пинки Пай, не стесняясь, рыдала в голос.

— Это так трогательно! — и из её глаз фонтанами брызнули потоки слёз.

Не предполагал, что это возможно с физиологической точки зрения, но розовая пони не раз показывала презрение к логике и здравому смыслу.

— Что ж, полагаю, он не представляет опасности для пони, — сказала Селестия, Луна согласно кивнула.

— Поэтому вы пустили Дэш? — спросил я.

— Да, важно было проверить реакцию нового человека на настоящую пони, — призналась светлая принцесса. — Рэйнбоу Дэш вызвалась добровольцем. То, что она оказалась любимицей человека, только улучшило ситуацию.

Я кивнул.

— Тебе есть что добавить к тому, что мы уже слышали и видели? — спросила Луна.

— Пожалуй, только одно. Он не из моего мира.

Пони с удивлением посмотрели на меня.

— Как это? Он же тоже человек? — осторожно спросила Твайлайт.

— Человек, — подтвердил я. — Более того, миры практически идентичны. Разница в таких мелочах, что сразу не обратишь внимания. Но, самое главное, в моём мире нет сериала про вас.

— Да, что это были за движущиеся картинки? — начала подпрыгивать Пинки Пай. И не скажешь по ней, что пару минут назад рыдала!

— Это анимация. Множество рисунков, идущих друг за другом.

— Магия? — уточнила Твайлайт.

— Технология, — покачал я головой.

— Возможно, он пришёл из более позднего времени, чем ты, — предположила Луна. — И там уже знают о нас.

— Нет, не сходится. Если верить его календарю, то он из того же временного отрезка, что и я. И сериал существует уже несколько лет. Кстати, идея сериала значится за Лорен Фауст. Вы знаете, кто это и откуда она могла узнать об этом Мире?

— Лорен Фауст?! — сёстры-принцессы переглянулись. — Так звали аликорна, воспитавшего нас!

— Воспитавшего?

— Да, — Селестия опустила глаза. — Мы не знаем, кто были наши родители. С самого детства о нас заботилась Лорен.

— Как так? — не понял я. — У вас с Луной такая разница в возрасте!

— Всего три года, — покачала головой Селестия.

— Не смотри, что я меньше, — фыркнула Луна. — Это Тия вымахала как каланча. Аликорны вообще ненамного больше обычных пони. Вспомни Кэйдэнс.

— Ясно… — я задумался. — А что стало с вашей воспитательницей?

— Пропала. Мы уже были вполне взрослыми и подолгу путешествовали по землям Дискорда. И однажды, когда вернулись, нас никто не ждал. Не осталось никаких следов… Впрочем, нас тогда не было почти семь лет, — опустила голову Селестия. Луна подошла к ней и положила крыло на спину сестре. — Надеюсь, мои маленькие пони, то, что я рассказала, останется в тайне?

— Что нам делать с человеком? — задала вопрос Твайлайт.

— Ну, теоретически я могу открыть портал в его мир, — почесал я в голове. — Но отправлять его туда или нет — решать вам, жителям этого Мира.

С этими словами я отошёл от компании пони, начавших обсуждение сложившейся ситуации. Этот вечер оказался весьма утомителен для меня… Да какой вечер, уже глубокая ночь! Приготовить ужин, подготовить сцену, отыграть свою роль, ещё прибавьте недавнее использование магии. Теперь, думаю, станет понятно моё состояние выжатого лимона. Так что я не спеша побрёл к своей комнате. Что бы они не решили — я со всем соглашусь…

Вслед за мной пошла Лира.

— Эй, разве тебе не интересен новый человек? — спросил я её.

— А люди сильно отличаются друг от друга?

— По-разному. Кто-то толще, кто-то выше, у кого-то другой цвет кожи или волос, — задумчиво ответил я. — Но это внешне, анатомически мы практически идентичны. Ни рогов, ни крыльев.

— Тогда я предпочту провести время «со своим» человеком, — хихикнула единорожка.

Ну вот, я уже чей-то… Раньше меня несколько пугало, когда девушка говорила, что я «её» — ничего хорошего это не сулило. ЗАГС! Брр, как затвор винтовки передёрнули… Жуткое сочетание звуков. Однако, когда Лира назвала меня своим, мне наоборот, стало приятно.

Меня одомашнила пони… Позор на мою обезьянью голову!


Утро встретило Листа на том же диване, на котором он очнулся прошлым вечером. Все последующие события могли оказаться сном, если бы не одно но — лежащее на нём и пускающее во сне слюни. Радужногривая пегаска спала прямо на нём и не испытывала от этого никаких проблем. Павел лежал, любуясь ею и боясь пошевелиться. Наконец, Дэш проснулась, и совершенно по-кошачьи потянувшись, зевнула во всю ширину рта.

— Ой, прости, я заснула на тебе… — покраснела пегаска. — Но этот ты виноват! — указала она копытцем на человека. — Заболтал меня совсем, и я не смогла добраться до своей комнаты!

Почти всю ночь они проговорили, рассказывая друг другу о себе. Дэш рассказала как училась в лётной школе в Клаудсдейле, как хулиганила там и как её, наконец, выперли за драку. Павел в ответ рассказал о своих школьных годах, упомянув, что сейчас учится на художника. Потом Рэйнбоу начала рассказывать, чем занимается сейчас. Вскользь упомянув свои непосредственные обязанности погодного контроля над Понивилем, пегаска начала с увлечением рассказывать об уже выученных и ожидающих своей очереди трюках.

В кой-то веки найдя такого благодарного слушателя, Рэйнбоу заливалась соловьём. Прочие пони, уже не по разу выслушав Дэш, в последнее время начали вежливо отнекиваться от её рассказов, наполненных мега-крутизной, супер-эпичностью и ультра-потрясностью. Лист же слушал буквально с открытым ртом, что не могло не симпатизировать пегаске. Вконец заболтавшись, они оба задремали сидя рядышком на диване. Уже позже, когда Павел вытянулся во весь рост, Дэш перебралась на него.

— Лира с Винил всё же правы, — ещё раз потянулась Рэйнбоу. — Спать на человеках на удивление приятно, хотя вы не такие мягкие как облака.

— В смысле? — не понял Лист. — В Эквестрии есть и другие люди?

— Ну да, ты же его вчера видел!

— Я решил, что это иллюзия, навеянная мне, чтобы всё обо мне узнать.

— Нет, Рабидус самый настоящий человек. Первый попавший сюда. Я не очень поняла, но, похоже, он косвенно виноват в том, что ты здесь.

— Значит, это его мне нужно благодарить? А где он живёт?

— Его и Кэйдэнс, прочитавшую заклинание. Живёт он сейчас в замке, пока находится в Кантерлоте, а вообще остановился у Лиры.

— Постой, значит сейчас я в Кантерлоте?

— Ага, во дворце, — кивнула пегаска.

— Никогда бы не подумал, — Павел с изумлением осмотрел обстановку.

Сейчас, при свете дня, становилось ясно, что это вовсе не комната в какой-нибудь хрущёвке, а нечто совсем иное. Окно слишком большое, нет люстры, мебель — хоть и под стать человеку, но отличающаяся от привычной. К тому же со стен начала исчезать иллюзия обоев, обнажив каменную кладку.

— Фантастика, — покачал головой Лист, — я в королевском дворце в Кантерлоте, а рядом со мной сидит самая настоящая Рэйнбоу Дэш. Похоже, мечты сбываются.

Пегаска хихикнула: не каждый день слышишь, что являешься чьей-то мечтой!

— Скажи, — обратился к ней парень, — что теперь со мной будет? Меня отправят обратно?

— Не знаю, — честно ответила Рэйнбоу. — Как решат принцессы. Рабидуса спросили, хочет ли он остаться и он согласился.

— Как тут можно отказаться? — воскликнул парень.

Дверь скрипнула и показалась ехидная мордашка ЭпплДжек.

— Долго вы ещё собрались ворковать, голубки? Уже все давно встали и ждут только вас!

— Какие ещё голубки?!.. — взвилась пегаска, но фермерша, заливаясь громким смехом, уже сбежала.


Проснувшись как обычно — на Рабидусе — Лира не спешила вставать, тем более что человек пока не думал открывать глаза. Она думала о новом человеке. Вроде ей нужно радоваться ему как Рабидусу, интересоваться им… Но нет. Интерес, конечно, есть и даже большой, но никакого сравнения со встречей Рабидуса. Может, пропал эффект новизны? А может, была права мама, и она просто перебесилась своим увлечением, когда встретила своего особого пони?.. Пусть он даже совсем и не пони.

Единорожка опустила голову на грудь человека и прикрыла глаза, отдаваясь сладкой дрёме.

Но долго спать ей не дали. В дверь постучали и в комнату вошла принцесса Луна. Лира поспешила соскользнуть с человека, принцесса сделала вид, что ничего не заметила.

— Рабидус, — позвала Луна.

— Принцесса? — человек открыл глаза. — О, простите мой неподобающий вид!

— Ничего страшного, — отмахнулась аликорн, искоса, но внимательно разглядывая обнажённое тело. — Мне неловко об этом просить, но не мог бы ты поработать поваром для сегодняшнего завтрака? К обеду мы найдём кого-нибудь из столичных поваров, так что не переживай на этот счёт.

— Я не против. Но что случилось с твоим поваром? Он казался толковым малым.

— Получил растяжение.

— Упал с лестницы?

— Нет, рискнул повторить твои рецепты и заработал растяжение желудка, — скорбно вздохнула Луна.

— Кошмар.

— Да. Теперь, чтобы желудок принял нормальные размеры, ему придётся пожить на строгой диете.

Рассмеявшись вслед за принцессой, человек начал собираться. Лире ничего не оставалось, как тоже встать. Было довольно рано и дворец ещё не проснулся. Лира заглянула в соседние комнаты, но там ещё спали, только из комнаты Винил и Октавии, которые заночевали в гостеприимном замке, слышалась возня и всякие звуки, так что туда Лира решила не заглядывать. А то ведь и увидишь чего!

Прогуливаясь по замку, она встретила ещё одну раннюю пташку — ЭпплДжек. Привыкшая вставать на рассвете, фермерша не знала, чем себя занять. Мысли о том, что делать с очередным человеком, Эйджей не волновали — яблоням он не вредит, так пусть будет. Тем более, Рэйнбоу приглянулся…

— Эй, сахарок, а где Рабидус? Что он думает о Листе?

— Говорит, что как решат принцессы, так и будет.

— Вот и верно, а то устроили вчера галдёж. Вы правильно сделали, что сразу ушли, толку в болтовне никакой. Так твой человек ещё спит?

— Нет, принцесса Луна увела его на кухню готовить завтрак.

— Значит, сегодня в планах обжираловка прямо с утра? Кстати, ты не знаешь, а с яблоками он что-нибудь готовит?

За разговорами время прошло довольно быстро, уже начали просыпаться обитатели замка. Прошла помятая Твайлайт — видимо, провела полночи за книгами. Закрывая рот копытцем, зевала Рэрити, с самого утра выглядевшая как на званом ужине. Прошли вместе Пинки и Флаттершай…

— Пинки, зачем ты держишь нож под подушкой? — осторожно спросила жёлтая пегаска у подруги.

— Глупенькая, а вдруг кто-нибудь придёт с тортиком? — задорно рассмеялась та.

— А зачем верёвки и хлыст?

— А вдруг я стану пони-ковбоем?

— А наножники?..

— А вдруг я стану пони-сыщиком?

— …с розовым мехом.

— Ну, я же девушка! Не могу же я ходить с некрасивыми наножниками!

— Пинки, а почему ты так странно смотришь на меня по вечерам?

— Потому что я люблю тебя, моя маленькая кобылка! — чмокнула подругу в нос розовая пони и ускакала в сторону обеденного зала.

— Пинки, что ты говоришь! — крикнула ей вслед покрасневшая Флаттершай. — Что подумают другие?

— Что у вас всё хорошо, — сказала подошедшая сзади Винил. — Совет да любовь.

Пегаска совсем раскраснелась и, пискнув что-то невразумительное, поспешила проскользнуть на своё место за столом.

Вскоре собрались все, за исключением Листа и Дэш, но за ними ушла Эйджей, буркнув что-то вроде:

— Я ей сейчас кайф-то обломаю!..