S03E05
XXIII XXV

XXIV

В тронный зал, звонко цокая по белому мрамору серебряными накопытниками, вошла тёмная аликорн. Её сестра, занятая многочисленными документами, не обратила на это внимания. Луна подошла вплотную к трону и внимательно посмотрела на Селестию.

— Что случилось, Луна? — наконец оторвалась от бумаг правительница Эквестрии.

— Кроме того, что ты пропустила утреннюю тренировку? — тихо уточнила аликорн. — Да, случилось. Я перестала чувствовать людей.

— Ты следила за ними? — приподняла бровь Селестия.

Луна подобрала упавший свиток и заглянула в него, но не найдя ничего интересного, положила на столик к прочим документам.

— Не следила, только отслеживала их состояние, — пояснила она. — В какой-то мере я чувствую ответственность за них. Сейчас я их не чувствую и это беспокоит.

Селестия на минуту задумалась: оба человека проживали в Понивиле, одном из безопаснейших мест в Эквестрии. Вдобавок, один из них маг, вполне способный позаботиться о себе в случае неприятностей.

— Ты не чувствуешь обоих людей? — уточнила светлая принцесса.

— Да, они исчезли из моего восприятия почти одновременно. Но я не ощутила — ни при исчезновении, ни перед ним — никакой опасности.

— И что ты намерена предпринять? — положила голову на скрещенные передние копыта Селестия.

— Я отправлюсь в Понивиль и лично во всём разберусь, — Луна повернулась к выходу. — Я, собственно, зашла сказать, что вечерней тренировки не будет. Вероятно, мне придётся задержаться на несколько дней, я планирую проинспектировать начало стройки…

Луна посмотрела на сестру, та кивала с серьёзным, сосредоточенным выражением лица, внимая каждому произнесённому слову.

— …И поэтому, я прошу тебя заниматься эти дни самостоятельно, согласно составленному графику, — закончила принцесса ночи.

— Разумеется, ты можешь на меня положиться! — кивнула Селестия.

Едва Луна закрыла дверь в зал, как оттуда раздался оглушительный вопль, наполненный счастьем и весельем:

— СВОБОДА-А-А!

Аликорн только покачала головой. В дисциплину сестры она и раньше верила с трудом, теперь же исчезли последние сомнения…

***

По устоявшейся традиции, приезд Луны в Понивиль был неофициальным. В полюбившемся городке она проводила так много времени, что понивильцы видели её чаще, чем жители Кантерлота!

В доме, что снимал Лист, никого не было, поэтому Луна направилась по второму известному ей адресу — к Лире. Единорожка, судя по доносившимся из открытых окон звукам лиры, была дома.

— Ваше высочество, — поклонилась вышедшая на стук пони.

— Оставим это, — принцесса помахала копытом. — Скажи, ты знаешь, где сейчас Рабидус?

— Он должен был помочь Твайлайт с каким-то экспериментом, — Лира неуверенно переступила с ноги на ногу. — А что случилось?

— Надеюсь, что ничего, — Луна повернулась в сторону библиотеки. — Спасибо за помощь.

— Ваше высочество, разрешите вас сопроводить? — появление самой принцессы встревожило единорожку.

Аликорн не имела ничего против и к дереву Твайлайт они направились вместе. По дороге Луна постоянно прислушивалась к магическому фону, но ни объёмных заклинаний, ни просто проклятий не почувствовала. Воздух был наполнен покоем и умиротворённостью, никакой тревоги. Куда же могли исчезнуть два человека? Лира шла рядом, бросая на принцессу любопытные взгляды, но что-либо спрашивать не решалась. Луна же, сама ещё толком не знавшая, что произошло, решила не пугать попусту единорожку. Но, чем ближе они подходили к библиотеке, тем нервознее становилась Лира, и без помощи принцессы накрутившая себя.

Только подойдя к дереву вплотную, аликорн почувствовала странное возмущение магического фона. Необычным было то, что искажения почти не вышли за пределы библиотеки, притом, что сами возмущения были довольно сильны. Не желая рисковать, Луна осторожно приоткрыла дверь…

— Почему ты называешь её Второй Сестрой? — послышался голос Твайлайт.

— Потому, что она появилась второй, сразу же после Жизни, — второй голос был похож на голос Рабидуса… и в то же время не похож. — Когда не было времени, да и пространство ещё не сформировалось, из Хаоса появилась частица. Просуществовав меньше микросекунды, она дала рождение первой из Сестёр — Жизни; а когда частица исчезла, родилась вторая Сестра — Смерть.

— Звучит довольно бредово, — третий голос, похожий на голос Листа, но опять же, что-то не так.

Лире надоело торчать за дверью: не слыша приглушённого разговора, она всё больше волновалась о судьбе человека! Она не очень вежливо подвинула принцессу и вошла в библиотеку. Разумеется, людей не увидела, и поэтому, нахмурившись, уставилась на волшебницу.

— Твайлайт, где Рабидус? Что ты с ним сделала? — грозно спросила единорожка библиотекаршу. — Если с ним что-то случилось, я тебя…

— Лира, оглянись, — услышала пони знакомый голос, но, обернувшись, вместо Рабидуса увидела незнакомого пони.

— Что?.. — опешила единорожка.

Единорог тёмно-мятного окраса помахал ей копытом и улыбнулся:

— Не узнаёшь? — Лира невольно сделала шаг назад. Сомнений нет — это голос Рабидуса, но…

— Что случилось? — растерянно спросила пони.

В библиотеку зашла Луна, и, оглядевшись по сторонам, удовлетворённо хмыкнула.

— Ясно, — она повернулась к Твайлайт. — Так вот, значит, какой эксперимент ты решила провести?

Волшебница неуверенно кивнула, она всё ещё отходила от набросившейся на неё Лиры. Да и явление принцессы немного выбивало из колеи.

— Как тебе удалось сделать заклинание таким компактным? — продолжала допытываться аликорн. — И откуда взяла столько энергии? Нет, я знаю, что сил у тебя хватит, но после двух метаморфоз ты должна пластом лежать!..

— Я использовала зелья, — вставила в поток вопросов Твайлайт.

— Зелья, точно! — хлопнула себя по лбу Луна. — Как я сразу не догадалась? Можно взглянуть на рецепт?

Пока библиотекарша бегала за свитком с составом эликсира, Лира продолжала недоверчиво изучать Рабидуса. Пони осторожно потрогала его, чтобы убедиться, что это не иллюзия, потом обнюхала и даже собиралась лизнуть… Обмана не было.

— Зачем?!.. — только и смогла спросить единорожка.

— Не переживай ты так! — обнял Рабидус пони. — Это же временно, завтра утром я буду прежним.

— Не совсем, — произнесла принцесса Луна, дочитавшая состав. — Прежним ты будешь разве что к вечеру завтрашнего дня.

— Как это? — нахмурился единорог. — Твайлайт сказала, что я вернусь в человеческую форму к утру!

Аликорна важно кивнула… и вдруг чему-то рассмеялась.

— Всё верно, человеком ты станешь к утру, а вот самим собой только к вечеру, — сквозь сдержанное хихиканье произнесла Луна.

— Что вы имеете в виду, Ваше Высочество? — обеспокоено спросил Лист, внимательно слушавший разговор.

— Пусть это станет для вас ма-а-аленьким сюрпризом! — почти не сдерживаясь, рассмеялась аликорн. — А Твайлайт в следующий раз будет тщательнее подбирать рецептуру… Не буду вам мешать. Если меня будут искать — я или на стройке или в съёмном доме. Веселитесь!

Помахав всем на прощанье, Луна поскакала прочь, не переставая тихо хихикать.

— Твайлайт, что она имела в виду? — в упор посмотрел на пони Лист.

— Не знаю, она не сказала, — смущённо потупилась единорожка. — Кажется, в рецепте есть какая-то ошибка… но я не пойму где! Всё, вроде бы, верно.

— Да ладно! — махнул копытом Рабидус. — Луна же не сказала, что случится что-то плохое?

Лира, удовлетворённая тем, что её человек вскоре снова станет самим собой, перебирала длинную белую гриву. Как любая кобылка, в душе она оставалась жеребёнком, и сейчас ей отчаянно хотелось поиграть в парикмахера и соорудить из этой роскошной копны какую-нибудь причёску. Тем более, Рабидус совсем не возражал, что она возится с его гривой. Маг лежал на животе, а единорожка оседлала его, играя с волосами.

— Лист, Рабидус, — обратилась Спаркл к псевдо-пони. — Эксперимент ещё не закончен, поэтому прошу в мою лабораторию, где я смогу снять все необходимые измерения.

Бывшие люди, отдохнувшие после первой пешей прогулки, пошли вниз в подвальное помещение, где и была расположена лаборатория. Лист уже не помогал себе крыльями, но всё равно держал их раскрытыми; Рабидус пошёл дальше и не стал ссаживать Лиру. Ему показалось весьма приятно нести на себе такого седока. Единорожка тоже не возражала — крепко обняв мага за шею, она тихонько хихикала и тёрлась носиком об его гриву, иногда пофыркивая от попавших в нос волос.

***

Стоило спуститься в лабораторию в подвале, как Твайлайт увешала нас датчиками и электродами, подключёнными к попискивающему и мигающему лампочками холодильнику с экраном. По крайней мере, именно так выглядел этот прибор. В конце концов, он перестал пищать, загудел и выпустил ленту туалетной бумаги, изрисованной непонятными загогулинами… В смысле, для меня непонятными, для Твайли они были столь же ясны, как надпись «Распродажа!» для моих соотечественниц.

Потом единорожка заставила нас выполнять самые разные физические упражнения, выясняя, по-видимому, степень физического развития. Прыжки на месте, ходьба по беговой дорожке, растяжка и много чего ещё. Листу, как пегасу, она приказала взлететь — тот исступлённо махал крыльями, следовал всем рекомендациям Твайлайт, но, кроме ветра, ничего не добился. Наконец, я посоветовал ему просто подпрыгнуть и махать сильнее, что парень и сделал. Эта попытка увенчалась успехом… в какой-то мере. В любом случае, он оторвался от пола, и некоторое время провёл в воздухе, но я всё же склонен считать это заслугой ног, нежели крыльев. Короче, научиться летать за полчаса не удалось.

Мне, по настоянию единорожки, пришлось пробовать местную магию. Пропустить энергию через рог никаких проблем не составило — это простенькое действие оказалось очень приятным. Вот почему Твайлайт так любит магию! Это очень приятно, словно кто-то нежно чешет тебе голову… А вот с заклинаниями у меня вышел полный швах — ни одного не создал. Ни простейшего телекинеза, который осваивают даже жеребята, ни светлячка — элементарного заклинания начальной школы магии… Ни-че-го.

Сделаю вид, что это не я бездарность, а местная магия слишком примитивна для великого меня. Я состроил морду на манер кантерлотских снобов и заявил Твайлайт:

— Боюсь, что столь простые заклинания не для меня!

Единорожка в ответ хихикнула, похоже ничуть мне не поверив.

Но не это меня сейчас беспокоило. Заигравшись с магией, я перестал следить за своими ощущениями. Как выяснилось, зря. С телом определённо что-то происходило, что-то магическое и непредсказуемое. Я начал мягко светиться, теперь и остальные уставились на меня.

— Рабидус, ты что делаешь? — удивлённо спросила Твайлайт, подходя ближе.

— Я ничего не делаю, — мой голос предательски дрогнул. — Кажется, это то, что имела в виду принцесса Луна — вторая волна трансформации.

Тело светилось всё ярче, я ощущал, как шевелится шёрстка, по спине волной пробежали мурашки…

Внезапно мои ноги подкосились, и я рухнул на пол. В этот же момент яркая вспышка ослепила всех в помещении, включая меня.

Очнувшись через некоторое время, я первым делом посмотрел на передние конечности — вроде всё как было, я остался пони. Разве что копытца стали посветлее и… поизящнее?

Глянул на окружающих — всепони и дракончик уставились на меня как на чудо. Ой, не к добру это…

— Чего вы так меня разглядываете, со мной что-то не так? — не выдержал я и тут же прикрыл рот копытом. Голос серьёзно изменился, стал более грудным и женственным. От мысли, в кого я мог превратиться, меня прошиб холодный пот.

— Рабидус, ты не мог бы встать? — Спаркл сказала «мог», а значит — есть надежда!.. Но, судя по вытянувшимся лицам Лиры и Листа, надежда стремительно ускользала. И почему этот чешучатый понифил так на меня смотрит?

Волшебница принялась ходить вокруг, разглядывая моё новое тело.

— Ну, так что? — опять этот голос! — Что со мной?

Твайлайт остановилась и серьёзно посмотрела на меня. Я нервно сглотнул.

— У тебя нет внешних повреждений, язв, экзем, лишаёв или чего-то ещё подобного… — начала она. — Твой окрас посветлел, теперь он почти идентичен масти Лиры. Ты стал более худым или, вернее, менее массивным, рог теперь не так сильно заострён и немного короче… А ещё ты кобылка.

Всё, приговор произнесён. Я с тоской посмотрел на библиотекаршу, та отвела взгляд, явно силясь не рассмеяться.

— Это точно? — уже зная ответ, спросил я.

— Даже не будучи практикующим врачом, я знаю как отличить кобылку от жеребца, — улыбнулась Твайлайт. — Так что — да, это абсолютно точно. Можешь убедиться сам.

С некоторым страхом я опустил голову и заглянул себе меж задних ног. Не знаю, что я намеревался там увидеть, но смотреть было не на что. Не доверяя глазам, я пошарил передним копытом, но и такой обыск не дал положительных результатов…

Тысячи вопросов мигом закружили в голове: За что? Почему я? Навсегда ли это? Не полнит ли меня мятно-зелёный цвет? Как мне теперь быть? Есть ли жизнь на Марсе? Кто придумал это зелье? Зачем превращать самцов в самок? Пустят ли меня теперь в женскую баню? Останусь ли я девушкой после превращения в человека? И прочая, прочая, прочая…

Множество эмоций смешались в непередаваемый коктейль: тут было и удивление, и паника, и страх, и любопытство, и уйма других. Я попытался выразить своё состояние вслух, поделиться с окружающими своими ощущениями, своими тревогами и терзающими меня вопросами…

Но всё, что смог выдавить, было обиженное:

— ТВАЮЖМАТЬ!..