Неискупимая

Принцесса Найтмер Мун пыталась скрывать себя в тайне. Подавляла свои силы, изображала наивность, притворялась старомодной дурочкой при любой возможности. Но всё тайное рано или поздно становится явным. Стрела легла на тетиву. Тирек — крупная мишень... но куда труднее будет объясниться перед Селестией.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун Принцесса Миаморе Каденца

Свиток маленького дракона

Маленький дракончик ищет и находит себе новых друзей среди пони.

Два концерта

Селестия слушает музыку.

Принцесса Селестия Октавия

СиДжей в Эквестрии

С Карлом «СиДжеем» Джонсоном лучше не ссориться, это каждый знает. Он готов ко всему и ничего не боится. Он всё видел и испытал. Он так думал. СиДжей с парой приятелей напился в хлам, а когда проснулся, то обнаружил, что теперь он в Эквестрии. Карл застрял в чужом краю — ни пушек, ни банд, ни даже людей — и понял, что есть вещи, к которым нельзя быть готовым. А убийства, шантаж и автомобильные аварии не помогут.

Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Стежок вовремя

Это произведение является сиквелом к повести «Жёсткая перезагрузка» (скачать FB2) После событий «Жёсткой перезагрузки» жизнь и душевное здоровье Твайлайт медленно возвращаются в норму. Однако её выздоровление преждевременно заканчивается, когда она получает письмо, в котором говорится, что использованное ей заклинание временной петли серьёзно повредило пространство и время. Понимая, что одна не справится, Твайлайт призывает того, кто может помочь исправить положение. Пони, который является на зов, оказывается для неё полнейшей неожиданностью… и совсем не таким, каким она его себе представляла.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Пещера сокровищ.

Драконы охраняют сокровища - это знают все. И два, точнее две юных кладоискательницы как раз нашли подходящую цель для налета.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Полёт Лайтинг

Любопытство юной принцессы Твайлайт Спаркл вынудило Луну поведать ей об одном из самых страшных секретов аликорнов.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

The Unexpected Love Life of Dusk Shine / Нежданная любовная жизнь Даска Шайна

Как пошли бы известные нам события, если бы Твайлайт Спаркл была жеребцом?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая

Искра Безумия

Понивилль знавал множество разных личностей, от чужеземцев до представителей королевской знати. Но эти три неизвестные личности - совсем иной случай, причём крайне странный...

Другие пони ОС - пони

Сказка про долгий путь домой

Продолжение рассказа "Сказка об изгнанном Принце". Многое из этого - записи из дневника Принца Земли. Решение уже принято, но выбранный путь весьма извилист.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
XXVI XXVIII

XXVII

— Хочешь радугу — попробуй радугу! — Рабидус ткнул приятеля локтём в бок, отчего тот поморщился.

— Не надо про «Попробуй радугу!», — скривился Лист. — С тех пор как я увидел негра, доящего САМЦА жирафа и получающего в результате радужные конфетки… бр-р-р, я эту дрянь в рот не возьму!

Маг расхохотался своим новым грудным голосом. Судя по всему, пегаска имел в виду какую-то рекламу, но единорожка уже много лет не смотрел телевизор и не смог оценить юмор.

— Не переживай, мой прекрасный кобылк! Уверен, в Эквестрии радугу делают иначе, — Рабидус обнял художника за шею. — В крайнем случае привлекают жеребцов. Жирафов я тут не встречал, да и не слышал о таковых.

Художник представила как «доят» жеребцов и помотала головой.

— В любом случае, надеюсь, что для этого используют кобылок, а не других жеребцов, — буркнул он. — Но теперь, после всех этих разговоров, я радугу в рот не возьму!

В этот момент ЭпллДжек, которая вроде как дремала, заржала и ткнула кобылок в грудь копытцами.

— Ну, вы и извращенцы! — отсмеявшись, сказала она. — В Эквестрии радугу делают из экологически чистой магии цвета, с добавлением ароматизаторов и вкусовых добавок. Без всяких консервантов!

— Ого! — кобылки зацокали передними копытами, аплодируя. — Откуда ты всё это знаешь?

— Дэш провела нам экскурсию по погодной фабрике. — ЭпплДжек вновь откинулась на борт ванной. — Пинки, если мне не изменяет память, даже попробовала радугу на вкус.

— И что она сказала?

— Я не очень помню… — на секунду задумалась фермерша. — Но была не в восторге, это точно.

Рабидус задумчиво потёрла подбородок копытцем.

— А где эта фабрика расположена?

— В городе пегасов, Клаудсдэйле.

— Клаус-Дэйл? Это такой толстый красноносый бурундук с белой бородой и в цветастой рубахе? — уточнил маг.

— Кла-удс-дэйл. Это город среди облаков, где живут только пегасы, и где готовят погоду для всей Эквестрии, — дала справку фермерша.

— Оу, ясно. Среди облаков… — Рабидус посмотрела на Листа.

— Я летать не умею, моими крыльями разве что сквозняк создавать! — не дала спросить художник.

— ЭйДжей, а поближе нигде радуги не найдётся?

Пони задумалась, опустив мордочку под воду и пуская пузыри.

— Точно! — вскинув голову, сообщила она. — У дома Дэш есть небольшой радугопад.

— А дом Дэш — это такое облачное здание, что торчит посреди неба? — спросила Лист. — Мы и до него не доберёмся. Ещё варианты?

— Спокойно, дотуда пролеветировать нас двоих я смогу! — уверенно ответила Рабидус.- Ладно, ты морально готовься к полёту, а я пока поищу Берри Панч…

— Зачем она тебе? — удивилась Лист.

Маг с удивлением посмотрела на него.

— Ты что, решил, будто я в здравом уме буду использовать опасную магию ради такой глупости, как узнать вкус радуги? — Рабидус поражённо покачала белокурой головкой. — Вот под градусом — это запросто. Под градусом я и не такое вытворял!..

Маг задумалась, с улыбкой вспоминая эпизоды прошлого. Однако, улыбка быстро померкла — не все воспоминания были приятными.

— Да и вообще его собирались сносить!.. — задумавшись, маг начала вслух говорить сама с собой. Опомнившись, смущённо поглядела на ошарашенных пони. — В общем, хмель для магов опасен, так как снимает ограничения разума.

Рабидус снова задумалась, на этот раз что-то прикидывая в уме.

— Может Твайлайт напоить? Нет, это скучно. Есть идейка повеселее, а если не выйдет, вот тогда и напою, — вполголоса бормотала он. Потом вскинула голову и посмотрела на фермершу. — ЭйДжей, ты ведь готовишь и крепкий сидр?

— Мы готовим всё, что можно приготовить из яблок! — гордо заверила единорожку ЭпплДжек.

— Отлично, тогда я хочу заказать бочонок, чтобы отпраздновать успешное завершение эксперимента! — улыбнулась маг.

— Замётано. Наличные или кредит?

— Наличные. Принцесса Луна решила вести свой бизнес, а для начала вложилась в моё начинание. Так что у меня в партнёрах сама принцесса и мне не страшны проверки из пожарной, полиции и СЭС!


Флаттершай лежала на мягкой пушистой спине мантикоры, сжатая в крепких, но очень нежных объятиях кокатрикса. Синечешуйчатая рептилия с чёрно-рыжей петушиной головой буквально влюбилась в пегаску с одного Взгляда. Пони не хотела прибегать к такому, но кокатрикс сам вынудил кобылку, когда попытался превратить в камень принцессу ночи. Мощная псионическая атака прошла в крошечный мозг лесного обитателя и что-то там перемкнула — теперь куроголовый ни в какую не желал расставаться с пегаской! Луна успокоила Флаттершай, что снимет чары перед тем, как забрать рептилию в Кантерлот.

— Вот видишь, Флаттершай, как хорошо, что я взяла тебя с собой! — рассуждала принцесса, не спеша шагая по тропе. — Я считаю, что у хорошего правителя должны быть лучшие приближённые, как у сестры. А у лучшего правителя должны быть лучшие сторонники — как у меня! Возьмём, к примеру, королевского смотрителя парка — у него же звери от пони шарахаются! И возьмём тебя — у тебя звери к пони так и льнут. Что это значит? Что ты — лучше! Или возьмём Вандерболтов, их капитан — СпидФайр, очень быстрая… выпивоха. Быстрее неё никто не может напиться…

Луна подошла к покрасневшей как помидор и начинавшей хрипеть пегаске и ослабила объятия рептилии, чтобы кобылка могла без проблем дышать.

— Тия сделала из Вондерболтов шоуменов, — качнув гривой, недовольно сказала принцесса ночи. — Согласна, мы живём в мирное время, но это не повод превращать военное спецподразделение в клоунов для развлечения толпы. Поэтому я решила вернуть спецотряд Детей ночи — Шэдоуболтов. У меня даже есть на примете одна пегаска, что идеально вписывается в мою концепцию «лучших».

— Что такое «Дети ночи»? — спросила отдышавшаяся Флаттершай. Пегаска понемногу начала привыкать к венценосной спутнице. Тем более, что особого выбора у неё не было.

— Дети ночи — так называлась моя армия в эпоху смут… — Луна с тоской посмотрела на вечернее небо. — Все они были преданы душой и телом. Пегасы, единороги, земные пони, зебры, минотавры, сфинксы, грифоны… Там были ВСЕ. Я принимала любого: изгнанников, перебежчиков, даже преступников! Было только одно условие — преданность. И, поверь — хозяйка ночи могла добиться желаемого!

Глаза принцессы сверкнули лунным светом, а на мордочке появилась хищная ухмылка.

— И не было силы большей, чем у Детей ночи! Когда грифоны решили подмять под себя Эквестрию, они быстро поняли, что просчитались. Красные скалы ещё долго будут самой страшной сказкой для их птенцов… — Луна тряхнула гривой, приходя в себя. — Не бери в голову, это дела давно минувших дней!

Флаттершай нервно кивнула. Ей совсем не хотелось уточнять, от чего покраснели скалы. Вернее, она догадывалась, что эпоха смут была кровавой и жестокой, но старалась не думать об этом.

— А что стало с Детьми ночи, когда вас… ну… — замялась пегаска.

— Изгнала Селестия? — закончила за неё принцесса. — Они отказались присягнуть на верность оставшейся правительнице и ушли в добровольное изгнание на окраины Эквестрии. Они защищали границы страны тысячу лет, ожидая возвращения повелительницы. И они дождались! — гордо улыбнулась Луна. — Славные потомки великих предков, их кровь не ослабла за прошедшее тысячелетие. Пожалуй, я могла бы устроить ещё один переворот и на этот раз победить… Не бойся, я не собираюсь заниматься такими глупостями!

— Я и не думала такого, — стала отнекиваться пегаска.

— Ой, да ладно! — махнула копытом Луна. — Все вы меня опасаетесь! Ну, кроме Тии и её ученицы… Знаешь, а я ведь поначалу боялась Твайлайт, — неожиданно рассмеялась аликорна. — Не раз мерещилось, что она вот-вот ворвётся в мою комнату и снова припечатает элементами гармонии. Даже пара кошмаров на этот счёт приснилась — мне, повелительнице сновидений! Однако я пересилила себя и прилетела на Ночь Кошмаров. Но каких нервов это стоило…

— Вы не выглядели испуганной, — заметила пегаска.

— К тому времени, как мы с тобой встретились, я столкнулась с проблемой взаимопонимания с детьми и Пинки Пай. А Твайлайт пыталась мне в этом помочь, так что к тому времени я уже её не боялась.

Аликорн остановилась у домика пегаски.

— Я на время оставлю у тебя своих новых питомцев. Мне нужно готовиться к поднятию Луны. Доброй ночи, Флаттершай.


— Ты уверен, что это хорошая идея? — Лист с сомнением посмотрела сначала на облачный дом Дэш, а потом на мостовую. И он, и маг торчали на крыше двухэтажного дома, и потому земля была немногим ближе, нежели искомое облако.

— Разумеется! — выдохнула перебродившим виноградом Рабидус. — Я уже наложил на нас заклятья полёта и, на всякий случай, мягкого падения. Всё что нужно — это прыгнуть, и ты воспаришь!..

— Может, стоило просто попросить Дэш?

— Запомни — дураки не ищут лёгких путей! Ладно, я первый, смотри!

Единорожка взяла короткий разбег и смело прыгнула с конька крыши. Лист проводила приятеля взглядом до самого… тротуара, где та вальяжно разлеглась, оповестив об этом всю округу громким шлепком и потоком брани.

— Левитация! — буркнула Рабидус забытое слово-активатор, медленно поднялась над землёй и поплыла к облаку.

— Левитация, — Лист решила не прыгать, а просто слегка оттолкнуться от крыши. Как оказалось, хватало и этого.

— И вообще, Дэш нет в городе, я уточнял у ЭпплДжек, — как ни в чём не бывало, продолжила Рабидус.

Найти радужный ручей, даже в полумраке, оказалось несложно. Пони одновременно макнули в него передние копытца… Странное дело — в ручье, как и в небе, цвета плавно переходили друг в друга, смешиваясь на границе, а на копыта легли чётко разделёнными разноцветными полосами. С сомнением посмотрев на пёстрое копыто, Лист первым опробовала радужную палитру. Следом за ним это сделала Рабидус. Теперь стали ясны слова ЭпплДжек о том, что радуга на вкус Пинки не понравилась…

Красный оказался высококонцентрированным чили, или чем-то схожим по остроте. Оранжевый — до приторного сладким. Жёлтый — видимо, в противовес — таким кислым, что позавидовал бы и уксус. Зелёный ударил по вкусовым рецепторам нестерпимой горечью, а голубой — ментоловой свежестью, да такой, что онемел язык. Впрочем, вкусы он продолжал различать. Концентрации соли в синем могли бы позавидовать воды Мёртвого моря. Завершил феерию фиолетовый, с ни с чем не сравнимым металлическим вкусом.

Перебрав за секунду столь яркую палитру, новоявленные дегустаторы радуги сидели не шевелясь, с высунутыми языками. Из подёргивающихся глаз медленно текли слёзы. Ни Лист, ни Рабидус не знали как избавиться от послевкусия. Логичным было заесть или запить чем-то диаметрально противоположным по вкусу… но что можно противопоставить по вкусу радуге?

— Я должен выпить… — маг на негнущихся ногах подошла к краю облака и, вновь забыв про левитацию, шагнула в пустоту…

По округе разнеслось не первое за сегодня «…ять!» и мостовая душевно встретила единорожку — заклинание мягкого падения не подвело.

Художник подумала, что идея с выпивкой не самая плохая. Подошла к краю и хотела слеветировать вниз, но поскользнулась и полетела кубарем, неумело размахивая всеми шестью конечностями. По ощущениям приземление не отличалось от прыжка с табуретки. Если бы не страх, то Лист вполне могла приземлиться на ноги, а так — шлёпнулась мешком неподалёку от Рабидуса.

— Ты что-то говорил про выпить? — стараясь загладить неловкий момент с падением, заговорила художник.

— Ах да, точно! — тюкнула себя по лбу копытцем маг. — Пока спускался, совсем из головы вылетело!

Рабидус подошла к кустам, где оставила седельные сумки, позаимствованные у Лиры.

— Где же моя прелесть? — слегка гнусавым голосом спросила он сам себя, а потом продолжила обычным голосом. — Ага, вот и она — квинтэссенция таланта Берри Панч!

Рабидус нежно прижала к себе пузатую бутылку из тёмного стекла, осторожно потёрлась об неё щекой, а потом, выдернув зубами пробку, припала к горлышку. Лист посмотрела на жадные глотки мага и не выдержав, отняла бутылку. Рабидус не возражала — он сидела на земле, счастливо улыбаясь: вкусовые рецепторы если и не пришли в норму, то уже не вызывали желания отрезать себе язык.

Вино оказалось довольно крепким, а седельные сумки — объёмными. Распив вторую бутылку, заклятые друзья навек подруги пошли гулять по ночному Понивилю.

— А вот слуш-ка песню, про фабрику радуг!.. — отпив из третьей бутылки, начала Лист. -

Now a rainbow's tale isn't quite as nice

As the story we knew of sugar and spice

But a rainbow's easy once you get to know it

With the help of the magic of a pegasus device

Let's delve deeper into rainbow philosophy

Far beyond that of Cloudsdale's mythology

It's easy to misjudge that floating city

With it's alluring decor and social psychology

— Круто… Я и не знал, что ты так хорошо поёшь! — восхитилась маг. — А дальше чо?

— Вериш?.. Пока не выпил — и сам не знал!

But with all great things comes a great responsibility

That of Cloudsdale's being weather stability

How, you ask, are they up to the task

To which the answer is in a simple facility

In the Rainbow Factory, where your fears and horrors come true

In the Rainbow Factory, where not a single soul gets through

Последние строчки они пели дуэтом. В высшей степени довольные собой, друг другом и весёлой оптимистичной песенкой…


Утро нещадно ударило по глазам полуденным солнцем. Какое коварство от Селестии! И это в тот момент, когда я хочу поспать!..

Не открывая глаз, я сладко потянулся и тут же понял, что уже не в теле пони, а вновь человек. Судя по тяжести, Лира вновь уснула на мне. Открыв всё же глаза, я несказанно удивился: единорожка и вправду спала на мне, но её голова находилась непривычно высоко!.. А именно — на высоте не самых маленьких молочных желёз, обладателем коих я стал. Тут-то и стали понятны слова Луны о том, что человеком я стану к утру, а вот собой — только к вечеру. Нет, предположения были с самого начала, как только я превратился в кобылку, но теперь есть два весомых доказательства, на которых с удовольствием спала Лира. Рукой я проверил отсутствие противоречий… но нет, я не стал трансвеститом. Абсолютно полноценный женщина… Ну не могу я думать о себе в женском роде!

Лира открыла глаза и посмотрела на меня поверх холмов.

— Ты теперь человек, — констатировала она очевидное. — Значит, так выглядят ваши кобылки?

— Точно, — я погладил её по гриве. — И как тебе?

— Очень мягко! — засмеялась пони и уткнулась мордочкой меж грудей.

— Осторожнее, они весьма чувствительные! — возмутился я такой бесцеремонности и тут же пожалел о своей несдержанности: в глазах кобылки зажглись озорные огоньки. — Даже не думай об этом!..

Лира набросилась, словно озабоченный подросток на согласившуюся на секс девушку, лаская и тиская груди. Когда она заигралась, пришлось схватить развратную негодяйку и связать в одеяле, оставив снаружи только голову. Немного успокоившись, я начал подбирать себе одежду из того небогатого выбора, что имелся.

Короткие шорты плотно обтянули упругие ягодицы — бёдра тоже увеличились. На ноги неизменные сандалии — тут всё просто… А вот что делать с торсом? Ни одна из рубашек не сходилась на груди — за такое роскошество в моём Мире врачам несли немалые деньги, а мне досталось бесплатно, хоть и временно. Наверное, правильно сказать условно-бесплатно, с ограничением по времени на использование. Интересно, откуда Твайлайт откопала рецепт, она же чистый маг? Не придумав ничего лучше, я накинул рубаху и связал узлом под грудью. Глянул в зеркало — зашкаливающая эротичность и похабность: по людским меркам я был очень красивой девушкой. Не забудьте никуда не девшиеся длинные белоснежные волосы, придававшие облику некоторую изюминку.

— Лира, а кто в Понивиле работает с зельями? — обернулся я к единорожке, отчаянно пытавшейся выбраться из одеяльного плена.

— Зекора. Зебра, что живёт на окраине ВечноСвободного леса, — пропыхтела она.

— Спасибо. Я пойду, прогуляюсь.

На улице я огляделся по сторонам, ловя удивлённые взгляды — улыбнулся в ответ и помахал пони рукой. Те оказались довольны таким приветствием и успокоились.

Про Зекору я слышал не раз, но так и не собрался навестить столь неоднозначную личность. Где бы найти проводника? Словно в ответ на это, я увидел ЭпплБлум, по видимому возвращавшуюся из школы.

— Привет меткоискателям! — подошёл я к ней, кобылка с удивлением уставилась на меня. — Это я, Рабидус. А мой вид — это побочное действие общения с Твайлайт.

Такое объяснение полностью удовлетворило кобылку, и она принялась носиться вокруг меня, оглядывая со всех сторон.

— ЭпплБлум, ты знаешь, где живёт Зекора? — спросил я неугомонного жеребёнка.

Та мгновенно остановилась и утвердительно кивнула:

— Конечно, знаю, она понемногу обучала меня зельеварению, пока я не сварила гал-лю-ци-но-ген-ный суп… — слово «галлюциногенный» она произнесла по слогам, словно не очень понимая его значение. — Это такой суп, что после даже одной миски в голову приходят всякие яркие картины, идеи, стихи… А Зекора сказала, что талант у меня есть, но в современной Эквестрии он законодательно запрещён и подсуден! Так что метку я так и не получила… — пригорюнилась пони.

Я потрепал огорчённую кобылку по голове.

— Не парься. Получишь ты свою тату на попу, было бы из-за чего переживать!.. А ты меня случаем не проводишь до Зекоры? Хочу с ней повидаться.

— Конечно! — плохое настроение испарилось в мгновение ока, и поняша с гордым видом повела меня в сторону ВечноСвободного леса.

Когда мы подходили к зелёной границе, ЭпплБлум неожиданно замедлила шаг. Я с удивлением посмотрел на неё: неужели испугалась?

— Рабидус, Твайлайт говорила, что ты очень сильный маг? — неуверенно начала она.

— Она ошиблась, я очень посредственный маг. Просто колдую иначе, чем привыкли единороги, — покачал я головой. — Но даже я не в силах раньше времени присвоить вам метки.

— Я не о метках, — кобылка нервно закусила губу. — Дело в Скуталу. У неё проблемы с крыльями… травма. Даже если она начнёт летать, ей никогда не быть такой быстрой как Рэйнбоу Дэш. Рабидус, ты можешь помочь своей магией? Она же другая, верно? Ни врачи, ни единороги не могут помочь Скуталу… — пони посмотрела мне в глаза. — Она никогда не признается, но для неё это очень тяжело.

Я присел рядом с жеребёнком. Некоторое время мы оба молчали — она погрузилась в переживания, а я думал, что ответить.

— ЭпплБлум, крыло пегаса — это не только кости, мышцы и перья, это ещё и очень сложная магическая конструкция, — не знаю, насколько понятны жеребёнку такие пояснения. — По сложности крылья приближаются к рогу единорога.

— То есть? — взгляд пони был не по-детски серьёзен.

— То есть я не смогу восстановить магическую структуру крыла, а пострадала, вероятно, именно она, так как простые травмы не влияют на полётоспособность, — вздохнул я. — Я мог бы зачаровать Скуталу, чтобы она парила, но это и близко не стоит к полётам пегасов. Есть ещё возможность механических протезов, но не думаю, что это подходящий вариант.

— Что такое протезы? — убитым голосом спросила ЭпплБлум: она очень хотела помочь подруге, но не могла.

— Механический заменитель конечности. Теоретически я мог бы просчитать нужные заклинания для создания такого протеза, но какой пегас согласится иметь за спиной вместо нормальных крыльев металлические имитаторы? Пусть они и позволили бы летать.

Мы пошли дальше в лес, в то время как кобылка продолжала о чём-то размышлять.