S03E05
Часть 5 Скоростное знакомство Часть 7 Товарищ Рейнбоу

Часть 6 Падения во сне и наяву

Организация лагеря и составление графика дежурств были завершены, наконец-то. Сотник Баян прохаживался по мирно отдыхающему лагерю, завершая осмотр. В своей палатке, присев за стол и подперев голову копытом, командир мог позволить себе на секунду-другую закрыть глаза и попытаться хотя бы на этот срок очутиться в том месте, где не было ещё сотника Баяна, а был просто кадет-единорог Баян. Постепенно начинали всплывать образы минувших дней, времени учебы в Кантерлотском кадетском корпусе.

— Баян, ещё три часа до конца увольнительной, давай в Библиотеку заглянем, — предложил жеребец-единорог с лазорево-синей гривой и белой шкурой, отличительным знаком которого являлся фиолетовый щит с восьмиконечной розой ветров.

— Шайнинг, тебе что в классе всей этой теории мало?

— Пошли говорю! — настаивал единорог белой масти, подталкивая Баяна.

Притащив все-таки своего товарища в Библиотеку Кантерлота, Шайнинг и Баян зашли в секцию и разделились, как правило, через час или два товарищи встречались и следовали назад в казарму. Нельзя сказать, что багровый единорог был рад проводить время в библиотеке — редко кому из молодых жеребцов нравится сидеть в скучной библиотеке вместо весёлых забав или просто «блаженного ничегонеделанья» — просто, Шайнинг был единственным настоящим другом Баяна в корпусе и во всём городе, связано это было отчасти из-за отсутствия кьютимарки и внутренней замкнутости последнего, хотя в их классе (благодаря усилиям капитана класса Шайнинг Армора) царила братская солидарность, и неуставные взаимоотношения были крайне редким исключением. Прохаживаясь между стеллажей, на которых были аккуратно составлены книги и сложены свитки, многим из которых было столько же лет, сколько принцессе Селестии, а может, и больше. Баян как всегда магией снимал книгу приглянувшуюся названием или внешне, листал, смотрел оглавление и с видом глубокой скуки возвращал на место. Повернув на очередном повороте, он увидел, Шайнинга, стоящего перед стеллажом с пометкой «История». Странная картина. Белый единорог стоял, как вкопанный, глядя завороженным взглядом на двадцать… какой-то там том Энциклопедии истории Эквестрии, поэтому совершенно не заметил, как к нему подошел Баян и, повернув голову, глянул в ту же точку. Всё сразу стало ясно, почему последние часы каждой увольнительной друзья бессмысленно проводили в библиотеке. Шайнинг Армора интересовала отнюдь не «история», он смотрел сквозь узкий проем на пару кобылок сидящих за столом перед толстенным фолиантом, фиолетовую единорожку с прямой челкой и сиреневой полосой в гриве и нежно-розового аликорна с довольно милой мордашкой и это только на первый взгляд.

— Красивая! — спокойным голосом проговорил Баян

— Ага! — безучастно ответил Шайнинг, после чего его глаза резко расширились и ошарашенный взгляд перелетел на товарища. — Я… Эм-м-м. просто… Ты не подумай! Просто я решил проведать свою младшую сестрёнку. Вот! — краснея и заикаясь проговорил единорог.

— А кто вторая?

— Это Каденс, её няня!

— У твоей сестры няня — сама принцесса Миамора Каденсия?

— Да! Лучшей ученице принцессы Селестии — лучшая няня за всю историю нянь.

— Тогда ясно!

— Что тебе ясно?

— Какую ты тут историю изучаешь! Теперь я хотя бы знаю почему тебе так нравится сюда ходить.

— Слушай, Баян, ты же мне друг?

— Что за вопрос? — с ноткой непонимания и даже обиды в голосе спросил единорог.

— Отвечай!

— Да!

— Тогда никому!

— Могила! – в полголоса ответил багровый единорог.

Единороги общались в узком проеме между стеллажей с книгами, стараясь говорить как можно тише, что в условиях библиотечной тишины никак не спасало. Вдруг сзади послышался голосок, заставивший двух жеребцов прекратить дискуссию и, обернувшись, увидеть розового аликорна с аккуратно убранной гривой и хвостом:

— Шайнинг Армор?

— Каденс, а мы вот к зачету по истории готовимся. Кстати познакомься это мой друг Баян.

— Здрасьте! — стушевался багровый единорог.

— У Твайлайт завтра тоже История. Подай, пожалуйста, 12 том!

— Да, конечно, Баян, а не отнесёшь моей сестрёнке книгу? Пожалуйста!

Единорог с темно-русой гривой понял для чего его просят удалиться, но виду не подал, а с невозмутимой мордой принял зубами книгу и молча направился к одиноко сидящей фиолетовой единорожке. Подойдя к столу, Баян скромно присел напротив единорожки и магией передал ей книгу.

— Каденс просила вам передать.

— Ага! – не глядя на собеседника, проговорила Твайлайт.

— А что вы сейчас читаете?

— Это история о принцессе, которую похитил злой дракона, теперь она ждёт рыцаря, который защитит всех пони от зла и вырвет её из лап чудовища, малоправдоподобная история.

— Почему? Мне кажется, что в жизни именно так и происходит. «Зло» стремится владеть «красотой», пользуясь своим перевесом, но в итоге лишь бесполезно тратит силы на его порабощение, а «добро» пусть и малочисленно, но искренне и от всего сердца в союзе с «красотой» становится непобедимо. Кто «добро» и «красоту» в сердце хранит, тот и прав, кто прав, тот и сильней. Всё логично!

— БЕРЕГИСЬ! — раздался резкий крик, и сзади захрустели ножки падающего стеллажа.

Единорог среагировал моментально, в то время как Твайлайт вновь уставилась в книгу. Баян, перепрыгнув через стол, сбил фиолетовую единорожку и закрыл её собой от удара массивным шкафом и летящих с полок источников знаний. Стеллаж глухо лег на угол стола, подняв волну из листов бумаги, свитков, пыли и шума, раскатом пробежавшего по библиотеке.

Сон, как будто, отрезало, Баян открыл глаза от грохота и налетевшего на него урагана. Вокруг жеребец обнаружил себя лежащим на полу в ворохе разлетевшихся со стола бумаг. Присмотревшись, он увидел и причину установившегося хаоса, это была пегаска с небесно-голубой шкуркой, гривой семи цветов радуги и кьютимаркой в виде облака, из которого ударяет радужная молния. Немного ехидно и с улыбкой она глядела на единорога, слезая со стола и принимая горизонтальное положение.

— Ой, простите, — виновато проговорила пегасочка, глядя розовыми глазами на багрово красного единорога, поднимающегося на все четыре копыта.

— Мисс Рейнбоу Дэш, — спокойным голосом начал Баян, — только собирался отправиться на ваши поиски, как вы сами прибыли.