S03E05
Все люди сво...

Звезды второго плана.

Мне следовало бы пойти и извиниться перед Твайлайт. Но что я сделал? Я принялся с остервением намывать посуду, раздраженно протирая насухо, и люто складывая на места.

— Питер, привет!

— Твай на верху. — Не оборачиваясь буркнул я. — Но тебе не стоит её пока беспокоить.

— А-а-э, я вообще-то к тебе. Мне нужна твоя помощь... На улице. Ну, с облаками там.

— Рэйнбоу, у нас тут складывается не очень притная ситуация. Я знаю, что уже несколько дней не помогал тебе, но так получилось. Да ты и сама видишь, что мне приходится возиться с этими людьми, с армией, и всем городом.

— Ну да, да. Я вижу. Но мне вправду нужна твоя помощь. — К моему сожалению посуда закончилась, и вытирая руки полотенцем я обернулся, прислоняясь к столешнице.

— Дай угадаю: облака тут ни причём. — Озорной взгляд пегаски обличил её истинные мотивы.

— Абсолютно! — Она постучала передними копытами. — Я придумала новый трюк, и для его исполнения мне нужна твоя метла. Ну и ты верхом на ней.

— Ну выкладывай.

— Значит так! — Пегаска запрыгнула на стол, и встала на дыбы, поддерживая равновесие крыльями. — Сначала мы поднимаемся как можно выше. Затем начинаем пике, и залетаем в предварительно построенный коридор из облаков. Ты — летишь первым, и разбиваешь там воздух, я — лечу за тобой, до самого конца. У конца коридора ты резко уходишь в сторону, я продолжаю падать, и набрав максимальную скорость... БУ-УМ!!!

— Ты врезаешься землю?

— Что?! Нет! Радужный удар!

— Ясно. А коридор зачем?

— Ты что, про воздушный мешок никогда не слышал?

— Ты ведь даёшь себе отчет, насколько это опасно? — Она начала меня беспокоить своим настроем.

— Это будет клёво! Так ты идешь? — Спрыгнув со стола, она направилась к двери, с таким видом, словно я уже согласился.

— Нет, Рэйнбоу. В знак нашей дружбы, я не стану потокать твоим суицидальным наклонностям.

— Эй, да что не так?

— Ты когда-нибудь слышала о гипоксии и декомпресси?

— М-м-м... Я не знаю таких пони.

— Э-э-х, знаешь почему правила перемещения воздушно-магическим транспортом запрещают резкие переходы между атмосферными слоями?

— Чего?

— Рэйнбоу, ты понимаешь, что когда ты вылетишь из этого коридора, то у тебя произойдет резкий перепад давления? Закружится голова, поплывет сознание, и ты даже не сможешь приземлиться, при этом не покалечившись.

— Расслабься, у пегасов такого не бывает!

— Тогда я перефразирую: когда Я вылечу из коридора, то просто свалюсь с метлы на полном ходу, и за качество посадки никто не ручается. — Выйдя из кухни, я взял курс на входную дверь. — Это явно плохая идея, Дэш. Думаю, тебе стоит полететь, и заняться чем-то менее костоломным. Хорошо?

— Да. Наверное, ты прав.

— Вот и чудно. Но если тебе понадобится настоящая помощь, ты всегда можешь ко мне обратиться.

Выпроводив радужногривую пони на улицу, я закрыл дверь, и закусил губу. Щемящее чувство сковало грудь, и учащенно дыша, я подошёл к лестнице. Преодолеть первую ступеньку было чертовски сложно, и я пару минут переминался с ноги на ногу, нетерпеливо постукивая пальцами по деревянному перилу, и бросая короткие взгляды на второй этаж. Это очень неприятно — когда знаешь, что незаслужено обидел кого-то хорошего. Наконец я собрался, и мысленно плюнув на всё, поднялся на верх.

— Эм... Твайлайт, я могу зайти? — Слегка постучав костяшками пальцев по двери, я заглянул в комнату. Единорожка сидела на балконе, спиной ко мне и куда-то смотрела.

— Да, Питер. Конечно. — Она обернулась, и взглянула на меня покрасневшими глазами, от вида которых мне стало ещё паршивее. С минуту я простоял истуканом, боясь встретиться с ней взглядом.

— Так что ты...

— Да я вот тут...

— А-а-а, я просто...

— Мда...

— Ага... — Вот и поговорили. Она принялась с неподдельным интересом разглядывать рисунок на одеяле, а мое внимание приковал паучок, деловито ползающий в самом дальнем углу спальни.

— Твайлайт, я должен перед тобой извиниться. — Неловкость молчания достигла своего апогея, и меня "прорвало". — Я должен был быть сдержанее, и понимать что никакой твоей вины ни в чем нет. И если бы я мог вернуться, то просто бы...

— Питер, подожди. — Она принялась ковырять пол копытом. — Тут так получилось, что я хотела сама перед тобой извиниться, но когда спустилась, то... — Её щёки в миг стали пунцовыми. — То подслушала ваш разговор с братом...

— Да чтоб меня... — Злобно прошипел я себе под нос. — Я-я... Это была не правда. Я наврал Шайнингу про всё!

— Нет, не наврал. — Она улыбнулась. — И это так мило, что ты о нас беспокоишься. Страшно, но вправду мило. — Она подошла ко мне, а вследующий миг я был заключен в её на удивление крепкие объятия. — Так что, прости меня. — Раздался её голос где-то на уровне моей шеи.

— Э-э-э... Да. Давай, сделаем вид, что ничего не произошло? — Чувствовал я себя в тот момент крайне сконфужено.

— Ладно! — Она отпустила меня, и довольная вышла из спальни. "Делать вид" у неё явно выходило лучше. Ну а я? Ну а я почувствовал огромное душевное облегчение, и тоже покинул комнату.

— Обычно готовкой занимается Спайк, но бутерброды и я делать умею. Надо же чем-то перекусывать по ночам, когда подолгу засиживаюсь в библиотеке. — Есть мне не хотелось, но в знак примирения я не мог отказать Твайлайт в совместной трапезе. — Кстати, а куда он делся?

— Хм... Не знаю. — Даже во всю напрягая память, мне неудалось вспомнить момент, когда дракончик выскользнул из кухни. — Наверно, пошел подышать свежим воздухом. Скоро вернется.

— Ладно... — Неожиданно рассеяно пробормотала она. Отрешенный взгляд, машинальное потягивание чая, и легкое шевеление губами — эти симптомы мне были очень хорошо знакомы: озарило. Несколько минут Спаркл обдумывала внезапно нагрянувшую мысль, видимо взвешивания все "за" и "против". — Скажи, эти люди... — В её взгляде блеснула искорка, и она перевела его на меня. — Ведь не может же быть всё настолько сложно. То есть, должы же быть и варианты проще.

— О чем ты? — Мысль я пока не уловил.

— Элементы гармонии!

— А. Это. — Разочарованый, я поставил кружку на стол. — Боюсь, что всё именно настолько сложно. Ничего не выйдет.

— Но почему? Ведь это самая могущественная сила в Эквестрии!

— Так-то оно, конечно да. Не спорю. Но скажем так: у этой силы не тот профиль. И их возможности не совпадают с нашими потребностями.

— Сила элементов помогла нам изгнать Найтмер Мун, помогла одолеть Дис...

— Твайлайт, пойми: экзорцизм в особо запущенной форме, и усмирение древних духов — это конечно сильно, и впечатляюще, но не то, что нам нужно. Ну вот скажи, как ты конкретно хочешь применить эту магию?

— Ну я не знаю. Во всех случаях я просто концентрировалась на том, чтобы объеденить элементы, и направить их силу в нужное русло.

— И как ты думаешь они помогут в этот раз? Превратят всех людей в изваяния? Этот фокус пройдет с духом хаоса, но для человека имеет очень неприятные последствия. А уж как от этого "лечат", я вообще молчу.

— Но это ведь крайняя мера. Можно поступить и иначе.

— В них никто не вселялся. Это обычные люди. Если ты хочешь сделать из них добрых и веселых, то сразу забудь. Проще насильно подчинить разум, чем перевоспитать нас. А на это неспособны ни ты, ни элементы.

— Но если так, то что собираетесь сделать вы?

— Только грубая сила. Необходимо всех обезвредить, и найти главного зачинщика этой истории. Не позволить навредить впредь, и исключить возможность увелечения их количества. Вот собственно и всё.

— Акхм! Я не помешал? — В комнату вошел белоснежный пегас, и обратив на себя внимание, приветственно кивнул. — Питер, там тебя все ждут: будете думать, как дальше поступать.

— Да, я иду. — Допив чай, я поднялся и направился к двери. — Извини, Твайлайт, но тут элементам гармонии делать нечего...

— Ну и чего они там уже надумали? — Я шел пешком, и пегасу пришлось плестись вместе со мной.

— Ну, я в этих командирских штучках несилен, но похоже, они планируют наступление.

— Когда?

— В ближайшие дни.

— Кто командует операцией?

— Хе-хе! Почти Шайнинг!

— Как это? — Мы свернули на соседнюю улицу, и уже шли мимо станции.

— Ну, по званию — главный Армор. Но только эта Блэйд, она ему слова вставить не дает! В жизни не встречал таких темпераментных единорожек. Ох, не завидую я её ухажёру!

— Детали операции? — Во мне прямо проснулся дух спец-бойца девятого отдела.

— Да пока ничего однозначного. Если бы они меньше перепирались, до уже давно бы всё решили. Пока только сошлись, что штурмовать будут ночью. Собственно тебя они позвали, чтобы ты поддержал кого-нибудь из них.

Мы прошли последний дом и двигались в сторону небольшого палаточного лагеря. Большинство единорогов избавилось от брони, и лишь только два-три патруля несли вахту, и полный набор доспехов. Надо отметить, что Скайфайтер не соврал, про "здоровых как минотавры" бойцов третьей роты. Внешне — они были действительно натренированы физически, и их рельефные мускулы отчетливо проглядывались через шерстку.

— О! Стрельбище! — Пегас вытянул крыло в сторону построившихся в шеренгу трёх единорогов. Примерно через пол сотни шагов от них стояли так же в ряд тюки соломы. Три разноцветные вспышки, и вот первый тюк был уничтожен маленькими насекомыми, напоминащими комки шерсти с крыльями.Второй превратился в ночной горшок, а третий очень эффектно почернел и сгнил прямо на глазах.

Палатки распологались так, что образовывали несомкнутое кольцо, в центре которого была палатка побольше, и костровище, у которого на тот момент деловито сновали два пегаса, что-то добавляя, досыпая, пробуя, и снова добавляя.

— Какие пони!

— Да без охраны! — Когда Стэн и Кайл были в драконьей броне, различить их было крайне сложно. Но они её сняли, и теперь определить кто есть кто, стало просто нереальным. Два светло-коричневых жеребца, с одинаковыми рыжеватыми гривами, и кьютимарками в виде двух крыльев: черного и белого, закрученых один с другим в стиле китайского знака гармонии "Инь" и "Янь". Только внимательно вглядевшись, я понял что у одного из братьев белое перо было как-бы сверху, а у другого наоборот — снизу.

— Чего это?! Вот моя охрана! — Скайфайтер хлопнул меня копытом по плечу. — А вы тут зелья варите? — Пегас осторожно понюхал пар, вьющийся над котлом.

— Уже знакомы?

— Да, столкнулись вчера вечером. Ты тогда уже ушёл.

— Рискнешь попробовать, большой эС?

— Давай. — Стэн (или Кайл?) щедро навалил овощного рагу, отдавая чашку белому пегасу.

— Так, какими судьбами в нашем скромном поселение?

— Фит'еа Бэйд фовёт. — Полный рот тушеных овощей не способствовал Скайфайтеру в дикции.

— У-у-у, тогда не дам. — Светло-коричневый пегас отдернул уже протянутую было мне чашку. — Нельзя идти с полным желодуком на "штормилку", и к капралу "на ковер".

— Буду знать. А куда идти-то?

— Так вон же они!

— Милые бранятся...

— Да только нам огребать в итоге.

— Если её разозлить — будут пух и перья.

— Как в тот раз!

— Это когда какие-то умники запустили к ней в кабинет зачарованых параспрайтов?

— Нас тогда крайними выставили.

— Так это же мы и были.

— То-о-чно, я и забыл.

Отправившись по указанному мне направлению, я приближался к раскидистому дубу, со стороны которого до меня доносился оживленный спор двух неспособных прийти к обоюдному согласию единорогов.

— А если они улетят?!

— Люди не умеют летать, капрал!

— Тогда почему в погодной группе Понивилля работает человек?!

— Потому что у меня есть летающая метла. А в чем вопрос?

— Только в том, что нет смысла задействовать против людей пегасов!

— Пегасы могут координировать отряд с воздуха.

— Операция проводится в Вечнодиком лесу! О какой координации вы говорите?! — Удивительно, но начальник королевской стражи перепирался с капралом, словно с ровней. — Питер, скажи ей!

— Шайнинг, пегасы в лесу будут неэффективны. Но отказываться от поддержки с воздуха совсем — несколько опрометчиво. Всегда есть шанс, что что-то пойдет не так, и не стоит намеренно упрощать им задачу.

— Ну как знаешь! — Единорожка победно посмотрела на оппонента, что восторга у последнего не вызывало. К моему сожалению, вопрос о пегасах был самым простым. Следующие несколько часов я выслушивал их перепирательства по любой мелочи, и был вынужден играть роль великого миротворца, дабы они в конец не сцепились. Может всё закончилось бы и раньше, если бы эти Кутузов с Жанной Д'арк не спорили о том, с каким именно боевым кличем переходить в наступление, и надо ли брать с собой флаг Эквестрии.

— Так, довольно! — Когда в довесок ко всему выяснилось, что команды на поле боя отдаются посредством трубача (что послужило ещё одним поводом для перепирательств), мое терпение закончилось. — Кто мне сейчас одолжит пол сотни битсов, тот и решает, будет ли это сражение во имя принцессы, или во славу оной...

— Взятки от должностных лиц!

— Как не стыдно. Одолжи десятку!

— Да ладно вам, парни. Но Питер, действительно, на какие чешуйки тебе эти деньги? — Заставив скинуться практически весь свой двенадцатый отряд, Шайнинг оказался расторопней, и теперь я шел обратно в библиотеку, весело помахивая туго набитым мешочком золота.

— Это, мои полу-пернатые друзья, военная тайна. Что называ-а-а... — Встав, как вкопаный, я несколько секунд пялился на неестественное скопление облаков, принявших форму почти перпендикулярно направленного к земле белого, пушистого тоннеля. — Так. Стэн, Кайл, у меня для вас задание особой важности.

— О-о-о, специальное поручение.

— Да ещё особой важности!

— А Блэйд нам таких не даёт.

— И говорит, что крылья не из тех мест растут.

— Ха! Может потому, что мы каждый четверг битком забиваем облака в казарму?

— Не-е, это из-за того, что мы как-то утопили в море два комплекта брони единорогов.

— Гы-гы. Вообще-то это были два комплекта ЕЁ брони.

— Она тогда обещала скормить нас мантикорам. Помнишь, как у неё глаз тогда смешно дергался?!

— У некоторых пони серьёзные проблемы с чувством юмора.

— Да, Питер, извини. Ты что-то сказал? — Приступ братской ностальгии временно иссяк.

— В общем, всё просто. Не дайте одной пегаске, с выключеным инстинктом сохранения свернуть шею себе, и тому, кого бы она там не подписала на эту затею ещё.

— СЭР, ДА, СЭР!!! ТАК ТОЧНО, СЭР!!! — вытянувшись стрункой прямо в воздухе, пегасы проорали это в унисон, вычурно отдавая честь, после чего, правда, улетели в нужном направление. Сам же я вернулся в библиотеку, и рассыпав монеты по столу, принялся осуществлять задуманное.

— Расскажешь, зачем тебе столько денег? И что ты с ними делаешь?- Твайлайт несколько минут внимательно следила за моими махинациями, но сути не поняла.

— Это называется Протеевы чары. Слышала о таких? — Единорожка покачала головой. — Ну вот смотри. Возьми вот эту. — Я взял две уже заколдованные монеты, и вложил одну в подставленое копыто, после чего постучал по другой Волшебной Палочкой.

— Я ничего не... Ай! — Испугавшись, единорожка отбросила кусок золота.

— Вот и весь принцип. — Я поднял с пола нагретый металл. — Что происходит с одной, главной монетой, то происходит и с остальными.

— И для чего это?

— Очень полезно, когда необходимо незаметно сообщить что-либо для большого количества людей.

— Эй! Есть здесь кто? — Откуда-то сверху раздался знакомый голос.

— Мы внизу! — Что Рэйнбоу Дэш забыла в моей спальне?

— Слушай, Питер, не заделывай эту дыру в стене. Я теперь через неё сюда прилетать буду. — А, тогда ясно.

— Рэйнбоу, извини, но ко мне ещё не пришла новая книга про Дэринг Ду. Ты ведь за ней?

— Э-э, вообще-то нет. Но, Твайлайт, спасибо, что теперь даже Питер об этом знает.

— Знаю что? Что ты, оказывается, читаешь не только расписания погоды? Это же здорово! — Рассортировав монеты, я пошел заварить чай.

— Я знаю. Но я не за книгой. Ни кто не видел Флаттершай? Я её пол дня ищю. — "ХРЯСЬ!" — дверь на кухню отворилась, но вот дверная ручка осталась у меня в руке. Кто-то может назвать меня паникёром, но я тогда в миг покрылся испариной.

— Когда ты её видела в последний раз? — Я не обернулся, но голос предательски дрогнул, и эту фразу я произнёс тоном, на пол октавы выше.

— Ну-у, когда ты отказался помочь мне с трюком, я решила, что Флаттершай не будет такой занудой, и согласится пролететь коридор первой. Но она как сквозь землю провалилась.

— "Репаро". Рэйнбоу, я думаю, что Флаттершай опять где-то устроила чаепитие со зверушками. — Мне удалось быстро взять себя в руки. В некоторой степени. — И чем продолжать заниматься ерундой, лучше помоги мне: вот мешок, вот записка. Лети и передай это всё Шарп Блэйд. — Безо всяких церемоний, я второй раз за день вытолкнул радужногривую пегаску через входную дверь, стой лишь разницей, что теперь и сам остался на улице...

— Рэдж!!! — Галопом обскакав половину города, я обнаружил единорога, выходящего из СПА-салона.

— А, Питер, хех... — Стушевался он. — Я тут вот гриву маленько подстриг. Хочу пригласить Блэйд...

— Где она?!

— Ну-у, наверное в палаточном лагере...

— Да я не про капрала!!! — В чувствах, я ударил кулаком по указательному столбику.

— А, я понял. Сейчас. — Он напрягся, а его рог окутало легкое сияние, которое, впрочем, погасло через пару мгновений. — Э-э-э, секунду... — Вторая попытка так же не привела к результату. И третья. И четвертая. — Я... Я не могу найти её. Я её потерял... — Единорог заметался из стороны в сторону, попутно применяя заклинание и рассеяно бормоча. — Да я... Каждый час ведь... Да куда она жешь?..

— Когда в последний раз засекал? — Пройдя все стадии принятия буквально за секунды, я перешел к "активной апатии"
— Около часа назад. Я тогда в лагере третьей роты был. Маяк показал на город, ну я и успокоился.

— Рэдж, ты знал, что Понивилль находится между лагерем и лесом? Хорошо... То есть плохо, но что сделано то сделано. Оставайся в городе. Я с этим разберусь. Да, и кстати, ты можешь закинуть меня сразу туда?

— Слишком далеко. Телепортировать опасно.

— Ясно. Значит сам.

— Погоди! — Рэдженальд в несколько прыжков догнал меня. — Ды ведь не собираешься туда один? — По моему взгляду он понял, что я собираюсь. — Тогда я с тобой. Это же моя оплошность. Ну, что я не уследил.

— Слушай сюда, солдат. — Меня опять начало "прорывать". — Я иду туда, а ты остаешься в городе. И молчишь обо всём в тряпочку, пока тебя не спросят. А когда и если спросят, то ты соврешь. Красиво и убедительно. Это — приказ. Всё ясно? — Гвардеец ошарашено кивнул. — Молодец. — Резко развернувшись на каблуках, я быстро зашагал обратно в дом-дерево. "Ну мои дорогие, это вы зря"...

Продолжение следует...