Автор рисунка: MurDareik
Представление Принц

Встречи

Случайная или не очень, каждая встреча влияет на нашу жизнь. Даже если ты просто увидел в толпе знакомое лицо, ты запомнил это и эта информация повлияет на тебя в будущем. Однако есть одна загвоздка — что, если встреча превратится в нечто большее?

“Случайности? Да-да, разумеется это всё случайности”

“Чёртова зебра... Вот пускай только снова появится передо мной – изрублю на куски, полосатая падла!” – Рэйнбоу проскрежетала зубами. – “Как вообще этот засранец сумел меня уделать!? И ведь даже без оружия!”

Дэш плелась по улицам Города, бросая угрожающие взгляды на каждого прохожего, кто смотрел в её сторону. А посмотреть было на что, ведь не каждый день по улицам столицы разгуливали пегасы, при этом совершенно не заботясь о мнении жителей.

Однако мнение каких-то там горожан волновало Дэш сейчас в последнюю очередь – сейчас всё, чего она хотела, так это выпустить куда-нибудь накопившуюся злобу. Но ни одного удачного повода ей не представлялось. Конечно, она могла просто подойти и как следует отметелить кого-нибудь из косо глядящих на неё прохожих, но воспоминания о тюрьме Имперского города моментально разгоняли подобные мысли.

Проходя через очередную маленькую площадь, Дэш заметила кого-то, пролетающего над крышами домов. Предположив, что это может быть Монохром, Рэйнбоу тут же изготовилась к взлёту, но в следующее мгновение поняла, что ошиблась: вместо Чарджа над городом пролетала неизвестная ей пегаска пепельного цвета со светло-жёлтой гривой. Из её распахнутых сумок то и дело выпадали листы бумаги, хотя сама незадачливая курьерша, похоже, даже не обращала на это никакого внимания. Но ещё интереснее была реакция прохожих на это: вместо недоуменных или презрительных взглядов, они просто подбирали упавшие листы и шли дальше.

Один из таких листков приземлился неподалёку от Дэш. Решив посмотреть, что же это всё-таки такое, она подобрала его. Потерянные пегаской листы оказались новым номером “Вороного курьера”:

Вороной курьер

Свежий выпуск!

Вести из Кватча

Не так давно весь Сиродиил полнился слухами о том, что же произошло в Кватче. Отчего целый город оказался объят пламенем, а его жители были вынуждены бежать из-под защиты его стен? Ответ прост – на город было совершено дерзкое нападение даэдропоклонников, которые своими тёмными ритуалами смогли открыть врата в вотчины принцев даэдра. Из-за этого город оказался отрезан от остального мира, а его улицы наводнены отвратительными дэйдрами. Но благодаря отваге и доблести стражников Кватча, которыми руководила капитан Санни Дэйз, портал был закрыт, а город очищен от мерзких тварей.

Результатом всего этого стало почти полное разрушение всех построек в городе, но жители не унывают и уже сейчас ведётся активное восстановление уничтоженных домов.

Какой бы то ни было информации об организаторах этого ужасного преступления нет, поэтому капитан Санни Дэйз предлагает награду за любые сведения, касающиеся этого происшествия.

Также возле Кватча были замечены Клинки. Что они делали около города, захваченного дэйдра, и связано ли это как-то с недавними покушениями на императора?

“Стоп, а где про меня? Где новость о том, что это я закрыла треклятый портал и спасла кучу пони? Где это? Какого чёрта всю славу получила эта сраная капитанша!?”

В приступе ярости Дэш порвала лист и пошла дальше. Теперь на неё почти не обращали внимания – многие прохожие были заняты обсуждением свежих новостей, а прочие просто спешили куда-то, не смотря по сторонам. Рэйнбоу же просто брела, не заботясь ни о чём.

Проходя мимо очередной группки, сплетничавшей о событиях в Кватче, Дэш наступила на ещё один лист бумаги. Уже решив разорвать его так же, как и предыдущий, она заметила, что это был не новый номер “Курьера”, а какое-то объявление.

Внимание-внимание!

Вы ищете славы и денег? Вы отважный воин, меткий стрелок или знающий боевые заклинания маг? Хотите проявить себя, доказав, что вы самый искусный боец в Тамриэле? Тогда приходите на Арену и докажите это! Увековечьте своё имя, победив других претендентов, и станьте чемпионом Арены!

“Кажется, я нашла, чем занять себя”.


– Ох, как же я рад, что ещё столько заинтересованных пони присоединилось к моему исследованию! Это же просто замечательно! Теперь изыскания пойдут гораздо быстрее, а поиски оставшихся артефактов будут проходить оперативнее и безопаснее! – радовался Эмберкайнд, пытаясь освободить от книг стол, чтобы ЭпплДжэк и Флаттершай могли спокойно сесть. – Прошу, присаживайтесь. Не стоит стоять в дверях.

Флаттершай неуверенной походкой подошла к столу и опустила ЭпплДжэк, после чего присела сама.

– Вижу, что мисс... простите, а как ваше имя? – поинтересовался единорог.

– ЭпплДжэк.

– Мисс ЭпплДжэк, мне кажется, что вам необходим осмотр врача. Я как раз могу всё организовать.

– Спасиб за предложение, но у мя уже есть лекарь, – ЭйДжей посмотрела в сторону Флаттершай, которая тут же отвернулась, застеснявшись подобного обращения.

– Как это замечательно. Значит, вы, мисс...

– Эмм... Флаттершай...

– ...мисс Флаттершай, являетесь лекарем. Право слово, это просто замечательно! Получается, что в будущих экспедициях нам не придётся прибегать к услугам других врачей, – Эмберкайнд тепло улыбнулся. – Но, позвольте, мистер Чардж сказал, что вас трое, однако я наблюдаю лишь двух очаровательных особ. Где же третья?

– Амм... Она... У неё выдался трудный день, поэтому сейчас она отдыхает, – выкрутилась ЭпплДжэк.

– Вот значит как. Что ж, в таком случае, если двое из вашей группы сейчас не в лучшем состоянии, то я попрошу вас, мисс Флаттершай, сходить в Университет Таинств. Там работает Твайлайт Спаркл – в данный момент она помогает мне с моими изысканиями по части древних артефактов. У неё должна быть книга “16 аккордов безумия”, шестой том. Я хотел бы, чтобы вы забрали у неё эту книгу, так как в данный момент она нужна мне.

– Хорошо, я схожу.

– Вам рассказать, как пройти к Университету? – спросил Эмбер. – Вижу, что вы только пришли в город, поэтому, возможно, не ориентируетесь здесь.

– Нет, спасибо, я знаю дорогу, – немного смущённо ответила Флаттершай, получившая удивлённый взгляд от ЭйДжей.

– Что ж, тогда позвольте я покажу вам вашу комнату, – единорог встал и бодро пошёл к выходу из библиотеки. Шай двинулась за ним, неуверенно ступая под весом ЭпплДжэк.

Пройдя по коридору, Эмберкайнд остановился возле третьей двери от лестницы вниз.

– Итак, здесь будет ваша комната, – он толкнул дверь, за которой оказалась обширная комната, богато меблированная. В углах комнаты стояли две кровати. – Ох, как я мог забыть – у меня в доме нет комнат для трёх и более персон. Я глубоко извиняюсь и могу предложить вам две комнаты, если вас не устраивает подобный вариант.

– Нет-нет, всё в порядке, правда, – поспешно заверила его Флаттершай.

– Ага, прост поставьте сюда ещё одну кровать и всё будет хорошо.

– Если вас действительно устроит подобный вариант, то хорошо. К вечеру я попрошу Даск Скролла перетащить в вашу комнату дополнительную кровать, – согласился хозяин дома. – А теперь я, пожалуй, вернусь к работе. Обустраивайтесь на новом месте и не забудьте сходить за книгой.

Эмберкайнд развернулся и почти поскакал к себе в библиотеку.

– Ну, давай, скинь меня в комнату, да отправляйся, – предложила ЭпплДжэк.

– Нет, тебя нужно показать лекарю и как можно скорее, – запротестовала Флаттершай. – Чем раньше мы исцелим твою ногу, тем лучше.

– Конскияблоки... Ладна, но как ты меня будешь нести через весь город-то? Ты ж щас еле на ногах стоишь.

– Н-ну... е-если ты не против, то я попросила бы тебя переодеться, – неуверенно начала пегаска. – Без твоих доспехов я бы смогла донести тебя до н-нужного места.


У главного входа Арены собралась большая толпа – то были зрители, что обычно до отказа заполняют трибуны, желая увидеть битвы гладиаторов. Сейчас же, до открытия арены, толпа гудела, обсуждая последние сплетни и рассуждая о предстоящих боях.

Рэйнбоу только подошла к амфитеатру и сейчас оглядывалась. Решив, что надо узнать, как попасть на арену в качестве бойца, она двинулась сквозь толпу, расталкивая не успевших отойти с пути. За массивной решёткой, разделявшей проход на арену, на большом сундуке сидел вычурно одетый пони, поигрывая несколькими монетами в копытах. Подойдя к пока ещё опущенной решётке, Дэш обратилась к скучающему.

– Эй, как здесь войти на арену?

– Рано ещё. Жди до полудня, тогда сможешь поглазеть на бои, – даже не смотря на неё пробормотал жеребец.

– К черту смотреть, я сюда сражаться пришла! – огрызнулась Рэйнбоу.

– Хе-е-е-е... Значит, подраться пожаловала... Ну что ж, давай, заходи, – пони слез с сундука, подошёл к решётке и открыл калитку в ней. Рэйнбоу незамедлительно вошла. – Смотри: направо и налево наверх – лестницы к трибунам. Там всё равно всё закрыто, поэтому хрен ты туда попадёшь. Прямо – выход на саму арену, но он уже лет тридцать как не используется. А вон там слева, после подъёма к трибуне, спуск в зал для бойцов. Тебе туда.

– Понятно, – кивнула Дэш и двинулась к указанному ходу.

– Вот, ещё один кандидат на гниение в канаве пожаловал, – тихо вздохнул привратник. – Эх, сколько тут работаю, а всё равно приходят помирать. Славы им, видите ли, захотелось. Идиоты...

Спустившись по лестнице, Рэйнбоу оказалась в просторном зале. Возле стен стояли многочисленные стойки с оружием и доспехами, в центре же располагались небольшие площадки с манекенами, где в данный момент тренировалось несколько пони. В углу расположились несколько шкафов, рядом было обустроено несколько лежанок, на которых сейчас отдыхали бойцы. Дэш осматривала помещение, медленно продвигаясь между тренировочными зонами.

– Эй, ты чё тут забыла, деточка? – резкий голос раздался над головой Рэйнбоу. Она подняла голову: над ней парил грифон, одетый в потёртые гладиаторские доспехи. – У нас здесь не парк для прогулок, вали, откуда пришла.

– Слышь, ты, куриные мозги! – Дэш явно задели такие слова. – Я здесь, чтобы выбивать дерьмо из таких, как ты!

– О, какие грозные слова для такой, как ты, – презрительно фыркнул грифон. – Уверен, что ты даже первый бой не переживёшь. Так что ещё раз говорю: вали, пока жива.

– Чёрта с два, вертопрах! И если так уверен в этом, то будешь первым! – Рэйнбоу изготовилась, чтобы взлететь и атаковать, но грифон в это же мгновение сел на ближайший манекен.

– Я тебя предупреждал, – он спокойно пожал плечами. – Хочешь драться – пожалуйста, но не здесь. Это – Кровавый зал, а не Яма. Тут мы живём и тренируемся, а не сражаемся.

– Что? Кровавый зал? Что за глупое название для места, где никто не бьётся?

– Узнаешь со временем. Если выживешь, конечно, – прищурился гладиатор. – В любом случае, если хочешь стать гладиатором, то тебе надо запомнить одно правило: жизнь побеждённого принадлежит победителю. Пощадить или нет — решает сильнейший.

– И всё?

– Да.

– Тогда дай мне уже кому-нибудь навалять.

– Хорошо. Вот, на стойках есть доспехи – переодевайся, а своё добро складывай в шкаф.

– Переодеваться? Про это в правиле не было! – возмутилась Дэш.

– Эй, деточка, это – Арена. Здесь бьются гладиаторы, а не какие-то оборванцы. Хочешь выйти на арену – переодевайся. А за сохранность вещей не волнуйся – воров здесь нет.

– Ладно, – согласилась пегаска. – Дальше что?

– Как закончишь приготовления, то вот там, – грифон указал когтем на высокий проход, ведущий вверх, – выход на саму арену. Там есть комната для ожидающих бойцов. Просидишь там до начала боя.

Узнав всё, что ей было нужно, Рэйнбоу пошла выбирать себе доспехи. Грифон же поудобнее устроился на манекене, подтянув ремни своего старого доспеха и оправив чёрные перья. Он делал вид, что занят наблюдением за тренировкой нескольких гладиаторов, но на самом деле следил за Дэш. Когда та переоделась и отправилась к выходу, он спустился с насеста и побрёл в том же направлении.

– У-ху-ху, неужели она тебя заинтересовала? – неожиданно из-за спины грифона раздался мелодичный голос. Через мгновение уже рядом с ним шла прекрасная зебра с белой гривой.

– Что за вздор, Каэла, – отмахнулся чернопёрый гладиатор. – Это всего лишь моя работа, как Мастера меча – отправлять свежее мясо на арену.

– У-ху-ху, однако твой любопытствующий взгляд выдаёт обратное, – усмехнулась зебра.

– Всё, что мне интересно, так это как пройдёт сегодняшняя разогревочная бойня. И эта разноцветная выскочка как раз будет принимать в ней участие.

– О, тогда ты сделал правильный выбор, Чёрный король, – Каэла соблазнительно улыбнулась, глядя на грифона.

– Просил же, не называй меня так. Что было, то прошло, – отмахнулся тот.

– У-ху-ху, эта малышка покажет сегодня интересное представление, я уверена в этом.

– Откуда такая уверенность, Белая королева? – глядя в другую сторону, спросил Мастер меча.

– О, ты вспомнил и о моём прозвище, – наигранно удивилась зебра. – Что ж, ответ прост, Гэйдж – интуиция.


– Сахарок, а долго ещё до этого твоего лекаря? – поинтересовалась ЭпплДжэк, ёрзая на спине у Флаттершай.

– Вовсе нет: он живёт в Храмовом районе, так что нам осталось немножко пройти, – заверила её пегасочка.

– Конскияблоки, а можно чутка побыстрее, а? – попросила ЭйДжей.

– О, неужели я неаккуратно несу тебя? – всполошилась Флаттершай. – Прости, пожалуйста, я постараюсь нести тебя бережнее.

– Нет, что ты, сахарок. – ЭпплДжэк попыталась успокоить разволновавшуюся пегасочку. – Всё в порядке. У тя на спине уж точно получше, чем у некоторых. Прост мне не по себе в этой расфуфыренной одежде, чё на мне щас. – румянец слегка проступил на её мордочке.

Шай поняла, что беспокоило ЭйДжей. Она перестала волноваться и ответила.

– У Эмберкайнда не было другой одежды, а нести тебя в доспехах я бы не смогла.

– Но ведь можно ж было не наряжать мя так вычурно. Сняла б пластины брони и нормально.

– К сожалению, здесь, в Имперском городе, установлено негласное правило на ношение одежды, – пояснила Флаттершай. – В законах об этом не написано, но тут каждый носит одежду, иначе стража может в любой момент арестовать тебя или выпроводить из города. Поэтому даже бедные пони вынуждены носить одежду, пусть и самую потрёпанную, иначе у них будут проблемы.

– Чё эт за глупости? Даж если эт какие-т условности, то почему стражники занимаются подобным? – возмутилась ЭпплДжэк.

– Причиной тому знать, что в большинстве проживает здесь. Они считают ношение одежды признаком, по которому делятся пони. А чтобы доказать, что в Имперском городе живут лишь достопочтенные граждане, они ввели подобные нормы. Стража же занимается подобным, чтобы угодить влиятельным горожанам и получать за это взятки, – вздохнула Шай.

– Дурацкие нормы, продажные стражники, зазнавшаяся знать... Что ж эт за место такое!? – воскликнула ЭйДжей.

Флаттершай промолчала, решив оставить эту тему. Она не спеша шла по улицам Храмового района, внимательно следя, чтобы ЭпплДжэк не свалилась с её спины. Сам район хоть и не сильно отличался от того, где стоял дом Эмберкайнда, но горожан здесь было в разы меньше – редкие прохожие попадались на пути путниц, несмотря на то, что был почти полдень.

Повернув на очередном перекрёстке, они очутились возле огромного храма, возвышавшегося над всеми зданиями.

– Ого, так эт и есть тот самый Храм Единого? – ЭйДжей с изумлением разглядывала величественное сооружение. – Много о нём слышала в церкви, но чтоб увидеть вживую...

– Не переживай, когда твоя нога будет в порядке, мы сможем и внутри побывать, – улыбнувшись, заверила её Шай.

Пройдя в другой конец площади, что окружала храм, они остановились возле небольшого одноэтажного здания. Оно отличалось от других, стоящих вокруг: стены были увиты плющом, на окнах, настежь раскрытых, росло огромное множество растений, а вместо двери висело красивое узорчатое полотно, закрывавшее вход в это необычное жилище.

– Кажись, мы на месте, – озвучила свои мысли ЭпплДжэк. – Ну, чё ждём-то?

– Ммм... Понимаешь, тот пони, к которому мы пришли... Он... не очень любит гостей... Поэтому если мы вот так вот придём к нему...

– Слухай, сахарок. Он же лекарь, поэтому он поможет нам, я уверена в этом. А теперь давай...

– Эй, если вам так хочется зайти, то нечего стоять перед входом – у меня всегда открыто, – из-за отсутствовавшей двери донёсся тихий голос.

Шай и ЭйДжей переглянулись между собой и зашли в дом. Внутри всё было уставлено горшками с различными растениями и рассадой; казалось, что находишься в лесу, а не в доме, расположенном в самом большом городе Тамриэля. Посреди же этих импровизированных зарослей стоял стол, за которым стоял земной пони. Он был средних лет – редкие седые волосы мелькали в его короткой светло-зелёной гриве, а простая одежда была усеяна многочисленными карманами, из которых торчали разнообразные склянки и колбы. Отложив в сторону ступку с пестиком, он поглядел на спутниц.

– Ну что ж, давно не виделись, Флаттершай, – всё так же тихо произнёс жеребец. – Полагаю, что ей нужна моя помощь?

– Ммм... Да...

– Эх, а ты всё такая же застенчивая. Ну, горбатого могила исправит. Рассказывайте, что стряслось.

– У мя сломана нога, – коротко пояснила ЭпплДжэк.

– Оооо... Мда... Ладно, делать нечего, оставляй её здесь, подумаю, что можно сделать, – лекарь указал на кровать, куда можно было положить ЭйДжей. – В общем, загляни вечером, скажу, что к чему.

– Эмм... Так вы возьмётесь за её лечение? – неуверенно спросила Шай.

– О чём речь. Помочь нуждающимся – это меньшее, что я могу сделать.

Пегасочка начала переводить взгляд с лекаря на ЭпплДжэк и обратно, не зная, что следует сделать.

– Сахарок, те не надо волноваться. Прост оставь мя здесь и сходи за той книгой, что нужна, – успокоила её зеленоглазая пони.

Флаттершай осторожно положила ЭпплДжэк на кровать и вышла из дома.

– Так-с, подожди немного, я сейчас завершу одно зелье и сразу же займусь тобой, – жеребец уже вовсю месил что-то в ступке. – Кстати, а как тебя звать-то?

– ЭпплДжэк. Эмм... лекарь... а как ваше имя? – поинтересовалась в ответ ЭйДжей.

– Эх, не очень люблю подобные вопросы в свой адрес. Может, просто обойдёмся “лекарем”? – в доме повисла напряжённая тишина. – Ладно-ладно, знаю, что не отверчусь. Хэрбал Рэмеди моё имя.


– Приветствуем вас, жители Имперского города, на Арене! Сегодня, в этот замечательный день, мы проводим традиционные бои с участием новых бойцов! Свежая кровь, готовая показать вам настоящее представление! – зрители на трибунах разразились криками. – В этой битве будет принимать участие семнадцать бойцовых псов, что лишь недавно пришли на Арену! Посмотрим, кто останется в живых! Итак, не будем терять время! Опустить ворота и да начнётся битва!

Рэйнбоу слышала рёв толпы, находясь за массивными дверями, отделявшими её и яму сражения. В предвкушении предстоящей битвы, она расправила крылья и поправила лёгкие гладиаторские доспехи.

– Отлично, это обещает быть интересным. Эй, Умбра, ты там готов к завтраку?

“Всегд-да г-готов...”


– Эмм... Хэрбал Рэмеди, можно вопрос? – ЭпплДжэк попыталась разогнать тишину, повисшую в доме.

Лекарь, до этого занимавшийся смешением каких-то зелий за столом, сейчас внимательно осматривал ногу светлогривой пони и постоянно хмурился.

– А, что? Да, задавай, конечно, – на мгновение оторвав взгляд от пациентки, он вновь сосредоточился на повреждённой конечности.

– Раньше вы были знакомы с Флаттершай? Похоже, чё она хорошо знает вас.

– А можно без подобных формальностей? Я не настолько стар, чтобы обращаться ко мне на вы, – возмутился Хэрбал, но увидев, куда смотрит ЭпплДжэк, добавил. – А моя седина лишь результат слишком напряжённой работы в прошлом. Так что перестань беспокоиться и обращайся на ты. Лады?

– Лады.

Жеребец достал из своего кармана одну из склянок и осторожно вылил содержимое на ногу ЭйДжей, после чего начал накладывать бинты.

– А что до вопроса, то я и впрямь довольно долго знаю эту застенчивую особу. Познакомился я с ней, когда она была маленькой кобылкой. Эх, до чего ж давно эт было...

– Так получается, вы – родственник сахарка? – удивилась ЭпплДжэк.

– Да о чём ты! Я всего лишь давно её знаю. За время нашего знакомства она часто мне помогала, поэтому я отвечаю ей тем же. Да и не только ей, ведь помогать нуждающимся – это меньшее, что я могу сделать. И ещё, перестань уже обращаться на вы, ну! – слегка возмутился Рэмеди.

– Вроде б, она говаривала точ так же, как и ты щас.

– Выучилась у меня, хех. Ну, немудрено, она ж постоянно проводила время у меня, выполняя самую разную работу: от ухода за растениями до заботы о пациентах. У меня всё-таки часто бывают такие гости, как ты.

Закончив накладывать бинты, Хэрбал начал рыскать взглядом по комнате в поисках чего-то. Найдя искомый предмет, он быстро поднялся и сбегал за ним. Это оказалась странная металлическая конструкция, отдалённо напоминающая часть доспеха, но вместо пластин она состояла из нескольких стальных прутьев, скреплённых вместе. Сев обратно, он начал прилаживать эту вещь к ноге ЭйДжей.

– Эт поможет тебе быстрее оправиться, а эти ножны, что использовали в качестве шины, забери с собой – они больше не понадобятся, – оглядев свои карманы он выругался. – Ат, блин, кончилось. Так, лежи-отдыхай, я пока сделаю лекарство, которое ускорит сращивание кости.

Хэрбал вернулся к столу и вновь принялся месить что-то в ступке, а ЭпплДжэк скучающим взглядом обводила дом лекаря, не зная, чем ещё себя занять. Когда же ей это надоело, она вновь решила завести разговор.

– Слухай, я вот не поняла одну вещь. Сахарок сказала, что те не нравятся гости, но после всего, чё ты сделал. Ничё не понимаю.

– А она просто преувеличила кое-какую черту моего характера, – в этот момент Рэмеди прекратил перемешивать зелье в колбе и прислушался. – Если вам так хочется заглянуть, то у меня открыто.

Что-то внезапно изменилось в голосе жеребца. Да, он по-прежнему был тихим и спокойным, но он незаметно изменился. Расслабляющее спокойствие, что наполняло его речь, внезапно улетучилось, уступив место холодному, бесчувственному голосу, за которым скрывалась хорошо сдерживаемая ярость.

Сквозь дверь прошёл стражник. Он быстро оглядел помещение и пренебрежительно уставился на хозяина дома.

– Хэрбал, где, плата за тот месяц?

– Если ты по этому вопросу, то огорчу тебя – я всё уже заплатил.

– Ты мне тут не лги – у тебя всё ещё долг с прошлого месяца, поэтому, давай, не зли меня и просто отдай положенное.

– Ты такой самоуверенный, что даже решил оставить своего товарища на улице, – не обращая внимания на угрозы, ответил Рэмеди.

– Если ты и впрямь так хочешь этого. Эй, Флэйк, иди сюда! – позвал своего товарища стражник, но ответа не последовало. – Флэйк! Ты чего там застрял?

Наконец, в дверном проёме показалась морда второго стражника. Он быстро осмотрелся и обратился к первому.

– Эдж, пошли на дежурство, быстро.

– Что?! Идиот, иди сюда, у меня тут дела.

В этот момент голова Флэйка исчезла, а вместо него в комнату зашёл статный земной пони, одетый в дорогую одежду. Увидев его, Эдж тут же растерял всю свою напыщенность.

– Извините за вторжение, – новый гость учтиво поклонился Хэрбалу. – Ваше дежурство ждёт, господа-стражники.

– Да, уже отправляюсь, – через мгновение наглого вымогателя уже не было в доме.

Неизвестный жеребец оправил свою ниспадающую серую гриву и вышел, не сказав ни слова. Рэмеди вздохнул, как будто для него это было не впервой, и своим обычным голосом произнёс.

– Он всё такой же, шантрапа этакий.


– Эмм... Простите... Амм... Извините...

Флаттершай находилась в приёмной Университета Таинств, тщетно пытаясь узнать у проходящих мимо неё членов гильдии магов, где же ей следует искать Твайлайт Спаркл. Стоящая за стойкой молодая единорожка долго наблюдала за попытками стесняющейся пегасочки и, наконец, решилась поинтересоваться.

– Быть может, я могу помочь?

Флаттершай, не ожидавшая подобного, сразу же замолчала и отошла назад. Единорожка удивилась подобной реакции, но всё-таки попробовала ещё разок.

– Ты здесь ищешь кого-то?

– О! Да! Я ищу! Ой... извините... пожалуйста.

– И-и-и-и... Кого же ты ищешь? – добродетельная кобылка почти не удивилась подобному ответу.

– Эмм... Её зовут... Т... Твайлайт Спаркл...

– А, главный чародей гильдии и ответственная за библиотеку Университета. Хм, сейчас она должна быть на рабочем месте, поэтому найти её не составит труда. За той дверью располагается архив гильдии – место работы Твайлайт Спаркл. – юная волшебница указала копытом на дверь в дальнем конце приёмного зала.

– Б-большое спасибо.

– Всегда пожалуйста, – улыбнулась единорожка.

Флаттершай пошла к указанной двери. За ней оказалось огромное помещение, уставленное высокими шкафами, полностью заставленными книгами. Здесь было тихо в сравнении с приёмной, где почти постоянно стоял гул от постоянных разговоров. А также темно – окон почти не было, а из освещения были лишь светящиеся камни, расставленные на читальных столах. Осмотревшись по сторонам, пегасочка заметила кафедру, за которой читал кто-то из членов гильдии. Решив у него узнать, где следует искать Твайлайт, Шай двинулась к нему.

Подойдя поближе, она поняла, что это была единорожка фиолетовой масти. Собравшись, Флаттершай начала.

– Эмм... простите... я ищу Т... Твайлайт Спаркл... н-не подскажете, г...

– Это я, – коротко ответила единорожка.

– О... э... я от м-мистера Эмберкайнда... он про...

– Вот книга, – Твайлайт указала на лежащий в стороне том.

– О, с-спасибо, – Флаттершай убрала книгу в свою сумку и быстро вышла.

Чародейка посмотрела вслед уходящей, странно хмыкнула и продолжила чтение чёрного фолианта.

Выйдя за пределы Университета Таинств, Шай огляделась. Перед ней за мостом высилась громада Имперского города, сзади возвышалось здание гильдии магов. А вокруг моста расстилалась гладь озера Румар, подёрнутая лёгкой рябью. Солнце висело высоко в небе в этот безоблачный день, даря свои лучи всему миру. Дул лёгкий ветерок. Наблюдая за этой умиротворяющей картиной, пегасочка и не заметила, как пересекла мост и оказалась в Дендрарии.

Этот район города казался кусочком первозданной природы в массивах столицы Сиродиила: в нём не было домов, а всю площадь занимали посадки растений. Лишь в некоторых местах были расставлены статуи Девяти, которые привлекали сюда много паломников. Проходя мимо одной из таких статуй, Шай кто-то окликнул.

– Сколько лет, сколько зим, Флаттершай!

Пегасочка встала как вкопанная, сразу же узнав, чей это был голос. Из-за кустов вышел пони, облачённый в пурпурный балахон без капюшона. Это был худощавый единорог с красной гривой и бледно-оранжевой шерстью. Оглядевшись по сторонам, он продолжил.

– Полагаю, нам стоит поговорить в более располагающем для этого месте.


Рэйнбоу проскочила мимо бойца, размахивающего палашом, и распорола ему бок – тот упал, содрогаясь в предсмертных конвульсиях.

“Так, это третий. Теперь дальше”.

Осмотревшись по сторонам, она заметила грифона, пикирующего на неё. Взмыв в воздух, они закружились в смертельном танце. Грифон орудовал двумя саблями, а на его крыльях были закреплены лезвия. Дэш уворачивалась и отбивала выпады, но времени, чтобы провести результативный удар у неё почти не оставалось. Подгадав момент, пегаска выбила клинок из лапы грифона и атаковала – Умбра глубоко вошёл в грудь врага. Перед смертью грифон обхватил Рэйнбоу лапами и камнем упал на землю.

При приземлении вторая сабля, зажатая в лапе противника, оставила рану на спине пегаски, а само падение было не из приятных. Однако Дэш упала на тело грифона, поэтому отделалась несколькими ушибами и ссадинами.

– Бл... Умбра! Где твоя помощь?

“Моя сила была на исходе... но теперь... я готов...”

– Давно пора, – Рэйнбоу поднялась и вытащила свой клинок из поверженного бойца. Сила тут же невидимым потоком разлилась по её телу. – Так-фо лучфе. А теферь полефели.

Сорвавшись с места, Дэш ворвалась в гущу сражения. Первой на пути оказалась кобыла, замахнувшаяся булавой для удара – она лишилась своей головы, а её противник – единорог, левитировавший вокруг себя несколько коротких мечей, упал на землю с перерезанным горлом. Один из падающих клинков рассёк кожу на правом бедре Рэйнбоу.

Пролетев дальше, она сразила единорожку, только что поджарившую своего оппонента. Но удар был не смертельным, поэтому волшебница успела серьёзно подпалить хвост Дэш, прежде чем получила второй удар и испустила дух.

Оглянувшись вокруг, Рэйнбоу обнаружила, что кроме неё на арене осталось стоять лишь двое: единорог и земной пони, стоявшие рядом друг с другом. Поглядев на них, она поняла, что уже видела их раньше: это были те самые стражники, что засадили её в тюрьму во время первого посещения столицы. Они, в свою очередь, также вспомнили Дэш и начали медленно приближаться к ней.

– Эй, детка, а чего это ты забыла в таком месте? – крикнул ей единорог, пока его товарищ обходил Дэш сбоку.

– Идите фюда и фдохните, – прорычала Рэйнбоу.

Обходивший её жеребец бросился в атаку. Дэш уклонилась и ударила, прорубая лёгкие доспехи своим клинком. Противник взвыл от боли, но вновь взмахнул мечом, отчего Рэйнбоу отскочила назад, чтобы избежать удара. В этот момент сзади прилетел сгусток пламени, выпущенный вторым противником.

“Ублюдки. Надо быстро их кончать, иначе будет туго. А первым будет серый”.

Уклонившись от огня, Дэш атаковала раненного пони. Кое-как сумев заблокировать два первых удара, он пропустил следующий, в результате чего расстался с жизнью – Умбра снёс часть его головы вместе со шлемом.

– Шарп! – последний оставшийся в живых стражник понял, что его товарищ мёртв. – Ах ты сука!

Разъярённый единорог выплеснул всю свою магию: настоящий огненный шквал устремился к Рэйнбоу, но она расправила крылья и взмыла в воздух. Магические снаряды пролетали рядом с ней, не давая пегаске времени атаковать самой. Наконец, решив, что это слишком сильно затянулось, Дэш устремилась прямо к врагу.

Во время рывка огненные шары достигли своей цели, поразив Рэйнбоу, но ей было плевать на это – она неслась вниз, чтобы убить. В последний момент она нырнула под стражника и быстрым движением отрубила ему ногу. Вскричав от боли, он упал на землю, орошая кровью арену.

– Сдофни, – перехватив меч, Дэш вонзила его точно в глаз единорога. – Вот так вот.

В следующее мгновение арена взорвалась рёвом трибун.

– Вот это бой! Поистине невероятное зрелище! Поприветствуйте нового гладиатора Арены! – усиленный магией голос громыхал над беснующейся толпой.

– Чёртов Кларион! Думает, ему тут позволено раздавать титулы! – сидящий на парапете грифон пренебрежительно фыркнул.

– У-ху-ху. Я оказалась права – эта малышка и правда нечто особенное, – улыбнулась зебра. – Пойдём, Гэйдж, надо поприветствовать нашего нового бойца.

– И без тебя знаю!

Грифон спустился со своего места, и они вместе с Каэлой начали спускаться в Кровавый зал. А на трибунах в это время одна необычная зрительница внимательно следила за Рэйнбоу, не переставая при этом улыбаться.


Канализация Имперского города представляла собой не самое впечатляющее зрелище – многочисленные трубы, из которых лилась грязная вода вперемешку с фекалиями, стоки, заполненные мусором, покрытые плесенью стены, – всё это больше напоминало желудок огромного существа, без разбору пожирающего всё вокруг себя. Однако даже в этом отвратном месте были укромные уголки.

В одно из таких мест: небольшой тупик, тщательно вычищенный, прибранный и обставленный мебелью, и привёл Флаттершай неизвестный единорог. После того, как им были зажжены свечи, расставленные по импровизированному жилищу, он пригласил пегасочку присесть за стол – та приняла предложение.

– Что ж, Флаттершай, я крайне расстроен твоим поступком, – начал единорог. – Сбежать, скрыться от своих же братьев и сестёр – всё это крайне прискорбно. Но я знаю, что в данный момент ты путешествуешь с нашей основной проблемой. И я позволю тебе загладить свою вину, если ты завершишь основное задание.

– Я... я... не хочу этого делать...

– Какая досада... Что ж, тогда, я полагаю, тебе не хочется вернуть назад вещь, принадлежавшую твоим предкам?

– Я не верю, что она у тебя, – уверенно заявила Шай.

Единорог достал из кармана своей робы необычную серебряную серьгу. Выполненная в виде ветви дерева с листьями и распускающимися цветами, она притягивала взгляд и навсегда оставалась в памяти.

– Ну, что скажешь теперь? – устало спросил жеребец.

– Я... не хочу этого делать... – неуверенно повторила пегасочка.

– Что ж, тогда давай попробуем иначе, – магия обволокла серьгу и та поплыла к перемётным сумкам Шай. – Я верю в тебя, Флаттершай, поэтому отдаю эту важную для тебя вещь. Надеюсь, что ты также веришь в меня и идеалы, что мы привносим в этот мир. Поэтому твоё задание – это проверка, способна ли ты жить по этим идеалам.

Шай посмотрела на сумку, где теперь лежала серьга, а после исподлобья посмотрела на своего собеседника.

– Так, а теперь не буду тебя более задерживать. Удачи, Флаттершай.

Поднявшись, пегасочка поспешно покинула убежище. После её ухода единорог предался разглядыванию огня свечи, стоящей на столе. Чем дольше он смотрел на неё, тем сильнее менялось пламя: из жёлтого оно медленно превращалось в кроваво-красное, одновременно увеличиваясь в размерах. Но, после нескольких минут подобного гипноза, огонь вернулся в своё обычное состояние.

– Какой-то неразговорчивый ты сегодня. А жаль, ведь я столько хотел рассказать тебе. Например то, что та, на кого ты делал ставку — предала нас...


Рэйнбоу не спеша поднималась по лестнице из Кровавого зала. Её немногочисленные раны были обработаны – поработала зебра со странной белой гривой, а в сумке звенел увесистый кошель с деньгами – награда за победу, выданная чернопёрым грифоном.

“Хорошо оттянулась: и потренировалась, и деньжат заработала. Думаю, завтра вернусь сюда, повторю”, – размышляя о планах на завтрашний день, Дэш покидала стены Арены.

Возле выхода никого не было: все зрители уже разошлись. Остановившись, Рэйнбоу расправила крылья и тут же ощутила всё ещё ноющую рану на спине. Решив пока не тревожить её, она сложила крылья и вновь задумалась.

“Ладно, пора возвращаться. Они наверняка не знают, что делать, так и сидят в каморке этой пегобры. Пусть только появится снова – порублю на месте, как этих неудачников на арене”.

– Эге-гей!

Кто-то окликнул Дэш. Осмотревшись, она заметила скачущую к ней вприпрыжку розовую пони. Сократив расстояние она, однако, не остановилась, а так и продолжила подпрыгивать.

– Твой бой на арене был просто нечто! Ты такая быстрая, летала между ними, от всего уворачивалась, а они даже ничего сделать не могли. Это было круто! Но вот конец был просто невероятен – как ты разделалась с двумя! Ты такая потрясная! И грива у тебя красивая – никогда не видела радужную гриву. Да и пегасов не часто увидишь – всё земнопони да единороги. А тут пегас да ещё с такой классной гривой. Так круто! Я твоя поклонница! У тебя наверняка много фанатов – ты же так офигенно сражаешься. И летаешь ты очень быстро! Я правда не знаю, как быстро летают другие пегасы и грифоны, но ты очень быстрая! А сражаться в полёте это вообще невероятно! Я бы тоже так хотела, если бы у меня были крылья. Интересно, у меня тогда тоже была бы такая классная грива? А мне и моя нравится, кстати. В общем, мне очень-очень-очень понравилось твоё выступление! Кстати, меня зовут Пинки Пай. А тебя как?

Рэйнбоу была ошарашена таким шквалом слов, обрушившимся на неё, но быстро пришла в себя и не замедлила принять как можно более напыщенный вид.

– Рэйнбоу Дэш – искательница приключений и лучший пегас по эту сторону Красной горы!

– Ух ты! У тебя даже имя крутое! Теперь я ещё больше стала твоей поклонницей! А расскажи мне, каково это – быть такой классной?

Дэш напустила на себя ещё больше пафоса.

– Пойдём, по дороге всё расскажу.

В течение всего пути до дома Эмберкайнда, Дэш отвечала на все вопросы Пинки, которые она во множестве задавала. Наконец, они достигли площади, на которой стоял особняк.

– Оу-оу, неужели ты живёшь в одном из этих огромных домов?

– Разумеется, – продолжала важничать Рэйнбоу. – Могу даже показать тебе его.

– Ух ты! – Пинки уже была готова согласиться, но внезапно замотала головой. – Нет-нет-нет, не могу. Мне сейчас надо срочно скакать в одно место, поэтому не могу. Как жаль... Но ведь ты же будешь завтра на Арене? Я так хочу увидеть твои поединки!

Дэш фыркнула.

– Я – Рэйнбоу Дэш. Я никогда не отступаю и всегда побеждаю! Поэтому завтра ты увидишь, как я буду побеждать в одном бою за другим.

– Отлично! Тогда до завтра! – сказав это, Пинки Пай поскакала прочь.

– Да, выступление на Арене и впрямь отличное занятие, – ухмыльнулась пегаска. – Так, а теперь надо вспомнить, какой из этих домов мне нужен...

– Яблочко!

Рэйнбоу огляделась по сторонам – к ней подходила Флаттершай, несущая ЭпплДжэк. Они были обрадованы, увидев свою спутницу. Дэш вздохнула и двинулась им навстречу.

– Эй! Вот уж не думала, что вы выберетесь из дому. Кстати, ЭйДжей, классное платье, – попыталась подколоть свою напарницу Рэйнбоу.

– Ага, – ЭпплДжэк пропустила эту колкость мимо ушей. – Ты где была весь день?

– Да так, шлялась по городу, деньжат немного подзаработала, – слукавила Дэш. – Ладно, пойдёмте уже, а то что-то я устала за день.

Флаттершай дождалась, пока Рэйнбоу поравняется с ней, и они двинулись.

– Кстати, если вы на улице, то небось уж поболтали с тем парнем, что держит у себя зебру? Ну и как он?

– Ну, лучше тебе самой с ним познакомиться, – улыбнувшись, предложила ЭпплДжэк.


Солнце клонилось к закату, превращая безоблачное небо в океан тёплых красок. Вековой снег на склонах громадной горной цепи, протянувшейся с востока на запад, легко искрился в лучах заходящего светила. Ниже этих величественных скалистых пиков лежали долины, покрытые густыми чащами вековых деревьев, или небольшие каменистые равнины с редкими цветами, переходящие в усыпанные снегом горные перевалы.

На опушке одной из чащоб потрескивал костерок. Огонь медленно пожирал хворост, время от времени подкидываемый белым пегасом. После очередной порции пищи для всепожирающего зверя Монохром присел возле пламени, глядя ввысь. Не увидев там ничего интересного, он перевёл своё внимание на окровавленную повязку, наложенную на правое плечо. Слегка дотронувшись до неё, он тут же отстранил копыто и тихо выругался.

– Вашу мать! Чёрт, будь неладна эта жеребчиха, – Чардж как можно осторожнее снял грубую перевязь и откинул её в сторону. Порывшись в сумке, он достал новый кусок ткани и начал аккуратно обматывать его вокруг раны, время от времени скрежеща зубами. – Ммргх... Проклятье. Вот блин, думал, на хрена мне медицина нужна, всё равно Сильвер этим занимался, а теперь даже нормально себя перевязать не могу, идиот. Мммм... Чёрт! Эх, интересно, как они там сейчас... Наверняка сидят в своём Храме, мух гоняют.

Кое-как перебинтовавшись, Монохром вновь поглядел наверх, но его взору предстало всё то же небо, окрашенное в оранжевые тона.

– А, ладно, не голодным же тут сидеть. Надо бы подкрепиться, – он повернулся к сумкам, чтобы достать еды, но тут же остановился – на сумке сидела пёстрая птичка, смотревшая как раз на пегаса. – Да чтоб вас! Не-не-не, иди-ка ты на хер, я с тобой общаться не желаю!

Птичка вспорхнула и села точно на выставленное вперёд копыто Чарджа, продолжая разглядывать его. Вздохнув, Монохром поднёс загадочную гостью на уровень своих глаз и серьёзно спросил.

– И какого чёрта тебе от меня надо!?

*Чирик-чирик*

– Иди в жопу, не желаю иметь с тобой ничего общего! – пегас взмахнул копытом, прогоняя птицу, но та в ту же секунду оказалась у него на голове, аккуратно пристроившись в его чёрно-белой гриве.

*Чирик-чирик*

– Чёрт... Настырный ублюдок, – вздохнул Чардж.

*Чирик-чирик*

Решив игнорировать её, Монохром достал из сумки кусок хлеба, а также несколько фруктов и флягу и начал трапезу. Птица завела тихую трель, которую нельзя было услышать ни в одном уголке Тамриэля. Слушая эту прекрасную песню, Чардж постепенно успокоился, пожёвывая свою небогатую пищу да запивая её водой. Откусив от горбушки ещё раз, он выкинул её в траву, надеясь привлечь внимание певицы. Задумка сработала – завидев краюшку хлеба, птица тут же подлетела к ней и начала клевать.

Усмехнувшись этому, Монохром приложился к фляге, но тут же оборвал глоток, прислушиваясь к звукам окружающей природы: из чащи всё также доносилась редкая перекличка птиц, ветер раскачивал верхушки деревьев, разнося их шёпот по земле, пламя продолжало с треском пожирать свою еду. Но где-то вдали, со стороны гор, появился новый звук, выбивавшийся из общей картины.

– Ага, похоже, даже лететь к нему не пришлось – сам объявился, – Чардж покидал в сумку то, что не успел съесть и начал тушить костёр. Птица оторвалась от хлеба и поглядела в сторону источника звука.

Пока он был занят этим, звук быстро приближался, становясь похожим на хлопанье парусов в шторм. Как только пегас закончил с огнём, по земле проползла внушительная тень, а звук хлопающих парусов огласил окрестности. Глянув вслед пролетевшему существу, Монохром озадаченно пробормотал.

– Похоже, он опять напортачил с заклинаниями...

*Чирик*


Загадочное создание сидело на самом краю обрыва, уставившись в безбрежный океан. Его длинный змеиный хвост медленно чертил на земле какие-то линии, а в лапах лежала деревянная трость. Казалось, он сидел так уже целую вечность, дожидаясь кого-то.

– Этот выпивоха вечно опаздывает. Сижу тут, понимаешь ли, полминуты, а его всё нет и нет.

– Кто бы говорил о пунктуальности, Шеогорат! – ниже по склону послышался стук копыт.

– Безумие не означает опоздание на встречи, Сангвин. Я тут столько времени из-за тебя потратил! Ты даже не представляешь, насколько важные вещи я не сделал!

– Ага-ага, развлечения — это очень важно, – наконец, собеседник Безумного бога поднялся на вершину скалы.

Это оказался обычный земной пони тёмно-красной масти и коричневой гривой, из которой слегка выступали короткие рога. Его походный плащ был весь в грязи, а рядом с ним плыла бутылка вина.

– Опять ты в этом образе, – вздохнул Шеогорат. – А что-нибудь более подходящее сложно было подобрать?

– Эй, ты и так вырвал меня с отличной пирушки, так что не нуди! Давай, рассказывай, как продвигаются у тебя дела, да я пойду. Там как раз начинается самое интересное.

– Чирик-чирик, то есть, всё хорошо. Разумеется, есть некоторые неожиданности, но я тебе не Азура, будь она неладна. В общем, всё развивается именно так, как и нужно, – подытожил Безумец. – А как обстоят дела у твоей маленькой пассии?

– Живёт-веселится-развлекается. Как я и завещал, – Сангвин одним глотком осушил бутылку и выкинул её в пропасть.

Во время полёта бутылка превратилась в красивую певчую птицу, которая, сделав пару кругов над собеседниками, села на голову Шеогорату.

– Неплохо, но превращение в бабочек выглядело бы эффектнее, – заметил выпивоха.

– Одно и то же — это скучно, – Безумный бог скривился. – Ладно, теперь осталось ждать, когда этот выпендрёжник Вайл наконец соизволит поработать. Кстати, а как там наша Повелительница Ночи? Её всё также обворовывают?

– А фиг его знает. Ладно, я пойду дальше веселиться. Пока! – жеребец растворился в бледно-красном тумане.

– Чирик-чирик.