Автор рисунка: aJVL
Глава вторая «Маффин в облаках» Глава четвёртая «Город и пони»

Глава третья «Пирамидники»

Луна провожала Дитзи взглядом.

— Глупая-глупая твоя принцесса, дважды осмотрела всё внизу, а наверх забыла взглянуть. Хорошо, что всё обошлось. — шептала она, потом сосредоточилась, представляя образ сестры в замке.

— Тия, сейчас я наблюдаю за пирамидой. Не бойся, она появилась в хорошем месте; тут пустые поля, в нескольких милях вокруг ни одной фермы. Смотри, она вся покрыта синими огоньками; часть стены прозрачна и я могу видеть движения механизмов внутри. Очень красивая. Она не выглядит опасной, скорее потерявшейся и беззащитной. Мы едва не сделали ужасную ошибку.

— Чую магию. Кто-то оглядывается изнутри. Ага, вот ты где, попался…

— Странное создание, сестра, очень странное. Его разум открыт, но я ничего не могу понять, мысли как шифр. Он меня заметил, попытаюсь поговорить.

— Приветствие. — Луна представила все приветственные жесты и слова, сжала в шарик и послала вперёд, к разуму чужака. Шарик толкнул плёнку раз, отскочил, получил больший импульс, ударился и разбился, дополняя чужое сознание своим цветом.

— Удивление. — цвет сознания изменился на лавандовый, это точно было удивление. Потом на зелёный, бурлящий чёрный, тёмно-серый. — Непонимание. Страх. Ужас. Отчаяние. Ожидание смерти.

— Нет! Стой! Ты не так понял! — к сознанию полетели разом три шарика, отскочили и замерли. — Ну же, не бойся, прими.

Луна наблюдала, как часть сознания чужака отделилась, оставив тонкую перемычку к остальному, и чуть вздрогнув приняла шарики один за другим.

— Уважение. Жизнь. Дружба. — Ни в чём не ошиблась? Он должен понять, любой это поймёт.

Он размышлял несколько минут, раз за разом заставляя вспыхивать ощущения, будто пытался разделить их на части. Наконец, догадался отправить пару шариков в ответ.

— Просьба. Жизнь.

Луна оглянулась, с некоторой долей самодовольства.

— Тия, видела? Вот и поговорили. Ах да, — она быстро отправила ответ, одинокий шарик «Наблюдение».

— Спи, Тия, ничего страшного не случится, завтра мы узнаем больше. Я останусь сторожить.

Новый мир. Тридцать пять минут после перехода.

— Мы в беде. — человек медленно снял шлем, рукавом обтёр покрытый испариной лоб.

— Не тяни, что ты видел. — ответил другой, своим охрипшим голосом.

— Двух разумных существ. Одно заметил патруль, сейчас оно быстро удалялось, — он говорил постепенно успокаиваясь, — Второе вступило в контакт, оно взлезло в мой поток чувств не заметив защиты, затем отступило. Общалось, напрямую передавая понятия в разум. Если я правильно понял, заверяло в уважении к нашим жизням, предлагало объединиться. Я попросил не убивать нас. В ответ оно обещало наблюдать.

Секундная пауза. Все люди в зале замерли, смотрели на него.

— Думаешь, может убить?

— Не сомневаюсь, мы беззащитны.

— Как отреагирует на терраморферы и разведчиков? Можешь спросить?

— Нет. Я не смогу сформулировать сложный вопрос. В любом случае, мы должны их когда-нибудь отправить, сделаем это медленно. Если ошибёмся, оно свяжется с нами, чувство взгляда снаружи не исчезает.

— Что с зеро-слоем? Ты нашёл его?

— Да, полкилометра под поверхностью. Но он странный, вибрирует и изгибается. Мы должны проверить его прежде всего.

Аликорн устроилась рядом с небольшой речкой, сливаясь с лунным светом. Она заворожённо наблюдала за пирамидой. С каждым часом появлялись новые и новые сюрпризы. Машины кружили вокруг корабля: некоторые вгрызались в землю внизу, они рыли шахту; другие, поменьше, разлетались в разные стороны. Луна следила за каждой, ей всегда хорошо удавалось растворять внимание в ночи, а эти штуки сияли чужой магией ярче чем пирамида своими огнями.

Сначала маленькие летали бессистемно, они осматривали каждую рощицу и камень, одна скользнула над руслом реки, позволив себя разглядеть. Сфера величиной с жеребёнка, изрыта углублениями; закопай такую в землю, издали будет точно как камень, никакого металлического блеска. Потом эти искатели стали улетать дальше и дальше, собираясь вокруг жилья; несколько отправились к Кантерлоту, группа поменьше за горы, к Понивилю.

Луна нисколько не волновалась, ночью никто не мог скрыться от её взгляда.

— Искатели. — она прошептала название. — И копатели. Потом интересно будет узнать, как мои придумки совпадают с названиями на их языке.

Луна обдумывала разговор с чужаком. Так и не найдя ничего понятного в структуре его разума она чуяла, что у них должен быть развитый язык.

— Нет, будем рассуждать без предрассудков. — она лениво отбрасывала мысли о цивилизациях грифонов, зебр, буйволах и прочих коллективных существах. — Наверняка пришельцы общаются звуком, но это может быть и видимый свет, не зря же они жгут столько огней, или радиоволны.

— Радиоволны? А ну посмотрим. — сконцентрировалась, аж нахмурив мордочку, вытянула из памяти сверхсложное поисковое заклинание и набросила его на весь эфир.

— Не то. Не то. Тоже не то, хотя Винил выбрала для ночи отличную музыку. А это что, почему белый шум?

Луна уже хотела переключиться на радиостанцию Винил Скрэтч, всё равно голова потом болеть будет, а этой прекрасной ночи не хватает только музыкального фона.

Она ещё раз присмотрелась к шумному диапазону.

— Нет, это не простой шум, вот участок повторяется. И что мне с ним делать? Ничего понятного.

Она представляла сигнал и так, и эдак, голова стала ощутимо побаливать. Через пару минут сдалась и переключилась, отдавшись на волю музыки.

— Надеюсь, не придётся разговаривать с ними на радиоволнах, — усмехнулась, — Они любознательные, пусть сами что-нибудь придумывают.

Приближалось время рассвета, Луна теперь лежала на холме дальше и покусывала травинку. Хорошая маскировка имела свои недостатки, когда копатели начали разравнивать место под пирамидой один едва не засыпал её песком.

Искатели тем временем остановились рядом с ближайшими городками и фермами. Ночное зрение уже начало подводить, но похоже они скрывались под землёй, притворяясь камнями.

Пирамидники задумали что-то новое на вершине своего корабля, они собрали там стреловидный аппарат и накачивали его энергией. Как раз к утру закончили, трубки втягивались обратно в корабль.

Машина взмыла в небо, с грохотом рассекая воздух. Луна, бросив травинку, смотрела во все глаза.

— Вот это скорость! — она сосредоточила на машине всё внимание. — Миля высоты, две, десять…

— Да он в космос рвётся! — наконец поняла она. — Как же я когда-то мечтала о таком.

К ощущениям добавилось знакомое присутствие. Синегривый аликорн отбросила грустные мысли.

— Оставим прошлое прошлому. Эй, Тия, смотри со мной! Как ты там, достаточно отдохнула, чтобы толкнуть Солнце?

— Да, извини Луна, вчера я не могла подумать, что вытаскивать пирамиду будет так тяжело.

— Посмотри мои ночные размышления. Передаю. Получила?

— Да. Хм, радиоволны?

— Зебра с радиоволнами. Смотри за этой штукой, она над всей планетой носится. Готова поспорить, потом захочет осмотреть Солнце с Луной.

— Значит они уже освоились и осмелели.

— Мне не нравятся искатели, спрятавшиеся повсюду; Тия, не забудь сказать пирамидникам, когда они выберутся на свет.

— Поднимаю Солнце.

— А как же твои любимые ритуалы? — Луна прикрыла глаза, она ненавидела первых солнечных зайчиков. — И ещё, я думаю, пирамидники не оценят, если ты явишься к ним на карете с эскортом золочёной стражи. Придумай что-нибудь круче.

— Явиться на Солнце?.. Луна, пугать и удивлять друг друга быстро надоест, я просто позову их на чай.

— Если они вообще умеют пить чай, ха-ха. Мне начинает казаться, что эти машины и есть пирамидники.

Рассвет разгорался ярче и ярче. По всей Эквестрии просыпались маленькие пони, ещё не понимавшие, что сегодня их мир немножко изменился.