Автор рисунка: aJVL
Dragonshy Return of Harmony Part 2

Return of Harmony Part 1

S02E01

MLP Friendship is Technology

S02E01
Возвращение гармонии-1

В тот день в классе была экскурсия. Неофиты, предводительствуемые воспитателем, направлялись в музей «Эквестрии». В огромном саду, оформленном в античном стиле, в белоснежных стазисных капсулах сохранялись великие личности, оставившие след в истории «Эквестрии», а также бесчисленные диковины, собранные экипажем за многие поколения полёта.

Среди прочих на экскурсию отправились Свити Белль, Скуталу и Эпплблум. Джуниоры, ещё не прошедшие инициации, но уже знаменитые в определенных кругах. Члены ордена «Меткольеров», который некоторыми насмешливо, но не без уважения назывался мини-версией Великолепной шестерки.

— Нашу экскурсию мы начнем отсюда, из Парка Славы Кантерлота. Здесь вы можете видеть образец истинной дружбы, — произнесла воспитательница Черили, остановившись у трех стоящих рядом капсул. — Три товарища, жившие в сложное время диктатуры, за которой последовала война с кочевниками-маларианцами.

— Ох. Кошмар!

— Тем не менее, они находили в себе мужество жить и любить в те трудные годы. И всегда поддерживали друг друга. Именно один из них, талантливый инженер, создал сверхскоростной истребитель «Карелгост». Однако пожертвовал своим любимым детищем ради товарища. Небольшая ремарка — вы можете прочитать об их жизни в свободное от занятий время, оно того стоит.

Группа перешла к отдельно стоящей украшенной золотыми венками капсуле.

— Это благородный сэр Роберт. Великий стратег и гениальный управляющий. И притом замечательный воин. Воплощение победы.

Могучая фигура покоилась на стилизованном троне. Строгие черты патрицианского лица свидетельствовали об уме и благородстве. Казалось, герой просто глубоко задумался о высшем благе для своего народа. Впечатление портила лишь обширная рана.

— Сэр Роберт получил смертельную рану в борьбе с предателем. Его тело было отбито верными воинами и помещено в стазис. И, хотя это физически невозможно, многие верят, что его рана медленно исцеляется.

— Ооо!

— А это один из наиболее загадочных экспонатов, — мисс Черили перешла дальше.

Замороженное стазисным полем на середине движения, в неестественной позе стояло за стеклом нечто, подобного чему не приходилось видеть никому из неофитов. Наркотический кошмар безумного скульптора, шедевр садиста-хирурга, монстр Франкенштейна, существо Извне, творение Тёмных богов. Причудливая смесь органов и частей тел, образующая отвратительно притягательную химеру.

— Как вы думаете, что это? — поинтересовалась у воспитанников мисс Черили.

— Это ксенос, — уверенно сказала Эппл Блум.

— Нет же, это просто необычная скульптура, — возразила Свити Белль.

— Это биооружие! — выразила своё мнение Скуталу.

— Ксенос!

— Скульптура!

— Оружие!

— Ксенос!

Троица быстро выбралась из петли слов и продолжила спор уже с использованием невербальных аргументов. Скуталу толкнула Эпплблум в плечо, отчего та пошатнулась и ударилась спиной о стазис-камеру с пришельцем. То есть, с биооружием. Или со скульптурой. Свити Белль бросилась разнимать друзей. Пока мисс Черили пыталась утихомирить спорщиков, остальные неофиты с весельем и улюлюканьем наблюдали за очередной выходкой «Меткольеров».

— Вы все неправы, это олицетворение всего странного, непонятного и поразительного в Галактике. Это не ксенос, так как нет никаких свидетельств в наших архивах о встрече с таким видом или хотя бы о существовании ему подобных. Это и не статуя, не безумное произведение искусства, а действительно живое существо. Но и не оружие, поскольку сила его весьма сомнительна, если уж оно находится в виде памятного экспоната. Идём дальше, неофиты, а вы трое по возвращении представите подробный логический анализ всех ваших предположений. В дополнение к общему отчету об экскурсии, разумеется.

И никто в суматохе не заметил, как на сервисной панели камеры ровно горевшая зелёная лампочка замигала, смолкло гудение генератора стазисного поля, а вместо него раздался тихий гул насосов, из клапанов под днищем вырвались облака холодного пара, а стеклянная стенка покрылась изнутри пленкой конденсата.

Рэйнбоу Дэш увлеченно отрабатывала фигуру высшего пилотажа, когда в нее врезалось странное розовое облако, двигающееся по небу.

— А ну стой! — возмущенно закричала пегаска, бросаясь в погоню.

— Поймала! Фу... что это? — через мгновение отпрянула Дэш, вся вымазанная в густой и липкой, но необычайно легкой массе. Рэйнбоу принюхалась, слизнула прилипший кусочек и с удивлением оглядела небо, по которому во множестве сновали такие же облака. — Углеводный аэрогель?!

Эпплджек работала на ферме, когда в небесах раздался вопль Дэш:

— Стоять! Я не разрешаю!

Подняв голову, Эпплджек увидела подругу, пытающуюся остановить быстро надвигающийся фронт розовых туч, из которых хлестал коричневый ливень, быстро накрывший ферму.

— Рэйнбоу! Что за дела с дождем? То есть, с шоколадным молоком?! — недоуменно уточнила Эпплджек, принюхавшись. — То есть, с дождем из шоколадного молока?

— По всей «Эквестрии» погода взбесилась! — сообщила пегаска, спустившись к земле. — В Клаудсдейле дождь из колы! Похоже кто-то подключил баки с продуктами к метеогенераторам вместо пищевых принтеров! Но не волнуйся, я буду с вами, пока это не прекратится.

— А зачем это прекращать? — воскликнула показавшаяся вдалеке Пинки Пай, весело прыгающая под экзотическим дождем и глотающая льющееся с неба молоко.

Тем временем системы фермы будто сошли с ума, активировав одновременно все поливальные установки и увеличив до максимума подачу всех удобрений и стимуляторов роста к растениям. Эпплджек метнулась к пульту управления, где встретилась с Рэрити, облаченной в костюм легкой защиты собственной разработки и к тому же окруженной персональным силовым щитом, по которому стекали потоки шоколадного молока.

— Я услыхала, что у тебя проблемы, Эпплджек, — с улыбкой произнесла Рэрити, глядя на мокрую и взъерошенную подругу. — И пришла посмотреть, не могу ли чем-нибудь помочь. Не промокнув и не испачкавшись. И не выключая щита.

Градус безумия нарастал. Растения по всей ферме, накачиваемые неконтролируемым потоком стимуляторов, росли буквально на глазах. Ветви яблонь, гордости клана Эппл, сгибались под весом плодов размером с арбуз. На них тотчас накинулись взявшиеся будто из ниоткуда многочисленные животные.

— Что происходит? Флаттершай! И ты здесь?

— Остановитесь! — безуспешно пыталась остановить уподобившихся саранче животных пегаска. — Да стойте же! Что? И ты, Энджел?!

Генетически сконструированный питомец вонзил клыки в одно из яблок и в один момент схрумкал половину. После чего замер и застонал. Его лапки покрылись вздувшимися жгутами мышц и под треск рвущейся плоти удлинились до метровой длины.

— Да что происходит?!

— Спокойно! Сейчас я все поправлю, — заявила незаметно появившаяся поблизости Твайлайт Спаркл, подняв взгляд от планшета и подходя к управляющему серверу. — Сделаем откат системы к резервной точке.

Имплантат адепта засверкал, подключаясь к системам фермы. Твайлайт прикрыла глаза, концентрируясь на виртуальной реальности.

— Готово! — воскликнула она через пару мгновений, открывая глаза. — Системы агроконтроля функционируют нормально. Но что делать с этими странными облаками? И что за странное поведение животных?

— Спайк предлагает сдаться, — предложил симулякр.

— Ну же, Спайк, Твайлайт что-нибудь придумает, — пожурила его подошедшая Рэрити, увеличив диаметр своего щита, чтобы накрыть им адепта.

— Да, попробуем прямое воздействие. Рэйнбоу, твой метеозахват может управлять этими облаками? Отлично, собери их вместе и спусти к земле. Эпплджек, мне нужны силовые захваты твоей фермы, чтобы удержать их на месте. Флаттершай, натрави животных на облака!

— Эй! — воскликнула недовольная Пинки, над которой прекратился шоколадный дождь.

Клубящиеся глыбы аэрогеля спустились к земле и попали в невидимые тиски использующихся для тяжелых погрузочных работ манипуляторов.

— Ух ты! — Пинки бросилась к сладкой горе, но была оттеснена животными, множество из которых уже приобрели странный облик накачанных стероидами гиперкачков, оставивших яблони фермы ради нового лакомства.

— Ура, — признала Спаркл, вокруг которой собрались подруги, наблюдая за уменьшающейся розовой массой. — Вместе мы можем справиться и не с таким пустяком как сахарные облака.

Ее прервал звук входящего сообщения.

— Быстрее, девочки! — быстро прочтя сообщение, произнесла Твайлайт. — Принцесса Селестия хочет видеть нас в Кантерлоте как можно скорее!

Верховный правитель «Эквестрии», архимагос Селестия в нетерпении меряла шагами зал приемов, когда створки величественных золотых дверей распахнулись, пропуская шестерку подруг.

— Принцесса Селестия! Мы прибыли так быстро, как только смогли! — поприветствовала архимагоса Твайлайт.

— Спасибо, Твайлайт. Спасибо всем вам.

— Это как-то связано с погодным инцидентом? И с поведением животных? Что вообще происходит? Почему техника повсюду начинает работать за рамками допустимых параметров? Что...

Принцесса Селестия жестом призвала адепта замолчать.

— Следуйте за мной.

Великолепная шестерка двигалась следом за принцессой Селестией по длинному коридору, на стенах которого висели огромные экраны, отображавшие знаменательные эпизоды из жизни «Эквестрии».

— Я вызвала вас сюда по делу чрезвычайной важности, — произнесла принцесса. — Вернулся мой старый враг, которого я считала побежденным.

Флаттершай немного отстала от группы, рассматривая монитор, на котором застыло изображение химеры, собранной из мешанины надерганных от разных существ частей. Пегаска содрогнулась и поспешила догнать подруг.

— Его имя Дискорд, — продолжала принцесса. — Воплощение хаоса. До того, как я и моя сестра выступили против него, он властвовал на «Эквестрии», держа ее экипаж в страхе и безумии. Луна и я видели мучения жителей, и после обнаружения Элементов Гармонии мы с ней объединили силы и восстали против Дискорда. Мы одолели его и поместили в стазис.

— Так держать, принцесса! — одобрила Рэйнбоу.

— Мы не смогли уничтожить его, но думали, что сможем удержать навечно. Однако сейчас он смог освободиться, и чтобы вернуть его обратно, нужна мощь Элементов. Но мы с Луной больше не можем прибегнуть к ней, поскольку Элементы теперь настроены на ваши психопрофили.

Принцесса Селестия дошла до конца коридора и остановилась у массивной адамантиновой двери, украшенной ее личным гербом.

— Это Башня Кантерлота, хранилище уровня вермильон, где Элементы находятся с тех пор, как вы вернули их. Я хочу, чтобы вы вновь воспользовались их силой и победили Дискорда.

— Но Ваше Высочество, — начала Твайлайт испуганно, — почему не вы..

— Смотрите! — прервал адепта громкий голос Пинки Пай, которая замерла у одного из экранов, на который выводилось зацикленное воспроизведение победы над Найтмер Мун, зафиксированное камерами наблюдения. — Это же мы!

— Вы уже использовали Элементы и одержали блистательную победу над могущественным противником, — напомнила принцесса Селестия своей ученице. — Я верю, что вы справитесь вновь.

— Эй, погодите-ка! — вновь встряла в разговор Пинки. — Так это тот парень организовал шоколадный дождь? И вы снова хотите упрятать его в стазис? Подумайте еще!

— Не слушайте ее, принцесса! — замотала головой Спаркл. — Мы почтем за честь воспользоваться Элементами.

Принцесса Селестия повернулась к двери хранилища, кристалл ее имплантата засветился, вызвав ответное свечение кристопроцессора Башни, подтверждающего личность и право доступа. Активировались управляющие микросхемы, раздался гул мощной гидравлики, открывающей дверь.

На пьедестале за дверью покоился небольшой саркофаг.

— Ух, — взволнованно выдохнула Рэрити. — Оставьте себе Элементы, а я заберу шкатулочку. Класс «Кетер», высший класс защиты, наноструктурированный адамантин, армированный монокристаллическими алмазными нитями, генератор пустотного щита, способность выдержать термоядерный взрыв как снаружи, так и изнутри!

— Я уверена, что вы сможете победить Дискорда с помощью этого, — произнесла принцесса Селестия, открывая саркофаг и глядя на его пустые внутренности.

Всеобщее шокированное молчание первым нарушила Пинки Пай:

— Ну что же, если я кому-нибудь понадоблюсь — я на улице, в луже из шоколадного молока!

— Они исчезли! — высказала очевидное Твайлайт.

— Невероятно! Только я имела доступ к хранилищу. Бессмыслица какая-то!

— ШшшшШШш-хррр-пшш, — их динамиков системы оповещения раздался стрекот помех, прерываемый короткими отрывочными кусками бинарного кода, затем сменившийся смехом и странным насмешливым голосом. — Бессмыслица? О, смысл и логика куда менее забавны!

— Дискорд! Покажись, — потребовала принцесса Селестия, оглядываясь по сторонам.

Статичное изображение химеры на экране, несколько минут назад ужаснувшее Флаттершай, дернулось и ожило.

— Скучала по мне, Селестия? — вновь послышался голос из динамиков. — А я по тебе скучал.

Химера переместилась на другой экран, дополнив собою изображенный на нем фотоснимок шести подруг с Элементами Гармонии.

— Быть в стазисе довольно мило, но очень уж однообразно. Впрочем, тебе-то откуда это знать.

— Довольно. Что ты сделал с Элементами Гармонии?

— О, я всего-лишь их позаимствовал на время.

— Тебе это так не сойдет.

— Ох, ты все такая же правильная и предсказуемая, Селестия. Я и забыл какая ты скучная.

— Эй, не смей оскорблять принцессу! — крикнула Рэйнбоу, в порыве чувств стукнув по экрану.

Изображение химеры перенесло внимание на пегаску, увеличившись во весь экран и прильнув глазом к стеклу с той стороны, точь в точь как при видеосвязи.

— А ты, надо полагать, Рэйнбоу Дэш. Элемент Гармонии Верность.

— Ну да. И моя верность принадлежит принцессе.

— Посмотрим, посмотрим.

— Что мы делаем? — пренебрежительно бросила Рэрити. — Вы уверены, что мы не разговариваем с копипастой?

— А это блистательная Рэрити, Элемент Щедрость, — опознала инженера химера.

— Ну знаешь ты нас, что с того? — поинтересовалась Эпплджек.

— Я знаю многое, честная Эпплджек. Очень многое.

— Значит ты знаешь и наши силы, — заметила Твайлайт угрожающе.

— Да, Твайлайт Спаркл, повелительница техники, — нисколько не испугавшись ответила химера. — Флаттершай досталась Доброта, а Пинки Пай — мой любимый Смех.

Пинки тут же подтвердила это утверждение, рассмеявшись над тем как химера пририсовывает «забавные» элементы к персонажам окружающего ее фото.

— Хватит уже! — прекратила веселье принцесса Селестия. — Что ты сделал с Элементами?

— Ну до чего же скучно. Нельзя же так, — сокрушенно вздохнул Дискорд. — Ладно, так и быть, скажу. Точнее, намекну: сквозь изгибы и переплетенья до сути доберись, познай событий смысл и ответ найдешь в начале всего.

Изображение химеры вернулось на первоначальный экран и замерло. Из динамиков раздался последний всплеск помех и все затихло.

— Можно идти домой? — робко уточнила Флаттершай.

— О чем это он? — недоумевающе нахмурилась Эпплджек. — Изгибы и переплетенья?

— Изгибы и переплетенья, — задумчиво повторила Твайлайт. — На ум приходят лишь технические катакомбы под Кантерлотом. Это настоящий лабиринт туннелей, в котором мало кто бывает, и в котором множество укромных уголков. Идеальное место, чтобы что-то спрятать. Мы отправляемся туда, принцесса!

— Удачи вам. Судьба всей «Эквестрии» зависит от вас.

— Благодарю, принцесса. Мы не подведем!

После долгого спуска шестеро подруг вышли из лифта и остановились на тускло освещенной красными лампами площадке, от которой во все стороны отходили восемь широких проходов. По стенам вились многочисленные трубы и пучки кабелей, теряющихся в темных глубинах коридоров. Кое-где на полу виднелись лужицы технических жидкостей, под сводами колыхалось тонкое марево пара, исходящего из микротрещин в трубах. Вокруг стоял постоянный низкий гул.

— Нам надо туда идти? — уточнила Флаттершай тоненьким от испуга голоском.

— Можешь полететь, — предложила Рэйнбоу, расправив крылья. — Хотя, конечно, летать по туннелям — не лучшая идея.

— Есть и другая возможность, — возразила Твайлайт, указывая на свой имплантат. — Вот стойка доступа, сейчас я подключусь к системе и быстро найду все, что надо.

Адепт шагнула к возвышающейся перед выходом из лифта стойке и активировала имплантат. Попыталась активировать, так как аугметика никак не отреагировала на мысленный приказ.

— В чем дело?! — испуганно воскликнула Спаркл. — Мой имплантат не работает!

— Мой тоже! — в ужасе подтвердила Рэрити.

Перед подругами в воздухе возникла быстро расширяющаяся сфера белого света, из которой во вспышках молний материализовалась высокая нескладная фигура существа, прежде виденного ими лишь на экранах.

— Ха-ха-ха! Видели бы вы ваши лица! — произнес знакомый насмешливый голос. — Бесценно!

— Довольно смеха, — прикрикнула Твайлайт. — Немедленно включи мою аугметику!

— Включу. Но в свое время. Я отключил ее, чтобы вы не жульничали. Видите ли, первое правило нашей игры... — Дискорд исчез во вспышке света и менее чем через мгновение появился в другом месте — … никаких полетов, чему способствует само место нашей игры, и никакого доступа к инфоканалам корабля.

— Первое правило?

— Второе правило: играют все! — Извращенная фигура химеры сделала медленно сальто назад, вися в воздухе. — Иначе игра заканчивается, и я побеждаю. Удачи вам!

С этими словами Дискорд исчез.

— Ничего страшного, девочки, мы все еще вместе и сможем справиться.

— Да, точно! Но куда нам идти?

Все, кроме остающейся у лифта дрожащей Флаттершай, заозирались и отошли к разным туннелям, пытаясь найти какой-нибудь след. Но стоило только им шагнуть в темные коридоры, как сработали противовзрывные переборки, опустившиеся сверху и отсекшие туннели от лифтовой площадки, на которой осталась одинокая пегаска,

— Где все?! Ааааа!

...которая тоже ринулась в первый попавшийся туннель, закрывшийся за ее спиной.

— Так девочки, спокойно, — раздался голос Твайлайт в наушниках вокс-гарнитур подруг. — Большинство моей аугметики отключено, но носимые воксы работают. Насколько я помню план этих катакомб, через любой туннель можно добраться до центрального реактора. Там и встретимся.

— Принято.

— Вперед!

— Йиии-хаа! — раздались множественные подтверждения.

— Посмотрим, кто придет первым!

— Подождите меняяаа!

Эпплджек со всех ног мчалась по темному коридору, когда ее внимание привлекло лежащее на полу красное яблоко, столь неуместное в этой обстановке. Эпплджек притормозила и сделала шаг к странному фрукту, но яблоко откатилось от нее.

— Это еще что такое? — сделала шаг следом Эппл, а потом и вовсе сорвалась на бег, преследуя набиравшее скорость яблоко.

Оно катилось по туннелям, сворачивая в ответвления, пока не остановилось в просторном зале среди странного леса из металлических деревьев. На ворвавшуюся следом Эпплджек смотрели пустыми глазами три бесформенных существа, будто собранные из органических отходов. Они медленно окружили гостью.

— А вы кто такие?

— Мы Хранители Истины, — последовал булькающий голос. — Ты пришла к нам, и ты можешь задать нам один вопрос...

— ...о прошлом, настоящем или будущем...

— ...и получишь правдивый ответ.

— Но помни — правда может оказаться неприятной и даже болезненной.

— Ладно, — согласилась Эпплждек. — Хочется спросить многое, но очень уж меня беспокоит происходящее, и тот парень, Дискорд, вызывает подозрения. Чем закончится вся эта ситуация, в которой мы оказались?

— Твой вопрос услышан. Загляни же сюда, и узри будущее, — пробулькало одно из существ, вытянув отросток в сторону.

Эпплджек недоверчиво подошла к указанному выключенному экрану, вмонтированному в ствол одного из металлических деревьев. Под ее взглядом по экрану пробежали волны искажений, а затем монитор, все так же не включаясь, осветился тусклым голубым светом, и на нем возникло изображение самой Эпплджек и ее подруг, стоявших кружком в каком-то знакомом, но в то же время непередаваемо странном месте.

— Ну что же, — раздался прямо в голове Эппл голос Рэйнбоу Дэш, исполненный нахальства и высокомерия. — Надеюсь больше никогда вас не увидеть!

— Я тоже! — согласился необычайно злобный голос, который не сразу удалось соотнести с Флаттершай, всегда такой милой и скромной.

— Чудно! Отлично! — подтвердили голоса Пинки Пай и Рэрити.

— Значит, решено, — подвела итог Твайлайт.

Подруги на экране прожгли друг друга злыми взглядами и разбежались в разные стороны.

— Нет! — отшатнулась от увиденного Эпплджек. — Наша дружба! Она... кончится? Это не может быть правдой!

— Да, правда может ранить, — пробулькало совсем рядом одно из существ. — Иногда лучше выбрать ложь.

Эпплджек чувствовала, будто проваливается в пустоту, все ее мировоззрение пошатнулось от показанного ей на выключенном экране. Рухнувшая дружба погребла ее под своими обломками. «Это правда, — звучал голос в ее голове, — Лучше выбрать ложь». За этими мыслями Эппл не заметила как существа исчезли, а из коридора выглянула Твайлайт Спаркл.

— Эпплджек! Мне показалось, что я слышала отсюда какие-то голоса. С кем ты говорила?

— Я говорила с... никем, — ложь неожиданно легко сорвалась с губ. — Да, я ни с кем не говорила.

— Эпплджек?

— Пошли, пора двигать отсюда.

— Ладно...

Пинки Пай вприпрыжку шла вперед, когда за поворотом коридора ей открылся широкий и высокий ярко освещенный зал, украшенный разноцветными лентами и воздушными шариками, со множеством видеокамер, немедленно повернувшихся к ней.

— Ух ты, здорово! Как здорово встретить здесь вечеринку! А где все гости?

Пинки оступилась на незаметной ступеньке на входе в зал и растянулась по полу. Из множества скрытых динамиков раздался долгий веселый смех.

— Эй! — возмутилась Пинки. — Это не так уж смешно!

Смех зазвучал с новой силой в ответ на ее реплику.

— Тебе не нравится, что они смеются? Разве ты не любишь смех?

Подняв глаза, Пинки увидела Дискорда, стоящего перед ней с выражением участия в облике.

— Но они смеются надо мной. Это не смешно.

— Разве ты не привыкла к этому? Ведь твои друзья постоянно смеются над тобой.

— Неа! Они смеются со мной, а не надо мной.

— Да неужели? Подумай, кто ты такая, почему бы им не смеяться над тобой? Девчонка с каменной фермы, это же так забавно!

— Нет...

— Да. Посмотри мне в глаза и пойми, что это так.

Пинки послушно заглянула в потусторонние глаза и поникла. В жизни действительно не было места радости, совсем как раньше на ферме. Не было веселья в сердцах окружающих ее, лишь злобные насмешки над тем, кому плохо, над тем, кто не такой, над тем, кто неудачник.

Она стояла, не замечая как исчез Дискорд, как упали и рассыпались прахом яркие ленты, как один за другим беззвучно лопнули шарики, как камеры отвернулись от нее и вернулись к обозреванию своих зон, как потускнели лампы освещения. Стояла, пока в зал не вошли Твайлайт и отводящая глаза Эпплджек.

— Пинки Пай! — воскликнула радостно адепт. — Как я рада тебя видеть!

— Да неужели? Что давно не смеялась? — огрызнулась Пинки, отряхиваясь от оцепенения и уходя в туннель.

— Что это с ней? — изумленно спросила Спаркл у Эппл. — Это совсем на нее непохоже.

— Разве? — ответила та, направляясь следом за Пинки. — А я не замечаю ничего странного.

«Пора уже заканчивать этот балаган, — подумала адепт. — Повышение стрессовых гормонов отрицательно влияет на их рассудки».

— Я рассчитывала пообщаться с принцессой, — возмущалась Рэрити вполголоса. — А не шляться по грязным катакомбам. Еще и «Кетер» не дали. Оу!

Последний возглас был вызван серверным шкафом, выступающим из стены, за который зацепилась Рэрити. Инженер по привычке потянулась было к устройству через инфоканал, но имплантат по-прежнему не работал, и не оставалось ничего иного, кроме как осматривать сервер визуально. На блестящей черной лакированной боковине высокого, сверкающего хромированными эмблемами, сервера обнаружилась наклейка производителя, перечисляющая характеристики компонентов.

— Ух, какой красавец. И, похоже, стоит тут совершенно без дела... Как бы он мне пригодился!

Рэрити внимательно осмотрела шкаф, наполовину вделанный в стену, но не подключенный ни к каким сетям, и помотала головой: «Нет, Рэрити, ты должна идти к реактору».

— А, не важно. Мое!

С этими словами инженер принялась лихорадочно откручивать множественные болты, крепящие сервер к полу и стене.

— Наконец-то! Теперь я заберу тебя домой, моя прелесть! — промурлыкала Рэрити, взвалив тяжелый корпус на спину и, пошатываясь, шагнув дальше по туннелю.

— Рэрити! — раздался за спиной инженера голос Твайлайт. — Как я рада тебя... видеть. А зачем тебе этот металлолом?

— Металлолом?! Это чудесный, шикарный, мощный, производительный сервер! И он весь мой. Ясно? Я его нашла, он мой по праву находки, так что не пяльтесь на него своими завистливыми глазенками!

Твайлайт лишь покачала головой, не находя слов, глядя на подругу, тащащую старый электротехнический шкаф.

Флаттершай робко кралась по туннелю, вздрагивая от каждого шума.

— Я смогу, я справлюсь, я смогу, — шептала она как мантру.

— Флаттершай, поверни на следующей развилке налево, — раздался чей-то незнакомый голос в наушнике вокс-гарнитуры.

— Ай! Кто здесь?

— Я твой друг, Флаттершай, я хочу помочь тебе.

— Спасибо, но...

— Ведь остальные твои друзья тебя бросили.

— Что? Нет, я уверена, они ищут меня, — отчаянно замотала головой пегаска.

— Конечно. Ищут. Ты ведь слаба и беспомощна, и не можешь справиться самостоятельно.

— Ну да, я не очень сильная, — согласилась Флаттершай. — Поэтому я очень рада, что мои друзья понимают это и заботятся обо мне!

— Но тебя ведь раздражает, что они постоянно напоминают тебе об этом, — не унимался невидимый собеседник. — И постоянно указывают на твои недостатки. Так ведь?

— Вовсе нет. И я считаю, мне очень повезло, что мои друзья помогают мне стать лучше.

— Тьфу, — раздался голос одновременно в наушнике и в воздухе. Из-за угла вышел Дискорд. — Ладно, короче: ты слишком долго была доброй, пора добавить агрессии.

С этими словами химера ткнула в лоб пегаске когтем одной из своих лап, впрыснув под кожу струйку жидкости.

— Ариведерчи, уверен, тебе понравится твой новый взгляд на жизнь, — пообещал Дискорд, исчезая в световой вспышке телепорта за мгновение до того, как Флаттершай, пытающуюся справиться с головокружением от инъекции, нашли подруги.

— Флаттершай! Наконец кто-то дружелюбный! А то этот лабиринт уже давит на кое-чью психику, — произнесла Твайлайт, оглянувшись на остальных подруг.

— Ой-е-ей, фу-ты-ну-ты! — откликнулась пегаска. — А ты возьми да настрой их психическое состояние, как настраиваешь технику. Хотя, ты же теперь и с техникой не можешь сладить, у тебя же не работает аугметика. Пф.

Флаттершай прошла мимо адепта, явно намеренно задев ее крылом по носу, и грубо оттолкнув с дороги Пинки Пай.

— Да что с ними такое? — не в первый уже раз пробормотала Спаркл, глядя на удаляющихся по туннелю препирающихся подруг.

— Ох, помогите кто-нибудь, — раздался сзади жалобный голос Рэрити.

Твайлайт немедленно шагнула к ней, помогая поднять на спину большой ржавый электротехнический шкаф, который инженер зачем-то таскала с собой.

— Спасибо, Твайлайт!

— Рада помочь!

— Но на сервер не рассчитывай. Он мой.

Рэйнбоу Дэш стремглав неслась по лабиринту, жалея лишь о недостатке простора для полета. Внезапно ее внимание привлекла мелькнувшая вдалеке тень.

— Вот ты где! — обрадовалась пегаска и бросилась в погоню.

Вскоре она выбежала в большой круглый зал, в центре которого уходила вниз широкая шахта. Над шахтой дрожали восходящие потоки теплого воздуха, уходившие через длинный вертикальный канал, сквозь который вдалеке виднелось небо «Эквестрии».

В центре шахты, в воздухе висел Дискорд.

— О, теперь я понимаю, почему ты так любишь летать, Рэйнбоу Дэш, — произнес он. — Это так приятно.

— Хватит слов! Тащи сюда свою задницу, — воинственно воскликнула пегаска, принимая боевую стойку. — Время ее надрать.

— О, а я ведь принес послание для тебя.

— Послать тебя я тоже могу!

— Это из твоего родного Клаудсдейла. По условиям нашей игры ваши средства связи ограничены, так что ты не могла получить его напрямую, но я подумал, что это важно, и решил сообщить тебе.

— Что?

— У них какие-то проблемы, и они нуждаются в тебе, Рэйнбоу Дэш. Как видишь, отсюда есть выход, которым может воспользоваться умеющий летать. Ты можешь отправиться домой немедленно. Или дальше болтаться по лабиринту. Пока Клаудсдейл рушится.

— Уже скоро, — промолвила Твайлайт. — Из этого зала можно спуститься к реактору, может быть, Рэйнбоу уже ждет нас здесь!

— Вон она. Улетает, — указала на удаляющуюся в вышине фигурку Эпплджек.

— Именно так! — раздался голос Дискорда. — Кое-кто из вас воспользовался крыльями и вышел из игры, нарушив правила. Вы так и не нашли Элементы. Я выиграл по всем статьям! Аха-ха-ха! Теперь я возвращаю вам ваши имплантаты, чтобы вы могли насладиться грядущим хаосом во всем его могуществе и всей красе. Вы можете беспрепятственно выйти отсюда и заниматься, чем захотите. Но мой вам совет — приготовьте зонты, ибо скоро грянет буря, буря хаоса!