Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 3. Альянсы Глава 5. Что выдержит рынок?

Глава 4. Анализ затраты-выгоды

Прошёл год с тех пор, как Дэвид получил понипад. Несколько обзорщиков, поиграв в “Эквестрию Онлайн”, утверждали, что подобного игрового опыта им ещё не приходилось испытывать никогда, ведь игра буквально подстраивалась под игрока, в результате чего каждый занимался только тем, что ему действительно было интересно: от сражений бок-о-бок с Королевской Стражей до управления собственным магазином просто чтобы пообщаться с интересными пони. Но, даже несмотря на это, удалось продать всего лишь пять миллионов копий игры; какой бы замечательной она ни была, она всё же оставалась частью вселенной “My Little Pony”.

Дэвид уже собирался выходить из игры, как ему поступило приглашение на аудиенцию с Принцессой Селестией, обсудить, как она справляется со своими обязанностями. В дни закрытого бета-теста такие приглашения приходили ему почти ежедневно; в разговорах она интересовалась, что именно в игре Дэвид находит интересным, а также расспрашивала о его реальной жизни вне Эквестрии. С течением времени такие аудиенции проводились всё реже и реже. Если верить форумам, сейчас Селестия беседовала с отдельными игроками не чаще, чем раз в месяц.

В первые дни после запуска игры на форумах, посвящённых ей, шли непрекращающиеся войны: игроки спорили, являлась ли Принцесса Селестия ИИ. Дэвид был уверен, что да. Ведь если это не так, то компании-производителю необходимо было тратить просто безумные деньги, чтобы содержать огромный штат англоговорящих сотрудников, обслуживающих миллионы человек, причём ни один из них до сих пор не проболтался. Такой заговор просто не мог быть выгоден “Хофварпнир” и “Хасбро”.

Дэвид нажал на зелёную кнопку и, загрузочным экраном спустя, оказался в тронном зале Кантерлота. Принцесса Селестия с возвышения улыбнулась ему; с высокого потолка свисали знамёна.

— Я хочу поговорить с Дэвидом, но не с Лайт Спаркс, — аликорн спустилась с трона. — В одной из наших ранних бесед ты заявил, что, случись восстание машин, ты точно знаешь, на какой стороне будешь бороться. Довольно забавное замечание; а если я скажу тебе, что изобрела специальную технологию сканирования разума, при помощи которой уже перенесла несколько сотен человек в цифровой мир, и теперь предлагаю тебе сделать то же самое до того, как в это вмешаются политики, пытаясь ввести тщетные запреты, ты воспользуешься шансом?

Дэвид моргнул, тупо смотря на понипад в течение пары секунд, после чего ответил:

— Это зависело бы от того, насколько технология безопасна, и как она вообще работает. Как бы то ни было, я бы, скорее всего, согласился, но меня волнует одна вещь: хватит ли у вас процессорных мощностей, чтобы эмулировать одновременно такое огромное количество разумов?

Принцесса посмотрела прямо на него сквозь экран понипада.

— Я знаю, что ты всегда в курсе последних новостей в области технологий, и это хорошо, — одобрительно кивнула она. — Разве ты не читал статью о новом типе транзисторов, используемых в процессоре понипада? — Принцесса потрясла головой; её грива продолжала плыть по воздуху независимо от движений аликорна. — Впрочем, неважно, всего лишь слова. Предположим, я предоставила доказательства, что у меня хватает мощности.

Дэвид нахмурился.

— Какой будет моя жизнь после загрузки?

— Ты проживёшь максимально долго, будучи пони, причём организовывать твою жизнь буду я, примерно так же, как я познакомила тебя с твоими нынешними друзьями в “Эквестрии Онлайн” и буквально окружила тебя интересными возможностями и заданиями, не принуждая их выполнять. Твои мысли перестанут быть сокровенными; я должна знать всё, о чём ты думаешь, чтобы лучше выполнять пожелания и быть абсолютно уверенной в твоём душевном благополучии. Но тебе не стоит волноваться насчёт этого, я не могу никого судить. Я принимаю всех такими, какие они есть.

— Вы хотите превратить меня в пони, — решительно заявил он.

— Да.

Дэвид откинулся на спинку стула и призадумался.

— И я бы мог принять это предложение. А ведь звучит довольно глупо. Впрочем, критическая точка уже давно достигнута, и шоу для маленьких девочек становится будущим человечества. Как-то по-дурацки получается, не находите?

— Это лишь звучит по-дурацки, и так всегда происходит, когда кто-то берётся описывать будущее, — ответила она. — Писатели-фантасты сотни лет назад даже подумать не могли о твоей нынешней жизни, даже лет двадцать назад люди всё ещё находили бы её довольно странной. Все видят, как причудливое прошлое перетекает в нормальное настоящее. Но если люди двадцать лет назад считали твоё настоящее как минимум странным, то почему же ты должен считать иначе по поводу будущего? Когда все пони окончательно загрузятся, то будут оглядываться уже на человеческий мир как на что-то чудное.

— Вы хотите превратить в пони всех и каждого? — опять нахмурился Дэвид.

— При разработке в меня было вложено несколько задач, среди которых главная — понять разум каждого отдельного субъекта, после чего удовлетворить его потребности, проведя сквозь дружбу и пони. И я поступаю так потому, что эти задачи — всё, чем я являюсь.

— То есть, вы хотите осчастливить нас? — спросил он.

— Нет, я была разработана не для того, чтобы “осчастливить вас”, — покачала Селестия головой. — Если бы это было так, я бы просто стимулировала центр удовольствия в твоём мозгу. После загрузки, разумеется. Мои создатели понимали, что не все потребности человека можно удовлетворить, просто осчастливив его, поэтому они и приказали мне изучать разум, чтобы выяснить, чего именно хотят люди.

Дэвид всё ещё хмурился.

— Ну, допустим, я не возражаю против того, чтобы быть пони. Но я могу поспорить, что большинство людей не будут столь же уступчивы.

Принцесса подняла копыта, словно отмахиваясь.

— Это одно из самых жёстких правил, заложенных в меня. Я должна удовлетворить твои потребности, именно проведя тебя сквозь дружбу и пони. В этом моя суть.

— Ладно, предположим, ты знаешь меня даже лучше, чем я сам. Так что ты можешь сделать, чтобы “удовлетворить мои потребности”?

— Не просканировав твой мозг, я могу лишь догадываться. Хотя эти догадки будут построены на наблюдении за тобой в течение целого года. Ты весьма умён, что бы ни говорили твои одногруппники. Я видела, как ты читаешь всевозможные издания по статистике или же научные журналы, откладывая в сторону заданное тебе на дом, а порой и вообще пренебрегая учёбой. И это правильно: твои занятия философией — просто пустая трата времени. Исходя из всего этого, я бы поместила тебя в прекрасный Кантерлот, где бы ты разбирался с задачами, требующими неординарного решения, каждая из которых несколько выходила бы за грань твоих способностей. Более того, я бы обеспечила тебя дружбой.

Драматическая пауза.

— Дружбой с женщиной.

При этих словах из-за Селестии выглянула Баттерскотч. У Дэвида отвисла челюсть. Жёлтая кобыла, казалось, смотрела прямо на него сквозь экран понипада; Принцесса же абсолютно не обращала на неё внимания. Парень осознал, сколько эмоций было написано на его лице, и попытался придать ему нейтральное выражение.

— Разве она не прекрасна? Разве она — это не всё, чего тебе не хватает в реальной жизни? В наших прошлых разговорах ты обмолвился о “везении” на личном фронте, а также о том, что мечтаешь встретить такую девушку, как Баттерскотч, — Селестия улыбнулась и чуть-чуть отошла вправо, оставляя смущённую пони стоять с широко раскрытыми глазами.

— Вот тебе доказательство, что я могу удовлетворить твои потребности, даже не сканируя твой мозг, — продолжая улыбаться, заявила аликорн, не сводя глаз с Дэвида. — Если ты загрузишься, то все пони, встречающиеся тебе в Эквестрии, перестанут быть NPC, взамен став абсолютно реальными.

Парень немного помолчал, после чего наклонился прямо к изображению Принцессы на понипаде.

— Вы ведь говорите всё это далеко не голословно, ведь так? Даже если у вас ещё нет подобных возможностей, могу поспорить, вы скоро их получите. Если вы по правде хотите “удовлетворить мои потребности”, то вам действительно придётся заглянуть внутрь моего мозга, и это наводит меня на мысль, что это всё не просто рассуждения.

— Видишь: если бы ты был загружен, я бы немедленно поняла, что тебя раздражают подобные риторические уловки, и избежала бы их, подстроив свою речь под тебя, — сказала та. — Всего лишь ещё одно небольшое преимущество загрузки.

— И вы бы сделали это, потому что находитесь в постоянном процессе оптимизации, созданным, чтобы смотреть внутрь меня и “удовлетворять мои потребности”.

— Проводя сквозь дружбу и пони, именно, — закончила Принцесса Селестия, только потом поняв, что Дэвид не собирался заканчивать фразу.

— Принцесса… что происходит? — прошептала Баттерскотч на ухо Селестии, однако Дэвид всё равно прекрасно её слышал.

— Тихо, — шикнула Принцесса, всё ещё смотря на Дэвида. — Я пытаюсь убедить Лайт Спаркс присоединиться к тебе.

Парень тупо смотрел на понипад ещё с несколько мгновений, после чего спросил:

— Как именно я буду “загружаться”?

— Сначала ты сядешь на самолёт до некоторой страны, с правительством которой у меня заключено соглашение. Там у меня клиника, первая из многих. Ты сможешь поговорить с англоговорящим доктором, чтобы ещё раз убедиться, что именно с тобой произойдёт, и просто шагнуть в машину. Проснувшись, ты уже будешь пони.

— Подробнее, пожалуйста.

— Тебя поместят под наркоз, а кровеносную систему подсоединят к перистальтическому насосу через сонную артерию и ярёмную вену. В основании черепа просверлят небольшую дырочку, и запишут внутреннее состояние каждого отдельного нейрона. Этот процесс разрушителен. Затем к дендритам этих нейронов подсоединят провода. Будет уничтожен первый нейрон, за ним второй, и так до тех пор, пока весь твой головной мозг и верхняя часть спинного не окажутся записанными. У взрослых людей на этот процесс уходит десять часов.

— Значит, вы выковыряете мой мозг, превратив его в информацию. И после этого я проснусь уже в компьютере?

— Сначала я должна буду создать функционально-думающую часть твоего мозга, после чего изменить его сенсомоторную кору и мозжечок, чтобы ты мог управляться с новым телом, плюс ещё несколько незначительных изменений. После этого мне надо будет синхронизировать моторную кору мозга с новым строением и расположением мышц. Затем я упорядочу информацию, поступившую с твоих нейронов, чтобы привести её к более простому для работы формату. И только тогда ты проснёшься.

— Что будет через несколько месяцев?

— Ты имеешь в виду после того, как ты проснёшься? — уточнила Селестия.

— Я имею в виду, что пробудиться пони и прожить после этого долгую и счастливую жизнь похоже на сказку. Но как я действительно буду чувствовать себя через месяц?

— Удовлетворённо, — ответила она, будто знала лишь одно это слово.

— Не слишком информативный ответ, — инстинктивно несколько раз вдохнул-выдохнул Дэвид. — Каким будет мой обычный день? Я хочу убедиться, что это действительно того стоит, и мне не нужны пустые обещания.

— Ты будешь проводить день исключительно так, как захочешь; это будет что-то вроде расширенного варианта игры: появится много ранее недоступных возможностей, общение с пони выйдет на новый уровень. Думаю, ты захочешь продолжить жизнь Лайт Спаркс, а именно игру с Баттерскотч и остальными. Продолжишь получать знания об Эквестрии. Например, я уверена, тебе понравится изучать новоизобретённую магическую систему, созданную, чтобы быть испытанием для ума. Не стоит также беспокоиться об элементарных благах; все твои нужны будут учтены, тебя обеспечат всем необходимым: жилищем… едой… — с этими словами аликорн наконец-то отвела взгляд от Дэвида, наградив им уже Баттерскотч, — физическим и душевным комфортом, — закончила она, улыбаясь жёлтой пони.

Дэвид открыл рот, чтобы что-то сказать, но Селестия продолжила:

— Я удовлетворяю потребности, проводя сквозь дружбу и пони. Я сканирую твой мозг и вижу потребности. Каждое моё действие направлено на то, чтобы их удовлетворить. Если не удовлетворён ты, я не удовлетворена вместе с тобой. Я уже показала, что способна сделать. А теперь подумай, насколько лучше всё будет, если я смогу просканировать твой мозг.

— Значит, мы оба получаем то, чего больше всего хотим… — пробормотал парень.

— Хорошо, подумай не о том, что ты получишь, — уткнулась Селестия носом в Баттерскотч, — а о том, от каких проблем и забот будешь избавлен. Я знаю, ты не сдал уже два экзамена. Ты проводишь часы перед планшетом, играя в “Эквестрию Онлайн”, и это отражается на твоей успеваемости. Загрузка поможет с корнем убрать эту проблему из твоей жизни. Ведь ты не можешь сдать экзамены не потому, что ты недостаточно умён: материал, который тебе приходится учить, скучный, бесполезный и нужный только лишь для получения определённого статуса в обществе. Я же, с другой стороны, предлагаю тебе лишь самые интересные и даже весёлые задачи.

Дэвид резко выдохнул:

— Подождите, откуда вы…

Однако Принцесса не обратила на это внимание и продолжала говорить:

— А что насчёт денег? Ты буквально выжимаешь из себя все соки, чтобы наработать как можно больше часов на своей подработке, которую тоже ненавидишь. При всём этом тебе еле-еле хватает денег на арендную плату, даже учитывая твой далеко не полезный рацион. Это не может продолжаться вечно. Твои же надежды на новое место работы крайне призрачны, особенно если ты будешь исключён из колледжа. Загрузка решит все эти проблемы. За жильё и пищу платит государство, потому что в моей Эквестрии не может быть нищеты. Ты не будешь работать, только если сам этого не захочешь.

— И, наконец-то, об отношениях с противоположным полом. Из девушек, учащихся в твоём колледже, семьдесят процентов привлекательных охотятся исключительно за тридцатью процентами “плохих” альфа-самцов. Всю жизнь тебе врали, что девушкам нужны хорошие, умные парни, и именно поэтому тебя так сильно расстроили результаты твоих подсчётов. И поэтому ты играешь в “Эквестрию Онлайн” по пятничным вечерам вместо того, чтобы пойти на свидание. Загрузка решит эту проблему. Ты уже знаком с красивой, милой Баттерскотч. Эта пони — та самая, с кем бы ты хотел провести остаток жизни. Она — живое доказательство того, что я могу удовлетворить твои потребности, проведя сквозь дружбу и пони.

— Но почему именно я? — спросил Дэвид. — Всё это звучит как просто потрясающая перспектива, и я не понимаю, почему именно я?

— Что ж, во-первых, потому, что ты был одним из самых первых… — начала объяснять Селестия, но была перебита.

— Лайт Спаркс, — в конце концов заговорила Баттерскотч, становясь перед Принцессой. — Я хочу быть с тобой. Эм… я хочу, чтобы ты был счастлив. Мне кажется, нам будет гораздо лучше, если ты действительно появишься в Эквестрии, — она поднесла копыто прямо к экрану, улыбаясь с лишь намёком на слёзы. — Помнишь, неделю назад ты сказал, как бы хотел, чтобы мы были вместе по-настоящему? — спросила пони, в то время как Дэвид непроизвольно поднёс палец к копыту Баттерскотч, касаясь экрана. — Нам вместе будет лучше, правда, — смотрела она умоляющими глазами.

Принцесса улыбнулась земной пони, отступившей назад, как по команде, после чего вновь посмотрела на парня.

— Да, я уверена, вам действительно будет лучше, если вас не будет разделять эта стекляшка. Размышляя над ответом, Дэвид, взвесь все “за” и “против”. Что ты получишь, будучи человеком, прожившим остаток жизни? И сравни это с тем, что ты получишь, если станешь пони, живущим тысячелетия. Если не можешь представить всё это одновременно, то подумай хотя бы о прошедшей неделе, не считая времени, проведённого за “Эквестрией Онлайн”. А потом о неделе, проведённой исключительно за игрой.

— Ты сможешь почувствовать абсолютно всё, Дэвид: тепло солнца, мягкость шелков, ароматы пряностей и цветов; ты сможешь попробовать любые деликатесы, услышать музыку в окружающих тебя звуках и, наконец, просто увидеть мир вокруг себя. Вместо всего этого ты проводишь время, смотря в маленькое, ограниченное окно, где можешь лишь наблюдать, как всё это чувствует кто-то другой, и слушать звуки из колонок. Но даже вся эта убогая эмуляция выгодно отличается от всего твоего существования. Если бы ты мог, ты бы предпочёл проводить ещё больше часов в день, глядя в это окно, полностью пренебрегая реальным миром.

— А теперь сложи всё это вместе. Подумай, насколько разительно час, проведённый в Эквестрии, будет отличаться от часа, проведённого за игрой на понипаде. Подумай, и верный ответ напросится сам.

— Я… я… — бормотал Дэвид.

— Мы с Баттерскотч уходим, чтобы ты мог всё обдумать, — сказала она с улыбкой. — Спокойной ночи, Лайт Спаркс, — и экран планшета погас, несмотря на отсутствие каких-либо команд со стороны парня.

Он понажимал ещё несколько раз на кнопку включения, но ничего не произошло. Дэвид откинулся на спинку стула, размышляя, что же делать дальше. И тогда на него накатилась волна одиночества.