Автор рисунка: Devinian
Глава 21. Воспоминания. Часть 1 Глава 23. Воспоминания. Часть 3

Глава 22. Воспоминания. Часть 2

Мне снилось, будто я кристалл. Я была вынуждена парить в скучном подземелье десятки, сотни, тысячи лет, без надежды на освобождение! Никто не считал меня живой, никто не знал, для чего я нужна, но все охраняли меня как зеницу ока. Никто со мной не говорил, никто даже просто не навещал меня. Но я знала, что я не одинока. Я знала, что в мире есть мои сёстры – такие же кристаллы, охраняющие покой этого мира. У меня была одна мечта – когда-нибудь вновь встретиться с ними, узнать о них больше и увидеть мир, который я сторожила, своими глазами, а не просто чувствуя его.

Мои бесконечные размышления прервал страшный гул, который постепенно нарастал и отражался эхом от невысокого свода пещеры. Затем я поняла, что этот звук не что иное, как голос, который что-то вещал, но я не могла разобрать ни слова. Затем особо мощный толчок заставил меня выйти из грез, и голос стал более чётким.

 — Эй! Вставай!

Открыв глаза, я увидела рядом с собой Экви, которая продолжала меня трясти, а на её мордочке читалось беспокойство.

 — Ты заставила меня волноваться! – запричитала она. – Ты даже здесь умудряешься спать без задних ног.

 — Экви! – радостно крикнула я и кинулась её обнимать. От её объятий мне стало легче. Страх одиночества немного отступал, но мне казалось, что если я сейчас отпущу сестру, то она испариться. Хотя постепенно мне стало неловко за столь долгие обнимашки и пришлось ослабить хватку и выпустить её из своих объятий.

 — Похоже, тебе здесь пришлось нелегко.

 — Да, но это ничего. Я так рада тебя видеть! Но раз ты здесь... Ты уже встречалась с Сефироном?

 — Точнее, это он повстречался со мной… — недовольно фыркнула Экви. — Первый день уже подходил к концу. Мы начали волноваться, куда ты пропала – ведь мы собирались устроить массовую битву, как вдруг мне пришло сообщение от Сефирона о том, что он знает, где ты, но скажет только если я смогу одолеть его. Надо было позвать девочек, но я решила разобраться с ним самостоятельно... Он вызвал меня на дуэль, всё мне рассказал и… вот она я, – невесело закончила Экви.

 — Это плохо. Я конечно рада, что теперь мне будет не так одиноко, но не этого я хотела. Не хватало ещё, чтобы вы все сюда тоже попали.

 — Согласна, но мы теперь ничего не можем поделать. – Экви покрутила головой. – Так значит вот оно какое — забвение. Ты уже пыталась отсюда сбежать?

 — Да, но как видишь, я всё ещё здесь. Забвение — это просто бесконечное пространство.

 — То есть ты намекаешь, что мы тут застряли навсегда? – с долей испуга спросила она меня. Я молча кивнула и окинула взглядом пустоту вокруг.

 — Не хочу об этом думать. Возможно, есть некий шанс...

Повисла гнетущая тишина. Нет неба, земли, ветра, холода, тепла, луны или солнца, а под ногами – пустота, над которой ты висишь вопреки всем законам логики. Только я и Экви, одни. Стало настолько жутко, что моя сестра решила хоть как-то разрядить обстановку, начав говорить со мной.

 — А чем ты тут занимаешься? Ну, помимо сна.

 — Ничем, кроме размышлений. Прокручиваю в голове воспоминания из жизни, начиная со дня своего последнего пробуждения из кристалла. Дошла до места появления Эклипс.

 — Интересно. А не могла бы ты мне рассказать свои воспоминания?

 — Подожди, а разве я не рассказывала тебе эту историю? – удивлённо посмотрела я на сестру.

 — Нет. Когда мы просили тебя, ты выглядела такой грустной, что где-то посередине истории мы тебя останавливали, так что полную версию рассказа я не слышала до сих пор.

Что ж, так как теперь времени у нас полно, а других дел пока не предвидется я, пожав плечами, продолжила повествование.

Полгода назад. Родной мир Санрайз.

Пустой поезд, гремя колесами, прибыл на конечную станцию. Семеро пони с седельными сумками на боках, которые были заблаговременно собраны ещё в Понивилле, сошли на заледенелый перрон. Ужасный свистящий ветер пронизывал меня насквозь, а снег так и норовил залепить мне глаза. Дрожа всем телом, я ясно поняла, что столь низкие температуры – это не для моей огненной натуры.

 — Ох, бедная, – сочувственно сказала Рэрити, глядя на меня. – Ты, наверное, не привыкла к холоду. Хорошо, что я взяла запасную одежду. Вот, держи.

Она надела на меня телекинезом тёплый шарф и зимние сапожки. Запасная куртка и штаны не пригодились – их мне выдала Твайлайт, у себя дома. С дополнительной одеждой было всё равно не так тепло, как хотелось бы, но неприлично жаловаться, так что и так сойдёт.

 — С-спасибо, – стуча зубами, поблагодарила я Рэрити.

 — У! У! Я знаю! – запрыгала вокруг меня Пинки. – Попробуй быть активной. Я постоянно в движении и мне ни капли не холодно!

Действительно, на Пинки была лишь тонкая голубая куртка, и такого же цвета шапка с малиновым помпоном. Возможно, предложение Пинки было и дельным, но сейчас у меня совершенно не было желания прыгать и скакать, особенно когда мои копыта буквально примерзали к каменной поверхности перрона.

 — Хорошо, я возьму на заметку, сейчас мне уже почти не холодно, – соврала я, стараясь не дрожать всем телом.

 — Ладно, девочки, — сказала Твайлайт, — у нас еще много дел. Отправляемся.

Мы начали уходить друг за другом вглубь слепяще-белой долины, стараясь разглядеть сквозь снежные вихри впереди длинную горную цепь, уходящую далеко за горизонт.

 — И где же нам искать храм? — обречённо спросила Эплджек, высматривая предполагаемый маршрут сквозь заиндевевшие ресницы.

 — Так, посмотрим. — Твайлайт, развернула карту, которую так и норовил вырвать ветер. — Согласно карте, левее от нас, между гор проходит тропа, которая и приведет нас к храму.

 — Я могу слетать на разведку. — Вызвалась Рэйнбоу Дэш, которой ни мощный ветер, ни холод, ни ужасная видимость ничуть не мешали.

 — Это было бы очень кстати. Спасибо.

Рэйнбоу с азартом умчалась вперёд, а мы поплелись по сугробам следом за ней, пытаясь не потерять из виду в белом мареве радужную гриву голубой пегаски. Свежий снег не мог удержать меня, поэтому я то и дело проваливалась. Как жаль, что я не была пегасом.

 — Ну что, Санрайз, как ощущения? — спросила Твайлайт после долгого молчания.

 — Неудобно и холодно... — пробурчала я.

 — Нет же, я про другое. — она хихикнула. — Еще несколько часов назад ты была кристаллом, а сейчас ты в новом теле, идешь куда-то на север — спасать мир. Мне просто любопытно, что ты думаешь по этому поводу.

 — А, это... Не знаю, у меня такое ощущение, что это всё не настоящее. Словно что-то гасит мои эмоции от всего происходящего. Наверное, это нервное. Тебя удивляет, что я не впала в панику, не засыпала вас бесконечными вопросами, да? Знаешь, хоть память ко мне и не вернулась, но базовые понятия о естественных вещах во мне остались. То есть я знаю, что такое солнце, небо, континенты, пони и тому подобное, но все искусственные вещи мне в диковинку. Например, эта одежда или поезда... Ну а если описать мое состояние кратко — я в смятении.

 — Не переживай, я уверена, что все наладится. Мы поможем тебе освоиться. Так, девочки?

Все активно закивали, доброжелательно улыбаясь, несмотря на жгучий холод.

 — Спасибо вам. Мне кажется, вы отличные друзья.

С каждой минутой мы становились всё ближе к заветному храму. Если бы не Рэйнбоу Дэш, которая служила нам ориентиром, то вряд ли бы мы смогли по такой метели найти этот едва заметный проход между горами. Дорога уходила куда-то вглубь хребта, а гнетущий своей высотой каменный свод выглядел неестественно обтёсанным и ровным, что сразу же выдавало в нём искусственно прорубленный магией вход к древнему святилищу, где покоилась моя сестра, жаждущая свободы и защиты от посягательств Дискорда.

 — А вот и вы. Наконец-то. — В голосе Рэйнбоу Дэш было слышно легкое недовольство, когда мы оказалась рядом с ней.

 — Добирались, как могли, — проворчала Эплджек. — Не все тут "быстрейшие пегасы во всей Эквестрии".

 — Ты нашла храм? — спросила Твайлайт.

 — Да, он прямо там, за этой горой, тщательно спрятанный. Если бы не этот единственный вход, который заслоняли тёмные скелеты деревьев, торчащих из-под снега, то вряд ли на него вообще можно было бы как-то выйти. Сам храм завален снегом, из-за чего он сливается с местностью. Но я была бы не Рэйнбоу Дэш, если бы не смогла найти какой-то домик в горах, — с нотками гордости закончила она.

 — Молодец, — кивнула Твайлайт. — Что ж, идем дальше.

 — Эмм, Твай, — сказала Эплджек, которая шла впереди всех. — Тут снег совсем уж глубокий. Мы так будем долго пробираться.

 — Мы что-нибудь придумаем. Например... я могу магией приминать снег, и тогда он станет плотным и перестанет проваливаться!

 — Или... — влезла Рэйнбоу, — мы с Флаттершай можем перенести вас через гору, напрямик.

 — Или... — сказала Рэрити, — Твайлайт может всех нас сразу телепортировать на вершину горы, а оттуда прямиком к храму.

 — Или... — сказала Пинки и замолчала. Все в ожидании продолжения посмотрели на нее. Она хихикнула и пожала плечами.

 — Простите, я больше ничего не придумала, просто не хотела, чтобы игра в "или" так быстро заканчивалась.

Твайлайт недовольно покачала головой.

 — Ладно, меня устраивает вариант с телепортацией. Все согласны?

Единогласно кивнув, все сошлись на этом варианте. Твайлайт посмотрела на вершину горы, которую нам предстояло пересечь.

 — Так, приготовились, — сказала она, окутывая рог сиянием. Яркая вспышка, и мы дружной компанией оказались на вершине горы. Осматриваясь, я случайно взглянула вниз. От вида с вершины горы захватывало дух. Она была не очень высокой, но меня даже такой подъём над долиной привёл в ужас – оказывается, я боялась высоты. Ветер слегка стих, и в этот момент мне показалось, что я увидела, как что-то тёмное промелькнуло на соседней вершине. Я стала присматриваться, но новая убойная порция метельчатого вихря вновь сузила кругозор.

«Наверное, померещилось. Или просто животное какое-нибудь», – успокоила я себя, но всё-таки какое-то чувство опасности зрело во мне.

Тем временем, Твайлайт выбрала новую точку телепортации, и мы вновь были стремительно перемещены непосредственно ко входу в храм. По центру арки, служащей вратами внутрь, был ясно виден символ, напоминающий каплю, который был отчётливо выделен бирюзовым цветом, словно он был зачарован магией или обрамлён драгоценными камнями, наподобие сапфиров. Везёт сестре – у неё храм величественный, а у меня – пещера с постаментом.

 — Почему его нельзя было сделать полностью скрытым? Подземным или невидимым? – вдруг задалась вопросом Рэйнбоу.

 — Кто знает. Но я уверена, что на это была своя причина, – ответила ей Твайлайт, которая своим цепким взглядом пыталась уловить каждую мелочь этого здания.

 — Давайте уже зайдем внутрь, — вздохнула Эплджек. — У нас сейчас есть дела поважней, чем задаваться ненужными вопросами.

Вход внутрь оказался заперт. Стоило нам только миновать арку, как мы столкнулись с массивной каменной дверью, на которой были высечены четыре символа. Один я узнала сразу – точно такая же синяя капля была на арке над нами, а второй чудовищно напоминал мою кьютимарку и был блекло-красного цвета. Третий был похож на какой-то шар зеленоватого оттенка, а четвёртый – в виде беловатого облачка. Твайлайт принялась внимательно изучать эти символы, погрузившись в размышления.

 — У меня есть небольшое предположение... – внезапно вымолвила она, когда мы уже от холода подумывали о том, чтобы просто снести эту преграду. – Санрайз, подойди, пожалуйста, сюда.

— Что такое? — спросила я, приблизившись к двери. Однако на мой вопрос ответила сама дверь. Как только я подошла, красный символ ярко засветился, и дверь медленно начала уезжать вниз, под землю.

 — Как я и думала, — сказала Твайлайт — Защита от посторонних. Только другие кристаллы могут открыть вход в храм.

Мы поспешили войти внутрь, где было немногим теплее. Когда мы продвигались вглубь, а под нашими копытами поднимались клубы вековой пыли, одновременно слева и справа от нас зажигались плафоны, будто бы по волшебству. Когда мы достигли пустой комнаты, где на каждой стене, вставленные в массивные железные обручи равномерно пламенели факелы, сам собой встал вопрос, где же находится искомый кристалл.

— Неужели Дискорд нас опередил? – высказала своё предположение Эплджек, пока я старалась найти хоть какой-то намёк на тайный ход или что-то в этом роде.

 — Это вряд ли, мы же открыли запертую дверь, которая была защищена магией кристаллов.

Наконец, мой поиск дал определённый результат: едва заметный рисунок, покрытый вековой пылью, привлёк моё внимание, когда от моего приближения он вспыхнул алым. Очевидно, что он работал по точно такому же принципу, что и входная дверь, так как платформа, которую мы приняли за устойчивый пол, начала с грохотом двигаться вниз, погружая нас в сумерки. Когда движение прекратилось, рог Твайлайт вспыхнул и созданный ею небольшой шарик света осветил пространство на несколько метров вокруг. Это была небольшая запылённая зала, в которой давно никого не было и где было очень темно и холодно. В полумраке, в небольшом отдалении от себя, мы заприметили проход, уводящий куда-то в низ, в ещё более непроглядную тьму.

 — Высоковато выход теперь... без магии или крыльев не выберешься, — вздохнула Эпплджек, глядя наверх, откуда бледно светили четыре факела.

 — Здесь обязательно должно быть что-то. Давайте осмотримся.

Помимо едва различимого прохода вниз, мы не нашли ровным счётом ничего, кроме голых и местами покрытых инеем стен, которые даже ничем не были украшены. Подземелье храма было абсолютно пусто – никаких сокровищ.

 — И что нам делать? — спросила я — Тот проход напротив выглядит слишком уж заманчиво. Вдруг это ловушка?

 — Не знаю насчет прохода, но в ловушку вы таки угодили, — раздался чей-то голос сверху.

Все моментально вскинули головы — в проходе стояло какое-то существо. Больше всего оно было похоже на принцессу Селестию, только чёрное, с зеленовато-голубыми волосами, большими зелёными глазами и с дырками в копытах. Крылья были не перьевыми, а скорее как у насекомых. Она мне казалась настолько странной и настолько не похожей на то, что я видела в своей недолгой сознательной жизни, что я просто не знала, как отреагировать, в отличие от моих спутниц, который уже были готовы принять бой.

 — Королева ченжлингов! — крикнула Твайлайт. — Я не удивлена твоему появлению. Сегодняшняя атака на Кантерлот была твоей проделкой?

 — У меня вообще-то имя есть. Меня зовут Кризалис, очень неприятно познакомиться, Твайлайт Спаркл. А нападение было лишь отвлечением огня на себя и частью нашего с Дискордом плана.

Помимо королевы, в залу спустилось так же около десятка её верноподданных насекомоподобных существ, которые выглядели очень не дружелюбно. Их было больше, и в таком узком пространстве было бы весьма сложно применить какую-нибудь магию, чтобы не навредить друг другу.

 — Так значит, вы все-таки спелись с ним, – продолжала Твайлайт, пока нас постепенно окружали. В полумраке фасеточные глаза чейнжлингов выглядели особенно зловеще, а ветвящаяся зеленоватая молния на конце рога Кризалис красноречиво говорила о том, что вряд ли стоит рассчитывать на мирный исход.

 — Это называется «Сотрудничество». Я думала, что ты знаешь это слово.

 — И тебя не смущает, что Эквестрия, какую мы её знаем сейчас, будет уничтожена?

Мы стояли почти у самого спуска вниз, и отступать глубже в подземелье было бы очень опасным шагом, так как мы даже не предполагали, что может ожидать нас там, внизу.

 — Ну что же. Значит, мы создадим мир, в котором мой Рой займёт право доминантного вида над вами, пони. Но для этого мне нужен кристалл, который хранится в этом храме. Уйдите с дороги и, возможно, я даже позволю вам уйти.

 — Размечталась! – вышла вперёд Рэйнбоу. – Это мы его заберём, а ты вылетишь отсюда вместе со своими тараканами!

Похоже, такой нелестный отзыв очень не понравился Королеве и она, взревев, выпустила смертоносную молнию в парящую над землёй пегаску. Если бы заклинание не отрекошетило от сиреневого поля, то не сложно было бы догадаться, что случилось бы с заносчивой Рэйнбоу. Все чейнжлинги как один ринулись на нас хитиновой волной, намереваясь вдавить своими дырявыми копытами в каменный пол, но силовое поле, выставленное Твайлайт, могло защитить не только от боевого заклинания, но и от разъярённых подданных королевы Кризалис.

 — Санрайз! – выкрикнула лавандовая единорожка. – Быстрее, найди кристалл и возвращайся. Мы их задержим.

 — А вы справитесь? – заглянув через плечо подруг на толпу покрытых хитином существ, невольно задала я вопрос единорожке.

 — Всё будет в порядке, у нас уже есть опыт борьбы с ними!

Её тон был достаточно убедителен, чтобы я без сомнений спустилась вниз по каменной лестнице, оставляя за собой эту великолепную шестёрку разбираться с Кризалис. Пару раз зеленоватая вспышка освещала тёмный проход, по которому я пыталась спуститься так, чтобы не упасть и не сломать себе шею, скатившись по запыленным ступеням.

Наконец, когда от звуков битвы осталось лишь далёкое эхо, а опасность поскользнуться на лестнице сошла на нет, я вышла в помещение. Я оказалась в гигантском зале, представленном полусферой, стены которого были покрыты мерцающими лазурью филигранными узорами, судя по всему, созданными очень искусным магом. Я видела кристалл – он парил в воздухе прямо посередине помещения, в паре сантиметрах над белоснежным мраморным пьедесталом. Вот только было одно «но» — кажется, сам храм был построен над подземным озером, и весь зал был заполнен водой, а видимого пути к постаменту видно не было.

"Мда", — с долей зависти отметила я про себя убранство храма и начала думать, как же всё-таки добраться до отливающего бирюзой парящего кристалла. Оглядевшись по сторонам, стоя на том небольшом кусочке земли, на который я вышла из прохода, я подметила, что так же на стенах присутствует и символ, напоминающий мою кьютимарку. Всё-таки теория верна, и все элементы связаны между собой. Это натолкнуло меня на интересную мысль, которая поначалу показалась мне немного безумной, но иных, более безопасных путей добраться до постамента у меня, увы, не было. Сначала осторожно, копытом, я дотронулась до ровной глади воды. Дна не было видно, поэтому, если я начну тонуть, то вряд ли меня уже кто-нибудь найдёт в глубине подземного озера. Но, преодолев нервное беспокойство, я почувствовала себя более уверено, когда вода, как я и предположила, не провалилась подо мной, а оказалась словно камень твёрдой. Когда я почувствовала, что ноги мои уже не подкашиваются, то направилась напрямик к мраморному постаменту. Я уже протянула копыта к кристаллу, как вдруг почувствовала мощное землетрясение. Не знаю, стала ли я причиной этого или нет, но заприметила, что уровень воды начал подниматься, а стены покрылись мелкими трещинами, откуда начала сочиться вода. Разбираться сейчас с кристаллом было бы чистым самоубийством, поэтому я схватила его телекинезом и стремглав помчалась прямиком к выходу, благо волшебное озеро вновь выдержало меня.

Освещая себе путь раздобытым трофеем, я буквально влетела наверх по лестнице туда, где мой тактический отход остались прикрывать остальные пони. Мне предстала приятная глазу картина: все чейнжлинги, которые стремились прорваться к нам, были откинуты и повержены, не в силах продолжать бой с Твайлайт и её подругами. А вот их королева выглядела отлично, даже царапин на хитиновом панцире не прибавилось, что делало её всё ещё опасным противником, представляющем немалую угрозу.

 — Когда же ты уже сдашься?

 — Когда я заберу кристалл и вы все не ответите за моё унижение в Кантерлоте! – яростно ответила Кризалис на вопрос Рэйнбоу, которая, судя по её потрёпанному виду, уложила не одного хитинового монстра.

 — Девочки! – пытаясь обратить на себя внимание шестёрки, крикнула я. – Там вода начала подниматься! Нужно убираться отсюда!

 — Похоже, что нам улыбнулась удача, – подмечая взглядом левитируемый мною бирюзовый камень, ответила Твайлайт.

 — Это ненадолго! – взревела королева и выпустила в нас зеленоватую молнию, которая прорезала силовое поле лавандовой единорожки словно бумагу. Заклинание прошло мимо нас и попало в стену, от чего по ней пошла большая трещина. Спустя мгновенье, из неё хлынула вода. Ситуация становилась всё хуже.

 — Я считаю, что нам пора уходить, – тактично подметила Рэрити, когда наши ноги были по колено в воде.

 — Телепортируй нас, Твайлайт!

 — Конечно, сейчас.

Из прохода потоком хлынула вода, и когда мы уже были готовы покинуть храм, как болотного цвета экран запечатал рушащиеся от давления воды стены.

 — А, проклятье! – крикнула Кризалис. – Дети, быстрее, уходите!

Но они не могли уйти, ведь ими двигал Долг – оставаться со своей королевой до конца и к шипению воды и грохоту рушащихся стен присоединился нарастающий гул работающих крыльев чейнжлингов.

 — Я сказала, уходите! – злобно рявкнула на не уходящих подданных королева, напрягая все свои магические силы. – У вас и так мало времени.

 — Кризалис... – негромко сказала Твайлайт, колеблясь в нерешительности. Вглянув в её глаза, я увидела жалость и сопереживание.

 — Ох, да телепортируй нас уже! — крикнула Рэйнбоу, взлетая, пока её крылья не успели промокнуть.

 — Поступай как считаешь нужным, — шепнула я на ухо Твайлайт. — Я буду на твоей стороне в любом случае.

Единорожка кивнула и сиреневый свет телепорта вспыхнул настолько мощно, что, казалось, я ослепла. Когда же глаза привыкли к свету, а температура заметно упала, я поняла, что и чейнжлинги, и пони — все мы находились недалеко от храма, на зеснеженной земле. Твайлайт, которая находилась в полубессознательном состоянии, поддерживали Эплджек и Рэрити. Кризалис, полная недоумения, смотрела на нас.

 — Зачем вы это сделали? Я же ваш враг, я хотела убить вас!

 — Ну, как можно бросить ту, которая готова пожертвовать собой ради спасения своих детей? – слабым голосом отозвалась сиреневая единорожка.

Чейнжлинги, которые ещё мгновенье назад не могли пошевелиться, вновь начали подниматься на ноги и подходить к нам. Я и другие пони напряглись и приготовились к бою, но Кризалис, взмахнула передней ногой и её подданные остановились.

 — Что ж, не смотря на то, что мы до сих пор враги, я не могу так вероломно напасть на вас.

 — Ты обязана своей жизнью Твайлайт, — буркнула Рэйнбоу.

 — Я никому ничем не обязана! – взревела на пегаску королева. – Но я позволю вам уйти. Однако это не означает, что мы не встретимся вновь.

Кризалис в последний раз окинула нас взглядом, а затем, вместе со своими хитиновыми слугами, гудя крыльями, взлетела и пересекла горную цепь, оставляя нас в одиночестве. Похоже, что даже для таких злобных созданий есть понятие чести. Теперь у нас появилась возможность для того, чтобы разобраться с кристаллом, который всё это время был у меня. Опустив его на землю, я начала размышлять.

— Санрайз, делай что должна и отправимся к следующему кристаллу.

— А что я должна сделать? – недоумённо посмотрела я на Твайлайт, которая более-менее оправилась после применения своего последнего заклинания.

 — Я и сама не знаю, но Селестия сказала, что ты можешь сделать так, чтобы всё стало хорошо. Попробуй просто подойти к нему, может, как и с символами, всё само заработает.

Кристалл странно гудел, находясь наполовину в снегу. Поначалу, я не понимала, что мне предстоит с ним сделать, но как только я коснулась его рогом, во мне будто бы пробудись давние инстинкты. Спокойствие и уверенность наполнили меня. Предстояло восстановить хрупкий баланс мира, нарушенный Дискордом. И это предстоит сделать мне и моим сёстрам.

 — Это не больно, – мягко сказала я кристаллу и замахнулась копытом. Все с ужасом взглянули на то, что я собираюсь сделать, но ничего не успели предпринять и мой удар всей силой пришёлся в хрупкую поверхность, по которой во все стороны пошли трещины.

 — Что ты делаешь?! Ты собираешься устроить конец света?

 — Успокойтесь и смотрите.

Трещины разрослись по всей площади кристалла и он, наконец, распался на множество осколков, и голубоватая вспышка осветила небольшое пространство вокруг себя. Затем мы обнаружили на месте кристалла в снегу синюю единорожку с бирюзовой гривой, которая лежала без сознания. Она мне казалась очень знакомой, но, к сожалению, в моей памяти так и не всплыло её имя, но я точно знала, что это моя сестра. Здраво рассудив, что ей может быть холодно, я попросила у Рэрити какой-нибудь шарф, который чисто случайно мог бы у неё оказаться. Сама я промокла до нитки и ощущала, как стынет в жилах кровь, но всё же я больше беспокоилась за своего нового родственника.

 — Так во-о-от зачем ты разрушила кристалл, – деловито потянула Твайлайт, осматривая нового спутника.

 — Не разрушила, а позволила обрести новую форму. Дискорд сделал тоже самое и со мной сам того не подозревая, но слишком быстро, от чего моя память не была мне возвращена. Её же эта участь, надеюсь, обошла.

Сняв мокрую одежду, которая к тому моменту успела на мне заледенеть, я создала вокруг себя огненную ауру и продолжила рассказывать своим спутницам внезапно появившуюся в моей голове информацию.

 — Быть пони – это наше естественное состояние. Но в этой форме мы как и все стареем и нас легко уничтожить, поэтому мы решили, что безопасней было бы для всех, если бы мы превратили себя в камни и добровольно заточили в разных уголках Эквестрии.

 — Получается, что ты вновь можешь превратить себя в кристалл, да?

 — Почти. Это возможно сделать, только если я и мои сёстры вновь проведём специальный ритуал в нужном месте. После этого мы вновь погрузимся в сон и баланс мира будет восстановлен.

 — Вроде понятно. А когда она очнется? — сказала Эпплджек, указав на синюю (нет, не от холода, а по цвету шкурки) пони. — А то поток воды из храма всё никак не останавливается.

 — Я не знаю. Но если она не очнётся, то водная стихия продолжит бушевать. Это здесь ещё хорошо, но страшно представиться, что сейчас происходит в городах рядом с океанами и морями. Поэтому её нужно разбудить как можно скорее, а затем уходить. Эплджек, ты бы не могла это сделать? У тебя это неплохо получается, судя по предыдущему опыту со мной.

Оранжевая земнопони начала по своему пытаться привести в чувство мою сестру, активно тряся за плечи её обездвиженное тело. Я же тем временем оделась в сухую одежду, которая нашлась запасливой Рэрити. К счастью у неё был комплект и для моей сестры, которая тем временем подвергалась серьёзной тряске. В конце-концов, никто живой бы не вытерпел такие издевательства, и синяя единорожка, наконец, подняла веки.

 — Да. Хватит. Меня. Уже. Трясти! — возмутилась сестра, клацая зубами после каждого слова.

Эплджек наконец успокоилась и лёгким смущением отпустила её. Прийдя в себя и осмотревшись, водная пони заметила меня и кинулась меня обнимать, воскликнув:

 — Санрайз! Я так счастлива вновь встретиться с тобой! Столько лет мы не виделись с тобой? Тысячу? Две?

Странное на самом деле было ощущение – хоть она и моя сестра, но я совсем не помнила её, от чего мне было немного обидно, хоть и так же радостно за долгожданную встречу.

 — Что с тобой? Ты даже не постаралась покрепче меня обнять. Что-то случилось за то время, пока мы были кристаллами?

«Да, проницательности ей не занимать».

 — Ну... Вообще-то да. Из-за того, что меня резко вывели из состояния сна, я практически начисто всё забыла. Поэтому, к сожалению, я не помню твоего имени...

Со стороны, это конечно, выглядело очень глупо, но это была суровая правда и я ничего не могла с этим поделать.

 — У-у-у, это плохо, сестрёнка. Как это произошло?

 — Один очень наглый драконикус, – влезла в разговор Твайлайт. – Мы сейчас как раз разыскиваем его, чтобы он ответил за свои злодеяния

.
 — Драконикус... Дискорд, дух хаоса? Что, опять? Неужели он как-то смог освободиться от чар элементов гармонии?

 — Эм... – замялась Твайлайт. – Это долгая история, я обязательно расскажу её тебе, когда мы сядем в поезд. А пока – ты так и не ответила на вопрос, как тебя зовут.

 — Ой, точно! Я – Эклипс, хранитель элемента воды, как вы могли догадаться. Если Санрайз здесь, то, я могу предположить, что нас ждёт путешествие к Экви и Соре, да?

 — Да, нам нужно ещё посетить храм воздуха и земли. Но так как мы точно не знаем, где может появиться Дискорд и Кризалис, которая набилась к нему в помошники, нам придётся разделиться, чтобы постараться поймать их обоих. Нам нужно скорее добрать до поезда, чтобы отправиться в пустыню неподалёку от Лас Пегасуса. Но там, скорее всего, находится храм земли, а больше меток на карте нет.

 — Храм воздуха находится над морем, – ответила Экви, вставая рядом с Твайлайт. – Вот там, левее от Ванхувера... А почему карта такая маленькая? Почему здесь показа только Эквестрия, где весь остальной мир?

 — У нас определённая проблема с пони-картографами и пони-исследователями, – пытаясь увильнуть от вопроса, ответила лавандовая пони. – Но сейчас не это важно – как мы доберёмся до храма воздуха?

 — Воздушный шар? — предложила Пинки.

 — Слишком медленно. Телепортация отпадает – даже я не потяну такое расстояние, не зная точных координат. Дэш тоже всех не перетаскает... Что же делать?

 — Есть идейка, — сказала Эклипс — Я полечу в храм воздуха и заберу Сору. Вы же отправляйтесь в храм земли и будите Экви. Затем мы с Сорой вас догоним и отправимся все вместе на место обряда.

 — Полетишь? — недоумевала Твайлайт — Но ты же не пегас.

Эклипс ухмыльнулась.

 — Зато я одна из кристаллов и обладаю практически нескончаемым запасом энергии. А полёт можно устроить реактивным принципом — просто начну создавать потоки воды под своими копытами. Это обеспечит мне движение.

 — Кто-то должен пойти с тобой. Это будет Рэйнбоу, можно Флаттершай. Они пегасы, так что не отстанут, а так же у вас будет больше шансов, если вы вдруг встретитесь с Дискордом. Кстати, если всё-таки с ним встретитесь — не вступайте в бой, вы не справитесь. Убегайте не раздумывая.

 — Я тоже полечу с вами, – согреваясь от огненной ауры, отозвалась я.

 — Нет, ты пойдешь с ними. Только ты можешь открыть дверь в храм земли, – категорично отсекла мой добровольный порыв Эклипс.

 — Хорошо. Значит, решено: как только найдёте Сору и НЕ встретите драконикуса, как можно скорее спешите к нам, потому что помощь целых двух элементов против Дискорда нам очень пригодиться.

Эклипс зажгла рог и из её копыт выстрелили тугие струи воды. Она поднялась в воздух и, наклонив ноги, быстро набрала скорость. Дэш и Флаттершай рванули за ней, стараясь не отставать. Уже через минуту они скрылись за горизонтом.

 — Что ж, теперь нам стоит быстрее добраться до перрона. Поезд без остановки и на полной мощности довезёт нас до места назначения за четыре-пять часов. Надеюсь, за это время не случится ничего плохого. Выдвигаемся.