Исполнение.

После внезапного появления Твайлайт Спаркл и перемещения в Эквестрию, Райди понимает, что все это не просто так. Она узнает, что еще около полсотни брони, которых так же переместили в Эквестрию, должны собраться в одном месте, и тогда Твайлайт объяснит в чем причина всего этого.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Волшебный аликорн алмазного города грёз.

Спайк употребляет. Теперь не один и в больших масштабах.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Меж золотом и серебром

Перевод нескольких фанфиков из серии "Меж золотом и серебром" (1 глава = 1 фанфик). Описания отдельных фанфиков – в заметках к главам.

Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Человеки

Безумная мечта

В кругах, еще менее близких к здравому смыслу нежели почтенная публика, данный текст, вероятно, назвали бы квентой.

ОС - пони

Mysterious Mare Do Well

Кэнтерлот. Прекрасный город, отличная архитектура, фантастические условия проживания…это все чистейшая, правда…многолетней давности. Сейчас же Кэнтерлот является рассадником преступности, хулиганы и воришки заполонили весь город и не дают спокойно жить честным гражданам. Видя такой расклад дел, Принцесса Селестия открывает Кэнтерлотскую Полицейскую Службу. К сожалению те смогли покрыть лишь небольшую часть преступлений совершаемых в городе. Однако через какое-то время в «игру» вступает еще один игрок…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Волшебная Ночь

— Я… могу помочь? — конёк медленными шажками направился к другу. Никогда он ещё не видел кого-либо из своих товарищей в ТАКОМ состоянии. Его сердце разрывалось, когда он смотрел на содрогающийся в немых рыданьях силуэт того, кого привык считать другом… Галлус сжал кулаки и с силой стиснул челюсти. Он хотел прогнать этого наивного сопляка, но при этом… не хотел. И не мог. — Прогуляемся? — спросил вдруг грифон, резко повернувшись. И, не дожидаясь ответа, подхватил друга под руки и вылетел в окно.

Другие пони

Страстной бульвар

Боже, храни советскую науку. Страна, которая подарила нам Гагарина и Сахарова, терменвокс и автомат Калашникова, психопатичную писанину Хармса и "Архипелаг ГУЛАГ", давно уже отправилась на страницы учебника истории. Но дело ее живет. Когда в восемьдесят третьем году, в военном городке под Свердловском, произошла необъяснимая аномалия, мир перестал быть прежним. Авария на реакторе, параллельные миры, тесломет - называй как хочешь. Но только две вселенных, ранее не пересекающихся, нашли друг друга... 2013-ый год. Меня зовут Дмитрий. И в один прекрасный день, моя жизнь дала трещину

Другие пони Человеки

Fallout: Equestria Harbingers

В волшебной стране Эквестрии, в те времена, когда министерские кобылы были не просто призраками прошлого, а живыми персонами... Министерство морали получает тревожные данные о том, что у зебр появилось могущественное оружие, способное уничтожать целые города. Тогда было решено позвать пони из министерства мира, которая помогала создавать то, что ныне известно как мегазаклинание.

Пинки Пай ОС - пони

Простая мелодия для виолончели

Мэйнхеттен - город, где горожане не уважают никого и ничего. В бешеном темпе жизни большого города, где каждый работает на себя, легко не заметить, как из всеобщего эгоизма и безразличия рождается зло. Маленькое, обычное зло без сверхъестественных сил, которое редко интересует сильных мира сего, но не менее опасное и жаждущее всё подмять под себя. Как быть прибывшему в город чужаку, если за глянцевым фасадом, за неоновыми вывесками, за обычным хаотичным движением городской жизни, проглядывает то, от чего он бежал? Можно ли бежать и дальше, если есть простой мотив для того, чтобы сражаться?

Принцесса Луна ОС - пони Октавия Человеки

Спасение от одиночества.

Когда нет никого, дождливым вечером бармен Смит встречает того, кто избавляет его от чувства одиночества навсегда.

Автор рисунка: aJVL
Гл 3 Искра средь углей Гл 5 Растущий огонек

Гл 4 Искра разгорается

Глава 4
Сны… Откуда они приходят к нам? Из каких глубин мира они происходят? Быть может, где-то глубоко под землей есть их источник? Неизвестно. Но почему во снах я вижу вещи, о которых не могла и помыслить? Слишком много вопросов и так мало ответов…

Я снова бегу по полю... Снова ветер ласкает мою гриву, овевает тело, колышет зеленую траву. Я скачу вперед, не глядя по сторонам. Счастье… Для него ведь много не надо. Свобода завораживает, манит… Но чего-то не хватает. Мой бег замедляется, я перехожу на шаг. Не хватает. Чего же? В груди нарастает тянущая слабая боль. Будто внутри пусто. Подношу копыто к больному месту. Странно, ни ран, ни царапин. Но будто что-то вынули оттуда и забыли вернуть. Я ставлю копыто на землю и смотрю вперед. Затем вбок. Затем назад. И вдалеке я вижу … пару кошмаров. Они машут мне копытами. У одного кошмара короткая пламенно-красная грива и чуть насмешливый взгляд, а у второй угольно черная грива, под цвет шкурки, и смеющаяся улыбка. Дип и Блэкки? Что они делают в моем сне? И… Почему сосущая пустота внутри пропала с их появлением? Неужели в большом и исключительно моем мире мне не хватало… друзей?

Я просыпаюсь. Масло в жаровне тихо потрескивает, и свет перескакивает с одной стены на другую. Я поднимаюсь с кровати и с наслаждением потягиваюсь, после чего слышу удовлетворенное хмыканье. Я оборачиваюсь и вижу Дипа, сидящего в кресле напротив.

— Хорошо спалось, Санни? – спрашивает он с легкой усмешкой.

— Замечательно. Спасибо, что уступил мне кровать. –смущенно отвечаю я. Он что, смотрел как я сплю?

-Не за что, — Дип отмахивается, — Знаешь , Сансет… Твой вчерашний рассказ…

— Да? – я настораживаюсь. Вчера я выложила все, начиная от падения в шахте, заканчивая прибытием в город. Не забыла упомянуть и Верхний мир. Если по совести, то это была большая часть моего рассказа.

— Сансет, — Дип встает и подходит ко мне, — Ты понимаешь, что то, что ты рассказывала, прозвучит для кошмаров как откровенный бред, — он заглядывает мне в глаза.

— Я понимаю, Дип. Но я не могу просто забыть об этом, — я решительно вздергиваю подбородок,- Нас столько лет водили за нос, столько лет мы думали, что наши пещеры это весь мир, а тут…

— Успокойся Сансет. Нужно все обдумать, — Дип приобнимает меня, а затем садится на диван, постучав копытом по месту рядом с ним.

— Дип, — я сажусь и поворачиваюсь к нему, — Нужно что-то делать. Мы не можем сидеть сложа копыта.

— Хорошо, а что мы можем сделать? – в голосе Дипа проскользнуло раздражение, — Твои версии.

— Я… не знаю, — отворачиваюсь от кошмара.

— Вот и я не знаю, — Дип разводит копытами, — У нас нет влияния в обществе, нет того веса, что может повлечь обвал. Даже если мы и сможем зацепить низшие слои, многого мы не добьемся. Возможно , у нас получится поднять шум, но долго мы не проживем, — он замолкает, прерваный моим жестом.

— Дип. Я не остановлюсь. Сны не оставляют меня. Слишком много тайн. У меня уже голова кипит от них! – выкрикиваю я последние слова.

Дип обнимает меня за голову и гладит, успокаивая искры пламени на моей гриве. Я глубоко дышу, пытаясь собраться. Ох… а ведь Дип прав. У нас нет силы, способной сдвинуть наш народ с мертвой точки. Если бы я только догадалась взять ту книгу с собой… Я шмыгаю носом. Возможно мне стоит забыть… Нет! Я же попросту не смогу обо всем забыть! Это внутри меня. И всегда было. Это стремление наверх, к солнцу, которого я никогда не видела. Но в таком случае нужно искать выход. Мы с Дипом и Блэк – всего лишь нищие, бедняки из Нижнего района. Нас никто не будет слушать. Если бы у нас были знакомые повыше…

— Что это, Сансет? — кошмар смотрит куда-то в сторону кровати, после чего встает и подходит туда.

— Что там?

— Подвеска какая-то, — Дип поднимает мой медальон, — А , погоди-ка, это та штука, которая помогла тебе пройти через ворота?

— Да, но она практически бесполезна, — я вздыхаю, — Дом, которому принадлежит этот знак находится на самом дне иерархии, как и мы. Только тот Дом по крайней мере знатный.

Дип внимательно разглядывает амулет. Я подхожу к нему и вглядываюсь, что он мог увидеть. Серебряный крест с острыми концами на червленом фоне. Знак довольно красив. Если бы я действительно принадлежала к этому дому, то я бы одобрила такой символ. На задней стороне медальон гладкий. Оправа сделана из серебра, что заметно по почерневшим углублениям. Я протягиваю копыто за ним. Дип вешает его мне на ногу и отходит.

— Дип… А что если… — я смотрю на амулет с другого угла, наклонив голову, — Что если найти этот Дом?

— Ха, — кошмар усмехнулся, — И что ты предлагаешь? Прийти и сказать «здравствуйте, мы ваш амулетик нашли, помогите нам взбаламутить народ?», — Дип иронично улыбается.

— Дурак, — я обиженно отворачиваюсь и снова смотрю на медальон. Так и тянет его надеть. Но это глупо. Я выдыхаю. Дип снова прав. Но а что нам остается делать…

— Но а что нам остается делать? – произношу я, больше говоря сама с собой.

— Подождать Блэк. Она обещала выяснить среди бедноты настроения. Если мы хотим, чтобы все получилось, торопиться не стоит.

— Так и просидим до старости в этих сырых подземельях, — бурчу я.

— Сотни поколений кошмаров до тебя прожили. И ничего, — Дип подходит ко мне сзади и обнимает, — Потерпи, Санни.

— Ладно, — после долгого молчания , я соглашаюсь.

— Вот и славно.

Снова сажусь на диван, и слышу урчание в животе. Ох я же со вчера не ела…

— Дип, а есть что перекусить? – я жалобно спрашиваю кошмара.

— Сансет, надо было сразу сказать! – кошмар хлопает себя по лбу и подходит к шкафчику в углу комнаты.

Спустя несколько мгновений передо мной уже стоит миска с жареными грибами и сладкий корень сахарницы. Просто пир, по сравнению с тем, что мне приходилось есть по утрам. Я с удовольствием уплетаю предложенное угощение под насмешливым взглядом Дипа. Плевать. Я есть хочу. Пускай смотрит.

Отправив в рот последний гриб, я откидываюсь на спинку. Уф, ну вот поели, теперь можно и…

-Пламенный привет! – голос Блэк Фаер вырывает меня из сладкой полудремы.

-Блэкки? – Дип подходит к черной кошмаре, — Ну как? Что выяснила?

-Выяснила? – Блэкки кривится, — Ни тебе «здравствуй», ни тебе «проходи», а сразу «что выяснила»… Припомню, — Блэк шутливо пригрозила Дипу копытом и направилась к креслу.

-В общем, дело труба, я вам скажу, — Блэк села рядом со мной и сложила задние копыта одно под другое, — Беднота у нас даже крупа своего не поднимет, услышав вашу новость. Ребята из Объединения конечно зашевелятся… да не в ту сторону, что вам надо. В общем… — Блек улыбается краем рта, — Здесь вам ловить точно нечего.

Я задумалась. Получается, беднота нам не поможет. Интересно, как Блэк это все выясняла? Удивленно смотрю на Блэк Фаер.

-Что? Я просто пустила утку, — Блекки чуть отодвинулась, вызвав смешок у Дипа. Грозно зыркнув на него, она продолжила, — Закидывала соблазнительную идею и смотрела на реакцию. Реакции, скажу вам, ноль. Нет, вы конечно можете попробовать, — Блек с выражением приложила копыта к груди, — Но я не отвечаю за результат.

— Спасибо, Блэк, — задумчиво произносит Дип Лайт, — Ух, Сансет, похоже вся твоя идея просто…

-Стоп! – я прерываю Дипа , вскочив с дивана, — Я это так не оставлю.

-Смирись, никому здесь внизу это не нужно… — Блэкки пытается меня успокоить.

-Даже вам? Почему же тогда вы решили мне помогать? – учащенно дыша от возмущения , я оглядываю кошмаров.

— Ну… Потому что мы друзья? – Блэк Фаер неожиданно тепло улыбнулась. Все возмущение и злость разом пропали. Я замерла посередине комнаты, пытаясь все осознать.

Друзья? Друзья – это когда помогаешь бескорыстно, просто из симпатии к кошмару? Даже если ты не получишь ни флейма? Я… Как же это… приятно, иметь друзей. Мои губы растягиваются в улыбке, отвечая на улыбку Блэкки. Дип, глядя на нас, тоже улыбается. Нас … связывает некая незримая нить, и я хочу, чтобы так было и дальше. Я взглянула на Блэк в новом свете.

— Н-ну… — я чувствую, что краснею и прячу лицо за челкой, — И все же…

— Сансет, — Дип подходит и обнимает меня за шею, — Эта затея – самоубийственна, а способов ее выполнения – нет… так что…

-Есть, — я говорю это решительным тоном.

-Есть? – Дип и Блэк говорят это хором, затем переглядываются с улыбкой на лице, и Дип продолжает, — Что ты задумала , Санни?

-Медальон. Нужно найти этот дом.

Дип взвыл и отвернулся. Блэк иронично смотрит на меня.

— Ты серьезно? И зачем? – Блекки хмыкает, — Сказать : « Ой, здравствуйте, мы тут ваш медальон нашли, помогите нам поднять панику в городе». Так что ли? – Блек в точности повторяет слова Дипа.

— Рррр! – Я чуть пригинаюсь и рычу. Как же меня раздражает их пренебрежение.

— Послушай, рыком делу не поможешь, — Блэк Фаер подходит ко мне и заглядывает в глаза, — Тут нужен серьезный план, а не белиберда какая.

— Знаете, что? – говорю я, закипая, — Не нравится – не ешьте! – разворачиваюсь и иду к выходу.

За моей спиной слышится протяжный судорожный вздох, а затем шаги в мою сторону. Я иду, не оглядываясь. Раз считают меня дурой, то пусть сидят в своем подвале до скончания лет! Я буду хоть что то делать.

Звук шагов все ближе. Уже подойдя к выходу, я слышу оклик Дипа.

— Постой… Сансет.

— Да, Великий Стратег всех времен и кошмаров? – язвительно произношу я и оборачиваюсь. На лице Дипа читается вина , вперемежку с раздражением. Он подходит ближе и касается лбом моего лба. Ох… что это за чувство?

— Прости, Сансет, — начинает он тихим голосом, — Мы – воры, без хорошего плана мы и копытом не шевелим. А ты предлагаешь броситься головой в жерло.

Он снова начал обьяснять… Обычно это выводит меня из себя, но когда он так близко, когда наши головы соприкасаются, когда наши губы чувствуют дыхание друг друга… Мысли путаются, и злиться не хочется совсем.

Покачав головой, я очень нехотя отхожу на шаг. Дип недоуменно смотрит на меня, и я ,не в силах выдерживать его взгляд, опускаю глаза на утоптанный копытами пол.

— Дип. Я пойду. Я не могу не пойти, — отвечаю упавшим голосом, — Я столько всего пережила, чтобы получить эти знания, я десяток раз была на краю гибели, я сделала для того, чтобы спасти эти знания, настолько много, что идея их… распространить стала частью меня. Я не могу от нее отказаться.

Дип глубоко вздыхает. Я чувствую, как его взгляд упирается мне в макушку, и я все больше прячусь за челкой. Мы стоим так около минуты – я прячусь, он смотрит. Наконец Дип испускает еще один вздох и… я внезапно понимаю, что нахожусь в его объятиях.

— Сансет… — голос Дипа изменился. Он стал…теплее, — Сансет, я так испугался, когда ты исчезла. Я был везде, ходил, спрашивал, вынюхивал. Я боялся, что потерял тебя навсегда, — я почувствовала резкое чувство вины и прижалась к кошмару крепче. Он вздохнул с облегчением, — Я не хочу терять тебя снова. Поэтому… — Дип хмыкает, — Поэтому я пойду за тобой хоть к королеве, если ты захочешь сорвать Кровавую Розу.

Я хихикнула, не выдержав. Ох, Дип… Прижавшись еще сильнее, будто пытаясь слиться с ним, я зажмурила глаза, и на сердце стало спокойно и тепло… Я уже давно стала замечать, что этот кошмар дорог мне. Но я не знала насколько. Я стою неподвижно, обняв его передними копытами, практически повиснув на нем. Но мои размышления о моем отношении к Дипу резко прерывает насмешливый голосок Блэк.

— Ребят, наобнимались? – черногривая хихикает, — Вы задумали совершить безумный поступок. Почти самоубийство. Надеюсь вы понимаете, что я…

Мы с Дипом понимающе кивнули. Блэк и так сделала достаточно для моей сумасшедшей идеи. Нельзя заставлять ее подставляться под удар с нами. Она куда рассудительнее, чем я.

— Что я иду с вами, — Блек хитро улыбнулась, а увидев наши вытянувшиеся лица, расхохоталась и покатилась по полу.

Рассудительная? Да она просто ненормальная! Прямо как я!

Мы с Дипом хохочем вместе с кошмарой. Сборище психов просто. А я главный псих. Наконец успокоившись и утерев выступившие слезы, мы смотрим друг на друга, и Дип протягивает копыто. Переглянувшись, мы с Блэкки кладем на него свои.

— Объявляю самоубийственный поход открытым, — торжественно произносит Дип, снова вызвав хихиканье у Блэк.

Я наконец выбираюсь наружу, на затхлые улицы бедняцкого района. Вслед за мной выбираются остальные. Отлично, мы вылезли из норы. И …

-Что теперь? – произносит Блэк, заканчивая мою мысль, — Как будем пробираться в верхний район?

Дип поднимает копыто, призывая к вниманию. Недоуменно смотрю на него вместе с Блэкки.

— Я… знаю путь, — полушепотом признается Дип, — под Верхним городом есть катакомбы, которые соединяются с фамильными склепами знатных домов. Мы можем… попробовать туда пробраться.

— Правда? Ты знаешь , как туда пройти? – в моем голосе загорается надежда.

— Знаю, — Дип опускает голову, — Но не знаю, как выйти. Придется искать.

Блек фыркает , закатив глаза, а на мой укоряющий взгляд разводит копытами, мол я все равно с вами. Вздохнув, мы соглашаемся, что другого выбора у нас нет. Дип делает жест следовать за ним и ведет нас извилистыми переулками района к одному ему ведомой цели. Глиняные жилища нависают над нами, зияя черными дырами окон. То тут, то там слышится треск. Стены жилищ покрыты трещинами и сколами, из-за чего создается впечатление, будто вся эта громада вот-вот рухнет, похоронив под собой жильцов. Чинить некому, ведь за эту работу никто не заплатит. Под ногами то и дело попадаются черепки глиняных бутылок и кружек. Мир раскрашен в коричневые и черные тона. Мы проходим по улочкам, достигая стены купола пещеры. Дип подходит к большой горе всякого мусора. Я хмурюсь. Что он задумал?

Дип начинает разгребать черепки, воняющие грибным пойлом, шелуху, сломанные миски, пока не добирается до грубо сколоченных деревянных досок. Блэк и я наблюдаем за его действиями со стороны. Наконец Дип откапывает некое подобие двери и приглашающе ее отворяет. Я захожу внутрь. А внутри хоть глаз выколи. Ничего не видно. Я прохожу чуть дальше, а за мной заходят Дип и Блэк. Дип затворяет дверь с низким громким скрипом, разносящимся все дальше по тоннелю. Я сглотнула.

— Нужен свет, — Дип говорит очевидные вещи.

Вокруг нас в полумраке разбросано множество щепок, черепков и прочего хлама, но , увы, нет ничего, что хоть сколько ни будь похоже на факел. Я снова в беспомощности оглядываю комнату. Нет. Вздыхая, опускаю взгляд в пол. Без света мы далеко не уйдем. Можно идти во вспышках дыхания, но не известно, выдержат ли потолки, ведь дыхание кошмара куда сильнее пламени факела.

Дип фыркает и отходит к двери наружу. Я чувствую себя подавленно. Столько препятствий встает у меня на пути с тех пор, как я решила пойти против режима… Маленькая , глупая кошмара, неужели…

От очередного самокопания меня спасает резкий хруст сзади. Я удивленно оборачиваюсь , навострив уши, и вижу, что Дип стоит с торжествующим выражением лица , держа в зубах одну из балок двери. Мы с Блек переглядываемся и одновременно начинаем смеяться. Дипа это, впрочем , ничуть не смущает, и он осторожно подпаливает деревяшку. Вспыхнувшее пламя освещает коридор на несколько шагов вперед, разгоняя жутковатую темноту. Жеребец направляется вперед, гордо задрав голову.

— Блекки, как думаешь, это факел светится, или его светлая голова? – заговорщически шепчу я Блек, так, чтобы и Дип услышал, и мы довольно хихикаем.

Кажется, мне удалось его смутить. Он поворачивается и смотрит на нас с укоризной. Я делаю невинную мордашку, но снова не могу сдержать улыбку. Как же хорошо, что они у меня есть. Я только недавно смогла это понять. Когда они рядом, улыбка сама просится на лицо. А кошмары улыбаются редко. Впрочем, я же неправильная, мне можно.

Мы идем все глубже , слушая треск импровизированного факела и звук наших шагов. Стены становятся все уже, на них поблескивают капли влаги. Да и в воздухе появился запах сырости, плесени … и еще какой то кислый запах. Блек дернула ухом и сморщила нос.

— Вы слышали писк, — она делает нам жест остановиться.

— Да, я слышал, — ну вот, Дип слышал, Блек тоже, одна я глухая.

— Что это может быть, Лайт?

Жеребец ухмыляется, повернув к нам голову.

— Разве не ясно? Сомневаюсь, что тоннели необитаемы. Сильно сомневаюсь.

Меня тряхнуло. Опять какие то твари? Теперь я действительно услышала противный писк, исходящий из глубины тоннеля. Мы переглядываемся.

— Идем. Толку стоять? – Дип перехватывает факел поудобнее, на его лице видна решимость идти до конца.

— Согласна, — Блек хмурится и разминает шею. Посмотрев на меня, она улыбается, — Ты мне должна будешь, подруга, — я не нашла ничего умнее, чем кивнуть и пойти за их хвостами.

Влажность повышалась по мере продвижения вглубь. Писк нарастал, раздражая мои уши. Наконец, факел выхватил из темноты разветвление тоннеля. Из одной ветки раздавался писк и скрежет, с другой стороны было тихо. Не сговариваясь, мы пошли в другую ветку.

— Тремер! – слышу я разочарованный голос Блек и выглядываю у нее из за плеча.

Шагах в двадцати от нас пламя факела выхватывает из темноты огромные валуны завала, полностью перегородившего этот проход. Я тихо рычу.

— У нас остался один путь… — Блек опустила уши, но тут же вздернула их.

Писк приближался, слышался быстрый перестук мелких лапок по камню и противный скрежет. Я отхожу к завалу, вглядываясь в темноту прохода. Дип и Блек стоят передо мной, прижав уши и оскалившись. Посмотрев на них, я собираюсь с духом и становлюсь между ними, приняв ту же угрожающую позу. Меня теперь так просто не напугаешь. Ха.

В темноте засветился огонек. Нет… сотни огоньков! Тихий скрежет жвал, жуткий голод в светящихся глазах…

— Луркеры. – Дип нахмурился сильнее, — Знал, что тут поселится какая-нибудь шваль.

— Спокойно, главное не паниковать, — произносит Блек, глядя на тьму этих тварей, хищно разглядывающих нас из темноты.

В течении минуты мы просто стоим и смотрим друг на друга. Факел сгорел уже наполовину, круг света уменьшается с каждой секундой. Тихое шуршание подтверждает, что не только круг света уменьшается. Луркеры подбираются все ближе.

Луркеры – мелкие , самые крупные из них не выше колена , насекомые с острыми челюстями и гадкой привычкой нападать огромными стаями. Живут во влажных пещерах, как правило вытесняют из своих угодий всех остальных хищников. Сила – в количестве.

Факел догорает. Блек и Дип переглядываются и набирают воздух в легкие. Кивнув, я делаю то же самое. Хищники подбираются ближе, некоторые уже пощелкивают челюстями в предвкушении аппетитного мяска…

Выкусите, твари!

Одновременный залп трех кошмаров превращает коридор в пылающую и ОЧЕНЬ хорошо освещенную печь. Жуткий писк и скрежет стих за пару секунд. Не очень приятно, когда жертва может изжарить тебя заживо, а?

Тоннель заполнен дымящимися тушками луркеров, по глупости напавших на добычу, что оказалась не по зубам. Я делаю шаг к ним, но вдруг слышу страшный, леденящий душу треск под ногами. По полу пробежала глубокая трещина. На лице Блекки отразился ужас. Тремер, неужели конец?

— Ну воот, — успела услышать я расстроенный возгляс Дипа, прежде чем пол ухнул вниз. Мою гриву резко подняло потоком горячего воздуха. Лавовое озеро! Пролетев около двух секунд, мы бултыхнулись в красную вязкую расплавленную породу. Мда, не будь тут этого озера, мы бы разбились. Вынырнув, я начинаю выискивать моих кошмаров. Вот выныривает Блекки, тряся головой. А вот и Дип, выплевывающий кусок камня , попавший в рот. «Живы», — проносится у меня в мозгу , и я начинаю плыть к берегу.

Уже выбравшись, мы осматриваем пещеру, в которой оказались. Блек тычет куда-то копытом. Мы с Дипом поворачиваемся в указанную сторону. Мои глаза , пусть с трудом, но ухватывают во мраке дальнего конца пещеры нечто, похожее на каменную статую кошмара.

— Отлично! – Дип расплывается в улыбке, — Если есть статуя, значит ее сюда занесли откуда, то. Я не обижусь , даже если мы выберемся в ремесленный район.

— Главное – выберемся, — со вздохом соглашаюсь я. Блек тыкает меня в бок и ободряюще улыбается.

— Не вини себя. Мы сами согласились.

— Спасибо вам, ребят. Вы из-за меня жизнью рисковали. Я у вас в долгу, — я благодарно смотрю на кошмаров.

— Ловлю на слове, подруга! – Блек хихикает и лезет обниматься.

Это до боли приятное чувство, когда тебя окружают друзья… его не сравнить ни с вкусной едой, ни с мягкой кроватью. Это внутри. И это просто невероятно.

Чтобы добраться до статуи , нам приходится снова переплывать озеро. На другой стороне мы тщательно отряхиваемся, чтобы в гриве не застыли смешные фигурки из обсидиана. Блек первая подходит к статуе и я слышу удивленно-восхищенный вздох. Повернувшись , я вижу следующую картину : статуя где-то на полторы головы выше Блекки, хвост немного потрескался , как и переднее копыто, но на лбу явно виден обломок… рога. Да и полузатертые выпуклости на боках напоминают мне о книгах, прочтенных в заброшенном книгохранилище.

— Это же… Селестия… — произношу я пораженно.

— Кто? – Блек повернула удивленную мордашку ко мне.

— Селе… Помните, как я вам рассказывала про книги, что нашла в лесу? – в моем голосе скользят радостные и удивленные нотки,- Вот оно! Подтверждение, что я не врала! Это правда! – мне хочется скакать вокруг этой статуи, — Теперь вы мне верите? Это аликорн, пони с рогом, — я показываю на обломок, подходя поближе, — и крыльями, — провожу копытом по выпуклости на боку статуи.

У этих двоих отвисла челюсть, придавая им комичный вид. А я продолжаю изучать статую. Явно древняя, потрескавшаяся, но контуры понятны и недвусмысленны. Это аликорн.

— Погоди. Ты сначала сказала, что это Слестия, потом говоришь, что это Аликрон, — Дип трясет головой, — Так кто же это?

— Селестия – это имя, чудик, — улыбаясь, говорю я, — А аликорн – раса, как кошмар.

— Эм… — оба кошмара опустили головы.

— Вы мне не верили, — утверждаю я, торжествующе глядя на виновато кивающих друзей.

— Извини ,но… все это звучало как красивая сказка. – Блек чуть улыбается, — Но… такую статую отгрохать из за чьих то бредней? Нет… Похоже, это правда.

Я стою, улыбаясь. Как хорошо, что мы провалились в эту пещеру! Теперь бы еще выход найти. Опустив глаза вниз, я вдруг осознала, что кулон все это время висел на моей шее! Мы же дважды в лаве купались! А он даже не поплыл… Необычная штучка…

— Я думаю, нам сюда, — Дип кивает в сторону какого то прохода.

Мы снова отправляемся в путь. Я ,откровенно говоря, уже очень устала. Считай, на одном только возбуждении от произошедшего и держусь. Остальные выглядят бодрее. В тоннеле, в который мы вошли, стены выложены камнем, а в некоторых местах встречаются держаки с потухшими факелами, что не может не радовать. Спустя полчаса ходьбы, пламя прихваченного факела осветило массивную каменную дверь, украшенную высеченными узорами.

— Кажется, дошли, — Дип и Блек улыбнулись, — Откроешь сама, или помочь грубой кольтовой силой?

— Я сама… — завороженно подойдя к двери, я толкая одну из створок. Мда…

— Ясно все с тобой, — Дип смеется и идет мне помогать. Вдвоем мы открываем дверь.

Мы стоим перед входом в большую и довольно пыльную комнату, со множеством колонн и мозаичных картин, затянутых паутиной. Бодрости такое зрелище не прибавляет.

— Эм… Это выход, или продолжение? – разочарованно спрашивает Блекки.

Эхо разносится по залу, уходя дальше и дальше. Дип прикладывает копыто ко рту и делает жест идти за ним. Осторожно ступая по каменному полу, стараясь не создавать лишнего шума, мы идем дальше. У меня начинают подкашиваться копыта. Я голодна к тому же. Ох, тремер…

Вдруг, вдали галереи слышатся голоса других кошмаров. Дип делает страшные глаза и прячется за колонной. Мы с Блекки следуем его примеру. Моя колонна находится в нише, так что меня заметить сложнее всего. Притом, что я могу краем глаза смотреть на галерею. Люми-кристаллы в решетках на потолке дают бледный синеватый свет.

— …точно уверен, что слышал что-то? – слышится голос другого кошмара.

— Да. Говорю тебе, тут кто то есть.

— Ага. Из катакомб вылез, — в голосе первого звучит ирония, — Если там пусто – с тебя полпорции.

— Эй! – второй возмутился, — Четверть!

— Хаха, ну ладно. Хотя я готов поставить все на то, что тут никого нет.

Лязг доспехов и стук древков… Мимо меня проходят два стража в неплохой броне с гербом на наплечнике. Ужасно знакомым гербом…

УРРРРРРР….

Я прокляла все на свете. Надо было заурчать животу в самый неподходящий момент! Стражники резко развернулись в мою сторону.

— Кто здесь? Выходи сейчас же!

Закусив губу, я вышла из-за колонны. Я прекрасно понимала, что останься я там, меня бы просто затыкали копьями. На всякий случай.

— Эм… кобылка? – первый стражник, рослый темно-коричневый кошмар неуверенно посмотрел на второго кошмара, более низкого, но все равно выше меня, темно-фиолетовой масти.

— Посмотри, что у нее на груди, — второй кивнул на меня. Вернее на мой кулон.

— Герб дома? – неуверенным голосом спрашивает стражник.

— Да… — вздохнул второй, — Герб нашего дома.

Я вздрагиваю. Вот почему герб мне показался знакомым! Я даже немного выпрямляюсь. Стражники смотрят на меня растерянно.

— И что с ней делать?

— Я не знаю, – похоже ,второй был старшим по караулу, — Отведем ее к миссис Скай Блоссом. Она разберется, — они поворачиваются ко мне.

Мое ухо дернулось. Скай… небо? Еще одно странное имя? Может, она захочет ответить на мои вопросы? Дип и Блек не высовываются и правильно делают. Кто их знает, может я проведу остаток своей жизни в застенках… Мы проходим по коридору до деревянной окованной двери. Стражи идут по бокам, держа в копытах копья. Мы проходим по запыленным залам, когда то величественно красивым, ныне затянутым паутиной и местами поросшими мхом. Небогато… Мы проходим мимо комнаты, в которой сидят несколько кошмаров. Кошмар в потрепаном плаще оборачивается на нас. На благородном мужественном лице появляется удивление при виде меня, но он не говорит ни слова, возвращая свой взгляд к огню. Пройдя этот зал, мы останавливаемся у входа в чистую и ,пожалуй, самую красивую комнату. Посередине комнаты в кресле дремлет пожилая кошмара с резкими, но по своему красивыми чертами лица. Второй страж, стоящий справа от меня прокашливается и почтительно произносит:

— М..миссис Блоссом…

Кошмара открывает глаза, и ее взгляд из недовольно-сонного быстро превращается в заинтересованно-рассерженный. Ее на удивление быстрые и живые глаза пробегаются по мне, остановившись на кулоне, а затем на моих глазах.

— И кто же это? Почему на тебе герб моего дома? – голос кошмары бархатист, но в то же время резок.

— И… — ощущение, будто слова стали комом в горле. Кошмара сделала знак стражам отойти.

— Она пришла из подземных катакомб, — выпалил темно-коричневый, чем вызвал удивление миссис Блоссом.

— Из катакомб? И что ты там делала? Не бойся, я не укушу, — на секунду ее взгляд стал чуточку мягче, что убрало заслон у меня в горле.

— Я… я Сансет Шедоу, мэм, — я нахожу в себе силы поклониться. Подняв голову, я вижу расширенные глаза миссис Блоссом , и слова вновь застревают у меня в горле.

— Мисс Сансет, значит? – пожилая кошмара складывает передние копыта вместе, — Ну… ладно. Где ты взяла этот кулон?

— В… — я сглотнула, — В Лесу…

— Хм… И что же потянуло тебя сюда, дитя? – глаза кошмары нахмурены, но во взгляде сквозит любопытство.

— Я… нашла старые книги… — запинаясь, начинаю я, — В них было сказано о… Верхнем мире.

Кошмара резко хмурится и делает жест стражам закрыть дверь с другой стороны. Когда дверь закрылась, миссис Блоссом поднимается с кресла и подходит ко мне, глядя в глаза.

— Расскажи мне все с самого начала…