Автор рисунка: Noben
Удача – оружие Богов

Лакихуф

Дорогие читатели (коль еще остались таковые)! Прошу простить меня за столь большую задержку. К сожалению, продолжение будет не скоро из-за школы и других проблем. Автор просто безумно завален реквестами + надо ответить на вопросы. Но надеюсь, что есть еще люди, которым интересно, и они ждут продолжения :> С уважением, Diverse Zoo.

Буря потихоньку успокоилась, словно магия помогала друзьям. Сомбра оглядел всех и решил немного переговорить с Джеймсом:

— Все так изменилось…Когда-то была совсем другая команда, другие воины…Ты был другой…Что с тобой случилось?

Джеймс опустил голову и перевел взгляд на Сомбру. Потом он подошел к жеребцу и приложил подбородок на гриву короля. Обняв крылом своего давнего друга, Джеймс произнес:

— Я искал Вас. Искал и не терял надежды, что Вы живи. Я обещал себе защищать Вас, надеюсь, что впредь я буду исполнять это обещание.

Сомбра аккуратно вылез из-под объятий друга, улыбнулся и, оглядывая все еще блестящую шерстку аликорна, произнес:

— Хах…Тебе идет.

Джеймс перекинул взгляд на свои копыта, которые ярко сияли и меняли цвет каждую секунду. Встряхнув передним копытом, аликорн высунул язык, потряс головой и с грубой физиономией направился дальше. Сомбра поспешил за ним, негромко смеясь.

Вскоре буря стихла. Друзья могли спокойно продвигаться по снегу, который очень быстро таял под копытами. Лионесс была уставшей, поэтому Джеймс решил ее понести, чтобы та не теряла сил. Тому же примеру последовал и Шайнинг, взяв на спину уставшую жену. Рейнбоу Дэш быстро махала крыльями, пролетая вперед настолько далеко, как она могла, чтобы при этом не потерять друзей. Радужная полоса от ее гривы и хвоста разносилась повсюду, потому что у пегаски просто не было простора, где она бы свободно могла сделать свой знаменитый трюк. Да и шум не хотелось поднимать, неизвестно, что закопалось под этими залежами снега. Белокрылая пегаска, в отличие своей подруги по цвету тела, спокойно порхала в небе, пытаясь лететь невысоко над землей. Ее братец, Флейм, бежал по земле, проделывая хорошие следы в сугробах. Рядом с ним бежал Эш Эклипс и остальные жеребцы из команды Джеймса. За Шайнингом, который продвигался медленно, бережно неся свою возлюбленную, шагали друзья Рейнбоу Дэш. Радужная кобылка отличалась от своих друзей жаждой свободы, поэтому она не плелась по сугробам. А вот Эпл Джек, хоть и медленно, но радостно шагала по снегу, пачкая оранжевые копытца как можно сильнее. Конечно, снегом сильно не испачкаешься, но это же ЭйДжей, что поделать? Рэрити аккуратно перешагивала сугроб за сугробом, с помощью магии приподнимая свое сапфировое платье. Маленький фиолетовый дракончик бежал сзади белой единорожки и стряхивал снег, который попал на прекраснейшее творение своей подруги. Флаттершай летела над землей примерно так же, как и Аксиома. Невысоко, плавно передвигаясь в воздухе. А счастливая Пинки Пай прыгала из сугроба в сугроб. Ее кучерявая розовая грива уже вся была в снегу, а незабываемая форма изменилась в сплошную кучу мусора. Но розовая кобылка того не замечала и по прежнему способу догоняла своих друзей. Многие пытались остеречься ее прыжков, дабы снег не попал им в мордочку. И только Твалайт спокойно шагала рядом с братом. Джеймс шел медленно, а его тяжелые копыта оставляли огромные следы на снегу. Вдруг он ступил на что-то твердое и…живое…Слегка порывшись в снегу, аликорн откопал черное существо. Прозрачно-желтые крылья, грива болотного цвета. Копыта были продырявлены, однако это словно природа устроила так это существо. По виду оно было мертво. Никто даже не заметил находку Джеймса, кроме Сомбры. Черный аликорн подошел к другу и спросил:

— Ты знаешь кто это? Так или иначе – оно мертво, пошли дальше…

Джеймс отрицательно покачал головой, зубами поднял непонятное существо и кинул на ближайший сугроб. Прозрачные крылья резко раскрылись, и существо быстро взмыло вверх. Лететь ему было не долго – он врезался в кобылку с радужной гривой. Вновь упав на снег, черный монстр зашипел и посмотрел на всех пони, которые его окружили.

— ЧЕЙНДЖЛИНГ!

Шесть кобылок разом закричали, и злобно посмотрело на существо. Желтые глаза чейнджлинга недоуменно оглядывали всех, кто яростно смотрел на него. Попытавшись раскрыть свои раненные от падения крылья, чейнджлинг перевернулся на живот и поднял голову.

— Стойте, стойте, стойте! А ты вымахал, дружок! – Пинки Пай приблизилась к чейнджлингу и посмотрела ему прямо в глаза. – Ух ты! Даже цвет глаз поменялся! Ты покрасил гриву? Тебе идет. Она такая лимонная! Нет, нет, скорее апельсиновая! Нет, все же лимонная…Ха-ха, она мне карамболу напоминает, да! Точно! Ты – карамбольный чейнджлинг, ха-ха! – Розовая кобылка громко засмеялась и начала скакать вокруг черного существа.

В этот момент к чейнджлингу подошли Шайнинг Армор и принцесса Каденс. Принц грозно посмотрел на существо, которое все еще с недоумением смотрело на всех.

— Изменился…Но наша злость на твою королеву все еще в наших сердцах. Отвечай, где ОНА?!

Чейнджлинг тут же раскрыл глаза и тихим голосом произнес:

— Нет…королевы…Есть…король…Отомстить…отомстить…отомстить…

Слова «отомстить» повторялись в одном ритме, словно чейнджлинг кого-то призывал. Вдруг слова оборвались, и существо пало без сил. Сильное фиолетовое копыто прижало его к земле, глубоко зарыв его в снег.

— Во имя Селестии, что ты натворил?! – Шайнинг кинулся к Джеймсу и яростно взглянул ему в глаза. – Это существо могло рассказать нам о последующих планах этой чертовой Кризалис!

Зрачки Джеймса сузились, и он резко прижал жеребца к земле, причем сила была в несколько раз мощнее, чем та, когда он придавливал чейнджлинга.

— Ты не имеешь никакого права говорить что-либо про нее. – аликорн поднял копыто и перевел взгляд на черное существо, лежащее неподалеку. – Ничего, эта тварь живучая, раз уже семьсот лет под снегом живая осталась. Ничего, я точно помню, как прикончил их царя-батюшку. Вот теперь-то можно спать спокойно. Хотя, возможно он не один выжил…Надо будет проверить.

Вдруг в небе появилось еще одно черное существо, которое резко опустилось на землю, прямо возле чейнджлинга. Но это существо отличалось – гривы не было, лишь черные шипы. Прозрачно-голубые крылья и бирюзовые глаза. Чейнджлинг перевел взгляд на Шайнинга и Каденс. Его черный рог засветился зеленым, и сердечки над головами возлюбленных засветились. Через секунду они исчезли, а в бирюзовых глазах чейнджлинга завиднелся черный зрачок. Появилась еще одна радужная оболочка темно-бирюзового цвета. Существо выплюнуло странную зеленую слизь на чейнджлинга, который был зарыт по уши в снег. Словно кислота, эта слизь потихоньку рассасывала части тела монстра, который вскоре исчез.

— Он теперь мертв. Но он – не единственный. Да и у нас нет времени следить за всем.

Чейнджлинг говорил спокойным и даже не шипящим голосом. Его слова были четкие и внятные, поэтому друзья все прекрасно понимали.

— Она ждет, Джеймс…Семьсот лет ждет.

После этих слов чейнджлинг резко взлетел вверх и направился на север. Тем временем, друзья с недоумением смотрели на аликорна. Сам Джеймс вновь зашагал и на ходу произнес:

— Забудьте его слова, это касается только меня. Идем, я еще хочу успеть на смену.

Все послушались аликорна и продолжили путь. Империя была уже близко, но она была тускла, как никогда…Даже белый замок в центре Лас-Тириса был тускл, голубое небо серело прямо на глазах. Даже яркое солнце, которое светило в небе было болотного цвета и делало эту империю черной, как ночь. Усталые пони жили обычной жизнью, для них это была лучшая жизнь, ведь ничего лучше они не видели…Черные мешки под глазами, горбатые спины. Детишки вместо того, чтобы играть в мячик, раскалывали камни киркой и добывали оттуда червей. Маленькие кобылки вместо того, чтобы играть в куклы, готовили себе пироги, чтобы прокормить матерей, образ которых напоминал старушку двухсот лет. Даже Салэд-Боул был бледен, а улыбка с жизнерадостной кобылки пропала бесследно. Мрачные взгляды окутали команду, которая только что шагнула на границу Росакроун. Сомбра не мог поверить собственным глазам. Во что превратилась его империя…Подняв голову вверх, Сомбра начал что-то тихо шептать про себя. Его рог ярко засиял, неизвестный ветер донесся с южной стороны и вся империя вновь заблистала. Солнце ярко ослепило глаза пони, которые спустя тысячу лет смогли нормально прогнуть спину. На их лицах показались улыбки, все радостно подбежали к Сомбре и тут же хором произнесли:

— СЛАВА КОРОЛЮ!

Через несколько минут все пони резко побежали в разные стороны. Каждый приходил к Белому Замку и оставлял какую-нибудь ленточку, украшение и то, чем можно было украсить столицу империи. Твалайт оглядывала пони, которые усердно украшали и чистили замок, а потом спросила у Сомбры:

— Они знали, что ты вернешься?

— Нет, она даже не знали, что я пропал…Но абсолютно у всех пони этой империи есть особое чутье, с помощью которого они предвещают праздники и пытаются как-либо помочь им стать лучше. Поэтому сейчас они готовят замок, украшают его, заносят мебель, делают все, чтобы коронация прошла успешно.

Джеймс подошел к аликорну и ткнул копытом в круп жеребца. Кьютимарка пропала. Аликорн указал на вулкан, который виднелся вдалеке:

— Думаю, надо вернуть утерянное. – Джеймс повернулся к кобылкам. – Если вам интересно, можете проследовать за нами.

Жеребец подмигнул и направился в северо-восточную часть империи. Самые обычные дома, самый обычный город. Джеймс даже не сказал его название. И отчего это вдруг у них должна челюсть отпасть? Голубая пегаска летела и фыркала, следя за каждым прохожим. Вдруг шесть кобылок действительно впали в шок – они увидели перед собой сотню аликорнов. Однако они не были в царственных одеяниях, они делали самую обычную работу, которую делали остальные.

— Это доказывает то, что не все аликорны – принцы и принцессы…Аликорны такие же, как и земные пони, как единороги, как пегасы…Но живут дольше…Поэтому прошу, тебя…- Джеймс повернулся к фиолетовому аликорну. – …не ставь себя на высокую должность здесь, ладно?

Кобылка кивнула головой и последовала за Джеймсом. В это время жеребец глянул на пони, круп которой украшали три яблока.

— Хм, думаю, я знаю, где тебе может понравиться…

Вскоре они направились на полянку, что была недалеко от вулкана. На ней не было ни одного живого существа, если не считать большое количество разнообразных деревьев и невиданных растений.

— Просыпайтесь, существа, созданные растениями! Пришло время впитать в себя лучи солнца, ведь именно сегодня тот день, когда ваши цветы распустятся, и аромат их разнесется по всей империи!

Все деревья и цветы вдруг словно ожили, медленно передвигая свои корни к земле. Вскоре абсолютно весь растительный мир превратился в пони-силуэты, а вскоре – в настоящих пони. Правда, они отличались от обычных. Их зрачки были белыми, а на ушах и на спине виднелось жилкование. У каждого жилкование было разное, но у большинства – дуговидное. Их грива у каждого была разных цветов и форм, но на некоторых волосках можно было увидеть листочки и цветы. Некоторые носили гнезда на голове, у некоторых в гриве жили пчелы и бабочки. Их мир отличался от обычного…

— Это одни из пони, которые были созданы природой. Их называют цветочными пони, зелеными пони, пони-цветы, кто как, каждый по разному. Они могут менять клетки своего тела и тем самым превращаться в какое-либо растение. У каждого особый талант превращения, поэтому не всем дано превратится, например, в яблоню. Эти существа ухаживают за природой и поддерживают особый цикл существования тех или иных растений, но им нужна ровно определенная температура, поэтому эта поляна разделена на три пояса – холодный, умеренный и теплый. Холодные пояса находятся недалеко от реки Кристалины. В этом поясе растут дицентры, герани, ели и другие растения холодного климата. Ну а дальше, думаю, вы сами уже все поняли.

Существа начали медленно поднимать головы, впитывая в себя лучики солнца. При этом их кожа становилась ярче, а сами пони росли в размерах. Правда, росли они очень медленно…

— Если хочешь, может остаться здесь. – сказал Джеймс оранжевой лошадке, которая стояла неподалеку. – А мы последуем далее к вулкану.

Эплджек кивнула и направилась к пони, которые уже поливали маленькие ростки на земле.

— Не переживайте, мы зайдем за ней позже. – Джеймс ускорил шаг, и они уже были возле вулкана.

Огромный коричневый вулкан с пещерами внутри, откуда вылетали огненные существа, извергая огонь. Из жерла вулкана постоянно вылетали драгоценные камни, но сразу же исчезали, только прикасаясь к земле.

— К сожалению, фениксы потеряли способность добывать камни, поэтому от их прикосновений добытый камень превращается в пепел…Именно поэтому камни собираем мы…Хотя меня столько лет не было здесь, что и я сам забыл, как все это делать…- аликорн обернулся и посмотрел на короля. – Вы готовы?

Сомбра кивнул и подошел к обрыву. Испепеляющие капли брызгали под ним, температура тела становилась выше. Дышать было невозможно, но именно в эту секунду черно-красный рог короля засветился. Оранжевое сияние быстро разнеслось вокруг вулкана, приподнимая лавовые волны вверх. Позади короля столпилось несколько единорогов, их рога ярко засияли, и подул ветер. Легкие порывы разносили гриву короля по лицу, закрывая его глаза. Но Сомбра не обращал на это внимание, он был сосредоточен лишь на работе, на восстановлении метки. Лучи солнца прошли сквозь мелкие капли магмы, яркий свет опустился на пони, что стояли рядом.

— Рубиновые! – закричал Джеймс, и несколько пегасов подлетели к огромной волне, что повисла в воздухе.

Голыми копытами пегасы доставали горящие рубины, но ветер, который дул уже со всей силы, образуя маленькие торнадо вокруг вулкана, помогал жеребцам спокойно держать камни. Вскоре более сотен камней было собрано у подножия вулкана, а на крупе Сомбры вдруг появился белый круг.

— Метка появилась! – закричала Твайлайт и указала на круп аликорна.

— Нет, это не полная метка. Для полного завершения сквозь этот круг должна пролететь искра в триста шестьдесят градусов.

Все косо уставились на Джеймса, который выставил умное лицо и громко крикнул:

— Изумрудные!

Метка продолжала появляться. Совсем скоро в кругу появились два маленьких камня розового и зеленого цвета. Еще несколько пегасов принесли к подножью вулкана несколько изумрудов и встали рядом с ними.

— Топазные!

Очередная группа пегасов полетела к вулкану, доставая топазы из магмы. Рог короля сиял все ярче и ярче, по телу стекал пот, Сомбра жмурился, копыта тряслись. Он помахивал крыльями, чтобы было хоть как-то прохладно – все тепло магмы медленно переходило на его тело, поэтому выдержать такое напряжение было крайне тяжело, если учитывать перерыв времени. Круг на боку превратился в часы, появилось три камня, которые строили из себя подобие квадрата. Не хватало одного камня и стрелки, но уже появились маленькие полоски меж камнями.

— И…САПФИРОВЫЕ! – громче прежнего прокричал Джеймс.

Последняя группа пегасов, которые стояли вдали, взлетели вверх и начали собирать камни. Вскоре на боку аликорна появился синий камень, полоски образовали часы, а искра, которая медленно передвигалась по метке, начала «дорисовывать» последнюю часть. Огромная куча камней, лежавшая у подножия вулкана, ярко засветилась, а вместе с камнями засветилась и бок жеребца. Последние секунды, и на крупе короля появилась полноценная метка. Стрелка была необычной – она напоминала кирку.

— Теперь Ваша кьютимарка возвращена, мой король. – Джеймс низко поклонился и продолжил. – Мы можем провести коронацию Вашей дочери.

Аликорн посмотрел на короля, прическа которого была растрепана по всему лицу.

— Но для начала мы Вас расчешем.

Джеймс подкинул на себя короля и направился к своему дому. Лионесс и остальные пошли за ним. Тем временем пони, мимо которых проходил Джеймс с друзьями, быстро бежали в столицу, к тому самому Лас-Тирису. Центр был украшен разными цветами, тысячи пони подготовили скамейки, чтобы поприветствовать короля. Правда, про принцессу никто пока не знал.

Принцесса Каденс и Шайнинг Армор направились к дому Джеймса, держа в зубах какие-то странные мешочки. Эти мешочки были серо-коричневого цвета, по размерам были маленькие. Шайнинг постучался в дверь. На пороге появился Эш:

— Король и принцесса готовятся, что вы хотели?

— Я думаю, что если мы окутаем тот замок, о котором говорил Джеймс, нашей волшебной кристальной пыльцой, то коронация точно всем запомнится надолго.

Эш кивнул, и Шайнинг с женой вошли во внутрь. Сомбру одели в нарядный черный костюм с красной бабочкой на шее, а Рэрити в соседней комнате с друзьями подбирали платье для Лионесс. Прическа Сомбры уже была готова, поэтому он внимательно стал слушать вошедших.

— Сомбра. Я думаю, что этот день многим запомнится, если мы используем это. – мешочек с пыльцой медленно пролетел перед носом у короля. – Это – кристальная пыльца, делая все в округе кристальным, как живых существ, так и не живых. Используем?

— Конечно! – радостно воскликнул Сомбра и тут же обсыпал комнату пыльцой.

— НИ ЗА ЧТО! – Джеймс резко побежал в спальню и запер дверь. Правда, дверь не остановила короля.

— Ох, да ладно Джеймс! Всего-то один раз. – Сомбра телепортировался прямо к Джеймсу и прямо над головой аликорна раскрылся маленький мешочек.

— Кхе-кхе-кхе…- прикрывая рот копытом, Джеймс открыл глаза и громко закричал. – НЕ-ЕЕЕЕЕ-ЕЕЕТ!

Оглядывая свое тело, которое полностью было покрыто кристаллами, Джеймс пытался снять с себя пыльцу, но это было бессмысленно. Вскоре аликорн повалил короля на землю и начал угрожать ему:

— Ты мне очень дорог, но окутывать меня этой гламурной штукой не стоит. После коронации я тебя на куски разорв…

-Простите, я не помешала?

Джеймс и Сомбра обернулись. На пороге стояла Лионесс в желтом платье с зелеными ленточками. За ней тянулся длинный салатовый шлейф. Волосы были аккуратно скреплены желтыми заколочками, а копытца кобылки украшали маленькие солнечные туфельки. Маленькая пони устремила свои разноцветные глазки на жеребцов, которые несколько секунд назад фыркали друг на друга.

— О, эм, Лионесс…Ты…Прекрасна. – Сомбра оттолкнул своего друга и сразу подошел к дочери. – Этот день я точно никогда не забуду.

Король поцеловал Лионесс в нос и обнял крылом.

— Ну же, Джеймси, вставай, нам пора.

Сомбра подмигнул своему другу, который валялся на полу с отвисшей челюстью.

Вскоре все были в сборе. Огромная золотистая карета с кьютимаркой Лионесс подъехала к друзьям, все уместились и отправились к Лас-Тирису. Там их уже ждала вся империя. И не только империя…

Взойдя в замок, который уже был полностью другим, все взобрались прямо наверх, к высшему балкону. Твайлайт выглянула наружу и увидела Принцессу Селестию и всех ее друзей. Как они там оказались – она не знала, но была практически вся семья Эпплов в сборе, если уж только про них говорить. Биг Макинтош держал в зубах цветы, а Меткоискатели с радостным визгом обсыпали всех лепестками. Даже семья Пинки Пай была здесь. Нет, нет, не мистер и миссис Кейк, а именно ее родители с сестрами. Пришли все, кого Твайлайт только знала. Возле замка даже не было места где пройти, поэтому вся пешая стража была внутри, и только стражи-пегасы пролетали по небу, следя за округой.

Яркий салют ослепил всех, и дверь перед толпой отворилась. Оранжевая пегаска с желто-голубой гривой громко заговорила:

— Сегодня, друзья мои, мы поприветствуем возвратившегося короля, а так же его дочь – новую принцессу империи Росакроун – Лионесс Лакихуф!

Свет направился на высший балкон, а там уже стояли Сомбра и Лионесс. Король помахивал всем копытом, а Лионесс, слегка подрагивая на месте, прижалась к отцу.

— Не бойся, моя милая. Все пройдет хорошо…

Ослепляющие салюты шумели в небе настолько сильно, что мало кто слышал слова пегаски. Но последние слова услышал каждый, ведь эту фразу произнесли все, кто был с Сомброй с самого начала:

— С этого дня империя Росакроун станет империей Лакихуф! Поприветствуем новую принцессу!!!

Сотни стуков копыт, тысячи визгов, маленькая кобылка пряталась за своим папой, страх так и не уходил с ее лица. Ей было страшно, хотя никто не желал ей ничего плохого. Это лишь воспоминания. Страшные воспоминания, когда она была одна, мерзла на улице, а маленькие детишки издевались над ней, избивали. Она боялась, что все эти визги – предшественники чего-либо злого и ужасного…А вдруг все это – лишь сон?

Все эти мысли мгновенно разрушились, как только заговорил Сомбра.

— Дорогие друзья! Как видите, моей дочери нужно отдохнуть. Желаю Вам удачи во всем, с этого дня империя вновь засияет, засияет так же сильно, как сегодня засияли ваши улыбки! Встретимся завтра, послезавтра, теперь я вас точно никогда не покину! — Сомбра обнял крылом дочь и вновь помахал копытом. – Встретим новую жизнь с улыбкой!

Все пони вместе громко закричали, затопотали, захлопали крыльями. Каждый делал то, что он мог, только лишь бы поддержать шум…Сомбра и Лионесс отправились в свою комнату, которую совсем недавно отремонтировали и обставили мебелью.

— Благодарю.

Сомбра поклонился двум пегасам, что притащили огромный шкаф в комнату кобылки.

— Здесь ты будешь спать. Звезды будут приносить тебе хорошие сны, я обещаю.

Комната кобылки была голубого цвета, а пол был темно-синим. Был один балкон, на котором лежал матрас бирюзового оттенка с розовой подушкой. На подушке аккуратно красовалась кьютимарка Лионесс.

В комнату вдруг ворвались три маленькие кобылки и один взрослый жеребец.

— Меня зовут Биг Макинтош, это моя младшая сестра Эпл Блум и ее друзья – Свити Белль и Скуталу. Надеюсь, они не принесут вам хлопот. Они лишь хотели задать вам вопр…

Не успел жеребец договорить, как все три кобылки стали одновременно что-то кричать.

— Расскажите нам о своем детстве! А сколько вам лет? Как вас зовут? Что означает ваша метка? Как вы ее получили?

Лионесс прижала уши к голове и тихонько произнесла:

— Мне нужен отдых, давайте завтра…

Три кобылки серьезным взглядом окутали принцессу и громко крикнули:

— ДЕРЖИМ ВАС НА СЛОВЕ!

И так прошел день маленькой кобылки. Укутавшись в одеяло, она поглядела на небо и сразу же нырнула в мир снов. Завтра ее ждал тяжелый день, поэтому ей надо выспаться…