Автор рисунка: Devinian
II — Свидание

III — Эпилог

— …и теперь осталось только украсить спиралькой из лайма и voilà, — Мину-тини!

Твайлайт благодарно захлопал копытами, осторожно поднимая стакан магией. Пока Минуэтт занималась приготовлением второго напитка для себя, он сделал глоток.

— Ммм! — сказал он. — Может, тебе надо было сказать, что ты барпони. В это я бы поверил.

Минуэтт широко улыбнулась в ответ.

— Мне всегда удавалось убедить жеребцов, что я «Секретный мастер-шпион Селестии», но эта история, конечно, по большей части от отчаянного желания показаться интересной.

Твайлайт закатил глаза.

— В самом деле, разве правда не интереснее этой сказки?

Минуэтт показала язык.

— Пони в такое верят редко. Или, что еще хуже, они тут же начинают клянчить путешествие в прошлое с какой-нибудь глупой целью, — закончив приготовление мартини для себя, она сделала долгий глоток, прикрыв глаза в наслаждении вкусом.

Кухня погрузилась в тишину, пока Твайлайт не заговорил:

— Ты правда знала с самого начала? С самого-самого начала?

— Как только увидела фиолетового жеребца у входа в ресторан, да, — ухмыльнулась Минуэтт. — Не такое уж и сложное предположение.

— Так и знал, что надо было оставить усы, — пробормотал про себя Твайлайт.

Минуэтт, впрочем, его прекрасно услышала.

— Что? Нет, фуу, фуу, фуу!

Твайлайт поднял взгляд на нее, медленно расплываясь в широкой улыбке.

— А что такое? Не фанат… вот их? — на его лице и расцвели во вспышке маги кустистые усы.

Минуэтт разинула рот, а ее глаз вскоре начал подрагивать в нервном тике.

— Э…

— Ну же, Минни. Поцелуй меня, поцелуй! Чмок! — Твайлайт с неожиданной ловкостью бросился к противоположному краю стола, но Минуэтт ожидала это движение и оббежала стол кругом.

Противостояние длилось несколько напряженных секунд, в течение которых Твайлайт гонялся за ней вокруг стола. Почувствовав свой шанс, Минуэтт пригнулась и сбежала в гостиную, но Твайлайт увидел в этом слабость ее тактики. Хлопнув крыльями, он взлетел в воздух и сбил ее с ног на диван.

— Ааай! — вскрикнула Минуэтт, ожидая, что ее лица вот-вот коснутся кошмарные колючие волосы. Но ничего не произошло. Она с любопытством открыла глаза, и с радостью увидела совершенно безусого Твайлайт, который склонился и нежно поцеловал ее в лоб.

Она вздохнула и расслабилась, по-прежнему ощущая ноги Твайлайт вокруг своего тела, и слегка подвинулась, чтобы они вдвоем комфортно уместились на диване. Все было идеально и никакого желания двигаться у нее не было.

Разве что только…

Она подняла взгляд и увидела, что Твайлайт уже принес левитацией их напитки с кухни.

Отлично, вот теперь все и правда идеально. Она сделала глоток мартини.

— Старси?.. — мягко сказала она.

— Мм-хмм? — ответил он. Она почувствовала рокот его голоса в груди, к которой она прижималась головой.

— Мне все равно интересно. Каков был у тебя изначально план? Я поняла, что ты хотел сводить меня на свидание, чтоб я хорошо провела время и покончила с темпоральными возмущениями, но что потом?

Он молчал.

Она слегка нахмурилась.

— В смысле, если бы мне понравилось, я же явно захотела бы продолжить. И что бы ты делал тогда?

— Я… — судя по голосу, Твайлайт она застала врасплох. — Я об этом даже не задумывался!

Минуэтт хихикнула.

— Для самого умного жеребца, которого я вообще знаю, из тебя иногда получается ужасно тупая кобыла.

Она заметила, как он немного напрягся, и обернула вокруг него передние ноги, с нежностью прижавшись к нему чуть сильнее.

— Но это, впрочем, ничего. Ты — мой жеребец, и если с ним в комплекте обязательно должна идти кобыла — мы как-нибудь да уживемся.

Он молчал, так и не дав ей никакого остроумного ответа. Наконец, он спросил тихим и серьезным тоном:

— Почему?

Она помедлила, взглянув ему в лицо, на котором было написано недоуменное хмурое выражение.

— Ты мне нравишься, и я не думаю, что кто-то меня сможет за это винить, — сказал он. — Но вот почему я нравлюсь тебе — этого я понять не могу.

— Напрашиваемся на комплименты, а? — весело сказала она, а когда он открыл рот, чтобы запротестовать, она прижала копыто к его губам. — Я просто шучу.

Она задумалась надолго, прежде чем, наконец, ответить:

— Ты мне нравишься, потому что я нравлюсь тебе.

— Это не ответ, — сказал Твайлайт.

Минуэтт улыбнулась:

— Нет, не ответ. Но зато правда. Я… я пыталась встречаться со множеством жеребцов, и почти каждый раз все кончалось очень плохо. Но зато у меня была возможность перепробовать почти что каждый подход и какие угодно роли и модели поведения, чтобы понравиться пони. Мне… мне все это не нужно, когда я с тобой.

Она подняла взгляд на Твайлайт и сделала глубокий вдох.

— Когда я с тобой, я могу быть просто собой. Мне не нужно быть тихой и скромной Минуэтт, или интеллектуальной и утонченной Минуэтт, или эротичной и кокетливой Минуэтт…

— На самом деле, я не против познакомиться с эротичной и кокетливой Минуэтт поближе, — сказал, подмигнув, Твайлайт.

Она улыбнулась и мягко пихнула его локтем.

— Как я говорила, с тобой я могу быть просто собой. И я, почему-то, тебе все равно нравлюсь. Что, скорее всего, означает, что у тебя плохо с головой, но с этим мы разберемся как-нибудь потом.

Твайлайт рассмеялся.

— Мне кажется, у моих друзей могут быть предложения, с чего начать. Но это не страшно, — он прижал ее крепче к груди. — Никогда не меняйся, Минуэтт.

Она подняла голову, сверкнув озорным огоньком в глазах:

— Кстати, насчет этого.

Твайлайт вскинул бровь.

— Хммм?

— Я вот подумала… может ты можешь научить меня этому заклинанию? — она закусила нижнюю губу. — Кажется, я бы не отказалась на следующий раз побыть жеребцом.

— Я думал, ты говорила, что с трудом уживаешься с мыслью, что я — кобыла, — насмешливо сказал Твайлайт.

— Кто говорил, что ты будешь кобылой?

Твайлайт моргнул и кратко рассмеялся, а затем надолго уставился вдаль, задумчиво потирая подбородок.

— Думаю, это можно будет устроить.

Минуэтт выдохнула и улыбнулась. Она закрыла глаза и потерлась о него носом, а вокруг ее рога засветилось тусклое сияние: она обратилась к магии для одного последнего оставшегося дела.

Маленький черный блокнот соскользнул со стойки на кухне и полетел к мусорному ведру, куда и был аккуратно опущен на кучу остального мусора.