Автор рисунка: Devinian
Суровые будни. Скайшип, город пегасов.

Возвание

— Ты последний... — голос повторял вновь и вновь эту фразу.

Моя голова разрывалась под напором свиста, который был громким и пронзительным, прекрасная пустота сменялась белым светом, а затем...

А затем я просто открыл глаза. Голова кружилась, а в глазах муть. Я поднял голову и меня ослепил солнечный свет, я прикрылся от солнечных лучей правой рукой, а потом понял что в моём плече более нет дыры! Что?! Я быстро осмотрел плечо, из-за мути в глазах его было видно плохо, но боли я не ощущал. Когда наконец-то туман в глазах рассеялся, я был в шоке. Раны правда не было! Просто не было... Как? Кто меня залечил? Когда?!

Я задышал быстрее и глубже . Обернувшись, ползая на коленках, я посмотрел на то место, где только что лежал скелет... Которого там не оказалось, впрочем его рюкзака тоже... Что за херня? Куда всё делось? Что тут творится?

Я быстро осмотрелся вокруг. Всё тот же тоннель, снаружи близился закат, всё тот же завал и куча камней, которую я разгрёб. Но скелета не было. Куда он делся?

Я вздрогнул от холода, пока я валялся здесь я очень замёрз... Медленно я начинал дрожать. Одежда на мне была вся изорвана. Да сколько можно? Солнце заходило за горизонт! БЛядь! Вот только этого мне сейчас очень не хватало! Так, так, так. Я оглянулся вокруг, вновь стараясь найти что-то, что может мне помочь.

Нужен костерок, обязательно. Я подошёл к выходу и чуть не упал. Тоннель в котором я находился, был по середине одной из стенок каньона, при этом на высоте ... Эм, достаточной чтобы переломать парочку рёбер и хребтину. Падение будет не очень приятным.

На улице становилось темнее, а мне холоднее. Паника пока не начиналась, но скоро она даст о себе знать. Это точно. Я лишь осматривал каждый сантиметр тоннеля, в надежде найти что-то, что поможет мне пережить ночь. Куда делись Фиалка и Кастион? Нет, они не могли просто взять и уйти... Ну да хрен с ними. Я правда так сказал? Мне сейчас нужно думать о себе.

Наконец то мне на глаза попалась старая, разломанная балка. Так, отлично! Теперь есть из чего костёр разводить. Я быстро сложил обломки в кучку, предварительно сдув с них песок. Основа есть, а вот зажигалка — нету. Солнце почти зашло за горизонт, в тоннеле было уже очень темно, а я дрожал так, словно побывал в куче снега, без одежды.

Всё очень плохо. Даже хуже, чем я думал.

Последние лучи солнца озарили пещеру и наступила полная темнота. В далеке послышались яростные вопли, ночью это обычное дело. Ведь монстры вечерком сидят у выхода из своих нор и ждут, когда наступит полная темнота, а затем с воем бегу за добычей.

Но это были лишь мимолётные мысли, я лишь прижался к стенке и принял одну из кофеиновых таблеток, полученных сегодня от Кастиона. Спустя пять минут я не слишком сильно ощущал холод и мог различать блики. И вот тут я вспомнил одну вещь. Я вспомнил, что об мои часы можно сделать искру, которой хватит для того, чтобы разжечь костёр! Я подполз к обломкам балки, вытащил из них маленькую железячку, вроде бы гвоздик, снял часы и чиркнул о обратную сторону часов. Искра, но костерок не горел. Вновь искра и вновь, и вот он момент счастья. Костерок загорелся, я быстро выкинул гвоздик и надел часы, а затем поставил обломки так, чтобы костерок разгорелся сильнее. Пирамидкой.

У меня это получилось, костерок разгорелся, а меня охватило тепло. Пресвятая Селестия! Наконец,холод уступил место теплу. Я лишь лёг на песок рядом с костром и устремил свой взгляд на выход, наслаждаясь теплом, которое обогревало меня.

Это было самое лучше чувство на свете. Паника уходила, дрожь пропала. Пришло спокойствие и тонна мыслей, которых надо "разложить по полочкам".

Первая мысль. Где Кастион и Фиалка? Нет, они не могли меня бросить. Просто не могли. Ну не дай пони этот синий хрен с ними что-то сделал, найду его и разорву на части. Или нет... От него отскакивали пули и дробь, тесак вообще погнулся... Из чего он? На ощупь вроде обычный пони, а такое чувство, что он из стали. А про его силищу я вообще молчу. Один удар и он вывел из строя Кастиона. Меня вообще смог над собой поднять, а это никому, кроме жнеца, пока не удавалось. Ещё и этот скелет, я точно помню, что он сдесь был! А сейчас он пропал, такое впечатление, что он просто встал и ушёл. Да не просто ушел даже, а как-то меня залечил. Черт возьми, я параноик. Нет, вот, правда, как и почему у меня дыра в плече зажила за несколько часов? Накопытный нож этого "хрена с горы" был большим, соответственно и дыру он в плече оставил большую.

Я всё больше задумываюсь. Что ещё меня ждёт на этой неделе? В начале Фиалка, потом снайперы, потом лес, потом катакомбы и вновь они, зомби. Что дальше?

Может на меня ещё дракон нападёт? Я усмехнулся и подумал, что это будет нелепо. Хотя как знать, как знать...

Прошло уже пол часа, на улице взошла луна, но света от неё не было, она давно не полная. Костерок исправно горел. Угаснет он ещё не скоро. Я продолжал лежать около него и смотреть на выход из тоннеля, размышляя о моём дальнейшем продвижении.

Для начала надо выбраться из каньона. По выступам, это вполне можно сделать, а затем по пробовать найти Фиалку и Кастиона, попутно заглянуть на место встречи с этим синим чёртом, возможно мои вещи ещё там. А потом... А потом в Скайшип. Как бы там ни было, я туда направлюсь. Один или не один. Значения не имеет. Хотя имеет... Я обещал, что буду с Фиалкой и никуда от неё не денусь. Как-то не слишком хорошо получится, если я не сдержу своего обещания.

Я сделал глубокий вдох и лёг на правый бок, а затем закрыл глаза и приготовился вновь увидеть тот ужасный сон. А что до этих снов. Они появились вместе с Фиалкой, также неожиданно и резко. Порой мне казалось, что Фиалка их и создаёт. Нет, я точно полнейший параноик.

Мой сон... Я прогадал, сон был вовсе не ужасным. Его вообще не было. Просто не было. Лишь мимолётные блики, которые прошли передо мной за пол секунды. Не различимые блики. Я сумел различить лишь несколько. Зелёная трава, деревья, вызженый город.

***

Я очнулся ближе к утро, когда солнце озарило мои глаза первыми лучами. Костёр тлел, на улице было более-менее светло. Я привстал. Голова не кружилась, в глазах не было мути. Я чувствовал бодрость. Похоже , что всё было отлично. Наконец то я выспался. Хоть и в такой ужасной обстановке. Меня мучила жажда, а в животе заурчало. Всё очень плохо. Но если смогу выбраться из каньона и найти Фиалку вместе с Кас...

Мои мысли прервал именно Кастион, который от удивления упал, но вновь подлетел к тоннелю.

— Фиалка, радуйся, нашёлся Конрад! — крикнул он с улыбкой на мордашке, а затем кивнул мне и полетел вверх.

Ну нихуя ж себе поворот... Помню многие говорили, вспомни про говно, вот и оно. Только Кастион и Фиалка, далеко не говно. Я был до ужаса удивлён и рад, но как чую Кастион сам был очень сильно удивлён, когда нашёл меня. Спустя пол минуты он вновь подлетел к тоннелю и залетел в него.

— Давай вылазь отсюда. Фиалка там вся на взводе, она мне мозги промыла своими криками и возгласами о том, что нужно тебя искать. — проговорил он и усмехнулся. — по выступам сможешь вылезти? А то я тебя не подниму, если что поддержу. Ладно, давай вылазь. И Конрад, рад, что тебя не сожрали. — с этой фразой пегас вылетел из тоннеля, на нём всё ещё красовался накопытник с ножом, а на нём был рюкзак и мослина с оптикой.

Я подошёл к выходу и выглянул наружу, а затем посмотрел вверх. Сверху на меня смотрела Фиалка, которая улыбалась. Я лишь улыбнулся в ответ и, схватившись рукой за маленький выступ, полез на верх.

Лезть пришлось не слишком долго и не слишком трудно. Выступы большие, крепкие, а поверхность под наклоном, пусть и не слишком большим.

Я уже почти взобрался, как Фиалка подтащила меня с помощью магии и кинула на землю, а затем прижалась ко мне.

— Я думала ты погиб, мы всё время тебя искали, пока Кастион не предложил сюда наведаться. — Кастион в это время стоял около нас и просто улыбнулся. Фиалка отпустила меня.

— Я думал вы меня бросили. Обещаю, что более таких мыслей воспринимать не буду. — в ответ я лишь поймал своё рюкзак и два пистолета. А затем подошёл к Фиалке и снял с неё SGT, которую поспешно повесил на плечо.

— Забей, куда дальше идём? Да и, ты нашёл что-то в тоннеле? — Кастион кинул мне тесак. — Ты об того пони его помял, но Парочка ударов булыжником его выпрямило, но он всеравно мятый, как бумага.

— Спасибо, сейчас прежде всего я хочу пить. — я поспешно вытащил из рюкзака флягу, сделал парочку глотков, а затем закинул рюкзак на себя, держа флягу в руках и указал в сторону белохвостого леса. — В белохвостый лес, заоодно по дороге заглянем в ближайший источник воды. — они кивнули и направились за мной, но я лишь остановился, почуяв дрож в земле. — Так...

— Что такое? — Спросила Фиалка.

— Замрите! — я положил флягу, а сам поднёс ухо к земле. — Вот блядь! Кажись у нас проблемы, какого хуя ему здесь то надо?!

— ТЫ про кого? — Спросил резко Кастион, который достовал маслину, но я его оставновил.

— Бесполезно, эту тварину наши колибры не пробьют. Давайте бегом отсюда, он ещё далеко! — я кивнул и быстро ринулся вперёд. Фиалка ринулась за мной, а Кастион полетел над нами.

— Так про кого ты говоришь... — спросила Фиалка на бегу, она явно не знала эту тварюгу.

— Червь! Нет, не Кантерлотский, а простой червь, только куда больше, чем просто червь. Бля, не задавайте вопросов просто бегите! — я бежал без остановки, а дрожь в земле усилилась, становилась сильнее, а позади послышались звуки разлома земли. Я резко свернул влево, по дальше от каньона. — Кастион, лети выше!

Вдруг Фиалка, споткнулась, я резко остановился, а затем, схватив её, закинул на себя и бегом ринулся вперёд. Времени, которое я затратил на это, хватило, чтобы червь нас настиг. В земле образовался разлом а из него вырвалась огромная тварюга, которая могла 30 таких, как я сожрать за раз. Я отпрыгнул вправо, Фиалка слетела с меня, но Кастион, который был куда сильнее, чем я думал, сумел поднять её вверх. Сейчас червю, был нужен лишь я. Я для него лакомый, маленький кусочек.

Червь проломил землю в том месте, где только что стоял я. По земле прошла огромная дрожь, под ней было очень трудно бежать, а подняться тем более. Но вот помирать мне не хотелось, я лишь, спотыкаясь, продолжил бежать, червяк вновь выпрыгнул из земли за мной, я лишь сделал подкат влево, червь вновь проломил землю, но на этот раз в метре от меня. А затем всё стихло. Червь ушел под землю, я знал, что он не ушёл. Сердце билось с такой скоростью, что,казалось, вот вот вырвется из груди. Единственное спасение, лес на другой стороне каньона. Кастион запыхавшись, держал Фиалку на себе, я указал ему на тот лес, а сам ринулся туда, зная, что вот вот дрожь снова пройдёт по земле, а червяк уже не остановится. До леса километр, марш броском мне надо пробежать до каньона, а затем и до леса. НО вот как перебраться через каньон? Плевать! Бежать, бежать.

Дрожь вновь прошла по земле, а мои мысли пронзил ступор, такое бывает лишь при сильном чувстве страха, очень сильном чувстве страха. Шаг за шагом дрожь усиливалась и вот я уже у каньона, земля позади меня разрывается, а куски её падают рядом со мной. Сердце бьётся, а легкие болят, воздуха нет. Вот он край каньона, вот это ущелье метров тридцать-сорок длинной. Вот тот лес на другом краю каньона. Нельзя останавливаться, бежать лишь вперёд и лишь вперёд. Но ноги заплётывались, дыхание останавливалось. На секунду время остановилось и я увидел, как на другом стороне каньона Фиалка и Кастион бегут к лесу, но вот Фиалка с ужасом на мордашке остановилась и взглянула в мою сторону, что-то крича, но Кастион подхватил её и кажется кричал ей: " Беги!". От этого я не выдержал, я глубоко вздохнул, второе дыхание! Я прыгнул с края каньона в надежде допрыгнуть до другого края, но это не возможно. Прекрасно понимая это, я уже начал предвкушать падение на дно. Падение, последнее в моей жизни. Все триста лет пронеслись перед глазами. Все триста лет жизни за несколько секунд. Но это был далеко не конец. Я почувствовал это...

Обстоятельство вновь меня спасло, такое чувство, будто сама Селестия ведёт меня. Червяк вырвался из конца каньона, но, не до прыгнув до меня, он лишь ударил меня своей задней частью туловища. От такого толчка мне показалось, что я вновь что-то сломал, но от него же я ринулся вперёд и, пролетев несколько десятков метров, упал на землю. Боль воцарила в моём теле. А особенно её было много в моих лопатках, то есть на спине. Такое чувство, что кожа там разорвалась. Я почуял, как что-то тёплое заливает мою одёжку там. Но я не хотел об этом думать, я лишь поднялся и ринулся вперёд. В лес, к моим спутникам. Но вновь упал от большой дрожи в земле. Червяк продолжил лезть сквозь неё. Его даже каньон не остановил. Впервые такое вижу! Точнее ощущаю. Земля продолжила дрожать, но время вновь для меня остановилось. Вот тот лес, вот он! Триста метров и всё. Вот ты спасён, беги давай быстрее! Тебе есть для чего продолжить существование!

Такие мысли были впервые. Я никак не ожидал их услышать в моей голове. Но раз они там появились, значит мне правда есть зачем стараться выжить. Я поднялся и побежал вперёд. Вперёд к своему спасению. Земля продолжала дрожать и разрываться на кусочки, которые падали рядом со мной, под напором силы червя. Бегом, бегом, быстрее. Очень быстро беги, и не умирать. Бегом. Шаг за шагом я приближался к лесу, второе дыхание уступило место третьему. А боль не прекращала сковывать мою спину. Что там такое? Что-то тёплое протекало по ней и капало мне на ноги, которые то и дело сгибались и разгибались. Вот он лес, так близко, но червь не остонавливался. Но я тоже. Я никогда так быстро не бегал, червь меня не мог догнать! Такое было впервые! Никогда я не бегал с такой скоростью, что мог легко пробежать триста метров за несколько секунд. Порыв страха? Может инстинкт выживания? Что-то не то происходило со мной, я точно это понимал. Впервые такое, но ведь всё бывает впервые?

Червь резко остановился, оставляя сильный толчок в земле. От толчка я вновь упал, но лишь перекатившись подпрыгнул и продолжил бежать вперёд. Я видел, как Кастион достал мослину и производил выстрелы по земле, а Фиалка лишь пыталась ринуться ко мне, но Кастион не давал ей это сделать. Под напором... Страха? Я не мог различить ни единого звука, но было очевидно, что она кричит и зовёт меня. Вот этот лес! Червь понимал это и не пытался лезть за нами. Я подбежал к моим спутникам и споткнулся, а затем упал на землю. Вдох и выдох, вдох и выдох. Дыхание очень быстрое. Сердце билось ещё сильнее. Я поднялся и чуть не упал, под напором Фиалки, но лишь прокричав: " Бегом!". Выхватил SGT и, махнув рукой, продолжил стрельбу по земле. Произведя несколько выстрелов, я ринулся за пегасом и единорожкой. По лесу, не разбирая пути. Лишь то и дело смотря под ноги, а затем спотыкаясь об очередную ветку или куст. Но вот послышался рёв позади. Червь понимал, что упустил свою добычу. Четвёртого дыхания не было, лишь резкая боль в груди, а затем я упал. Кастион рухнул подобно мне. Было очевидно, что он устал не меньше меня. Фиалка лишь рухнула рядом с нами. Слух потихоньку возвращался ко мне. Я дышал сильнее и быстрее своих спутников. Я приподнялся, но резкая боль в спине, как будто из неё вылезли парочка шипов, а кости переломались, заставила меня рухнуть на землю и застонать. Боль не прекращалась, но под её напором я забыл про всё. Про всех. Фиалка зажгла свой рог и начала что-то говорить мне, но слух вновь уступил место мыслям. Что с моей спиной?! пегас содрал с меня мой рюкзак и ужаснулся. Я видел, по мордашкам моих спутников, как они были в ужасе. И вот теперь я задался вопросом: "Что же блядь такое с моей спиной?!", с куда большей дрожью в сердце. Фиалка лишь кивнула Кастиону, а тот резко скинул сумку и содрал кусок одежды с моей спины. Я ничего не слышал и не понимал, но кажись сейчас будет ещё больнее. Фиалка зажгла свой рог, но после неких манипуляций, на её мордашке появилось некое удивление в перемешку со страхом и ужасом. Тогда она лишь с помощью магии вырвала их копыт Кастиона марлевые повязки и вновь кивнула ему. В ответ пегас навалился на меня, всеми силами, которые остались у него, пытался меня удержать. Но боль была не выносимой. Сколько мне её ещё испытать? Я вновь не знаю ответа. Но Фиалка что-то делала, а я пытался дёрнуться под давлением боли.

Дрожь проносилась по моему телу вновь и вновь. Из спины что-то вылезло, а тёплая кровь залила землю. Напор большой, но сквозь глухоту было отчётливо слышны крики Фиалки, а давление Кастиона слабело. Я рыл землю подо мной своими пальцами. И вот оно, последние мгновение, Кастион отскочил от меня, а под новым толчком боли из моей спины что-то вырвалось, расплёскивая капельки крови, что-то очень большое. Я увидел тень на земле, а на меня подул ветер, которого вообще не было. Затем я дёрнулся, тень пропала. А я со стонами отключился, почуяв, что у меня появилось что-то кроме моих рук и ног...

Вот она, пустота. Вновь пустота моего подсознания и сон. Сон, который, кажется, длился вечность. Он не прекращался. Вновь крики, блики, ужасные звуки, а затем вновь те зеркала и тот аликорн, который смотрел на меня.

— Да что тебе от меня надо?! — прокричал я, а эхо разнеслось по пустоте.

— Тише, они слышат... — проговорил в ответ аликорн, а затем тыкнул меня копытом в грудь.

— Кто? — спросил я, отказываясь воспринимать происходящее.

— Твои друзья... Это сон, но они будут слышать тебя, если ты будешь кричать... — аликорн отвечал спокойно. В его голосе не было не единой эмоции.

— Сон? Но... Я ведь с тобой разговариваю! Я осознаю и это и говорю что пожелаю... — я был в неком ужасе, я вправду осознавал, что я говрю и контролирую что делаю. Вновь такое впервые со мной за триста лет.

— ТАкие как ты могут так делать. — проговорил аликорн с полным спокойствием.

— Что ты имеешь в виду, когда говоришь "такие как ты"? — то есть я все-таки был не один получается?

— Скоро сам всё узнаешь. А пока ты в отключке, хочешь послушать своих друзей? — спросил аликорн. — Или чашечку кофейка глотнуть? Не пугайся. Всё с тобой будет нормально. И нет... Ты не умер.

— Ты больной что ли? Кто ты вообще такой? — спросил я и представил чашечку кофе, которая была сейчас очень даже кстати, но моему удивлению не было предела. Вдруг откуда не возьмись у меня в руке возникла фарфоровая чашечка наполненая до краёв напитком.

— Так скажем, я — это ты в твоём подсознании. Да знаю, жутко звучит, но это так, а теперь хочешь послушать своих друзей? — аликорн будто читал мои мысли.

— Ты шутишь? Хотя давай, я чувствую, что воспринять сей бред я не смогу долгое время. — я сделал глоток из чашки с кофе и ощутил вкус, но не чувствовал насыщения. Всё это была иллюзия.

— Это не бред, мы сейчас в твоём подсознании. Да оно очень пустое и тёмное. Оно было таким все триста лет. Вот наконец то ты начал его контролировать. И наконец-то меня оставил этот синий чёрт, который вообще неизвестно откуда тут взялся. — я подавился кофе.

— Синий чёрт? Этот тот пегас с механическими крыльями? — аликорн лишь кивнул.

— Слишком много вопросов ты задаёшь. О, пришло время. До встречи. — произнёс аликорн и прошёл сквозь зеркало.

— Эй эй! Ты куда это направ...

Мои возгласы были прерваны новым порывом боли, а затем я открыл глаза, мокрые от слёз. Глубокий вдох. Я дышал глубоко и быстро. Чёрт возьми, что со мной не так то!

— Конрад! Кастион, давай поднимай свою задницу, он очнулся. — произнёс знакомый мне голосок. Милый и нежный голосок.

Я приподнял голову. Вокруг темнота и лишь некий свет от костерка. Я взглянул на свою руку, она и левая были в крови. Засохшей крови. Я шевельнулся и почувствовал, как засохшая кровь ломается на всём теле, а спиной ощутил что-то. Что-то похожее на гладкую кожу. Я ощущал это не только спиной. Появилось некое новое чувство. Я ощутил ещё две конечности. Две конечности, которые двигались, прикасаясь к моей спине. Фиалка поспешила схватить меня своими копытцами и посмотрела мне в глаза. Кастион подбежал и продолжил смотреть на меня удивлённым взглядом.

— Конрад, только не кричи, пожалуйста. — произнесла Фиалка, а пегас посмотрел на емлю, предвкушая что-то очень плохое.

— Говори на прямую, что было со мной? — спросил я, понимая, что что-то не очень приятное.

— Твоя спина... В общем... Смотри сам. — Фиалка зажгла рог, а передо мной возникло некое плотно в котором отражалась моя спина.

Я пришёл в полный ужас и не мог сдержать возгласов. Что за говно со мной происходит! Из моей спины торчали две конечности, шипастые, похожие на...

Похожие на крылья! На крылья дракона...

Полностью осознавая, что это действительно моя спина, я закричал и рухнул на свою пятую точку, а затем прислонил правую ладонь к лицу. Я понимал, что у меня вдруг не с того не с сего отрасли крылья! Не что-то, а крылья! Почему? Зачем? От чего? Столько вопросов, но я понимал, что это вовсе не страшно. В этом наоборот есть некие плюсы! Множество неких плюсов! Я могу летать! Поняв это, я убрал руку от лица и засмеялся.

— Сука... Я просто решил переночевать в доме, встретил тебя — я указал на единорожку. — И пошло поехало. В итоге у меня теперь появились крылья! С чего, и почему? Я не хочу даже знать, ибо представляю, что ответ будет не слишком приятный. — Фиалка уселась напротив, Кстион последовал её примеру и рухнул рядом с ней. — Кастион, а теперь дело к тебе есть. Теперь парень, у меня есть к тебе просьба. Научишь летать? Время у нас есть, а до белохвостого леса далеко, если я смогу лететь, то доберёмся быстро и без проблем. — Еби Луну Дискорд, крылья! Я всё никак не мог поверить. Я хотел было ими взмахнуть, как вдруг пегас поспешил меня остановить.

— Не стоит этого делать, с такими габаритами крыльев, как у тебя этого не стоит делать вдвойне. Это лес, взмахнёшь крыльями, отлетишь в одно из деревьев. Конечно научу. — он вздохнул. — Мы же теперь команда в конце концов?

— Конечно, определённо. — Я щёлкнул пальцами и указал на него.

— Ребята, а про меня не забыли? У меня то крыльев нет... — Кастион усмехнулся, понимая как она полетит.

— А они тебе и не понадобятся. ТЫ думаешь зачем Конраду учится летать. С его силой и габаритами, он тебя...

— Так, нет, нет и нет! — она проговорила с неким удивлением. — Вы что, серьёзно?

— Вполне, я смогу тебя унести, ты легкая. — я почувствовал, как на мою голову что-то присело. Искорка! Я положил параспрайта в руку и опустил его с головы. — Вот ты где! А я думал, что ты пропала. — параспрайт вновь поднялся на голову и улёгся спать.

— Она всё это время у меня в гриве сидела, не слишком приятно. — проговорил пегас.

Я лишь засмеялся в ответ.

— Не смешно ему, он так испугался, даже подумал, что она ему перья скушает. — Фиалка тоже смеялась.

— Вам не слишком страшно было смотреть, как из меня что-то лезет? — спросил я, с дуру. А смех утих.

— Лучше не спрашивай, кровушки было очень много. Давайте лучше в картишки снова сыграем? предложил пегас.

— Нет... Я вновь продую и уйду спать недовольным.

— Да ладно тебе! Научишься. — проговорила Фиалка. — Давай.

— А ладно, хрен с ним. Давай перемешивай!

Кастион быстренько достал калоду карт, перемешал её и раздал всем.

Грёбаный покер, я вновь продул, и вновь несколько раз подряд.

— Не дай Селестия, я узнаю, что вы оба жульничаете. Я вырву у Кастиона пёрышко, привяжу вас к дереву и защекотаю до смерти! — произнёс я со смехом в голосе.

— Ага, ты ещё скажи, что заставишь параспрайта гривы нам сожрать. — проговорил Кастион с ухмылкой и азартом, а затем вскрыл карты. — Фул Хаус. — На пол его морды растянулась огромная улыбка.

— Да ну нафиг! Я уже шестой раз продуваю! Ну не могу я так! — проговорил я и скинул карты. — Всё, я пойду лучше пожру. — В ответ они засмеялись, я понимал, что злится на них не стоит, просто у меня руки из пятой точки растут.

Я лишь прошёл к своему рюкзаку и вытащил из него помятую консерву, вскрыл и начал съедать содержимое. О этот прекрасный вкус! Я не ел уже второй день. Я употреблял содержимое банки, не разбирая что в ней. Но по вкусу — это были грибы. Маринованные грибы. Прекрасный вкус!

Блять! С этими крыльями было не очень удобно что-то делать. Ходишь, они задевают обо всё, сидишь, таже история. Да и ладно бы я их не ощущал, так ведь я каждое прикосновение ими чувствую! Но больше всего с ними было неудобно спать! Постоянно не осознано ими шевелить!

Пегас и единорожка продолжали играть в покер, а я начал думать, как я бляха муха потащу рюкзак? С тем, что у меня сейчас из спины торчит, это сделать, как по мне, не реально. Хотя, моё рюкзак не такой и большой, по сравнению с рюкзаками моих спутников. Хм... Я взглянул на свою левую ногу. А что если его привязать к ноге? А ну-ка.

Я попытался примотать рюкзак к своей ноге, выше к телу. Узел, ещё один и... Всё! Действительно, довольно компактно, разве что не слишком удобно, но думаю привыкну.

— Не удобно с крыльями? — спросил пегас и привстал. — Сложи их, ты держишь их полураскрытыми, вот смотри. — Он развернул крылья, а затем сложил их. — Так куда удобнее, попробуй. Только не махай быстро, а то улетишь в деревья.

Я лишь по пробывал, но, взмахнув слишком резко, меня отнесло вперёд и я рухнул на землю. Рюкзак, который я примотал к ноге, не пережимал вены и держался довольно крепко!

— Ну я же говорил! Потихоньку... Давай вставай и пробуй снова.

Раз пять я пытался сложить крылья, пока в один прекрасный момент у меня это плучилось. Так и правда было очень удобно, куда удобнее, чем если держать их распущеными.

— Ну вот, наконец то получилось... — проговорил пегас, который уже минут десять сидел у костра и ожидал, пока у меня не получится, а Фиалка лишь лежала у костра и посмеивалась надо мной.

— Наконец то! — воскликнул я, а моему счастью не было предела. Наконец то я их сложил, а они не задевали всё подряд, даже спине тепло стало! Просто отлично.

Я рухнул рядом с ними, а Фиалка зажгла рог и вылечила царапины на моём лице. Ведь я парочку раз все-таки влетел в деревья. Когда Фиалка закончила залечивать меня, она лишь улыбнулась весьма приятно и, кивнув, легла спать. Кастион улыбнулся и достал колоду карт.

— Не-е-е-е-т... Даже не думай... — проговорил я, зная, что он опять хочет сыграть в покер.

— Да, да, да. Давай, всё нормально будет, ты один хрен спать не будешь долгое время, так что тебе нормально будет.

— Ну ладно, давай раздавай. — проговорил через не хочу, ведь правда, спать я не буду долгое время. Достаточно долгое.

Парочку раз я продул, а вот затем мне наконец то начало везти. Кастион проигрывал раз за разом, но азарт и желание играть он не терял. Но вот настало время последней игры. И я продул. У него был фул хаус.

— Есть! Последняя победа за мной! — Пегас усмехнулся и начал складывать карты во единую калоду. — ладно, думаю я спать. — Кастион последовал к своем рюкзаку, а затем уснул рядом с ним.

А я лишь сидел около единорожки и был в предвкушении отвратного храпа. Но Кастион не начинал храпеть, лишь сопел. И то радует. Я думал всё будет куда хуже. Повернув голову влево, я взглянул на единорожку. На это милое создание, дороже которого у меня не было никогда. Я прилёг рядом с ней и положил левую руку на неё, а затем стал медленно гладить её по гриве. На лице появилась улыбка, а в голове мысли. как же мне повезло. Она такая добрая, заботливая и никогда меня не бросит. А ещё, очень красивая. Я не знаю почему, но я был точно уверен, что люблю её больше всего на свете. А ведь мы такие разные. Даже очень. Она прекрасное создание, а я не ведомое существо, у которого имени то до её появления не было. Лишь прозвище. А она изменила всю мою скучную жизнь за один день.

Я лишь убрал с её гривы левую руку, а затем обнял и прижал к себе. Волосы её мягкой, пушистой гривы упёрлись мне в лицо. Но мне было лишь приятно. А этот запах! Запах, который исходил от Фиалки.

Голову переполняло множество мыслей. Но среди общей кучи я вспомнил о той, кто был мне дорог также сильно, как и единорожка, которая находилась в моих объятиях. Я сейчас говорю о Кризалис. О принцессы роя. Когда началась война, я, будучи монстром, оказался "между молотом и наковальней". Но из-под них меня вытащили перевёртыши, которые восприняли меня, как друга. Рой был моим домом. Рой был для меня всем. Когда я впервые пришёл в него меня встретила Кризалис. Вид у неё был не лучший, но я точно знал, что она не выгонит меня, примет меня в свою семью.

С Кризалис у меня сложились тёплые отношения. Я был готов отдать жзнь за неё и рой. Но, когда на рой напала целая армия, он был повержен. Уничтожен, а Кризалис... Она пропала. Семьдесят лет я пытался отыскать её, но увы не смог. Я искал её везде, в каждом уголке. Даже на краю центра. Но всё безрезультатно. Но я смирился с тем, что Кризалис пропала. Я не верю в то, что она погибла. Возможна она ещё жива. Возможно...

В нос вновь ударил запах гривы единорожки, который улетучил все мысли. Фиалка проснулась и, ощутив себя прижатой ко мне, усмехнулась и повернулась ко мне мордашкой, на которой была улыбка.

Я лишь смотрел в её глаза. В её прекрасные глаза, которые притягивали лучше всего на свете.

Фиалке не нужно было что-то говорить, она лишь прижала свою мордашку к моему лицу, а я прикрыл глаза и медленно поцеловал её. Она была для меня самым дорогим, что есть на всём свете. Самым дорогим...

— Ты меня не бросишь? — спросил я, поглаживая её по гриве.

— Никогда, а ты меня не бросишь? — спросила единорожка, смотря мне в глаза.

— Никогда я тебя не оставлю. Я тебе обещаю...