Автор рисунка: aJVL
XI XIII

XII

Пока остальные пони устраивались в отведённых комнатах, Трикси повела Твайлайт и Рабидуса куда-то вниз.

– Сейчас Трикси покажет, зачем сюда пригласили именно вас, – на ходу говорила чародейка, – лучшую волшебницу Эквестрии и представителя альтернативной школы магии.

Единорожка остановилась возле одной из стен, внешне ничем не отличающейся от прочих. Её рог засветился розовым светом и кристаллы, образующие стену, засияли в ответ. Некоторое время ничего не происходило, потом часть стены начала медленно уходить в пол, образуя проход. Кобылка смахнула пот со лба и мельком посмотрела на Твайлайт, после чего первой прошла в образовавшийся проём.

Новая лестница уводила двух единорожек и человека всё глубже под землю; по прикидкам Рабидуса, они спустились не меньше чем на полсотни метров от уровня мостовой. Наконец ступени кончились и они вошли в длинный коридор, полный дверей.

– Эти подземелья были обнаружены при обследовании Кристального дворца, – Трикси подошла к ближайшей двери. – Вначале решили, что это очередная тюрьма, однако дальнейший осмотр показал, что это магическая лаборатория короля Сомбры и склад его изделий.

Когда единорожка вошла в зал, кристаллы, вставленные в люстры на место свечей, засветились резким бело-голубым светом, освещая обширное помещение. Несмотря на видимые следы заброшенности, нигде не было и следа пыли. Повсюду стояли и лежали самые разные вещи, объединённые одной деталью – от них ощутимо веяло магией.

– Ваша задача – помочь Великой Трикси разобраться со всем этим хламом и решить, пригодно ли хоть что-то для дальнейшего использования, – единорожка демонстративно повела копытцем, обводя заваленный артефактами зал. – Здесь я собрала то, что уже смогла идентифицировать, и понять для чего оно могло быть использовано.

– Они безопасны? – на всякий случай уточнил Рабидус.

– По большей части, – Трикси повернулась к ярко-зелёному коробу с наклеенной на него красной бумажкой. – Вот этим знаком я пометила вещи, к которым лучше копыта не тянуть.

Твайлайт и Рабидус разбрелись по комнате, осматривая артефакты, отобранные Трикси. Чародейка смотрела на них с самодовольной улыбкой, иногда рассказывая о том или ином предмете, хотя рядом с каждым лежал листок с кратким описанием – у мага даже возникло впечатление, что чародейка хвастается.

– Отличная работа, Трикси! – заключила Твайлайт.

Трикси счастливо улыбнулась, и на её щеках выступил лёгкий румянец. Довольная кобылка принялась с ещё большим энтузиазмом расписывать свойства собранных предметов.

– Жидкий металл, тем не менее способный принимать определённую форму при физическом контакте с разумными, – подошла пони к Рабидусу, разглядывающему бадью с чем-то, напоминающим ртуть. – Не ядовит.

Она окунула копытце в серебристую жижу, а когда вынула, на ноге красовался браслет. На вид он был из того же материала, что и гуща в бадье.

– Главное – чётко представлять, чем должен быть металл. Стоит потерять концентрацию, – браслет стал жидким и стёк обратно в сосуд, – и он вернётся в изначальное состояние.

Человек опустил в странный состав пальцы и ничего, кроме холода, не почувствовал. Секунда концентрации на образе – и он поднял руку, на пальцах которой блеснули четыре ножеподобных когтя. Резким взмахом руки он рассёк воздух между собой и Трикси.
Раз, два – Рабидус заберёт тебя.

Три, четыре – закрывайте дверь в квартире.

Пять, шесть – Рабидус хочет всех вас съесть.

Семь, восемь – он придёт к тебе без спроса.

Девять, десять – никогда не спите, дети!

Единорожка пискнула и отскочила назад, наткнувшись на Твайлайт.

– Он это всерьёз? – спросила она ученицу Селестии, указывая на любующегося когтями мага.

– Вряд ли, – пожала плечам волшебница, – он вообще редко бывает серьёзен. В любом случае не бойся, вреда он тебе не причинит.

– А кто сказал, что Великая и Могущественная Трикси боится? – выпятила грудь единорожка, убедившись, что когти стекли в чан. – Трикси незнакомо это чувство!

– Классная штука, жаль форму самостоятельно не держит, – заметил маг.– Наверно, работу над ним не завершили.

Твайлайт пошла вдоль длинного стола, на котором в ряд лежали волшебные предметы, читая таблички. «Подковы-скороходы», «Гусли-самогуды», «Скатерть-самобранка», «Шурупы-саморезы»…

Последними в ряду лежали четыре браслета, пояснительная записка гласила: «Стабилизаторы».

– И что они стабилизируют?– полюбопытствовала волшебница.

– Потоки магии, проходящие через заклинателя, – ответила Трикси. – С ними можно пропустить через своё тело в разы больше энергии без особого вреда.

– Вас-то я и искал, родные! – воскликнул Рабидус и тут же защёлкнул браслеты на руках и ногах.

Маг замер, формируя заклинание, которое не осмелился бы использовать ранее. Горячая волна магии в теле наткнулась на холод браслетов и остыла, не став при этом меньше. В ладонях человека сформировался крохотная сфера, в которой, как в окне, стали видны Селестия и Луна. Сёстры азартно перекидывались комками мятой бумаги, совершенно не замечая слежки. Несколько секунд спустя шарик лопнул как мыльный пузырь, но Рабидус был доволен – недоступная до этого пространственная магия стала ему по плечу!..

Он довольно улыбнулся и хотел шагнуть вперёд, как почувствовал сильный удар по спине и затылку. Маг резко обернулся на коварно напавший… пол.

– К ним надо привыкнуть, – хихикнула Трикси. – Головокружение – лишь малая часть противопоказаний к применению!

Рабидус хмыкнул, по здравому размышлению снял браслеты и вернул на стол. Тут его внимание привлёк новый предмет – песочные часы, главная странность которых была в том, что песок скопился в верхнем сосуде. Маг попытался перевернуть часы, но это не удалось, что-то мешало. Что-то, по ощущением схожее с тем, что не даёт соединить два одинаковых полюса у магнитов.

– Чтобы их перевернуть, нужно магическое воздействие, – указала на часы чародейка. – Сильное.

– И что они делают? – человек поставил часы на место.

– Ускоряют личное время настолько, что создаётся впечатление, будто для остальных оно замерло, – ответила Трикси. – Действие около пяти минут.

Маг буркнул: «Нет, со временем я больше не играюсь», а вот глаза Твайлайт блеснули любопытством. Своей магией она подняла часы, рог единорожки ослепительно вспыхнул и сосуд с песком медленно опустился вниз. Песчинки посыпались вверх…

Упругая волна вырвалась из часов, ударила кобылку в грудь… и всё остановилось.

Первое, на что обратила внимание единорожка, это на ставший красным свет и ватную тишину. Дышать также стало труднее – воздух приходилось буквально втягивать и с таким же трудом выталкивать. Кобылка осмотрелась по сторонам: Рабидус и Трикси застыли с открытыми ртами, человек занёс одну ногу и стоял в крайне неустойчивой позе, но и не думал падать.

Твайлайт решила пройтись и тут возникла очередная проблема: воздух был густой как желе, а ноги – тяжёлыми и негнущимися. И, словно этого было мало, грива и хвост, по ощущениям напоминавшие стальную проволоку, зависли в воздухе и тянули назад, мешая двигаться. Каждый шаг стоил немалых усилий, так что, когда она дошла до Трикси, то уже изрядно выбилась из сил. Твайлайт прислонилась к чародейке – та была словно высечена из камня, такой же твёрдой и устойчивой: она навалилась на Трикси всем весом, но та даже не шелохнулась. Рабидус по ощущениям не отличался от белогривой кобылки – та же статуя, одежда на ощупь напоминала жестяную, такая же негнущаяся. Вспомнив про ощущение своей гривы проволокой, Твайлайт вернулась к Трикси и потрогала белые пряди – то же самое…

– Твайлайт, что ты делаешь с гривой великой и могущественной Трикси? – разорвал тишину немного шокированный голос чародейки. Твайлайт так увлеклась, что не заметила, как отпущенные пять минут истекли и время возобновило бег в столь неподходящий момент. – Если хочешь потрогать Трикси, то можешь заглянуть в её комнату вечером! Трикси не против… – покраснев, опустила ушки единорожка.

– Ох, нет, извини, Трикси! – не меньше покраснела Твайлайт. – Это просто недоразумение.

– Вот как? – немного разочарованно, как показалось Рабидусу, ответила чародейка. – Хорошо, на сегодня достаточно, вы ещё должны отдохнуть с дороги, а завтра выберете любой из залов на свой вкус и начнёте их исследование. В некоторые никто ещё даже не заходил, так что будьте осторожны.

Всё ещё красная Трикси первой прошла к выходу, а…

…Селестия и Луна ошарашено переглянулись.

– Он назвал её «мама» или мне послышалось? – одними губами спросила сестру Луна.

– Я и вправду мать этого сорванца, – тем не менее услышала её пегаска. – Вас это удивляет?

– Прошу прощения, просто вы молодо выглядите для матери Дискорда, – смутилась принцесса.

– Это всё правильное питание и регулярные занятия спортом! – гордо заявила кобылка и обернулась к сыну. – Не стой в дверях, проходи, не так часто мы с тобой видимся.

– Ма, можно я с пацанами во дворе в хувбол поиграю? – шмыгнул носом драконикус и хотел уже ретироваться, как в глазах Алисы блеснула серебряная искра, и он оказался на диване рядом с ней.

Аликорны ещё раз переглянулись – ни одна из них не ощутила магии, Дискорд просто оказался там, где пожелала кобылка! Даже его сила оставляла в магическом фоне заметные следы, пусть и отличные от магии единорогов или аликорнов. Пегаска же не оставила ни единого следа вмешательства.

Златогривая пони наклонилась вниз, позволив роскошной гриве коснуться пола, а потом резко разогнулась, откидываясь на спинку дивана. Миг – и вместо пони за столом сидит человек-девушка с длинными золотыми волосами, одетая в голубое платье с белым передником. Она улыбнулась, изящным жестом взяла чашку чая, с не меньшим изяществом поперчила напиток из только что сотворённой перечницы и с удовольствием отпила глоток.

– Вы не против, если я побуду в этом облике? – нежным голосом спросила она принцесс – те не имели возражений. – Прошу прощения за грубость – нехорошо отрывать вас от государственных дел – но не уделите ли вы мне ещё немного времени? Не могли бы вы рассказать, чем занимался мой оболтус в последнее время? Он давно бросил писать, совсем забыл старуху-мать!.. – всхлипнула девушка, выглядевшая младше Листа.

– Конечно! – улыбнулась Селестия, довольная возможностью увильнуть от бумажной волокиты. – Мы, правда, знакомы с ним не так давно, нет и двух тысяч лет, но готовы рассказать всё, что пожелаете!

По спине Луны пробежали струйки холодного пота: дура-сестра совсем забыла, кто именно в первый раз упрятал драконикуса в камень! Рассказать об этом его матери, искажающей реальность с той же лёгкостью, с какой пьёт чай, явно было не лучшей идеей!

– О, не переживай об этом, милая! – махнула рукой Алиса. – И правильно сделали, нужно было его ещё и в угол поставить, а не в парк. Вот помнится, когда он маленький стащил у червонной королевы пирожки…

Луна пропустила мимо ушей дальнейшую историю – она сидела, открыв рот, и, не веря самой себе, смотрела на девушку: та просто взяла и без сколь-нибудь заметной магии прочла мысли аликорна, специализирующейся на тонких материях!..

– Не обращай внимания, ма частенько делает невозможные вещи, – буркнул драконикус, заметив состояние принцессы.

Алиса как раз дошла в рассказе до момента, как юный Дискорд пытался сбежать от наказания, а отец летел за ним, потрясая ремнём. Селестия звонко рассмеялась, секунду спустя к ней присоединилась и мать драконикуса. Покрасневший Дискорд со стыда провалился под пол!.. Буквально.

Однако вместо того, чтобы упасть этажом ниже, прямиком в подвал, он, разбив потолок, свалился со второго этажа на то же самое место, где сидел раньше. Дыры в полу и потолке тут же исчезли.

– Ты же не думал, что сумеешь скрыться таким банальным способом? – Алиса ехидно сощурилась.

Дискорд тяжко вздохнул, смиряясь с судьбой.

– Ты, вообще, какими судьбами в нашем захолустье? – спросил он, всем видом показывая, что ему совершенно всё равно и в общем наплевать.

– К отцу еду, он в командировке, – ответила девушка. – Его назначили демиургом-бригадиром, так что он строит новый Мир где-то на окраине этой ветки Иггдрасиля. Взял бы пример!..

Драконикус демонстративно зевнул, прикрыв рот львиной лапой.

– Ты лучше скажи, девушку-то себе нашёл? – вдруг спросила его мать. Дискорд подавился воздухом и закашлялся, а мать продолжала. – Помнится, ты писал, что встретил двух симпатичных сестрёнок… – Алиса резко замолчала и, прижавшись к сыну, спросила заговорщическим шёпотом, стрельнув глазами в сторону аликорнов. – Это ведь они? А которая из них?

– Ну, ма-а-ам!.. – простонал Дискорд, за её спиной махая лапами принцессам, чтобы они не верили ни единому слову Алисы. Те не обратили внимания.

– Он правда такое писал? – с невинным видом спросила Тия. – А какая из сестёр больше нравилась?

– Ох, сейчас и не вспомню!.. – задумалась Алиса. – Сынок, а ты? – Дискорд вяло огрызнулся, пытаясь от смущения спрятаться под диваном. – Что-то про роскошную гриву и красивые крылья… Надо найти и перечитать, самой интересно стало.

– Не надо! – взвыло из-под дивана. – Мам, хватит меня позорить, я же всемогущий дух хаоса!

– Поглядите-ка на него! – Алиса упёрла кулаки в бока и с возмущением взглянула на три четверти драконикуса, не уместившиеся под предмет мебели. – Всемогущий он! Сейчас расскажу как Алёшка, попов сын, тебя хворостиной по огородам гонял, будешь знать, как с матерью пререкаться!

Драконикус принялся в исступлении биться головой об пол. Столько позора за один раз он ещё не испытывал… Даже когда мстительная Рэйнбоу Дэш обрядила его, снова заключённого в камень, в женское платье и раскрасила лицо помадой и тушью.

Ещё не меньше полутора часов Алиса и принцессы сидели за чашкой чая, перемывая Дискорду все кости, вспоминая самые нелепые и смущающие вещи, какие только происходили с драконикусом.

– Спасибо за беседу, – поклонилась аликорнам девушка. – Было очень приятно познакомиться.

– Уже уходишь? – не скрывая радости, воскликнул Дискорд.

– Нет, сейчас я посмотрю твою комнату, – Алиса схватила сына за ухо и уверенно пошла в сторону его покоев: то, что она знает, где они, ни у кого не вызвало сомненья. – Надеюсь, сынок, ты не забываешь прибираться независимо от того, слежу я или нет! Учти, если найду сомнительные журнальчики…

Голос Алисы затих в коридорах, не позволив двум любопытным кобылкам узнать, чем же грозило Дискорду нахождение подобной литературы.