Ми

Когда я думал, что неплохо было бы попасть в Эквестрию, я имел в виду совсем не это! Ну ладно, и так сойдёт

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Зима неурочная

Морозы наступают в самое неожиданное время... но разве это повод для беспокойства, когда можно радоваться в кругу друзей?

Эплджек Эплблум

Чисто эквестрийское убийство

Герой Эквестрии, сердцеед и самопровозглашенный трус Флеш Сентри получил главную роль в театральной постановке. Кои-то веки ему не грозит ничего серьезнее забытых реплик. Ведь так? Пятая часть Записок Сентри.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Три дня со Спайком

Спайк пытается ужиться со своей новой подругой(?).

Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк Колгейт

Кольцо 3. Реинкарнация Анонимуса.(Рабочее название)

Всё ещё продолжаю свои труды которым уже многим одискордели. Всё ещё я. Всё ещё в Эквестрии. Но. 1. Я теперь не Демикорн. 2. Рояли отобрали но обещали прислать один если буду хорошо себя вести. 3. Это канон какой он есть так что это Serios buisines. И наконец. 4. Аргумент "It's magic" с этих пор не котируется.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Очарование провинциального городка/ Small-town Charm

Помнишь, как параспрайты захватили Понивилль? Или как Цербер, трехглавый демонический пёс, стражник Тартара, преисподней Эквестрии, покинул свой пост и в итоге забрёл сюда? Я только хочу сказать, это необычный городок. Всякое может случиться. Это история о том, как миллионы звёздных пауков стали жить с Твайлайт Спаркл. И это не самое странное, что приключилось с ней в этом месяце. Понивилль, чувак. Безумное место.

Твайлайт Спаркл

Дружба — это натурфилософия / Friendship is Physics

Старсвирл Бородатый, изгнанный принцессой Платиной, в тревоге за собственную жизнь. Он посылает Кловер Премудрой письмо, в котором кратко излагает свои взгляды на природу естественного мира, происхождение пони и их будущее.

Другие пони

The Evil Pony

Понификация шедевра Сэма Рэйми "The Evil Dead". "Твайлайт и Ко" в заброшенной хижине находят одну очень странную книгу, прочтение которой ведёт к не самым сахарным последствиям.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Свободный

Человек случайно попадает в мир Эквестрии и пытается устроится в новом для себя мире. Он многого не понимает и еще больше ему предстоит узнать. Но это ведь мир магии дружбы! Новые друзья ему помогут, ведь так?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Неудачное везенье.

Некоторые события трудно отнести к однозначно хорошим или однозначно плохим. И только от самой жертвы судьбы будет зависеть, чем считать свое положение везением или невезением. Он лишь хотел отдохнуть вдали от людей, но неожиданное знакомство повлекло за собой неожиданное путешествие. Ну не настолько же далеко!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach
XIX XXI

XX

– Что за?.. – возмутился маг, пытаясь выпутаться из ошмётков, но тут его взгляд упал на преобразившуюся Твайлайт. – Ого.

Девушка, до этого стоявшая в ступоре, пронзительно вскрикнула и присела на корточки, пытаясь прикрыться ладошками. Рабидус поспешил тактично отвернуться; чтобы не смущать волшебницу, он начал смотреть на неё через висящее на стене зеркало. Листу, от удивления открывшему рот, глаза закрыли сразу два крыла – жёлтое и голубое. А для профилактики подглядывания Дэш ткнула его копытцем в живот, нежно выбив дух из любимого.

Всё это заняло пару мгновений, и действовали все скорее на автомате, нежели осознанно.

Но вот потом пони и люди начали понимать, что произошло нечто из ряда вон.

Твайлайт огромными глазами осматривала своё новое тело, крутила перед лицом пятернёй, ощупывала лицо и волосы. Подруги настороженно наблюдали за ней, словно опасались, будто это не единорожка изменилась телом, а кто-то совершенно иной занял её место. Несмотря на превращение в человека, не узнать Твайлайт было трудно. Её огромные глаза были привычного фиолетового цвета, волосы – по-прежнему тёмно-синие с фиолетовой и розовой полосами… Даже выражение лица было прежним: заинтересованно-удивлённым, каким бывало всегда, когда волшебница сталкивалась с чем-то новым и необычным.

– Твайлайт? Это ты? – не слишком уверенно спросила ЭпплДжек.

– Кажется, – так же неуверенно ответила та. – Мне бы чем-нибудь прикрыться, – попросила она.

– Зачем? – не поняла фермерша, но всё же стянула одно из покрывал с дивана и принесла подруге.

Завернувшись в импровизированную накидку, Твайлайт немного расслабилась и попыталась встать. Её несколько раз качнула, но она всё же сумела удержать равновесие; ободрённая успехом, девушка сделала шаг по направлению к дивану, затем другой. На третьем она всё же запнулась, но мягкая мебель спасла её от падения. К ней тут же подсела ЭпплДжек, с тревогой глядя на подругу.

– Так зачем тебе понадобилось оборачиваться в эту тряпку?

Твайлайт покраснела и опустила глаза.

– Не знаю, но мне вдруг стало очень стыдно от того, что я голая, – румянец на её щёчках стал гуще.

– Твай, ты сказала, что та штука называлась «Обменщик сущностей»? – уточнил Рабидус, подходя ближе и с интересом разглядывая преобразившуюся волшебницу.

– Да, так. Ты что-то понял?

– Не уверен, – пожал единорог плечами, – но могу предположить. Похоже, мы обменялись именно сущностями. Сущностью человека и сущностью пони. А ношение одежды достаточно глубоко засело в человеке, можно сказать это его часть. Так что, как я не стесняюсь гулять с голым крупом в теле пони, так и ты стесняешься быть обнажённой в теле человека.

– Это можно вернуть назад? – нервно сглотнула фермерша, переживавшая за бывшую единорожку едва ли не больше, чем она сама.

– Если я правильно понимаю принцип действия прибора, то нужно ещё раз обменяться сущностями.

– Так, и где он? – Твайлайт посмотрела на пол, куда упала трубка, но артефакта не было. – Если она потеряется или испортится, будет не до смеха!

– Ты чего это задумала? – успела услышать Твайлайт голос Листа, перед тем как знакомый щелчок оповестил её о том, что прибор работает.

На соседнем диване в объятия Флаттершай упал синий пегас, потерявший после превращения равновесие. А рядом с гордым видом, широко расставив ноги, стояла девушка с взлохмаченной причёской шести цветов радуги, явно не испытывавшая ни малейшего стеснения от наготы. Бывшая пегаска попыталась обернуться на удивлённые возгласы ЭйДжей и Твайлайт, но ноги ещё недостаточно слушались её, так что она рухнула на сидящих на диване пегасов.

– Что-то не заметно, чтобы Рэйнбоу хоть как-то стеснялась, – отметила фермерша, глядя на образовавшееся переплетение рук, ног и крыльев.

– Некоторые люди не стесняются, – поправился Рабидус, – но их немного. И Дэш явно из их числа.

Рэйнбоу хохотала, вроде бы пытаясь выбраться, но только сильнее всё запутывала, раз за разом падая и роняя других. Наконец она сдалась и просто лежала, вытирая набежавшие от смеха слёзы. Головой она уперлась в бок Листа, а поверх неё лежала Флаттершай. Пегасы давно бы выбрались из этой кучи малы, если бы не активная «помощь» Рэйнбоу Дэш.

– Я и не предполагала, что человеческое тело такое чувствительное к щекотке… – отдышавшись, смогла произнести экс-пегаска. Она потёрлась щекой о шёрстку Листа, погладила Флаттершай по спине и заключила. – Нет, человеком всё ощущается по-другому. Теперь я понимаю, почему вам так нравится нас гладить.

Дэш принялась гладить и почёсывать ошарашенную Флатти, не забывая тереться щекой о бок не менее шокированного «человека».

Телосложением Рэйнбоу напоминала женский вариант Листа: фигура спортсменки-легкоатлетки, сильные налитые мускулы, довольно узкие бёдра и небольшая грудь. Кожа светлее чем у Твайлайт, но всё равно загорелая. Малиновые глаза, как и прежде, продолжали сверкать задорным блеском.

Позабытый цилиндр окутался бело-зелёным свечением и полетел к очередной испытательнице.

– Ру-у-уки-и-и… – глаза пони маниакально сверкнули, когда она направила артефакт на Рэйнбоу.

Новому щелчку сопутствовал разочарованный стон вернувшей свой облик радужногривой пегаски: Дэш понравились ощущения от прикосновения кожи к шёрстке пони.

Лира не очень верила словам Рабидуса насчёт смены обличия и связанного с этим стеснения – вон, Рэйнбоу ничего не стесняется! Однако, превратившись, она в полной мере осознала свою неправоту. Девушка отчаянно искала, чем бы прикрыться, и не нашла ничего лучше, чем спрятаться за своего жеребца. Не ожидавший такого Рабидус подскочил, и прильнувшая к нему Лира, пискнув, подлетела в воздух, приземлившись аккурат на его спину. Обхватив шею единорога руками, она прижалась к могучему телу, уткнувшись лицом в длинную гриву и свесив ноги по бокам единорога: Дэш права, касаться голой кожей шёрстки пони просто волшебно.

– Хватит дурачиться, – нахмурилась Твайлайт, – с такими вещами не играют! А если у него заряд ограниченный? Или он вообще сломается?! Вы хотите навсегда остаться в не своём теле?

Волшебница подняла прибор и заставила Лиру посмотреть в него, а затем направила трубу на Листа.

– Так, а теперь… – Твайлайт приготовилась обменяться сущностью с Рабидусом, когда дверь в комнату распахнулась и вбежал Шайнинг Армор.

– Что здесь произошло, Твайлайт? Мне доложили, что ты кричала! – единорог обвёл комнату взглядом, но не обнаружил сестры. Потом у него что-то щёлкнуло в голове, и он перевёл взгляд на незнакомого человека. – Твайлайт?..

Волшебница смущённо кивнула и автоматически поднесла трубку к глазу. Раздалось гудение закрутившихся колец и щелчок.

– Оля-ля… – прокомментировал увиденное Лист.

Флаттершай, запунцовев щёчками, поспешила прикрыть глаза крыльями. Лира сдавленно засмеялась и, пытаясь скрыть смех, уткнулась в загривок Рабидуса, но помогло это мало. Дэш же просто заржала.

– В теле пони он у него больше, честное слово! – поспешила на защиту брата Твайлайт.

Но под взглядами присутствующих, явно ошарашенных её знанием братской анатомии, быстро замолчала и, покраснев, попыталась спрятаться под покрывалом, в которое всё ещё была завёрнута.

– Да и холодно тут, – Рабидус поддержал единорожку.

Рабидус поднял артефакт-обменщик и вновь стал человеком. Шайнинг не только не успел сделать шага и упасть – он даже не успел ничего понять.

– Так. Что здесь произошло? – грозно спросил Армор.

Он не понял почему, но точно почувствовал, что уважения к нему в комнате резко убавилось.

Единорог сделал шаг вперёд, но под ноги ему крайне некстати попала сумка волшебницы, из которой выпал очередной артефакт. Не заметив этого, Шайнинг наступил на железяку и исчез во вспышке оранжевого света, а вместе с ним и Твайлайт с Рабидусом, бросившиеся к Армору в надежде предотвратить случившееся. А вот ЭпплДжек захватило заклинанием, похоже, просто за компанию…

После отбытия Алисы Луна решила вернуться к насущным делам с бумагами, но, вместо ожидаемого завала, обнаружила кабинет в идеальном порядке. Все документы аккуратными стопками лежали в своих коробках, причём уже заполненные, подписанные и скреплённые печатью. От увиденного принцесса невольно схватилась за сердце и бросилась проверять работу неизвестного. Каково же было её удивление, когда она поняла, что всё заполнено её почерком, без единой помарки и, самое главное, правильно!

Несколько раз вздохнув и успокоив нервы, она обратила внимание и на окружающую комнату, а не только на документацию. В кабинете царил порядок, какого не было с тех пор, как Луна в первый раз вошла сюда с папкой документов. Всё разложено по местам, пыль протёрта, перья очинены, чернильницы полны… Только благодаря образовавшемуся порядку записка, оставленная посередине стола, не осталась незамеченной – раньше она бы просто затерялась среди прочего бумажного сора.

Принцесса развернула сложенный лист бумаги, вырванный, судя по полоскам, из школьной тетради.
«Я ещё раз прошу прощения за отнятое время. В качестве извинений я позволила себе немного прибраться в вашем кабинете.

Алиса»

Луна смахнула слезу счастья – она в кои-то веки свободна!.. По крайней мере, до следующего аврала.

– Приезжайте почаще! – попросила она, глядя в потолок.

Пребывая в отличном настроении, принцесса решила прогуляться: неизвестно, когда ещё выпадет такая возможность, так что нужно ловить момент. Не желая церемонно раскланиваться с придворными и выслушивать заздравия от прислуги и рабочих, принцесса ночи наложила на себя простенькое заклинание невидимости. Прихватив заныканную в потайном ящике бутылку вина и скинув накопытники, дабы не греметь по коридорам, Луна лёгкой походкой отправилась инспектировать свою резиденцию…

По холку заваленная делами, она и не заметила, что замок увеличился как вширь, так и ввысь. Постоянно ходя одними и тем же маршрутами, сложно увидеть нечто новое, так что теперь аликорн оказалась на ознакомительной экскурсии в собственном доме. И Лист и Энсинт проделали грандиозную работу!.. Ну, в те редкие моменты, когда не были заняты перебранками.

«Рабочим определённо надо выдать премиальные за ударный труд и терпение в отношении начальства», – подумала Луна.

Борьба человека и пони в плане архитектуры была видна буквально на каждом шагу. К примеру, Лист настоял на высоких стрельчатых окнах вместо бойниц – так Энсинт зачаровал стёкла витражей так, что они оказались едва ли не прочнее стен! Ну и зачем? Кто будет нападать на Замок Ночи? Почему Селестия может позволить себе такие окна, а Луна должна довольствоваться бойницами?!.. Другой пример: Энсинт таки выкопал огромный подвал, явно рассчитывая держать там не менее двух дюжин узников – а Лист переделал его в винный погреб, превратив предполагаемую караулку в уютный уголок для распития содержимого многочисленных бутылок и бочек. Камин, несколько массивных уютных кресел, обитых красным бархатом, столик тёмного дерева, толстый ковёр на полу, деревянные панели на стенах – всё так и манило провести здесь часок-другой. Куда уютнее караульных помещений, какими их запомнила Луна. А после того, как на комнату было наложено с десяток заклинаний, препятствующих прослушиванию, это помещение стало идеальным место для проведения тайных встреч.

А уж заявление Луны о нелюбви к тайным ходам проигнорировали вообще оба, так что теперь весь замок опутывала сложнейшая система тайных коридоров, комнат и переходов. Причём паутина была такой запутанной, что хоть как-то в ней ориентировались лишь Лист и Энсинт. Пони, работающие над такими коридорами, никогда не получали всей картины; вдобавок, их регулярно перебрасывали с участка на участок, чтобы они не могли сориентироваться самостоятельно. И, как будто этого было мало, и человек и пони втайне друг от друга создали в дополнение к основной сети новые ходы, переходы и комнаты, каким-то чудом не натыкаясь на творчество друг друга. Так что можно было смело делать вывод, что никто в полной мере не знал всех секретов ещё даже не достроенного Замка Ночи… Или даже двух замков.

Разумеется, все эти тайны были отмечены на планах и чертежах, представляемых венценосной заказчице. Вот только у неё не было лишнего времени сверять и сопоставлять три версии: обычные, от Листа и от Энсинта. Кроме Луны, доступ к чертежам был у Селестии, которой это было не слишком интересно, а также у Рабидуса и Твайлайт. И маг, и волшебница регулярно ходили по этим проходам – зачаровывая очередной участок замка на прочность путём вплетения нового кусочка заклинания в общий конструкт. Когда обнаруживался очередной неучтённый коридор или комната, Рабидус долго и со вкусом ругался; Твайлайт держалась спокойнее, но её молчание, сопровождаемое фэйсхуфами и нецензурными жестами, было столь же красноречиво, как слова человека.

Закончив инспектировать подвал, Луна спрятала опустевшую бутылку в горе строительного мусора и вышла на солнышко во внутренний двор. Пони сновали туда-сюда, не замечая невидимую правительницу, что её немало забавило. Теперь она хорошо понимала сестру, тяготившуюся всеобщим преклонением. Луна на собственной шкурке ощутила как приятно, когда никто не падает ниц, стоит ей показаться. Избегая столкновений, аликорн пошла в сторону полевой кухни, заинтересовавшись содержимым сегодняшнего обеда.

Крепкий и сильный запах дал понять принцессе, что нужно ускорить постройку дворцовой кухни. Её солдатского повара нельзя было обвинить в неумении готовить, однако он явно отдавал предпочтение сытности блюда в угоду его вкуса.

Неподалёку от бурлящих чанов тусовались два пони: пегас и фестрал. Бэтпони стоял, прислонившись боком к стене, и флегматично жевал травинку, глядя на светлого приятеля. Пегас же, горячась, что-то рассказывал, активно жестикулируя крыльями; иногда, в порыве эмоций, он даже вставал на задние ноги, размахивая передними. Принцессе стало интересно, о чём же говорит стража в её замке и она, неслышно ступая, подошла ближе…

– Ты понимаешь, это же полнейшая глупость! – пытался что-то доказать дневной страж; ночной коллега и так не возражал, но пегаса это не волновало. – Любому ясно, что этот закон – буквально приглашение для казнокрадства!

Луна замерла: это какой закон приглашение к тому, с чем она так яростно борется?

– Ну и что ты предлагаешь? – с усталостью в голосе спросил фестрал. – Позволить местной власти самостоятельно оценивать ущерб от катаклизмов и неурожаев и, в случае нужды, просить помощи из столицы, вполне разумно. Это освободит кучу пони-часов в королевской канцелярии, если придут готовые отчёты, а не сводки. Не понимаю, почему раньше это не ввели?

– И никаких проверок из столицы, – словно соглашаясь, закивал пегас. – И что же помешает завысить сумму? Совсем чуть-чуть? Раза в два, скажем? А разницу – в загашник!

Фестрал пару раз перекинул травинку из одного угла в рта в другой, но не нашёлся что ответить.

– Ну и что ты предлагаешь? – опять спросил он. – Поставить над каждым чинушей по соглядатаю? А над тем – ещё одного, чтобы первый взяток не брал?

Пегас пренебрежительно фыркнул:

– Всё это не поможет! Пока в обиходе есть деньги – их будут желать получить, и не всегда правильным путём. Нужно предложить чиновникам что-то такое, что нельзя купить за деньги, но можно получить за безукоризненную службу.

Ночной страж заинтересованно выгнул бровь, невидимая принцесса внимательно слушала.

– Я как-то говорил с советницей Твайлайт и она рассказала о высшей магии единорогов, доступной лучшим из КАМНя… Ну, королевской академии магических наук. Так вот, существуют заклинания, что укрепляют здоровье, исцеляют многие, хоть и не все, болезни и травмы, а также… – пегас понизил голос, – возвращают молодость. Как тебе такая приманка?

Травинка выпала из раскрытого рта фестрала.

– Да, здоровье и молодость за деньги не купишь… – он встрепенулся. – Постой! Если такое уже есть, то почему не используется?

– Как ты думаешь, сколько лет главе академии? – какбы между прочим спросил пегас. – Так вот, этому молодому и полному сил жеребцу в этом году исполняется двести три. А его младшая дочь пошла в первый класс… – он многозначительно поиграл бровями. – Смекаешь?

Ночной страж замер, осознавая открывающиеся перспективы омоложения. Потом открыл рот, собираясь высказаться… да так и застыл, глядя куда-то за спину приятеля. Тот вначале не понял, что произошло, но когда на него упала тень, медленно обернулся. Над ним, с каменным выражением лица, возвышалась Принцесса Ночи.

– Доброго дня, Ваше высочество, – враз пересохшим ртом произнёс пегас. Одно дело критиковать указы правителя с глазу на глаз с приятелем, и совсем другое, когда правитель слышит всё это лично. А уж в том, что Луна всё слышала, пегас не сомневался.

– Следуй за мной, – холодно произнесла аликорн. – Сейчас.

– Я должен предупредить начальника караула… – попытался вставить слово несчастный. – Моя смена через десять минут.

– Нет нужды, – Луна развернулась и зашагала к замку, не сомневаясь, что пегас идёт следом. – Ты больше не страж.

Пегас готов был взвыть: всего несколько слов и он лишился престижной и высокооплачиваемой работы! Несмотря на то, что он не был в прямом подчинении ночной правительницы, кто мог усомниться, что две сестры договорятся о таком пустяке, как судьба какого-то стража?!

Бросив прощальный взгляд на друга, он понурился и, смирившись с судьбой, пошёл за аликорном…

– Не ожидала, что среди стражей найдётся тот, что будет радеть за казну, – вдруг произнесла Луна; пегас вздрогнул, готовясь к выволочке. – Даже не думала, что кто-то осмелится открыто критиковать мои указы, да ещё в моём же доме! Полагаю, служба в дворцовой страже – это не то, что нужно такому умному пони, – бывший страж едва передвигал ноги: ему уже виделась каторга, куда отправляют «таких умных». – Так что я нашла твоей голове куда лучшее применение.

Аликорн подошла к одной из дверей и пегасу тут же вспомнились многочисленные слухи, исходящие от рабочих, о тайных пыточных и секретных казематах. Дверь со скрипом отворилась во тьму… и бывший страж увидел обыкновенный рабочий кабинет, разве что пустоватый и необжитой: сразу видно, что здесь ещё никто не работал, хотя вся мебель и канцелярские принадлежности были на своём месте.

– Садись и подробно распиши свои предложения о вводе в обиход особых поощрений, а потом мы их обсудим, – Луна не сдержала улыбки, глядя на вконец обалдевшего пони. – Служи прилежно и сила жеребца не покинет тебя до глубокой старости. Да и сама старость отдалится на пару десятилетий.