Портрет Трикси Луламун

Почти четыре тысячи лет управляет Эквестрией мудрая принцесса Солнца, а в её тени существует не такая заметная, но незаменимая помощница - принцесса Луна. Однако, срок правления старшей сестры истекает, и вскоре Луне придётся единолично взвалить на себя дела государства. Однако, кто сказал, что это нельзя изменить, обладая древними и запретными знаниями?

Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

2012

Как мне сказал мой друг лис, который познакомил меня с миром Пони -- 21.12 день рождение у Луны. Ну вот, когда настала эта дата, решил написать для него маленькую зарисовочку. Никому не секрет, что каждый тяготеет к кому то из пони... Вот я оттолкнулся от этой точки, и от самого дня 21.12. и вот что вышло. ашыпки, думаю, присутствуют, и могу напортачить с тегами. так что хозяина, поправьте залетного кота с тегами и данными, коль чего) а история, пущай тут поживет. Чтоб не посеял.

Принцесса Луна Человеки

Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Две лучшие сестрёнки гамают в Bendy and the Ink Machine

Даже принцессам порой нужен отдых, а что может быть лучшим средством провести время в комфорте, но при этом с острыми ощущениями, как не видеоигры? А вдвоём играть ещё веселее!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Почтальон

День из жизни земной пони, который мог бы быть обычным днём, но что-то пошло не так.

Пинки Пай Грэнни Смит Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

На звук и цвет

Порою в жизни нашей чего-то не хватает, но наслаждаться счастьем пусть это не мешает.

ОС - пони

Благословения

ЭпплДжек любит день Согревающего Очага не только из-за торжества, дружбы, любви и семьи, но и потому, что он напоминает ей, как сильно она одарена. Домом. Женой. И дочерью. Всё это является лучшими подарками, о которых только можно попросить.

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Дракон, живущий среди руин

Твайлайт не смогла смириться со своим бессмертием, но постепенно сумела избавиться от него. А Спайк остался жить. Он же дракон... И дожил до момента, когда в развалины Понивилля пришла Санни Старскаут со своими спутниками.

Спайк

Поздравляем наших мам

Понификация рассказа Ирины Пивоваровой "Поздравляем наших мам"

Скуталу Свити Белл Другие пони

Жестокий Мэйнхеттен

Дневник одного пони.

Другие пони

Автор рисунка: aJVL
XXV

XXVI

Первое, что Рабидус увидел, открыв глаза – остро отточенное лезвие ножа прямо у лица. Отойдя от шока и отведя взгляд от клинка, человек увидел Лиру, этот самый нож держащую. Единорожка слегка покачивалась, сидя верхом на маге, и удерживая нож передними копытцами. А ещё у кобылки подозрительно алели щёчки и блестели глаза. Когда же она выдохнула, сомнений не осталось – пони была навеселе. Само по себе это не было плохо. Но вот нож…

– Лира? – осторожно позвал человек.

Кобылка дёрнулась и, потеряв равновесие, рухнула на мага, выставив лезвие. В последний момент Рабидус успел дёрнуть головой и качественная сталь испортила только подушку. На мордашке пони расползлась счастливая улыбка, она выпустила рукоять ножа и обняла человека, прижавшись щекой к его щеке. Пробормотала что-то про подарок и засопела, провалившись в сон.

Рабидус погладил её по гриве и уложил на своё место, укрыв одеялом. Нож положил на тумбочку у кровати – всё же в подушке он смотрелся… не органично. Маг потряс головой, сбрасывая остатки сна и, пошатываясь, вышел в общую гостиную…

Да так и застыл на пороге.

Где бы Лира не приняла на грудь, она была там не одна. Первыми, кого он увидел, были ЭйДжей и Фурлок. Они сидели друг напротив друга за столом и занимались армрестлингом, если этот термин применим к передним конечностям пони. Вот оранжевая кобылка сдавлено крякнула и уложила бравого вояку, тот с досадой хмыкнул и протянул ей часть доспехов. Хмельная фермерша тут же нацепила её на себя и с довольной миной предложила реванш, жеребец согласился. Судя по тому, что большая часть доспеха уже была на ЭпплДжек, выигрывал он нечасто… почему-то.

Слева от них, расположившись в кресле, сидела Пинки Пай и читала. Она спокойно и сосредоточено пробегала глазами по строчкам и аккуратно переворачивала страницы, иногда делая карандашом пометки в лежащий рядом блокнот. Время от времени кудряшка брала со столика чашку чая и делала небольшой глоток, после чего продолжала чтение.

На одном из диванчиков в обнимку сидели Рэрити и Спайк. Белая единорожка что-то нежно ворковала дракончику на ухо и тот натурально таял. Они выглядели такими счастливыми, что Рабидус буквально видел парящие вокруг них червы.

На соседнем диване расположились Лист и пара пегасок. Флаттершай дремала, положив голову на колени парня, а он рассеяно гладил её гриву, перебирая пальцами длинные розовые пряди. Дэш не спала – напротив, она сидела, вперив взгляд в лицо человека, и ловила каждое его слово. Лист рассказывал подруге очередную историю, что становилась всё безумнее и абсурднее с каждым уточняющим вопросом Рэйнбоу. Зелёный змий не пощадил и человека, хотя тот пострадал в схватке заметно меньше пони.

– …нинзи – это такие суперкрутые бойцы в чёрных пижамах, – пояснил Лист и продолжил. – Так вот, четыре чебурашки нинзя звались по именам великих художников – Васнецов, Шишкин, Репин и Боттичелли. А учителем у них был Осколков Геннадий Иванович, в прошлом учитель труда средней школы номер восемь. У Геннадия Ивановича было грустное прошлое: однажды он повздорил с учителем рисования по кличке Ксерокс и, проиграв битву, был вынужден бежать с разрисованным зелёной краской лицом. Потом он подрабатывал в зоопарке грузчиком и по совместительству крокодилом. Но судьба его перевернулась, когда однажды в одном ящике вместо апельсинов он обнаружил четырёх неизвестных существ, коих назвал чебурашками…

– Почему чебурашками? – непонимающе мотнула радужной гривой пони. – Странное слово.

– Ну, это… – на секунду задумался парень. – В честь Чегевары же!

Как ни странно, это объяснение устроило кобылку – видимо, прекрасно вписалось в общую картину бреда, что нёс человек.

Рабидус ещё какое-то время слушал рассказ, но когда октябрята-киборги напали на пришельцев-жидомасонов, не выдержал и пошёл проведать Твайлайт. Единорожке неслабо досталось этим утром, а узнать, что за праздник хмеля случился, можно и потом.

В спальне единорожки не было. Маг озадаченно хмыкнул – не могла же она так быстро восстановиться? Или могла?..

Пони, при всей своей миловидности и внешней хрупкости, до ужаса прочные создания и то, что человека пришибёт насмерть, для местного жителя будет не более чем досадным происшествием. К примеру, чтобы сросся перелом кости, пони нужно всего несколько дней, и она сразу будет как новенькая. Может, то же самое и с магическим резервом? В таком случае человеку остаётся только завистливо вздыхать – он-то сейчас и свечку зажечь не мог. Магия не пропала, просто любое обращение к ней отдавалось болью во всём теле – последствие встречи с тёмным королём.

Для верности ещё раз оглядев гостиную и не найдя фиолетовой волшебницы, Рабидус вышел из комнаты. Встреченная прислуга также не внесла ясности: никто из них не видел Твайлайт с того момента, как её обессиленную принесли в спальню и уложили в кровать. Из тронного зала раздавались голоса Кэйденс и Кризалис, так что человек постарался бесшумно проскользнуть мимо, тем более под оценивающим взглядом охраны как перевёртышей, так и кристальных пони, дежуривших у дверей.

В трапезной, среди явственных ароматов спиртного, сидела Селестия и с мрачным видом ела люцерну. Это было тем удивительнее, что совсем рядом с ней лежала целая гора кондитерских изделий. Рабидус с удивлением принюхался – оказывается, именно от них по всей зале шёл алкогольный дух!

– Знаменитые «Весёлые пирожные» от перевёртышей, – поймав удивлённый взгляд мага, пояснила принцесса. – Готовятся с добавлением большого количества алкоголя, а особые кондитерские заклинания переводят все градусы в выпечку и крема.

Аликорн вздохнула и с отвращением отодвинула опустевшую тарелку.

– Мои маленькие пони не слышали о них прежде и отведали этих лакомств на базаре, – Селестия с тоской взглянула на пирожное. – Они даже принесли их мне, чтобы порадовать. Однако я стараюсь избегать всего, что туманит рассудок, и не могу насладиться этим кондитерским чудом.

В голосе принцессы слышалось неподдельное страдание, и Рабидус поспешил сменить тему.

– Ваше высочество, вы не знаете, где сейчас Твайлайт? Я не нашёл её ни в спальне, ни в гостиной с другими пони.

– Твайлайт?– отвлеклась принцесса от созерцания недоступных лакомств. – С моей сестрой. Луна давно грозилась устроить незабываемый Гранд Галопин Гала и, похоже, решила втянуть мою ученицу в свою авантюру. Кстати, хорошо что напомнил.

В золотом облачке к магу подлетело два именных билета на это мероприятие – на него и на Лиру. Пони успели рассказать, насколько это интересное событие, так что он подумал – насколько невежливо будет как-нибудь потерять эти бумажки?..

– Ты не просто приглашённый аристократ, а представитель самой редкой в Эквестрии расы и основоположник нового течения в магии, так что твоё присутствие обязательно, – Селестия без труда прочла все потаённые мысли человека, просто взглянув на его лицо. – Элементы Гармонии также явятся в полном составе.

– Ваше высочество, вы не оставляете мне выбора, – вздохнул человек.

– Верно. К тому же мне надоели скучнейшие приёмы, что проходили на протяжении долгих веков. Только появление Твайлайт и её подруг хоть как-то оживило это печальное действо. Надеюсь, ты также порадуешь меня, – мягко улыбнулась принцесса. – Только не нужно устраивать очередной бедлам.

Рабидус кивнул и принялся изучать билеты. Напечатанные золотым тиснением на плотной бумаге, они даже выглядели дорого и пафосно и служили пропуском на самую дорогую и пафосную вечеринку года. «Приглашаем господина Рабидуса посетить званый вечер Гранд Галопин Гала, что состоится в Замке Ночи … числа сего месяца». Человек ещё раз перечитал коротенький текст, прикинул в голове сегодняшнее число… Для верности даже посчитал, загибая пальцы.

Всё равно выходило, что Гранд Галопин Гала пройдёт раньше намеченного Пинки парада.

Если быть точным, то всё случится завтра.

– Нет-нет-нет, ваше высочество, это абсолютно невозможно! – замотал головой маг. – Даже если выехать ближайшим поездом, мы прибудем в Понивиль к обеду и ни за что не успеем привести себя в порядок к вечеру! Девочкам нужно принарядиться, мне пережить микроинфаркт… Никак не успеваем!

– Постой, какой ещё микроинфаркт? – нахмурилась принцесса.

– У меня дома живёт Винил Скрэтч и я не строю по этому поводу никаких иллюзий.

– Да, это проблема… – Селестия тряхнула гривой. – Впрочем, это всё глупости и отговорки. Мои маленькие пони подготовятся здесь, в замке, а потом вас всех доставят прямо в Замок Ночи к моей сестре.

– Кто нас доставит? – удивился человек.

Вместо ответа аликорн сунула копытце под стол и достала трёхлитровую банку. За стеклом с тоскливым выражением на морде сидел миниатюрный Дискорд.

– Этот «джентелькольт», – голос принцессы сочился ядом, – согласился побыть перевозчиком. И он также пообещал обойтись без неуместных шуток. Верно?

Селестия энергично встряхнула банку, и Дискорд поспешил заверить принцессу, что всё будет выполнено в лучшем виде.

Рабидус пошёл к себе, прикидывая что лучше – дать поняшам отоспаться или использовать отрезвляющее заклинание?..

Зал для проведения Гранд Галопин Гала, выделенный в Замке Ночи, и ныне освещённый сотнями свечей, был мало похож на привычный для аристократов зал Кантерлотского дворца. Полумрак, мрачные картины на стенах и жуткий парк с чёрными скелетами деревьев создавали определённую атмосферу. Приглашённые музыканты, хорошо ощущая настроение праздника, играли тихую гнетущую музыку… Впрочем, вполне возможно, что это принцесса Луна велела им подобрать такой репертуар. Сама хозяйка бала надела доспехи Найтмэр Мун, отчего каждый подходящий приветствовать её невольно вздрагивал. Непонятно, этого ли эффекта добивалась аликорн, но выглядела она весьма довольной, особенно когда очередной знатный единорог при виде её шлема вздрогнул и, схватившись за сердце, заикаясь, едва выдавил слова приветствия.

Селестия смотрела на происходящее с неодобрением, но не пыталась спорить с сестрой – сегодня она главная пони. Будучи в теле жеребёнка, принцесса дня позволила себе не стоять, ожидая, когда каждый гость засвидетельствует принцессам своё почтение, а сидеть на подушке. Но даже так она очень быстро вымоталась, и длинная очередь пони вызывала приступ мигрени. Раньше головная боль приходила только ближе к концу череды приветствий: всё же у такого тела были не только преимущества.

Элементы Гармонии не спешили вливаться в общество знати – это был не первый их званый вечер и они знали, чем это может кончиться. Только Рэрити отошла к знакомым из Кантерлота и завела беседу, остальные держались вместе. Оба человека были неподалёку – ни тот, ни другой в своём мире не вращался в высшем обществе – и чувствовали себя не в своей тарелке.

Впрочем, несмотря на необычность выбора места, Гранд Галопин Гала проходил именно так, как требовали многовековые традиции – скучно и тоскливо. Аристократы выпивали и сплетничали, принцессы с застывшими улыбками приветствовали гостей, музыканты что-то негромко играли, люди обсуждали планы побега… Всё как всегда.

– Может, всё-таки свалим? – с тоской спросил Рабидус. – Поприветствовали обеих принцесс, показались важным пони в зале, попробовали скверные закуски… Что ещё нам тут делать?

ЭпплДжек сочувственно покачала головой: она, как и остальные Элементы, не горела желанием присутствовать здесь.

– Крепись, – сказала она. – Помни: мы здесь, чтобы увидеть сюрприз, подготовленный принцессой Луной и Твайлайт.

– Не представляю, что они смогли придумать, чтобы разбавить эту серость.

Кобылки переглянулись – они тоже не особо представляли, что это может быть. Все их попытки расшевелить сонное царство знатных пони приводили лишь к неловким ситуациям, в которых они выставляли себя в дурном свете.

В конце концов, Рабидус не выдержал и вместе с Лирой вышел в парк: торчать среди кантерлотской публики было откровенно тошно. Среди деревьев также праздно шатались несколько знатных пони, но несравненно меньше, чем в зале. Вскоре к ним присоединился Лист, а следом и Элементы Гармонии.

– Если не ошибаюсь, мне рассказывали, что на прошлый Гранд Галопин Гала деревья были зелёными, – заметил Лист, обращаясь к Флаттершай.

– Да, у этого праздника нет точной даты, и в этом году он проходит позже обычного, – пояснила пегаска. – Вдобавок, в Кантерлотском замке парки поддерживают в зелёном виде с помощью магии, а здесь этого не делают.

Подняв небольшой вихрь, рядом приземлилась белая драконша со Спайком на спине. Дракончик тут же спрыгнул и огляделся по сторонам.

– Твайлайт ещё не появилась? – с тревогой спросил он.

– Мы заглянули в библиотеку, но там никого не было с самого отъезда, – пояснила Авамори. – Странно, что она не заходила ни к себе домой, ни в замковые покои.

Спайк нервничал, переживая за пропавшую единорожку, и все увещевания, что это часть сюрприза, не помогали ему успокоиться. Как только Дискорд перенёс их в Замок Ночи, дракончик опрометью бросился к спальне Твайлайт, надеясь увидеть её там. Не найдя искомую, обошёл большую часть замка, после чего поспешил в библиотеку. По пути его перехватила Авамори и предложила помощь в поисках. Вдвоём они облетели весь Понивиль, но никаких следов волшебницы так и не нашли…

Даже вид любезничавшей с жеребцами Рэрити не тронул его, все мысли Спайка были о Твайлайт. Авамори чувствовала его тревогу, но не могла ничем помочь и от этого нервничала сама. Чтобы как-то успокоиться самой и успокоить дракончика, она обняла его, прижав к своему мягкому животу, и обвила пушистым хвостом, тихонько заурчав. Не прошло и нескольких минут, как Рэрити закончила светские разговоры… и тоже пришла успокаивать Спайка путём дружеских объятий. В результате дракончик оказался зажатым между драконшей и единорожкой, причём ни та, ни другая не желали его отпускать.

– Как мило… – умилился Лист. – Я это, пожалуй, напишу в масле.

– А я это у тебя куплю и в ресторане повешу, – также любуясь на происходящее, ответил Рабидус. – Мне нравится масло, особенно эквестрийское. Есть в Понивиле одна кобылка, Милки Вэй зовут… Так она продаёт такое масло, ты не представляешь!

От разговора их отвлёк какой-то шум в зале; толпа вокруг сцены начала увеличиваться, а гомон пони уже полностью перекрывал музыку. Причиной тому стала принцесса Луна, подошедшая к помосту с оркестром. Аликорн взмахнула копытцем, привлекая внимание дирижёра, и музыка затихла. Музыканты сошли со сцены, а на смену им на помост вышла принцесса Луна. Разговоры тут же прекратились, и взоры присутствующих устремились на аликорна. Некоторое время принцесса просто стояла с торжествующим видом, окидывая собравшихся довольным взглядом.

– Полночь близится, – спокойный голос аликорна разнёсся по всему залу и прилегающему парку, так что каждый пони слышал её. – Пришло время главного события этой ночи.

Луна отошла к краю сцены так, чтобы её центр был виден всем присутствующим. Воздух начал дрожать, будто от жары, по всему залу затрепетали свечи и начали гаснуть одна за другой, чернильные тени потянулись к сцене. Погода за окном стремительно портилась: за какую-то минуту всё небо заволокло тучами, ежесекундно освещаемыми всполохами зарниц.

– Сестра, что ты задумала? – сквозь зубы прошипела Селестия, готовясь в случае необходимости поставить защитный купол, огородив сцену от остальных пони.

– А это как-то связано с тем, что на принцессе Луне доспехи Найтмэр Мун? – тихо спросила Флаттершай, однако её услышали почти все пони.

Сотни глаз с ужасом уставились на аликорна; Луна в ответ расхохоталась, освещаемая всё чаще бьющими молниями. В центре сцены тьма была непроницаемой, и только едва заметное движение говорило о том, что там кто-то есть.

– Мои маленькие пони, – торжественно начала хозяйка ночи, – позвольте представить особого гостя этого праздника… Её Магическое Высочество Сумеречная Принцесса Твайлайт Спаркл!

Сгусток тьмы разлетелся клочками и перед поражёнными пони предстал ещё один аликорн. Твайлайт стояла, закрыв глаза, словно не слышала всё нарастающего шума. Кобылка была облачена в чёрный с фиолетовым отливом пластинчатый доспех, схожий с теми, что носили пегасы во времена войн Хаоса. Гордо подняв голову, новоявленная принцесса являла образец величия и холодного спокойствия.

Твайлайт медленно открыла глаза и повела взглядом, рассматривая собравшихся. Под её взором все пони невольно преклоняли колени, принимая над собой ещё одну принцессу. Не только единороги, но и прочие пони могли почувствовать магическую бурю, что кружила вокруг бывшей единорожки, и пугала своей первозданной силой, как пугают лавины или цунами.

Принцесса повернула голову в сторону стоящей рядом Луны.

– Princess Luna, – во рту Твайлайт отчётливо блеснула пара клыков, – vom avea o discuție lungă. Să fie pregătit.

Улыбка на мордашке хозяйки ночи побледнела, и она с тревогой посмотрела на нового аликорна.

Но той уже не было дела до Луны. Твайлайт взвилась на дыбы и распахнула пару перепончатых крыльев. Три молнии разом ударили в землю за окном, отчего замок заметно тряхнуло.

Рабидус смотрел на Твайлайт, не отрывая глаз. Понимала Луна что делает или нет, но она создала пони, столь же отличную от остальных аликорнов, как сами аликорны отличались от земных пони. И самое главное – маг явственно ощущал в новой принцессе следы своей магии.

– Олл хайль Твайлайт! Олл хайль Эквестрия! – в восторге закричал он, и все пони как один подхватили незнакомый, но наполненный эмоциями клич.

– ОЛЛ ХАЙЛЬ ТВАЙЛАЙТ! ОЛЛ ХАЙЛЬ ЭКВЕСТРИЯ!..

Конец