Автор рисунка: BonesWolbach
VIII X

IX

– Добрый день, Рэрити, – поздоровался Рабидус с вошедшей единорожкой. – Ты одна или сестра присоединится позже?

Пони улыбнулась человеку и помотала гривой.

– Нет, сегодня я одна.

Рэрити осмотрела зал и заметила сидящего за самым дальним столом Листа: тот что-то увлечённо шил, обложившись разноцветными лоскутами ткани, катушками ниток и уже сшитыми кусками.

– Не против, если я присоединюсь? – спросила она парня, подсаживаясь за столик.

– Конечно, садись, – Лист сгрёб свою работу в сторону, освобождая место.

– А что ты такое шъёшь? – Рэрити с любопытством рассматривала куски ткани разных форм, но не решалась ничего трогать. – Платье для пегаски?

– Что ты! – рассмеялся парень. – Не с моим уровнем браться за платья. Ай! – он сунул уколотый палец в рот. – Я решил сшить плюшку-обнимашку.

– Плюшку? – не поняла Рэрити. – Разве это не выпечка?

– Ну, вообще да, выпечка, но не в данном случае.

– А почему здесь? – кобылка взмахом копыта обвела обеденный зал.

– Хочу сделать сюрприз для Дэш, – улыбнулся Лист. – Но если буду работать у Флаттершай, то никакого сюрприза не выйдет. А Рабидус любезно позволил мне здесь притулиться.

Упомянутый человек подошёл к столику, чтобы принять заказ Рэрити. Единорожка выбрала несколько пунктов в меню и выжидательно посмотрела на Рабидуса.

– Сегодня тоже денег не возьмёшь? – немного недовольно спросила она.

– Если я с тебя буду брать деньги за еду, то никогда не расплачусь, – рассмеялся маг.

Когда у него появились деньги в достаточном количестве, чтобы не дрожать над каждым битом, Рабидус первым делом озаботился новой одеждой. Разумеется, он пошёл к Рэрити, так как других пони, умеющих шить, не знал. Единорожка на удивление быстро справилась с заказом, несмотря на всю необычность заказчика, и предоставила человеку несколько шикарнейших комплектов одежды, точь-в-точь таких, как просил Рабидус. К удивлению человека, вначале кобылка и вовсе не хотела брать денег, ссылаясь на то, что он новенький в Эквестрии, а она олицетворяет щедрость. Но, в конце концов, всё же согласилась принять плату, однако выставила такую смехотворно низкую цену, что человеку оставалось только гадать, как она до сих пор не вылетела в трубу с такими расценками!..

Позже от других пони, подруг Рэрити, он узнал, что основной доход модельерша получает от сшитых на заказ эксклюзивных платьев или ограниченных коллекций для некоторых брендовых магазинов. Оказалось, что три голубых драгоценных камня, нарисованные на бирке платья, увеличивали его цену минимум втрое!.. Хотя, чаще продавцы просто дописывали нолик. А уже в свободное время единорожка шила для друзей и родных, чаще всего не беря ни бита и работая просто для души. Но тогда Рабидус всего этого не знал и, чтобы хоть как-то отплатить пони за доброту и щедрость, решил кормить её и Свити Бель в своём ресторане совершенно бесплатно.

– Дорогой, эти наряды не стоили столько, чтобы не брать с меня денег столько времени! – заметила единорожка.

– Дорогая, ну почему ты отказываешь мне в возможности тоже побыть щедрым? – тем же тоном спросил маг.

Кобылка тихо рассмеялась, прикрыв рот копытцем.

– Разве я могу запретить кому-то быть щедрым?

Лист тем временем закончил со своим шитвом и держал в руках нечто, напоминающее голубой мешок. В своих выводах кобылка убедилась, когда парень принялся старательно набивать мешок ватой.

«Наверное, плюшка – это такая разноцветная подушка», – решила пони и принялась за еду.

В меню «Сытого медведя» никогда не было ни сена, ни цветочных бутербродов или любой другой привычной пони пищи, даже знакомые овощные или фруктовые салаты отличались. Как этого Рабидус добивался, было секретом, но из-за этой необычности в ресторане всегда были посетители, среди которых порой можно было заметить поваров из других кафе и ресторанов. Они раз за разом пытались разобраться в рецептуре, и даже кое-что смогли скопировать, но каждый раз человек выкидывал что-то необычное, удивляя посетителей новым сочетанием привычных ингредиентов.

Пинки Пай его как-то спросила, откуда он знает столько рецептов, на что человек ответил: «Однажды я на месяц застрял в деревне. Там не было телевизора, радио ловило плохо, а компьютер был чем-то эфемерным и фантастическим. А из книг у бабушки оказалось только полное собрание сочинений дедушки Ленина с автографом и коллекция кулинарных книг».

– Готово! – радостно воскликнул довольный собой Лист.

Рэрити оторвалась от салата и посмотрела в его сторону. На столе, напротив парня, стояла мягкая игрушка, изображавшая Рэйнбоу Дэш. При всей неумелости игрушка выглядела просто замечательно, и пегаску можно было узнать не только по характерной расцветке, но и по выражению мордочки.

– Лист, дорогой, я и не знала, что у тебя талант в изготовлении мягких игрушек! – поражённо заметила единорожка и, с разрешения Листа, взяла плюшевую Дэш в копытца. – Она восхитительна!

– Спасибо, – улыбнулся парень, – я и сам не знал, что у меня есть такой талант. В первый раз делаю, и вышло гораздо лучше, чем я ожидал.

Единорожка хотела что-то сказать, даже открыла рот, но не решилась. Наконец, она тихо спросила:

– А можно сделать и для меня мягкую игрушку? – кобылка неловко улыбнулась.

– Конечно, можно! Но пока качество оставляет желать лучшего, – Лист указал на один из швов.

– Вот и потренируешься, – предложила кобылка. – Слушай, а ты не мог бы для меня сшить…

Лист на минуту задумался, прикидывая в голове.

– Думаю, справлюсь… Но это займёт время!

– Конечно-конечно! – закивала пони. – Я же понимаю: хорошие вещи быстро не делаются.

К столику вновь подошёл Рабидус, ещё издалека заметив готовую игрушку.

– Уже закончил? – он с любопытством принялся рассматривать плюшку. – Неплохо вышло, очень даже неплохо… Заказы принимаешь?

Лист переглянулся с Рэрити и оба залились смехом.

– Неужели опоздал? – картинно всплеснул руками маг. – Ну, тогда встаю в очередь!

– Слушай, – обратился к нему Лист, – я давно заметил, что после попадания в Эквестрию стал куда лучше рисовать. Потом попробовал лепить из глины – вышло так, как никогда дома не выходило. Сейчас решил сшить игрушку и первый же блин, который просто обязан выйти комом, вышел на загляденье!..

Рабидус задумчиво почесал подбородок. Было ясно – по данному вопросу есть теория, и теперь он думает, как бы её понятнее сформулировать.

– Думаю, в этом стоит винить разлитую в Мире Эквестрии магию, – наконец ответил маг. – Мы, как пришельцы из других Миров, реагируем на её избыток иначе, чем местные жители. Полагаю, она усиливает наши таланты. Моя магия заметно усилилась и стабилизировалась, если сравнить с тем временем, когда я только попал сюда. Да и готовить стал заметно лучше. А в твоём случае это талант художника, неважно, в чём выражающийся.

– Звучит логично. Наверное…

Лист на некоторое время задумался.

– Что-то я утомился от этих размышлений! – парень взял меню. – Хм, скажи, Рабидус, тебя никогда не смущало наличие рыбных блюд в ресторане, рассчитанном на пони?

– Смущение? Что это такое? – маг продолжал играться с плюшкой. – Лист, ты довольно давно в Эквестрии, но ставлю десять против одного, что ты не озаботился заглянуть в анатомический атлас пони.

– Даже в голову не пришло, – не стал отпираться парень. – Ты это к чему?

– Я это к тому, что пони отнюдь не травоядные.

– А кто, хищники? – ухмыльнулся художник.

Рабидус смерил его недовольным взглядом.

– Всеядные. Так что их желудок спокойно переваривает белковую пищу, которая, кстати, жизненно необходима для нормальной работы мозга.

– Но пони считают себя травоядными! – возразил Лист.

– Нет, они считают себя не-хищниками, а это серьёзная разница. Многие ли травоядные употребляют в пищу яйца?

– Тогда почему они не едят мяса? – не отставал Лист.

– Во-первых, как я уже сказал, пони позиционируют себя как не-хищников, – терпеливо пояснил Рабидус. – А во-вторых, кого есть в Эквестрии? Все животные, что я видел, были практически разумны, а некоторых от тех же пони отличало лишь неумение говорить. Ты сам смог бы съесть Энжела?

– Ты прав, съесть такого кролика равноценно убийству, – согласился Лист.

– Твайлайт, ты кому-нибудь говорила, как с тобой связаться посредством моего пламени? – слабым голосом спросил Спайк.

– Кроме принцессы Селестии и принцессы Луны об этом знает только Кэйденс, – единорожка подошла к своему помощнику и озабочено потрогала его лоб. – С тобой всё хорошо? Выглядишь неважно.

– А чувствую себя ещё хуже, – признался дракончик. – Я совсем отвык принимать почту! Ох, опять изжога будет мучить…

Спайк согнулся, схватившись за живот, его мордочку на секунду перекосило и он шумно выдохнул всполох зелёного пламени. Огонь закружился вихрем, и мгновение спустя обернулся свитком, опечатанным официальной печатью Кристальной империи. Твайлайт подхватила письмо магией и помогла Спайку сесть: принимать письма издалека для него было довольно-таки тяжело.

Авамори, присутствовавшая при этом, так удивлённо и даже поражённо уставилась на дракончика, что тому даже стало малость не по себе.

– Так ты волшебный дракон? – тихо, словно не веря самой себе, спросила драконша.

– Не знаю. Наверное, – недоумённо пожал плечами Спайк. – Это что, так важно?

– Ты что, не понимаешь, какая ты редкость? – воскликнула Авамори и схватила дракончика, будто тот мог куда-то пропасть. – Волшебные драконы чуть ли не более редки, чем метаморфы!

– И что? – не понял сути драмы дракончик.

– Как что? Ты… Ты же… – Авамори заметалась по комнате под удивлёнными взглядами Спайка и Твайлайт – единорожка даже забыла про письмо. – Не могу поверить, волшебный дракон в Понивиле! Выросший среди пони!.. Ох, да ты, наверное, и не знаешь, что сам Старейшина тоже волшебный дракон?

– Не знаю, – честно ответил Спайк. – И что?

Драконша вскрикнула и, схватившись за голову, рухнула на диван.

– Я встретила волшебного дракона, который не знает о собственной ценности! – она повернулась к Спайку. – Да любой клан тебя примет с распростёртыми объятиями – такими как ты, не разбрасываются!

– Зачем мне попадать в какой-то клан? – удивился он. – Моя семья здесь! – он указал взглядом на Твайлайт. – И я не собираюсь никуда от них уходить. Был уже опыт, мне с драконами не по пути.

– Это пока ты маленький. А подрастёшь, семью решишь завести? – Авамори усмехнулась. – Пару тоже среди пони будешь искать?

– А почему нет? – пожал плечами дракончик. – Да и зачем искать, я уже нашёл пони своего сердца.

Твайлайт, услышав это, рассмеялась.

– Верно, Спайк! Правда, остался сущий пустяк – завоевать её, – хихикнула кобылка.

Авамори переводила удивлённый взгляд с пони на дракончика, не зная как реагировать. Она не поняла, шутка это или нет, но в любом случае испытала болезненный укол ревности. Уж не про ту ли единорожку говорит Спайк, что коварно отбила его на вечеринке? Драконша отдавала должное – для пони она была хороша. Неужели Спайк думает, что Авамори не так красива, как та кобылка?!..

Дракончик, не подозревающий о её душевных метаниях, подошёл к Твайлайт.

– От кого письмо? – он заглянул в свиток.

– От Кэйденс, она приглашает погостить у неё в замке. Пишет, что нуждается в совете, но не хочет докучать Селестии и Луне, – Твайлайт тепло улыбнулась. – Шайнинг тоже скучает и ждёт встречи.

– Ну, раз Шайнинг… – протянул Спайк. – Значит, точно едем.

– Конечно! – Твайлайт не заметила иронии дракончика или решила не обращать внимания. – Нужно собрать девочек. Кстати, Листа и Рабидуса она тоже зовёт. Какие-то у неё с ними дела… Не сходишь до «Сытого медведя»?

– Без проблем, – махнул лапкой Спайк и хотел уже идти, как его подхватила Авамори и закинула себе на спину.

– Я-тоже-решила-пройтись-дотуда-ты-же-не-против-моей-компании?! – протараторила драконша.

Не дожидаясь ответа, она выскользнула за дверь, унося дракончика. Таким образом, Авамори хотела продемонстрировать Спайку грацию, скорость и, разумеется, свою гордость – роскошный белый мех! Несомненно, увидев все достоинства Авамори, он думать забудет про ту кобылку! Дракон должен быть с драконом, тем более столь редкие, как метаморф и волшебный. А какое потомство у них будет!..

Хоть это и не афишировалось, но все достаточно могущественные драконы следили за своим потомством и отказывались от него в угоду другим кланам, только если не видели в них никакого таланта. Однако не секрет, что от двух великих драконов с большей вероятностью родятся великие дракончики, так что к выбору пары драконы подходили очень тщательно. И не было ничего удивительного, что, увидев волшебного дракона, права на которого не заявлены никем, Авамори немного разнервничалась.

– Значит, вы все едете в Кристальную империю? – не зная, о чём говорить, драконша несла первое, что приходило в голову. – И ты тоже?

– Разумеется, я же помощник Твайлайт Номер Один! – гордо вскинул голову Спайк, но тут же был вынужден пригнуться обратно и крепко вцепиться в мех Авамори. – Без меня Твайлайт совершенно беспомощна! Может забыть про еду или сон, так увлекается книгами или работой. И мне приходится следить, чтобы она вовремя поела или приняла ванную. Сейчас, в Понивиле, это не так заметно – благодаря общению с другими пони она стала более собранной в этом плане, – найдя нового слушателя, дракончик был рад пожаловаться на непутёвую наставницу. – А вот когда мы жили в Кантерлоте, то она приводила себя в порядок только перед визитами к Селестии – уж про них-то Твайлайт всегда помнила!

Авамори пропускала мимо ушей абсолютно всё, что болтал Спайк, просто слушая его голос. Когда он выдохся, она спросила, как бы невзначай:

– А та пони, что тебе нравится, тоже едет?

– Рэрити? Конечно! – просиял дракончик.

Драконша остановилась перед дверью ресторана так резко, что Спайк едва не улетел с её спины.

– Не дай ей охмурить себя! – серьёзно произнесла она…

…и добавила куда тише – так, чтобы дракончик не услыхал:

– Ведь это собираюсь сделать я.