Размышления в вечернем лесу

Таинственный обитатель леса вспоминает свою жизнь, любовь к знаниям и к виду пони, которые даже не подозревают, что кроется в разуме примитивного, на первый взгляд, животного.

Принцесса Селестия ОС - пони

Королевский завтрак

Понификация классики

Принцесса Селестия

Огнеупорный

В Эквестрии кирины известны тем, что из-за них возникают пожары. Свит Инферно вызвался бороться с пожарами на Земле.

ОС - пони Человеки

История о Дерпи

История о том как Дерпи попала в мир людей

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз

Два часа

...Заболели ноги, и немного чаще заныло сердце. «Ох уж это дряхлое тело, – проворчала Твайлайт. – Ну вот, уснуть не удастся». И только она закрыла глаза, чтобы немного уйти в себя, как ее рог осветился, глаза широко раскрылись и стали похожи на два маленьких солнца. Не успела Твайлайт испугаться такой вольности своей магии, как тут же очутилась внутри огромного дерева. «Старое доброе дерево, с тобой связано столько милых сердцу воспоминаний... Но ты ведь сгорело?..»

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

Первый фанфик.

Рассказ одного брони. Совпадение имён всего лишь совпадение.

Дерпи Хувз Человеки

Флеш Сентри и призрак короля

Флеш Сентри, герой Эквестрии и трус до мозга костей, решил, что в Кристальной Империи он будет вдали от опасностей. Апокриф Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Король Сомбра Флеш Сентри

За шестьдесят девятой параллелью

Стабильная жизнь в стабильном переплетении двух почти стабильных миров.

Октавия Человеки

Fly, Freaky, fly!!

Маленькая зарисовка о небе и радости полётов, которую можно подарить.

ОС - пони

Мои ошибки

Небольшая история одного человека, привычный жизнеуклад которого был разрушен появлением в компании его друзей новой личности, мотивы и позиция которой часто не давали этому человеку покоя.

Человеки

Автор рисунка: MurDareik
Гл. 9 Гл. 11

Гл. 10

На ферме «Сладкое яблоко» было тихо, это удивило аликорна и обескуражило пегаса.
— Куда-то все подевались. — Твайлайт заглянула в окно дома. Одна лишь Грэнни Смит спала в кресле у камина.
— Может, они нас испугались? — Взлетев, Флатти осмотрела комнаты второго этажа. — Тоже никого.
«Тап! Бух-стук» — донеслось неожиданно с заднего двора. Звуки ударов и падений стали повторяться. Пони переглянулись, и осторожно выглянули из-за угла.
Во дворе полным ходом шла колка дров. Скуталу ставила полено на пень, Свити Белль точным ударом зачарованного топора раскалывала полено, а Эппл Блум подбрасывала и меткими пинками отправляла дрова в поленницу.
— Девочки, я смотрю, вы лихо по хозяйству управляетесь. — Похвалила Твайлайт, подойдя ближе.
— Хозяйствуем! Привет, Твайли! — Скуталу подбежала первой.
— Мы, Метконосцы, на заданьи! — Пропела Свити Белль. Увлеченная работой, она прискакала с топором, который забыла отколдовать — Скуталу пригнулась, избегая шального удара по голове.
— Эй, Свити, оставляй орудия труда на месте труда! — Топор перехвачен более мощной магией аликорна и воткнут в пень.
— Ай, извините, я с ним уже час ношусь, привыкла. — Единорожка поправила прическу.
— Не ожидали. Каким ветром вас занесло на ферму? — Спросила Эппл Блум.
— Пятнистым, наверное. — Неуверенно ответила пегаска с воздуха.
— Пятнистым ветром? Это как? — Удивилась Скуталу, уставившись на Флаттершай.
— Позвольте… — Твайлайт не спросила, что хотела — метконосцы, стоявшие хвостами к поленнице, не видели того, что видела она: гепард, обойдя дом Эпплов с другой стороны, взобрался на кучу дров и улегся.
— Не позволим. — Ответила Свити Белль. — Мы в ответе за вверенную нам ферму.
— Да ладно, Белль, мы даже не знаем, что она хочет. — Скуталу пихнула Свити в бок.
— Позвольте узнать, какое задание у вас на сей раз? И где всепони?
— Все ушли собирать яблоки на дальних акрах фермы, вернутся вечером. — Сказала Эппл Блум. — А нам поручили наломать дров. Вот мы и старались.
— «Наколоть» дров. — Поправила Свити Белль.
— Не суть. — Отмахнулась маленькая фермерша. И с гордостью указала копытом: — Вот результат наших трудов. Э, а что это сверху?
Тут уже все обернулись смотреть на поленницу, и отдыхающего на ней кота.
— Не помню, чтоб мы закидывали это наверх. — Почесала ухо Эппл Блум.
— Ну, именно из-за него мы здесь. — Вздохнула Твайлайт.
— Ваш пятнистый ветер? — Уточнила Скуталу.
— Да. Его имя — Лайри. И я пришла попросить Эпплджек приютить его на день-другой, пока я буду занята исследованиями, и не смогу быть рядом с ним. Похоже, мне придется подождать вечера, до ее возвращения.
— Но, Твай, мы вполне можем присмотреть за Лайри сами. Тебе не обязательно ждать. — Заметила Эппл Блум.
— МЕТКОНОСЦЫ — СОЦИАЛЬНЫЕ РАБОТНИКИ! УРА! — Воскликнули все трое и стукнулись передними копытами.
— Вы?! Девочки, об этом не может быть и речи! — Флаттершай свалилась, с перепугу забыв, как летать. Жеребята обступили ее, дружно подняли.
— Почему — не может быть? — Вопросила Свити Белль. — Мы как раз об этом речь и ведем.
— Чем его кормить? — Обратилась Скуталу к Твайлайт.
Раздалось шуршание, стук поленьев — гепард спустился, подошел к поням. Жеребята, забыв обо всем на свете, кружили вокруг кота и проходили под ним, рассматривая со всех сторон.
— Ой-ой… — Флатти беспокойно переминалась с ноги на ногу. Зверь лег, с интересом рассматривая мелких, иногда пробуя тронуть кого-то лапой.
— Он что, болеет меткосыпью и на нем столько кьютимарок? — Эппл Блум водила копытцем по пятнам на голове.
— И что они значат, и почему все одинаковые? — Свити Белль прошла вдоль спины, измеряя шагами длину животного от хвоста до головы.
— Это совсем не похоже на копыто. — Осматривая кошачью лапу, Скуталу почесала подушечку — кот растопырил пальцы, зевнул — кобылки дружно заглянули в пасть.
— Какой-то пух там застрял в зубах…
— Жарко и мрачно.
— Судя по зубам, как у кошки, Лайри ест то же, что и Опал. — Сделала вывод Свити Белль.
— Мышей? Это ж сколько же их надо, а? — Эппл Блум окинула гепарда взглядом. И вздрогнула, когда челюсти клацнули у самого уха.
— Белль права — Лайри хищник, и с хорошим аппетитом. — Улучив момент, Твайлайт вклинилась в разговор. Любопытные мордочки сразу повернулись к ней. — Насколько я могу судить, он полностью здоров, и эти пятна — его естественная окраска. Как и полоски у Зекоры.
— Он сердится? Почему он рычит? — Эппл Блум осторожно отодвинулась.
— Блум, у кошек выражение эмоций совсем иное, чем у собак. — Свити приняла умный вид, пользуясь случаем блеснуть познаниями. — Если кошке хорошо — она «рычит», и это называется «мурлыканьем». Так что, Лайри сейчас мурлычет. А если кошка виляет хвостом, значит, она сердится, и ее лучше не трогать. Однако, если дрожит лишь конец хвоста, — взгляды всехпони немедленно перешли к упомянутой части тела, — это самое нежное проявление чувств.
— Свити Белль, откуда тебе известно это все? — Спросила Флаттершай.
— Ее Величество Опалесенс научила меня. — Важно ответила единорожка.
— Ах, эта высокомерная кошка, живущая у Рэрити. — Фыркнула Скуталу.
— Вы плохо ее знаете, она такая только при посторонних. — Парировала Белль.
— А это тоже проявление нежных чувств у кошки?!
— Эппл Блум?! — Воскликнули все с ужасом. Понька сидела слишком близко к Лайри — он схватил ее зубами за заднюю ногу, притянул к себе, и вылизывал, удерживая лапой. Блум со страхом следила за шершавым розовым языком, ловко скользящим меж желтых клыков. Ей вылизали живот и задние ноги, перевернули и теперь чистили спину и бока.
— О-о-ох… — Закатив глаза, Флатти хлопнулась в обморок. Твайлайт подошла ближе к Лайри, чувствуя, как нервно подергивается ее ухо.
— Да, это своеобразное проявление его любви, — ответила она, сохраняя спокойствие, — и как мне кажется, довольно приятное. Я уже испытала на себе.
— «Приятное»? — Скептично переспросила Эппл Блум, отворачиваясь от языка. — А мне кажется, с меня шкуру снимают этой теркой.
— Я его отвлеку, и ты потихоньку так уползай.


Насторожившись, гепард обнюхал переднюю лапу — странное свечение, ничем не пахнущее, мягко и настойчиво тянуло лапу вверх. Заворчав, кот отпустил жеребенка и озадаченно потряс лапой — свечение прилипло как смола. Попытавшись слизать ее, ощутил языком лишь свою шерсть. Все исчезло так же внезапно, как и появилось, и ничего не понявший, гепард на всякий случай подвернул все лапы под себя. Бегство мелкой пони не огорчило хищника, он знал, что преимущество в силе и скорости на его стороне. Равнодушным взглядом окинул копытных: из них повышенный интерес вызывала светлая крылатая кобылка, способная не только летать, но и каким-то образом общаться с ним. Кот был благодарен ей — вчера привела в безопасное место, где он выспался; сегодня помогла сбежать из окружения стада, которое легко могло затоптать его. Сейчас светлая недвижно лежала на траве. Ее темная спутница и молодняк общались о чем-то своем, даже не утруждая себя поприветствовать охотника — и потому заслуживали внимания не более чем обычные возможные жертвы. Впрочем, светлая очень настойчиво просила щадить ее друзей. Но кто — друзья? И почему пыталась отобрать у него птицу, если она сама не птица? Странно это все.
Зевнув, сплюнул застрявший в пасти пух, и подошел к светлой. Все пони тут же уставились на него, инстинктивно расступаясь. Глаза молодых выражали любопытство, но в глазах темной старшей пони отражался плохо скрываемый страх. И если она друг, чего боится? Страх присущ жертвам.
Довольный произведенным эффектом, гепард лег возле светлой пони, обнял ее, лизнул нос, прислушиваясь к слабому сердцебиению. Раздался стон, светлая открыла глаза и, увидев усатую морду, шарахнулась. Кот прижал ее к себе, удерживая силой, едва не вонзив когти в шкуру. Ощутив уколы когтей, пони замерла, дрожа от напряжения.
— Мр, ты чего? — Буркнули ей в ухо.
— Ох, Лайри, ты меня напугал. — Прошептала, уткнувшись носом в пятнистую шерсть на груди, слушая урчание.
— Утром, в лесу, ты не боялась. Почему боишься теперь?
— Потому что… Ну… Ты съел моего друга.
— Друга? Укажи, кого из них я тронул хотя бы когтем? — Гепард посмотрел на других пони.
— Никого. Но птицы тоже мои друзья.
— Ты хотела отобрать у меня птицу не затем, чтоб съесть ее самой?
— Съесть самой? — Кобылка вытаращила глаза в искреннем изумлении. — Нет, что ты, как ты можешь подумать такое про меня?
— Легко. У меня часто хотят отобрать добычу. А для чего еще отбирать, если не съесть?
— Нет, я отпустила бы птицу на волю.
— В таком случае, я поймал бы кого-то иного. Тебя, например. Я охочусь, чтоб быть сытым. А если ты будешь мешать мне…
— Селестия… — Выдохнула пони, сжимаясь в комок от страха. Лежащей под лапами, ей почудилось, что когти уже в кровь терзают бока и ноги. Стукнув себя копытом по уху, приказала сосредоточиться. В конце концов, она обещала Твайлайт.
— Лайри, сколько раз я говорила, что не нужно никого ловить. Хочешь есть? Скажи об этом.
— Хочу. — Кот убрал лапы и смерил пони выжидающим взглядом с головы до копыт.
— Хорошо, счас принесу. — Светлая убежала к темной подруге. Молодняк обступил их, вся компания оживленно общалась. Молодая кобылка, шерсть которой блестела после недавнего вылизывания, метнулась в амбар, и притащила кукурузный початок больше самой себя. Хищник насмешливо фыркнул, с любопытством наблюдая — события становились все более интересными.
Светлая и темная пони вдвоем принесли початок, положили перед гепардом, и темная обратилась к светлой, с вопросительной интонацией. Смысла вопроса зверь не понял, но уловил звук, похожий на имя.
— Шай? Я уже слышал это?
— Да. Мое имя — Флаттершай, но если для тебя оно слишком длинно, можешь звать меня Шай. Приятно познакомиться снова. — Улыбнулась светлая кобылка. Кивнула темной — та отошла на несколько шагов.
— Итак?.. — Гепард обнюхал кукурузу.
— Это очень просто, Лайри. Все, что тебе нужно — положить передние лапы на початок. Наверное, будет необычно для тебя. Постарайся не пугаться.
Кот осторожно положил одну лапу — ничего не изменилось — затем вторую. Мягко засветились расположенные на предплечьях красные пятна, через миг они угасли — а свечение охватило овощ, изменяя его.
Обернувшись, Флаттершай подмигнула Твайлайт, та торжествующе улыбнулась — у них получилось!
— Мр-р-рно… — Лайри распробовал магически перевоплотившееся мясо, и с наслаждением жевал его. — У меня никогда не происходило подобного раньше. Спасибо тебе, Шай.
— О, благодарить надо не меня, а мою подругу Твайлайт. — Светлая пони указала на темную. — Это она, когда ты ночью спал, подарила тебе такую способность.
— Ах, ее? Я уже отблагодарил, тогда же, она угостила меня. К слову, у Твайлайт приятный вкус, вылизывать ее было большим удовольствием. — Кот облизнулся и захрустел костью.
— Вкус? То есть, по-твоему, Твай — вкусная? — Ошарашенная Флаттершай впервые чувствовала себя настолько… за гранью логики.
— Угур-р-р.
— Ну, на вкус и цвет — одинаковых нет. Но, Лайри, надеюсь, теперь ты можешь обещать нам, что не будешь пытаться съесть нас и наших друзей? И птиц в том числе. Если это не принесет тебе дискомфорта. Ведь еды у тебя будет вдоволь.
— Да, обещаю.
— Спасибки! — На радости чмокнув гепардову морду, Флатти моментально измазалась в крови. Деликатно отвернувшись, с любопытством облизала губы, пробуя на вкус, поморщилась и тщательно вытерла мордочку.
Доев последние кусочки кости, Лайри умывался, вслушиваясь в разговор поней. Вопросительные интонации сменялись серьезными, задумчивыми, затем радостными, темная пони часто поглядывала на него с интересом.
— Почему твои друзья столь необщительны со мной? — Кот хлопнул Флатти лапой по спине. Не ожидавшая этого, пегаска упала, зажалась и на всякий случай прикрыла голову копытами. Твайлайт, смеясь, потормошила ее, помогла встать.
— Лайри, ты меня напугал, который раз уже... — Грустно вздохнула желтокрылка.
— Если тебе это нравится, я могу пугать тебя всегда, только попроси.
— Не надо. Не сказать, что мне так уж нравится пугаться. Но если это нравится и тебе, то я не против. А друзья мои очень даже общительны. Просто, ты не пони, и не понимаешь нашего языка.
— Интонации я различаю, благо, не глухой. А как тогда со мной общаешься ты? — Гепард почесал шею задней лапой.
— Я не знаю. — Пони тоже почесала шею, неосознанно копируя жест кота. — Это моя особенность, быть может, магия, или что-то еще. Но я свободно понимаю животных и птиц, и всех, а они понимают меня.
Подбежавшая рыжая кобылка что-то сказала Шай, и посмотрела на Лайри. Глаза ее искрились детским задором.
— Ой, Скуталу, не думаю, что тебе стоит подначивать Лайри на такие игры. Может очень, очень, очень плохо кончиться. — Нахмурилась Флаттершай.
— Какие игры? — Спросил кот, наклонившись ближе.
— Твайлайт рассказала о твоих способностях. И вот Скуталу предлагает побегать с ней и выяснить, кто из вас быстрее.
— Побегать? — Лайри потянулся, встал, пристально осматривая жеребенка с высоты своего роста. — Согласен, давайте побегаем.


Узнав о затее Скуталу, Твайлайт схватилась за голову, почти что с ужасом глядя на двоих несоразмерных игроков: матерый котяра и маленькая пегасочка, которая уже надела шлем и стояла на самокате.
— Нет-нет, я не допущу подобного состязания, уж извиняйте, но рисковать вашими жизнями — в мои планы не входит. Скут, это плохая идея. — Категорично сказала аликорн, снимая шлем с головы жеребенка, и игнорируя упрямый взгляд.
— Прости, Твайли, но тебе лучше разрешить ей, и присутствовать самой. — Сказала Свити Белль.
— Разрешить?
— Конечно. — Поддержала Эппл Блум. — Ведь мы столько времени носимся вместе, и прекрасно знаем этот ее взгляд. Уж если Скути чего задумала — она своего добьется, и никакие стены ее не остановят.
— Подумай сама. — Продолжила «мозговую атаку» Свити Белль. — Ты привела Лайри сюда, на какое-то время. И значит, Скуталу при первой же возможности увлечет его, и хоть на копытах, хоть рисунками, но объяснит, чего она хочет. Так что, я думаю, лучше полностью удовлетворить ее интерес, хорошо обезопасив на время игры.
Героиня обсуждаемого мероприятия все это время переводила взгляд с одной подруги на другую, а при последних словах лихо подскочила, выхватила шлем из магии Твайлайт и надела на себя.
— Та-да-даммм, обезопасить? — Аликорн обошла вокруг пегаски, придирчиво осматривая. Постучала копытом по шлему, затем по крупу. Магически подняв самокат вместе со Скуталу, рассмотрела колеса снизу.
— Одним шлемом тут не обойдешься. — Опустила транспорт с наездницей на землю, вновь обошла, очертив копытом круг. — И обезопасить надо не одну ее, а вообще всех, кто на ферме. Способ должен быть массовым, легко применимым, работающим без меня… Эппл Блум, есть в вашем хозяйстве большой клубок ниток, которые не жалко порезать? И принеси ножницы заодно! — Крикнула вдогонку.
Блум вернулась с зеленым клубком в зубах и балансируя ножницами на голове.
— Спасибо, милая, то, что надо.
Зачаровав клубок, волшебница отрезала нить нужной длины, повязала на шею Скуталу, следя, чтоб нить сидела плотно и не могла упасть.
— Пробуем. — Крепко завязав тройной узел, повернулась к жеребенку хвостом. — Сейчас я могу свободно тронуть тебя задней ногой, так? — Потянувшись назад, коснулась копытом бока пегасочки.
— Так.
— А теперь — й-ие-ех! — Вспомнив, как молодецки пинает яблони Эпплджек, Твайлайт со всей силой лягнула Скуталу в бок. Та не успела даже испугаться — вокруг нее с глухим шумом полыхнула зеленая сфера, по поверхности которой прокатились волны от удара копыт. А у самой Твайлайт онемели задние ноги, ей показалось, что она лягнула гранитную скалу.
— Вот это иное дело, — довольно простонала она, бухнувшись на бок, — теперь я спокойна за наши души. Не помогайте мне — отлежусь, встану сама. Режьте нитки и завязывайте на себе.
Вся пони-компания повязалась оберегами и направилась к тренировочному полю, где Эпплджек кидала тюки сена и совершала забеги с препятствиями. Меткоискатели баловались с защитой — Эппл Блум успела обстучать Свити Белль со всех сторон и убедиться в ее непробиваемости.
— Представляю удивление Опал, когда она попробует прыгнуть на меня. — Рассмеялась Свити, любуясь сполохами магии и волнами. — Хватит, Блум, у меня уже круги перед глазами мельтешат.
— Вот эта кольцевая дорога — по ней мы помчим. Кто первый сделает полный круг, тот победитель. — Сказала Скуталу.
Флаттершай объясняла Лайри правила игры, а пегасочка разминала ноги, шею и крылья. Протерла очки, проверила, хорошо ли застегнут ремешок шлема и встала у стартовой черты, с нетерпением оглядываясь на гепарда.
Кот прилег, обнюхивая Скуталу — та засмеялась и дунула в его нос:
— Да ладно тебе, всю занюхаешь, как я потом жить буду, занюханная? Вон, уже Блум обмусолил.
— Готовы? — Спросила Свити Белль, встав чуть впереди на обочине.
— Я — да. — Пегасочка удобнее взялась за ручки самоката, наклонилась к рулю.
— Тогда, по взмаху хвоста! — Белль подняла хвост повыше… — Гоу!
Скуталу лихо ринулась вперед, разогнавшись с помощью крылышек.
— Что-то Лайри не бежит? — Удивилась Флаттершай. — Вроде как я хорошо ему объяснила, что дела-а... — И замолкла, не договорив. Этот взгляд, опущенная голова, присогнутые лапы — все до боли знакомое. Она видела их. Вчера утром… У нее заныло крыло.
Шаг, еще шаг, быстрее, быстрее… Длинными скачками, едва касаясь земли, гепард мчался, подобный ветру, оставляя за собой густое облако пыли. Грациозный и мощный, он стремительно настигал рыжую пегаску.
Пони стояли как вкопанные, заворожено глядя на неравную гонку. Флатти знобило, по шкуре ее пробегал холод. Жеребята широко раскрыли глаза, позабыв о пространстве и времени.
«Он в беге как ветер, несущий погибель…»
— Ну и дура я. — Прошептала Твайлайт, осознав, что никакая магия не остановит этот живой смерч на месте. Преследователь и жертва находились слишком далеко от нее. Скуталу могла надеяться лишь на себя. И чудо.
«Ты почти догнал! А ну, поднажмем!» — Восхищенно подумала пегаска, краем глаза увидев мелькнувшие позади лапы. Но, что это? Вокруг нее мерцала магическая защитная сфера!
«Лайри бьет меня?!» — Ужаснулась Скуталу.
На повороте она надеялась оторваться от погони. Безжалостный охотник срезал поворот и ударил вновь, передними лапами по крупу. Магия погасила удар, однако пегаску выбросило с дороги на поле, где она моментально потеряла скорость.
От захлестнувшей волны адреналина, Скут едва могла дышать и неслась во весь опор, не чуя крыльев. Болела спина, горели легкие, с губ летела пена, но крылатая знала: в этой гонке она должна победить.
«Маши крыльями! В десять… раз… сильнее… Иначе, курица ты этакая, твои кости будут собирать по всей ферме!»
Новый удар преследователя, новая вспышка магии. Самокат скрипел, трещал, натыкаясь на кочки, камни, норки сурков. Колотящееся сердце готово было выскочить из груди, слезы жгли глаза, и почти ослепшая, пегаска направилась к амбару, с чуть приоткрытой дверью.
— О, Луна, помоги мне во тьме… — Едва различая одним глазом, куда несется, Скуталу вписалась в дверь и, прокатившись по темному помещению, врезалась в тюки прессованного сена.
Поняв хитрый маневр жертвы, гепард пробежал мимо двери, замедлил бег, вернулся, и, тяжело отдуваясь, лег под дверью. Из амбара донесся звук падения чего-то массивного, слабый вскрик и шуршание.
— Флаттершай, я надеюсь, ты как следует отругаешь Лайри! — Крикнула Твайлайт на скаку.
— Отругать, м-м, за что? — Даже помогая себе крыльями, пегаска с трудом поспевала за аликорном.
— Да он же Скуталу чуть не убил!
— Убил?! — Едва устояв на ногах, желтокрылая посмотрела на пятнистого, отдыхающего с самодовольным видом.
— Надеюсь, нет. — Буркнула Твайлайт, проскакивая мимо гепарда в амбар. Жеребята проскочили за ней, стараясь не встречаться с Лайри взглядом.
Флатти понятия не имела, как следует ругать больших котов. Собравшись с духом, приняла грозный вид, встала перед Лайри.
— Что ты себе позволяешь? Такой сильный, быстрый, и обижаешь маленьких слабых девочек! Ты очень нехороший кот!
Жесткий взгляд, ворчание, оскал — с Флатти вмиг слетела напускная бравада, пегаска попятилась и аж легла на землю.
— Прости, я чересчур резко обращаюсь с тобой. Ты хороший котик. Но ведешь себя нехорошо. Ты нарушаешь обещания.
Гепард подвинулся ближе, от чего пони заерзала, пытаясь стать как можно меньше и незаметнее. Если б она еще могла менять окраску…
Лайри промурчал что-то, Флаттершай удивилась, навострила ушки.
— Не нарушал обещаний? Но твоя погоня?.. Ты прав. Прости, я зря ругала тебя.
Вышла Твайлайт, вынося на спине изможденную Скуталу — кобылка вся в «мыле» и в сене, крылышки и ноги безвольно болтаются, глаза закрыты, язык свисает изо рта, вспененная слюна течет по боку аликорна. Следом жеребята выкатили самокат. Шуток и смеха не было, девочки испуганно переглядывались, не решаясь заговорить. То, что Скуталу считала детской забавой — теперь могло обернуться ее гибелью.
Свернув за угол амбара, в тень, Твайлайт бережно положила пегасочку на траву. Сняла шлем с ее головы, прижалась ухом к груди, наколдовала песочные часы и беззвучно шевелила губами, считая удары сердца. Убрав часы, жестом подозвала Эппл Блум:
— Ведро воды и два полотенца.
Блум ушла, то и дело спотыкаясь — она все еще была в шоке от случившегося. Твай скинула седельные сумки, покопалась, нужного не нашла, сердито потерла копытом дергающееся ухо. Свити Белль сидела и подавленно молчала, казалось, она спит с открытыми глазами.
Пришла мокрая Блум, с полотенцами на шее и ведром на голове. Благодарно кивнув, Твайлайт забрала ведро, смочила оба полотенца, положила одно на голову Скуталу, а вторым принялась оттирать вонючий пот и сено с ее тела.
— Блум, почему ты мокрая? — Спросила, желая разрядить напряженную обстановку.
— Окатила себя, чтоб не свалиться, а то прям дурная была.
— Скуталу будет… жить? — Выдавила Свити.
— Будет. — Улыбнулась аликорн, выжав полотенце и вновь смочила водой. — Она крепкая девочка, хоть Лайри загнал ее до полусмерти.
— Но почему он так сделал? Надо ж было обгонять и двигать к финишу.
«Нагонит он жертву, задушит и съест». — Вспомнилось Твайлайт.
— Быть может, Флатти плохо объяснила ему. Но я думаю, все дело в инстинктах. Лайри привык догонять и ловить, а не обгонять. И наша игра, правила — для него лишены смысла. Он играл по своим правилам, тем, которые у него в крови, которым он следует всю жизнь.
Вытирая круп пегаски, Твайлайт вздрогнула и, стараясь не выдавать своих чувств, обратилась к девочкам, с легкой, загадочной улыбкой:
— Оказывается, у Скуталу есть большой сюрприз, для всех нас, и для нее самой.
— Надеюсь, не переломы всех ног? — «Проснулась» Свити Белль.
— Нет. Просто, она уже не «меткоискатель».
— Это как это? — Удивились жеребята.
Вместо ответа аликорн немного подняла полотенце — под ним виднелись золотистые черты некоего рисунка.
— Кьютимарка?
— Скут наконец получила свою метку?!
— Да, получила. И мы посмотрим ее метку вместе, когда она очнется. Хорошо? — Перевернув Скуталу на другой бок, Твайлайт заботливо продолжила вытирать ее, прикрыв круп концом полотенца.
— Нам можно к вам? — Высунулась Флаттершай из-за угла.
— Можно.
Желтокрылка подошла ближе.
— Видишь ли, Лайри доказал мне, что ругать его не за что, потому, извини, я не могу выполнить твою просьбу.
— Да, я уже додумалась.
— Он сказал, что обещал «не съедать друзей» и, действительно, не тронул бы Скуталу, свались она ему под лапы. Но еще Лайри добавил, что обещания «не гонять друзей» — он не давал. И значит, ругать его мы не можем, тем более, что не он затеял всю эту беготню.
— Я знала, что предложение «побегать» может спровоцировать Лайри, как уже случилось с Пинки. И ожидала подобного исхода событий. Я рада, что все остались живы. Мы должны быть сдержанны и не давать хищнику повода для проявления агрессии.
Скуталу жалобно застонала — Флатти вмиг оказалась возле нее, прослушала пульс, обтерла мордочку полотенцем, положила под голову одну из седельных сумок.
— Блум, если не трудно, принеси чашку, чтоб ее напоить.
Эппл Блум убежала. Скут зашевелилась, попыталась открыть покрасневшие слезящиеся глаза. Флатти тут же начала промывать их водой, выжимая капли из влажного полотенца. Твайлайт смотрела на действия Шай, впервые видя ее столь собранной и молчаливой.
— Спасибо. — Приняла чашку от Блум, зачерпнула из ведра и наклонилась к пегасочке. — Хочешь пить, Скути?
Флатти поддерживала голову Скуталу, пока Твайлайт поила ее.
— Спасибо вам. — Пегасочка слабо улыбнулась, увидев друзей рядом, и виновато посмотрела на аликорна. — Прости, Твайли, я жутко сглупила.
— Я сказала тебе сразу, это плохая идея. Но ты ж все равно не стала бы внимать моим словам, так ведь?
Эппл Блум фыркнула, увидев упрямое выражение морды пегаски. Заслышав этот фырк, рыжая погрустнела.
— Да, так. Я… Мне очень жаль, что я так себя вела. Я могла погибнуть, и даже не думала об этом, и том, что будет с вами. Все, что я хотела — покрасоваться, прикатив к финишу первой. И только. — Всхлипывая, Скуталу встала и прижалась к груди Твайлайт.
— А вышло все совсем иначе. И ты, получив прекрасный урок жизни, уже сделала выводы сама. Молодец, Скути. Финишной чертой для тебя стала не черта на дороге, а порог амбара. И придя к финишу, ты обрела желанную награду.
— Желанную?.. А что я желаю? И когда? И где она, награда? — Оглядевшись, пегаска увидела лишь сумки. — Она там?
— Пожалуйста, спокойнее, если можно. Отступи немного. — Попросила аликорн. Скуталу отошла, выжидающе глядя на Твайлайт.
— А теперь — оглянись! — Принцесса эффектно сдернула полотенце с крупа.
— Эм-м, и что? — Скуталу не увидела ничего позади себя.
— Пониже глянь, «тормоз»! — Заорала Свити Белль, у которой кончилось терпение.
— Крылья?! Крылья! Крылья!!! — Счастливая пегаска прыгала от радости, вертелась, рассматривая то левый бок, то правый.
— Скут, остановись, наконец, дай нам посмотреть! — Подскочившие подруги зажали ее с боков. Но та обняла обеих и закружила в танце, пока все трое не повалились.
— Так, что у тебя? — Спросила Твайлайт.
— Ой, а вы еще не видели?! Крылья! — Вскочив, Скуталу подставила круп для рассмотрения.
— И колесо. — Добавила Эппл Блум.
— Классное крылатое колесо! — Закончила Свити Белль.
Стоящее «в пол-оборота», с четким рельефным «протектором», глянцево поблескивающее, узкое, черное колесо, из центра которого в обе стороны раскрылись мощные золотые крылья, как будто призрачные — сквозь них виден был родной цвет шерсти жеребенка. Короткие штрихи от колеса и крыльев подчеркивали динамичность кьютимарки, показывая стремление вперед.
— Великопытная метка! — Изумились аликорн. — Я впервые вижу столь страстную кьюти.
— Правда, Твайли? — Скут подышала на метку и тщательно потерла, наводя глянец.
— Если и вру, то самую малость. Динамичные метки крайне редки у пони. С ходу я вспоминаю только Комет Тейла, его метка — летящая комета. Ты особенная, Скути. Сегодня ты прошла важный этап в своей жизни, показала, на что способна, и в итоге получила достойную награду. Поздравляю.
— Поздравляем! — Хором подхватили пустобокие кобылки.
— Это лучший финиш в моей жизни! — Скуталу прыгала, трепеща крылышками.
— Отмечу, здесь немалая заслуга нашего друга Лайри. — Вступила в беседу Флаттершай. — Ведь именно он разогнал тебя до предела твоих возможностей. И, как я понимаю, это был еще не предел его собственных сил. Во всяком случае, он не свалился от усталости, как ты.
— Верно! И я поблагодарю его за эту гонку! — Скуталу побежала за угол.
Оставшиеся всепони переглянулись…
— «Поблагодарить его»? — Повторила Твайлайт.
— Это?.. — Неуверенно перекосилась Свити Белль.
— Плохая идея. — Хмуро закончила Флаттершай.
— Э-эй, а где он? — Донеслось из-за угла.
Все переглянулись снова, читая во встречных взглядах самые дурные мысли и, не сговариваясь, бросились за Скуталу.
— Он же тут лежал? — Указала Скут на примятую траву.
Вбежав в амбар, Твайлайт создала «путеводную звезду», осветила все углы и, взлетев, осмотрела балки под крышей.
— Его нет. — Опустившись, рассеяла магию. — Надо искать снаружи.
— Стойте! — Флаттершай решительно перегородила выход собой. — Искать буду я.
Опустив голову к земле, пегаска обошла лежку гепарда, нюхая каждую травинку, и почти сразу взяла след. Торопливо идя по теплому следу, Флатти опасалась потерять его, но Лайри не считал нужным скрываться и путать след — изредка сворачивая, он шел в сторону яблоневого сада семейства Эпплов.
— Ой! — Увлеченная расследованием, Флатти стукнулась головой о ствол дерева. Потерла голову, обошла яблоню вокруг — на стволе была влажная отметина и следы когтей. Глянув вверх, пегаска улыбнулась — гепард лежал на ветке, блаженно свесив лапы и хвост.
— И где он? — Подошла аликорн, за ней жеребята.
— Отдыхает наверху.
— Круто устроился, — вздохнула Скуталу, — не добраться.
— Что за фрукт вырос на нашей фамильной яблоне? — Раздался старческий голос в стороне.
— Ах, доброго здоровья, Грэнни Смит. — Твайлайт направилась к старушке. — Я расскажу вам, что за фрукт.

* Вечером этого же дня… *

[ Понивилльский вокзал ]

— Эпплджек, я очень благодарна тебе за заботу и угощения, все прекрасно. Спасибо, что подвезла к вокзалу. Разумеется, я смогла бы долететь до Кантерлота, с некоторым напрягом. Но мне надо многое вспомнить, обдумать, понять, что произошло, и что должно происходить дальше. Надеюсь и поспать. Так что, предпочту вагон и место «люкс».
— Твайлайт, ты настоящая вершительница наших судеб. Все в твоих копытах. Удачи. — ЭйДжей с чувством обняла подругу. — Возвращайся, тебе мы всегда рады. И да, за Лайри мы присмотрим.
— Спасибо. — Аликорн пропустила в вагон своего «помощника номер 1», вошла сама, и выглянула в окно. — Не забывайте — оберегающая нить должна быть повязана каждому.
— Не забудем. У меня уже есть.
С коротким гудком поезд тронулся в путь.


[ Амбар Эпплов ]

Неяркий свет ночной лампы освещал часть амбара. Меткоискатели сидели, слушая рассказ оживленно жестикулирующей пегаски.
— И вот я, со всей дури, врезалась в эти тюки сена! — Указала Скуталу.
— Так вот прямо и врезалась? — Эппл Блум откусила яблоко.
— Нет, конечно, не прямо. Я знала, что если врежусь прямо — просто сверну шею. И изловчилась развернуться боком. Стоять не было сил, свалилась. А потом на меня свалился огромный тюк.
— И тюкнул тебя по голове? — Свити Белль театрально накрыла голову передними ногами.
— Не, не тюкнул. Его остановила защитная сфера. От удара тюк развалился и меня накрыло кучей сена. Очнулась я уже среди вас, на улице.
— Девочки, вот вы где. — Заглянула в амбар вернувшаяся с вокзала Эпплджек. — Пойдемте ужинать и спать, вы славно потрудились с поленницей. А где Лайри?
— Тут он. — Скуталу подняла лампу выше — свет отразился в глазах гепарда, лежащего на тюках. В сгустившемся вечернем сумраке зверь был практически невидим.
— Пожелаем ему доброй ночи и пойдем домой.
Уже отойдя достаточно далеко, ЭйДжей оглянулась, и заметила — в темном дверном проеме мелькнули два желтых огонька. Пони невольно вздрогнула, поправила шляпу.
«У меня чувство, что не мы за ним присматриваем, а он нас пасет».