S03E05
Глава 4. Воспоминания Глава 6. Порыв

Глава 5. Зеркало

Примечания.
1. Тассеография — научное название гадания на кофейной гуще.

Выход из транса каждый испытывает по-своему. Одни сравнивают его с тяжёлым пробуждением после хмельной ночи, другие ощущают заряд небывалой бодрости, как после ныряния в холодную воду, а некоторым и вовсе начинает казаться, что весь материальный мир – порождение больной фантазии некоего Высшего Разума. Сезаму же это больше напоминало приземление на землю после головокружительного прыжка с невообразимой высоты, исключая физическую боль, разумеется. Бурная смесь страха и эйфории, необычайно острая в первые мгновения и постепенно угасающая в течение последующих пяти минут.

Почувствовав «возвращение» хозяина, Саламандра довольно заурчала во сне. Она очень не любила, когда Сезам по какой-либо причине проникал в чужие мысли, в то же время стерегла его собственные от посягательств со стороны. Интересно, почему в этот раз она не пресекла проникновение Твайлайт в голову молодого алхимика? Не хватило сил? Испугалась? Или же, как обычно, закапризничала? Своенравное создание...

Судя по ощущениям, в этот раз транс длился не больше минуты. Присутствующие в зале пони всё так же заворожено следили за представлением, даже не догадываясь, что оно уже закончилось. Зеркало негромко гудело, от его мерцающей поверхности исходило слабое голубое свечение. Оно было перенасыщено магической энергией, рядом с ним шерсть заметно вставала дыбом. Ещё бы немного и от артефакта осталась бы лишь дымящаяся пыль. Всевидящее Зеркало было завершёно, но сейчас Сезаму было совершенно не до него. Реакция Принцессы Твайлайт на его выходку – вот что тревожило молодого алхимика. Он осторожно всмотрелся в лицо прекрасного аликорна, стараясь предугадать реакцию и подобрать подходящую ложь, чтобы обелить себя. Но, похоже, Принцесса и сама толком не поняла, что с ней произошло. Сезам не раз наблюдал подобную растерянность в глазах, что не могло его не обнадёживать, однако сам факт того, что Твайлайт изгнала его из своей головы, говорил о том, что расслабляться рано. Очнувшись от гипноза, она пыталась разобраться в увиденном. В этом случае ей не помешает своевременная «помощь со стороны».

-Как Вы себя чувствуете, Ваше Высочество? – вкрадчиво поинтересовался Сезам, словно всё шло так, как и должно было. – Быть может, Вы что-то увидели?

-Я… Да, кажется, да. Чувствую себя как-то… странно. – осторожно ответила Принцесса, старательно обдумывая каждое слово. Она явно не получила удовольствия от сеанса телепатической связи. Впрочем, как и Сезам. – Я была во тьме… А потом начала что-то видеть. Что-то очень знакомое…

-Обычная ситуация, когда при передачи своей силы дух обращается к телесной памяти. Считалось, что это всего лишь безвредный побочный эффект, но мне удалось выявить интересную деталь – воспоминания хранят в себе особую энергетику, которая питает волю и разум. – спокойно соврал Сезам, плавно сменяя тему. — В своё время я даже написал об этом трактат, но, думаю, сейчас Вам куда интереснее воспользоваться Вашим подарком. Ибо легендарный артефакт, Всевидящее Зеркало, готов и ждёт заветных слов, дабы показать всё, что только возжелает Ваше Королевское Высочество!

Сезам не смог скрыть ухмылки, увидев, какой эффект оказали его слова. Принцесса Твайлайт быстро забыла о своих странных ощущениях и обратила, наконец, внимание на волшебное зеркало. Она даже открыла рот от восхищения, постепенно осознавая, какие возможности ей открываются с подобным артефактом. Сильных мира сего всегда влекло детское любопытство, особенно столь молодых и женственных. Сезам был готов поспорить, что прямо сейчас Принцесса пыталась решить, кого же она хочет увидеть первым.

-Я и впрямь смогу увидеть всех, кого захочу? Только друзей и знакомых или любого пони в любой точке мира? – Её Высочество быстро оправилось от последствий гипноза и сейчас пребывала в весьма возбужденном состоянии. Возможно, она поверила словам молодого алхимика, но, скорее всего, просто не хотела думать о столь непонятном феномене. По крайней мере, прямо сейчас. – Было бы очень неловко, если бы зеркало показывало тёзок и однофамильцев вместо тех, кого я хорошо знаю.

-Мне понятны Ваши опасения, о, Светлейшая Принцесса Твайлайт, но смею Вас заверить, что сие искусное зеркало будет послушно Вашей Воле и явит взору лишь тех, кого возжелаете увидеть. Вам достаточно лишь обратиться с велением к отражению и назвать нужное имя. – со сдержанным почтением ответил Сезам, отходя в сторону, чтобы не мешать Принцессе любоваться артефактом.

Он не подавал виду, но молодого алхимика не отпускали навязчивые думы о прошедшем сеансе. В его голову пришла интересная мысль — если Принцесса только догадывается о телепатическом проникновении, значит, она не могла осознанно пресечь попытку Сезама изучить её память. Был ли это защитный механизм, обусловленный силой воли столь могучего существа как аликорн? Или же в теле Твайлайт был КТО-ТО ещё? Кто-то, обладающий собственным сознанием и защищающий свою хозяйку, как это делает Саламандра? Что если это был Дух Магии, один из легендарных Элементов Гармонии? Элемент Гармонии? Ну конечно же! Диадема! Такая же как в воспоминании! Эта диадема и есть Элемент Гармонии, воплощающий Магию! Мог ли он без ведома Твайлайт обнаружить и изгнать чужой разум из головы Принцессы? Легко, особенно для артефактов такой мощи. Интересно, если теория ученика верна, то какие могут быть отношения между Твайлайт и Духом Магии?

-Ох, пробирает прямо до дрожи. Я… Я даже не знаю, кого хочу увидеть первым! Ведь я по всем так соскучилась! – голос Принцессы вернул Сезама из волнующих раздумий. Осознав, что неотрывно смотрит на диадему Твайлайт, спешно отвёл глаза, надеясь, что окружающие не заметили, с КАКИМ выражением он смотрел на Элемент Гармонии. – Может, сначала… нет, нет, пусть это будет… ох…

-Быть может, Вашему Королевскому Высочеству интересно знать, чем занята Ночная Принцесса, ставшая Вам новой сестрой по Королевскому Двору? – негромко, как бы невзначай предложил Сезам, решив воспользоваться неопределённостью Твайлайт в своих интересах. Отсутствие на приёме второй по важности персоны Кантерлота не могло не настораживать, молодому алхимику (равно как и его наставнику) было попросту нельзя упускать из виду столь ключевую фигуру.

-Принцесса Луна? Нет, я, конечно, хочу увидеть её тоже, но… ой… — осеклась Твайлайт, увидев, как изменилась зеркальная гладь после её слов. Сезам же вновь усмехнулся, довольный итогом успешно применённой хитрости.

Артефакт, услышав желание хозяйки, пусть и произнесенное случайно, засиял с новой силой, рисуя магической энергией в отражении объёмную красочную картину, полную звуков и запахов.

Взору предстала роскошная просторная беседка, столь богато украшенная кристаллами, что создавалось ощущение, будто она только из них и состояла. В лучах розового заката происходила живописнейшая игра цветов и оттенков, отражавшихся от изящных граней драгоценных камней. На их фоне было трудно заметить обвившиеся вокруг стройных колонн диковинные светящиеся растения, чьё мягкое зеленоватое свечение придавало собравшимся в беседке пони мистический вид.

Не узнать грациозную Повелительницу Ночи, красотою и величественным образом сопоставимую с её могучей сестрой, Принцессой Селестией, было совершенно невозможно. На первый взгляд, Принцесса Луна заметно отличалась от своей сестры, и дело было отнюдь не только в цвете гривы и масти: в ней преобладали более резкие черты, в её пронзительных глазах угадывались гордость и самоуважение, всем своим видом она излучала поистине королевское спокойствие, граничащее с отрешенностью. Холодная, прекрасная и непостижимая, само воплощение ночи. Сезам поймал себя на предательской мысли, что именно такой правительнице он стал бы служить верой и правдой, не щадя ни своей жизни, ни чужой. К счастью одних и сожалению других, Принцесса Луна не боролась за власть. Возможно, она вынашивала новые коварные планы и ждала своего часа, а может, просто не хотела вновь становиться тем могущественным, но, всё же, чудовищем из легенд.

Но она была не одна. Напротив Принцессы Луны за круглым столиком разместились другие пони, один из которых был единорогом, а другая – являлась аликорном! Гложимый любопытством, Сезам немного приблизился к зеркалу, стараясь не отвлекать Принцессу Твайлайт от занимательного просмотра. Светло-розовая шёрстка, увитая локонами длинная грива пурпурного, розового и кремового цветов, Метка в виде кристального сердца – ученик не сразу вспомнил имя той, кому принадлежало сие описание. Принцесса Каденция, Владычица Кристальной Империи, это могла быть только она. Глядя на неё, Сезам вспомнил те же чувства, что ощутил, впервые увидев Принцессу Твайлайт – досаду и разочарование. Пусть легенды и не приписывали Каденции того могущества, что обладали её сестры по Королевскому Двору, но видеть то же простодушие в глазах, слышать непринуждённость в её звонком голосе… Она казалось столь хрупкой и уязвимой, что не верилось, что подобная Принцесса смогла защитить Кантерлот от вторжения орды перевёртышей во главе с кошмарной Королевой Кризалис.

Вспомнив легенду о той великой битве, Сезам обратил внимание на третьего участника беседы. Присутствие единорога на встрече двух могущественных Принцесс значило, что он, как минимум, пользовался существенным влиянием, возможно, королевский телохранитель или даже фаворит. Своим взглядом, осанкой и развитым телосложением он создавал впечатление умелого лидера и опытного воина. Сезам припомнил несколько интересных моментов из той легенды, в них говорилось о неком доблестном Защитнике Королевского Дворца, одного лишь имени которого хватало, чтобы обратить врагов в бегство – Шайнинг Армор. По одной версии он был родным братом Твайлайт Спаркл, по другой внебрачным сыном самой Принцессы Селестии, а в некоторых утверждалось, что этот славный единорог упал на землю Эквестрии с далёких звёзд, дабы исполнить некое зловещее пророчество. Конец у многих этих легенд был, впрочем, схож – сражённый чёрной магией, рыцарь был спасён возлюбленной Принцессой Каденцией, на которой впоследствии женился. Судя по тем взглядам, что эта парочка одаривала друг друга, скорее всего это и был Шайнинг Армор. Сезаму нравилось иметь дела с подобными личностями – их есть, за что уважать и, вдобавок, от них всегда знаешь, чего ожидать.

Вся эта троица удобно расположилась вокруг круглого столика внутри беседки и, попивая вечерний кофе, вела душевную беседу. Судя по окружению, они находились где-то в землях Кристальной Империи, скорее всего, в самом столичном дворце или же иной королевской резиденции. Возможно, Принцесса Луна прибыла сюда по важным государственным делам, хотя не исключено и то, что она просто гостит. Сезам заметил любопытную деталь – две из чашек с кофе были перевернуты, и кофейная гуща уже стеклась на поставленные блюдца, в то время как третью чашку крутила с помощью копыт над столиком сама Принцесса Каденция, бубня под нос подозрительно знакомые слова заговора. Гадание на кофейной гуще! Сезам рассмеялся про себя, наблюдая, с каким мастерством работает Кристальная Принцесса, словно заправская гадалка. Похоже, это была чашка Принцессы Луны, и, судя по настроению выражению глаз тёмного аликорна, Повелительнице Ночи было всё же интересно, что такого ей нагадает сестрица.

-Потрясающе, просто потрясающе! Такое чувство, будто они здесь, рядом с нами. – произнесла с восхищением Твайлайт, также не сумев сдержать улыбки при виде занятия своих близких. – А они могут меня услышать? Или хоть как-то понять, что мы за ними наблюдаем?

-Я искренне рад, что Вашему Королевскому Высочеству нравится моё творение. – со сдержанным почтением ответил Сезам, добавив с напускной печалью. — Не хочу Вас расстраивать, но даже у столь чудесного артефакта есть предел возможностей. Зеркало может показать кого угодно, но не способно никому передать Ваши слова. Впрочем, ощутить взгляд созерцателя вполне возможно, но для этого необходимо обладать поистине феноменальной интуицией. Но даже таким пони не прервать работу Зеркала, если им только не ведомо защитное заклинание. У меня есть несколько идей об улучшении зачарования, одним из которых, к слову, станет стабильная телепатическая связь с…

-Ох, мамочки, неужели это то, о чём я думаю?! Страх-то какой! Шайни, любимый, скажи, ты тоже это видишь? – внезапно воскликнула Принцесса Каденция, разом привлекая к себе всеобщее внимание.

-Кейд, сердце ты моё, ну я же уже говорил тебе, я в этой ереси шарю ещё меньше, чем баран в абрикосах. – со вздохом закатил глаза единорог, когда супруга показала ему донышко чашки. – Что в этой, что в других, одна и та же кофейная муть. Хотя, знаешь, тут жижа и впрямь выглядит забавнее остальных.

-Шайнинг, ну как так можно! Ведь я же рассказывала обо всех символах и рисунках, неужели ты меня не слушал? – поразилась Каденция, с непритворной тревогой поглядывая на кофейную гущу. — Как можно не узнать в этих очертаниях одно из самых зловещих знамений, которые только могут случиться!

-Каденция, успокойся. Нет никаких причин волноваться. Особенно из-за тассеографии . – спокойно произнесла Луна, успокаивающе коснувшись крылом плеч сестры. – Скажи, что такого страшного ты увидела в чашке?

-Это очень важно, Луна! Вот, посмотри сама! Видишь? – настал черёд Повелительницы Ночи всматриваться в дно чашки. – Это змея!

-Хм, согласна, чем-то и впрямь напоминает змею. – сдержанно ответила Луна, поднимая глаза на Кристальную Принцессу. – Но я бы не стала делать из этого…

-Не просто змея, моя дорогая сестрица, это змея на пороге дома. – зловеще произнесла Каденция, словно этим всё и объяснила.

По крайней мере Сезаму, разбиравшемуся в толковании фигур кофейных гущ, этого хватило. Змея символизировала зло, коварство, ложь и враждебность, а уж если она находилась на пороге, это значило, что дому подкрадывается страшная беда. Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы не связать недоброе знамение с прибытием «дипломатической делегации». Почему-то Сезам был уверен, что Принцесса Твайлайт в тонкостях гадания на кофейной гуще не разбирается, посему ей было решительно незачем знать значение рисунка змеи на пороге дома, о котором вот-вот могла поведать Принцесса Каденция. Вряд ли её слова могли бы серьёзно повлиять на Хранительницу Гармонии, но рисковать не следовало. Сезам решился вновь пойти на хитрость.

-Светлейшая Принцесса Твайлайт, довольны ли Вы моим скромным даром? Вы принимаете его?

-О, да! Это великолепный подарок! Словами не передать, как радостно видеть, с каким искусством можно обратить магию на пользу. – других слов молодой алхимик от аликорна и не ждал. — Вы действительно талантливый тауматург!

-Я польщён столь лестной похвалой, о, Светлейшая Принцесса Твайлайт. И, раз уж все здесь присутствующие удостоверились в волшебных способностях артефакта, быть может, следует закончить сеанс и продолжить церемонию приёма на торжественном ужине? – осторожно предложил Сезам, особо налегая на слово «церемонию». Расчёт оказался верен – Принцесса встрепенулась и даже покраснела, определенно смущаясь, что от восхищения забыла о столь важном событии.

-Ой, ну конечно же! Разумеется! Вот только как его … отключить? – с сожалением спросила Твайлайт, отворачиваясь от зеркала.

-О, всё уже готово, Ваше Высочество! Зеркало завершило свою работу, едва Вы прервали зрительный контакт. – со слабой усмешкой объяснил Сезам, уступая дорогу Твайлайт. Когда же она поравнялась с ним, ученик не выдержал и вкрадчиво произнёс. – Надеюсь, Судьба даст нам шанс провести беседу. Уверен, нам будет, что обсудить.

-Что? То есть, да, наверное. – растерянно ответила Принцесса, не зная, как следует отреагировать на дерзкое предложение молодого алхимика.

-Буду ждать с нетерпением. – пробормотал про себя Сезам, с поклоном отходя назад к Мастеру.

-Ты вновь танцуешь на краю пропасти. – хмуро прошептал старик, когда ученик встал по правую сторону от наставника.

-Это того стоило. – осклабившись, ответил шёпотом Сезам. Мастер вместо слов лишь едва заметно кивнул головой, что могло в равной степени значить как недовольство, так и одобрение.

-Дорогие гости Кантерлота, позвольте вновь поблагодарить вас за удивительные и замечательные подарки, они воистину наполняют наши сердца радостью. – взяла своё слово Принцесса Селестия, заметно успокоившись, когда задумавшаяся, но всё же довольная Твайлайт вернулась к трону. – Но сейчас настало время приступить к следующей части церемонии – прошу всех собравшихся проследовать в банкетный зал, где состоится торжественный ужин в честь…

Слова Властительницы Эквестрии внезапно заглушил тревожный колокольный звон. На лицах всех присутствующих отразились беспокойство и недоумение, сами Принцессы с волнением переглянулись, едва заслышав тяжёлый гул набата. Сезам ощутил неприятную дрожь, увидев, с каким зловещим подозрением начали смотреть на делегатов некоторые из аристократов. Это был недобрый знак.

-Дорогу! Срочная весть для Принцессы Селестии! – прогремел грозный голос из коридора, после чего в тронный зал влетел крупный чёрный пегас в золотых гвардейских доспехах. – Ваше Величество, прошу меня простить, но я получил донесения, которые вам необходимо знать!

-Говорите, капитан Рэйвенвинг. Что случилось? – нахмурив брови, приказала Принцесса Селестия.

-Около получаса назад с корабля чужестранцев вылетел большой отряд воинов-грифонов. Мы не придали этому должного значения и не стали тревожить Вас этой вестью. – при этих словах гвардеец недружелюбно взглянул на Мастера и его свиту. — Но несколько минут назад прибыл гонец из города – торговый квартал охвачен пожаром! Грифоны устраивают погромы, они бьют и грабят наших горожан! Некоторые из городских стражников уже серьёзно пострадали в уличных боях, им нужна помощь Гвардейского Корпуса!

На минуту воцарилась гробовая тишина, после чего тронный зал разразился бурным негодованием, со всех сторон полетели возмущённые обвинения в адрес Мастера, Сезама и всего Ахалтекинского Султаната. Старик, впрочем, не обращал на эту ругань никакого внимания, как и его ученик. Сезама, например, куда больше волновали две вещи – реакция Принцессы Селестии и, собственно, причина происшествия. И если предугадать действия аликорна было не так уж сложно, то случай с мятежом наёмников был куда загадочнее. Эти грифоны по характеру не сильно отличались от разбойников, вполне возможно, что от скуки кто-то из них мог потерять голову. Но не настолько, чтобы вылететь в город целым отрядом и предаться грабежам, для этого им требовался лидер, сильный, влиятельный и безжалостный. На борту оставался всего лишь один грифон, обладавший всеми тремя качествами, но ведь он был закован в цепи! Неужели нашлись такие безумцы, что освободили опозоренного, а потому и взбешенного атамана? Одной Судьбе ведомо, какие беды может сотворить такой зверь как Риптайд…

Повернувшись к Мастеру, Сезам хотел было поделиться своими мыслями, как вдруг заметил странный огонёк в глазах наставника. Ученик очень хорошо знал, что он означает – Мастер не был удивлён шокирующей вестью, он ЖДАЛ её. И теперь незаметно для всех радовался ей. Сезаму это не нравилось – мятеж грифонов не был частью плана. Без ведома ученика Мастер начал вести свою игру. И Сезам не мог даже предположить, какое место ему уготовано в ней.