Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2

Глава 1

Вдали от городской суеты, на окраине Понивилля находилось неприметное одноэтажное здание из красного кирпича, раскрашенное согласно местным традициям в яркие цвета. Несмотря на теплую летнюю погоду, из трубы над домом поднимался легкий дымок, а над крыльцом висела резная табличка. Случайный путник, проходящий мимо, мог бы прочесть название заведения – «1000 подков». Надпись была сделана на общем для Эквестриия зыке, которым пользовались пони, а еще продублирована на английском и русском. Из дверей таверны доносились аппетитные запахи свежеприготовленной еды и громкий смех постояльцев. Это заведение для многих перенесшихся в волшебный мир людей было местом встреч, отдыха, а для некоторых – постоянным домом. Люди и «понифицированные попаданцы» из отряда «Стражей Грани» весело проводили время, играли в карты и рассказывали друг дружке анекдоты за кружкой ячменного пива. Командир отряда, беловолосый рыцарь по имени Артас, не препятствовал такому разгильдяйству со стороны подопечных. Будучи в прошлой жизни полковником ВДВ в отставке, Дмитрий Воронин знал, что помимо казарменной муштры бойцам иногда требуется отдохнуть. Тем более, когда штатный предсказатель отряда, вечно витающий в астральных далях земнопони по имени Фанни Смоук, клялся своей кьютимаркой, что нашествия «темных брони» и других незваных гостей не будет как минимум полмесяца.

Да, именно так. Уже более года в Эквестрии было не продохнуть от «попаданцев», людей по различным обстоятельствам, попавшим в иную реальность. Кто-то был просто рад переносу в мир, где разумные существа живут в согласии, нет войн и междоусобиц. Туда, где доброта, честность и взаимопонимание являются краеугольными камнями, на которых держится общество. Для подобных людей Эквестрия стала чем-то вроде курорта для души, воплощенного Эдема. Другие были обрадованы появившейся возможности прикоснуться к тайнам настоящей магии. Тому, к чему их мятежные души стремились всю земную жизнь, заставляя как молодых студентов, так и вполне состоявшихся людей бегать по лесам, отыгрывая орков, эльфов и магов. Ролевики, реконструкторы, толкиенисты – каждый из них мог отыскать в волшебном мире себе занятие по душе. Некоторые из перенесшихся в мир разумных лошадок решили найти себя в прогрессорстве, используя знания и умения, полученные в родном мире, чтобы двигать науку и технический прогресс Эквестрии к новым горизонтам. Бывшие ученые, учителя, врачи прикладывали все силы, чтобы сделать свой новый дом комфортабельнее и уютнее. Новые виды транспорта, могущественные заклинания, средства связи, сочетающие земные технологии и магию пони – все это было создано руками и копытами пришельцев. Среди научной братии, работающей в тесном контакте с местными учеными действовала негласная договоренность не заниматься разработкой новых вооружений, дабы не превращать чудесный мир в подобие Земли. Поэтому никаких пулеметов-автоматов, тем более – водородных бомб не было даже в проектах. Большая часть людей с радостью приняла законы, по которым жила новая родина – порядочность, сострадание, взаимопомощь. Трудно остаться черствым циником в мире, где правит гармония. Тем более, если сам прошел через чистилище бездушия при жизни на земле.

Но отнюдь не все из тех, кто попадал в волшебную сказку становились милыми добряками-вегетарианцами. Многие, к сожалению очень многие, попав в «пониленд», как его называл бывший полковник, те, кто еще недавно были обыкновенными школьниками, студентами, клерками и прочим офисным планктоном становились по прибытии в новый мир редкостными отморозками. Кто знает, виной тому сам эффект переноса, поднимающий наружу истинную суть человека, или быть может некоторым недоставало постоянно висящего железного кулака государства над головой. Так или иначе – подобные типы сразу же начинали творить ужасные вещи, сравнимые по жестокости с поведением нацистов в захваченном городе. Несмотря на способности к магии, коренные жители Эквестрии, после тысячелетий гармоничного сосуществования, оказались абсолютно не готовы к такому повороту событий.

К счастью, среди пришельцев нашлись и те, которые не забыли что такое добро, справедливость и честь. «Светлые попаданцы» быстро сплотились, организовав отпор кровожадным сородичам. К настоящему времени, во всех более или менее крупных городах и даже поселках Эквестри действовали небольшие группы ополчения из числа бывших землян, поставивших своей целью во что бы то ни стало защитить новый дом от кровожадных монстров, бывших когда-то людьми. Или казавшимися ими внешне. Одной из подобных групп, носившей гордое название «Стражи Грани» командовал сам Артас. Когда-то давно, он по просьбе сына поехал на ролевую игру, в роли известного многим геймерам персонажа, и неведомым образом оказался в «пониленде». Ветеран советской закалки, прошедший Афганистан и обе чеченские кампании был подходящей кандидатурой на должность лидера отряда. Под его руководством находилось около дюжины существ: и людей, сохранивших после переноса природную двуногую форму и несколько «понифицированных» — из тех, что благодаря какой-то странной причуде судьбы воплотились в новом теле. Для некоторых из них это была новая жизнь в буквальном смысле – в мире Земли они погибли или находились при смерти. Среди изменившихся большую часть составляли пони всех видов, разумный козел, выполнявший в «тысяче копыт» обязанности бармена и даже один вечно хмурый минотавр, постоянно полирующий двуручную секиру.

Ополченцы расслабленно сидели, потягивая пиво, когда внезапно, чуть не снося дверь с петель, в помещение кубарем вкатились три разноцветные кобылки. Многие чуть не подавились едой, а бородатый бармен от неожиданности уронил поднос с пивными кружками. – «Эпплблум! Свити Бэлль, Скуталу! Рады вас видеть, девочки. Чем Стражи могут помочь юным леди?», высокопарно проговорил Артас, опираясь на тяжелый двуручный клинок с синими рунами. Эта манера изъясняться подобно средневековому кнехту по делу и без дела, появилась у него после переноса, и раздражала самого полковника. Но, увы, ничего поделать с собой он не мог. Заметив реакцию подчиненных, полковник подумал, что возможно стоит попросить девочек врываться сюда почаще – бойцы совсем расслабились. – «В учебку бы всех вас, разгильдяи», пришло в голову старому вояке.

Тем временем маленькая крылатая пони, слезая со скейта, протараторила на одном дыхании: «Мы меткоискатели! Мы дали клятву, что не остановим свои поиски, пока не получим свои метки!». – «Да! Мы никогда не остановимся пока не найдем свой особый талант!», подержала ее Эпплблум. – «И поэтому мы решили узнать, как вы люди, ну…те которые стали пони получают свои метки! Вы поможете нам?», закончила белая единорожка, снизу вверх глядя на полковника огромными глазами. – «Пожаааалуйстааа!!» заголосили все трое. Ледяной рыцарь почувствовал, что начинает таять под таким напором эмоций, и поэтому решил перевести стрелки на кого-то другого. – «Как вы видите, дорогие дети, я , кгм, ну, не стал пони. Быть может, вам лучше спросить у кого-то из тех, кому судьба дала редкий шанс обрести на вашей земле новую жизнь». Тем временем, видя к чему идет разговор, рогатый бармен срочно ретировался в подвал, «подсчитать оставшиеся бочки с сидром», минотавра пробила нестерпимая нужда посетить комнату общего пользования, а боевой маг отряда, единорог по имени Флейм Атомикс, вдруг вспомнил, что обещал помочь Твайлайт с «очень важным исследованием». Хлопок – и он растворился во вспышке телепортации. В помещении бара остались одни люди, за исключением темно-синего пегаса, уже намеревавшегося вылететь в окно.

— «ТВИН! ТУРБО! Куда это ты намылился? А ну ИДИ СЮДА!», с этими словами, Артас воткнул меч в дерево пола и протянул в сторону улепетывающего летуна руку в шипованной латной перчатке. Из нее вылетела черная молния, которая мигом притянула пегаса к ногам рыцаря. Твин понял, что так просто отделаться не удастся, а ему досталась почетная роль крайнего. Придется рассказывать свою историю. А она, скажем так, не самая обыкновенная, тем более что в ней есть моменты, которые явно не предназначены чужих ушей. Совсем.

– «Да что там, рассказывать», попытался в последний раз отвертеться от вопроса хитрый летчик, поправляя сползавшие на нос зеркальные очки. – «Дело обычное, шел-споткнулся-упал-и стал алико…тьфу ты, пегасом. А тут бамс! И кьютимарку дали». Свити Бэль умоляюще посмотрела на Артаса, а маленькая пегаска сложила копыта на груди, и, нахмурив брови, уставилась на синего собрата. – «Что-то слабо верится», проговорила она, и посмотрела на полковника. Рыцарь взглянул на авиатора с выражением лица, от которого в душе у пегаса завыли метели. – «Ну, может, все было немного не так», – «Девчонки», промолвил он, приватизировав со стойки графин яблочного морса со стаканами, «давайте присядем вон за тот столик. Приготовьтесь услышать самую жуткую, самую захватывающую историю, которую вы никогда не услышите больше ни от кого!» Он вновь вернул на лицо беззаботное выражение и подмигнул детям. В таверне притихли. Многие из присутствующих, конечно же, слышали «отредактированную» версию, истории Твина, но всем было интересно, как проныра вывернется из этой ситуации, ведь в его истории было много такого, о чем детям рассказывать нельзя. – «Давным-давно, в далекой-далекой галактике…», Твин Турбо улыбнулся поняшам белоснежной улыбкой, «…жил был человек по имени…»

Алекс всегда любил скорость. Наверное, именно поэтому увлекался авиасимуляторами, гоночками, а когда появилась возможность – приобрел себе подержанную праворульную машину-купе. Это, конечно же, был не настоящий спорткар, но и не жигули со спиленными пружинами, из тех,что пугают прохожих ревом китайского прямотока и оглушают уханьем рэпа из сабвуфера «Мистери». Он давно уже вышел из студенческого возраста. Поэтому по городу он ездил в основном аккуратно. Японская ракета не предназначена для стояния в пробках или участия в светофорных гонках. В городе его «Тигру» было тесно. Он чувствовал себя взаперти, брезгливо подтягивая под себя все четыре колеса, переезжая «лежачих полицейских», недовольно ворчал, глядя на красный сигнал светофора. Все менялось, стоило водителю и его верному железному коню выехать на трассу. На дворе была суббота – конец рабочей недели, скучных и серых трудовых будней в офисе – а значит пришла пора разорвать опостылевший саван повседневности. Нога сама нажимала на газ, и две сотни японских поней, закованных в металл несли человека за горизонт. Адреналин, сотни литров драйва, высокооктановая топливная смесь из техно-транса и русского рока, прокачиваемая стереосистемой, чтобы сгореть в цилиндрах души. По сторонам дороги величественно возвышалась древняя сибирская тайга. Могучие кедры с одной стороны перемежались с осинником, покрытым багрянцем осени. Тигр довольно ревел, радуясь долгожданной свободе, пожирая широкими колесами километры автотрассы. Кикдаун, и позади остается неповоротливый «Лэнд Краузер», а спортивная машина, сияя четырьмя круглыми стоп сигналами, скрывается за поворотом. Стрелка спидометра завалила за 170. По встречной полосе, не спеша едет какой-то грузовик, по своим производственным делам. И тут, как черт из табакерки, из придорожных кустов вываливается грибник, прыгая под самые колеса гонщика. Попытка объехать внезапно появившееся препятствие, истошный визг тормозов и свет лобовых фонарей КАМАЗа. Удар по касательной прямо в область водительского места, и улетающая в кювет машина. Тьма.