Автор рисунка: Siansaar

Побег из Роккэстла.

В зале суда висела звенящая тишина. Она нарушалась лишь тихим шелестом. Судья – голубой единорог с желтой гривой не спеша перебирал кипу пергаментов. Раз за разом, он разворачивал и сворачивал пожелтевшую бумагу с изданными законами. Наконец он нашел то, что искал. Зеленые глаза впились в стоящую перед столом единорожку.

Шерстка подсудимой была белой, с оттенками серого. Зеленая грива беспорядочно свисала с худых плеч. Фиолетовые глаза были прикрыты. Отчаяние отпечаталось в них. Она уже не желала ничего делать, либо объяснять. Она смирилась со своей участью. На рог было надето противомагическое кольцо.

-Кловер Пон Смарт, — Громогласно проговорил судья, — Согласно пятому закону ее Великосиятельности Королевы Айронмэйр, вы приговариваетесь к пожизненному заключению в темнице Роккэстла. Однако, так как вы из знатного рода, вы будете помещены не в общую камеру. Вас поместят в камеру одиночку, — На этих словах он слегка ухмыльнулся. Судья прекрасно знал, что значит быть заключенным в камере одиночке. Поговорить не с кем, письменных принадлежностях не выдают, кормят из копыт вон плохо. Не удивительно, что большинство заключенных после первой же недели заключения умоляют перевести их в общественные камеры.

Толпа в зале одобрительно загудела, одобряя решение судьбы. Только два пони в зале не разделяли всеобщего веселья. Кобылка, зеленая единорожка с фиолетовой гривой тихо плакала, обняв своего мужа, белого единорога с черной как смоль гривой. Тот прижимал к себе свою любимую, с непереводавемой болью смотря на подсудимую – свою дочь.

Он до конца верил, что это был несчастный случай. «Ну не могла моя дочь просто взять, и хладнокровно убить того торговца! Не могла, и все тут!» — Думал он, когда его дочь повязали королевские стражники и потащили в камеру предварительного заключения.

Кловер с отрешенностью выслушала приговор и едва заметно кивнула. К ней подошли два больших по меркам по жеребца. Один из них был пегасом, другой – единорогом. Отличная связка, чтобы задерживать преступников, которые могли совершить попытки к побегу, продвигаясь к месту своего заключения.

-Пшла! – Пегас грубо подтолкнул крылом кобылку под круп, и она покорно двинулась вслед за единорогом.

-Суд окончен, всем разойтись, — Послышался голос судьи, когда Кловер со своими сопровождающими покинула расположение зала суда.

-А ты ниче такая, миленькая, — Хохотнул пегас, когда кобылка вошла в камеру со стальными прутьями, — Если станет скучно, ты тока свистни, и мы с братом сразу придем «развлечь» тебя, — Сказал он, сделав ударение на слово «развлечь» и захлопнул дверь за заключенной. Скрипнул замок, и послышался звук удаляющихся шагов.

Кловер тихо вздохнула и принялась осматривать убранство камеры. У дальней стены стояла каменная кровать, с жестким одеялом, лежащим поверх нее. И все. Больше в комнате ничего не было, не считая кобылки и стальной двери, за ее крупом. А нет, на правой стене висела картина, изображающая Роккэстл во всей красе. Величественный город единорогов, высшей расы среди других жителей этой земли.

Тут за ней скрипнула дверь и внутрь просунулся единорог. С помощью магии, он отлевитировал на кровать поднос с миской какой-то каши и подсвечник. Фитиль свечи горел, разгоняя мрак комнаты. Дверь за кобылкой вновь закрылась, погрузив комнату в тишину.

Кловер подошла к кровати и уселась рядом с ней, печальным взглядом смотря на миску еды. Наконец, она схватила миску передними копытами и понюхала содержимое. Ее мордашка искривилась в гримасе отвращения. Отбросив все предрассудки, она лизнула язычком серую массу. И тут же закашлялась, от отвратительного вкуса.

«На вкус как помои» — Подумала она и отставила миску в сторону. Схватив зубами ручку подсвечника, она переставила его на пол. Затем забралась на кровать, и укрылась одеялом. Склонив голову, она дунула на свечу, отчего та сразу потухла. Единорожка отвернулась к стенке и закрыла глаза, собираясь немного поспать.

На следующий день, ее разбудил звук открываемой двери и приглушенное ругание. Раздался звук, с которым метал ударяется об камень. Кто-то бесцеремонно сорвал одеяло с полусонной кобылки. Она подняла слегка мутноватые от сна глаза на нарушителя спокойствия.

-Что случилось? – Прошептала она, глядя на единорога. Грива была скрыта под шлемом, а тело было полностью заковано в броню, выкрашенную в белый цвет. Только рог торчал из специальной прорези на шлеме. На груди красовалось две красные полосы.

-Вставай, тебя переводят в другую камеру, — Отрывисто сказал единорог, и вышел из камеры. Кловер спрыгнула с кровати и последовала на выход. Там ее ждало еще два охранника – те самые, что привели ее в камеру.

-А что случилось? – Не надеясь на ответ, спросила она, семеня за «командиром», как она назвала его про себя.

-Твои родители предложили нам неплохую сумму, в обмен на то, что тебя переведут в камеру для богатых преступников, — Ответил единорог.

Спустя несколько минут ходьбы, «командир» остановился у одной из многочисленных дверей. Его рог охватило свечение, и повинуясь его воле, с его пояса отделилась связка ключей. Подобрав нужный ключ, он вставил его в замочную скважину и дважды повернул.

Пройдя за дверь, Кловер с интересом огляделась. Вокруг было расположено множество камер, охраняемых единорогами и пегасами. По одному на каждую клетку. Кловер почувствовала, как по ней заскользило множество взглядов. Ее слегка передернуло, когда со всех сторон поднялся шум.

-Эй, крошка, иди сюда!

-Не, давай сюда, мы не обидим! – И тому подобные выкрики доносились со всех сторон. «Командир» игнорируя шум, повел ее прямо. Открыв очередную дверь, он повел Кловер в зал, похожий на прошлый, но тут было заметно тише. На нее снова уставилось множество глаз, но выкриков, подобных прошлым не было.

«Командир» подошел к одной из незанятых камер и кивнул в сторону двери. Кловер прошла внутрь и дверь за ней тут же закрылась. Новое место содержание было обставлено гораздо богаче, чем прошлое. Тут была и кровать, и небольшой стол, и платяной шкаф, и самое главное – здесь было окно. Правда, перекрытое прутьями – но все же окно.

-После обеда получишь инструкции о работе, — Раздался голос из-за решетки. Кловер подошла к шкафу и распахнула его. Внутри были спальные и письменные принадлежности. Кобылка вытащила одеяло и расстелила его на кровати. Усевшись поверх него, она отдалась мрачным думам о своем будущем в тюрьме.

Спустя час принесли обед. Охранник поставил поднос на стол и вышел, хлопнув дверью. Обед для богатых преступников был подобающий – миска с овощным супом, буханка хлеба, и стакан яблочного сидра. Живот кобылки настойчиво заурчал, намекая на то, что неплохо было бы и поесть. Кловер наклонила мордашку к супу и стала пить прямо из миски.

Покончив с обедом, она не успела и глазом моргнуть, как в камеру зашел тот же охранник, что приносил еду и забрал поднос. Он не закрыл за собой дверь, и единорожка выглянула, осматривая коридор.

Вдоль камер стояла шеренга заключенных. Все как один одетые в серые, заношенные балахоны. Вспомнив слова «командира», что после обеда она получит инструкции о работе, Кловер встала в строй, рядом с бирюзовой пегаской. Та украдкой глянула на Кловер и вновь впилась взглядом в камеру перед собой. В коридор вошел единорог, удерживая в облачке магии какой-то список. Встав перед шеренгой, он не спеша осмотрел нестройный ряд и заглянул в свиток.

-Залежи кристаллов, пять пони, — Вперед вышло три пегаса и две единорожки. И тут же двинулись в сторону одного из выходов. Видно, уже знали, куда нужно идти. Вслед за ними двинулся один из охранников, дабы пресечь возможные попытки побега.

-Уборка душевой, пять пони, — Вперед вышло еще четыре пони. Поколебавшись пару секунд, Кловер тоже вышла вперед. Пятерка пони двинулась в сторону выхода. Спустя несколько минут хождений по казалось бесконечным коридорам, группа дошла до душевой. Все тут же разошлись, похватав в зубы швабры и тряпки. Кловер вынудила из общей «горы инструментов» швабру и принялась тереть пол.

Когда охранник вышел за дверь, узники тут же принялись негромко разговаривать. К Кловер подошла синяя земно-пони с розовой гривой. Ее балахон задрался, обнажая круп и кьютимарку на нем – разрезанное яблоко.

-Здоров, меня Кат Эппл зовут, — Она вытянула вперед ногу для копыто пожатия. Кловер прислонила свое копыто к ее и слегка тряхнула.

-За что посадили? – Поинтересовалась Кат, разглядывая стены душевой.

-Клянусь, я не виновата, — Вздохнула единорожка, — Это все был несчастный случай.

-А-а-а, — Многозначительно протянула синяя, — У нас половина таких, «невиновных». Не хош говорить, за шо посадили – твое право.

-Скажи, а почему потолки такие грязные, — Перевела тему Кловер, разглядывая грязнючий потолок. Кат посмотрела на нее, как на идиотку.

-Так эт, не дотягиваемся до них. Даже встав на задние ноги, — Она демонстративно схватила в зубы швабру и встала на дыбы. И действительно – даже так швабра не доставала до потолка. Кловер задумчиво посмотрела на швабру в зубах Кат, затем на гору лишних швабр и тряпок, и в ее голову пришла идея.

-А вы не пробовали связать их между собой? – Кат недоуменно глянула на нее, не понимая, что имеет ввиду единорожка. Кловер вздохнула и прошла к «горе».

Вытащив из нее две швабры и несколько тряпок, она положила концы палок на одну из тряпок, друг к другу, и обернула их. Повторив подобную операцию с еще несколькими тряпками, она получила довольно неуклюжую конструкцию из двух швабр и «улья» из тряпок.

Схватив одну из сторон зубами, она встала на дыбы, прислонила копыта к стене и принялась тереть потолок. Все, бросив работу, внимательно следили за действиями единорожки. Когда она отстранилась и опустила «швабру» на пол, все одобрительно загудели, хваля ее за смекалку.

-И как я раньше до этого не додумался? – Хлопнул себя копытом по голове старый единорог, пепельно-серого цвета и красной гривой.

-А ты ниче так, смышленая, — Похвалила ее Кат, увидав каким образом можно почистить злосчастный потолок, — Ты здесь приживешься.

5 лет спустя.

Прошло пять лет, с того момента, как Кловер попала в тюрьму. За эти пять лет, она хорошо изучила порядки в своем новом «доме», успела завести некое подобие дружбы с некоторыми заключенными. Среди них конечно была Кат Эппл. Она стала для единорожки кем-то вроде наставника. Благодаря смекалке Кловер, в тюрьме избавились от некоторых проблем, по типу чистки потолка.

Но Кловер не хотела принимать тюрьму, как свой дом. За эти же пять лет она готовила план побега. По каналам Кат, она смогла достать веревку, якобы чтобы поставить лестницы между этажами в коридоре. Впрочем, это она тоже сделала, но смогла утащить и спрятать в камере длинный кусок, длиной метров так пять.

Во время ежегодной чистки камер, когда всех заключенных по непонятной выгоняли на прогулку, Кловер нашла скрытые служебные туннели. Вернувшись в камеру, она заметила, что шкаф поставили немного криво, и из-за него выглядывала часть небольшой дыры в стене. Довольно маленькой, для единорожки, отчего она села на диету.

По тем же каналам Кат, она смогла достать план тюрьмы. Правда, тут не обошлось без эксцессов. Синяя земно-пони не хотела отдавать план, мотивируя тем, что Кловер нашла способ как сбежать, но не сказала ей. Ей пришлось врать, что она хочет лишь изучить тюрьму по подробнее. Однако, с того момента пошел слушок, и на единорожку стали бросать косые взгляды.

Сопоставив расположение своей камеры и расположение выхода из тюрьмы, она поняла, что служебные туннели ведут в обход камер заключенных, Кристальных пещер, и оканчиваются где-то около душевой. Из разговоров стражников, она узнала, что рядом с душевой находится водопад – видимо, там и был расположен выход из служебных туннелей.

И вот, за день до ежегодной уборки, словно по заказу была гроза. Гром громыхал так, что скрыть скрип отодвигаемого шкафа было легче простого. Да и за пределами замка вновь начала разгораться очередная мелкая война с пегасами, поэтому большинство стражников отсутствовало. Сделав из украденных тряпок куклу, она засунула ее под одеяло, нацепила серый балахон, под которым была припрятана веревка, и приготовилась к побегу.

С каждым раскатом грома, она отодвигала шкаф по сантиметрам. Заключенные напротив спали крепким сном, даже гром им не мешал, так что она не боялась оказаться замеченной. Наконец, шкаф был отодвинут на достаточное расстояние, чтобы она могла пролезть в дыру. Благодаря своей диете, она исхудала еще сильнее, и теперь с легкостью пролезла в дыру. Правда, она не учла то, что балахон будет цепляться за острые выступы, но пока все шло согласно плану.

Наконец она добралась до служебных туннелей. Видимо, ими иногда все же пользовались, потому как тут висели факелы. Кловер молилась, дабы никто из охранников не додумался использовать служебные туннели. Когда она уже почти добралась до водопада, где-то позади раздалась тревога – кто-то обнаружил пропажу единорожки.

Понимая, что надо спешить, она задрала балахон и скинула с себя веревку. Схватив ее в зубы, она побежала вперед, где слышался шум воды. Успев затормозить у самого края, она глянула вниз. Высота была приличной, даже очень. Кловер стала искать место, где бы можно было спуститься. Найдя подходящий выступ, она привязала веревку к одному из торчащих из скалы булыжников. Завязав узел зубами, она обхватила веревку передними копытами и осторожно спустилась вниз.

Булыжник, за который была привязана веревка дрогнул и начал сдвигаться. Кловер едва успела отскочить от края, как он полетел вниз, в воду. Сверху послышался цокот стальных накопытников. Единорожка прижала ушки и с напряжением уставилась на площадку, над собой.

-Она побежала сюда?! – Раздался голос «командира»

-Не знаю, сэр!

-Быстро, отправьте пегасов на разведку! Из тюрьмы Роккэстла еще никто не сбегал! – Орал «командир». Понимая, что надо спешить, Кловер стала осторожно спускаться вниз. С площадки сорвалось несколько пегасов и улетело в сторону леса, что рос неподалеку от замка. Засмотревшись на пегасов, она оступилась.

Нога подвернулась и она полетела вниз, в воду. Едва сдержав себя, чтобы не заорать в голос, она задержала дыхание и закрыла глаза, надеясь на чудо. Холодная вода больно ударила ее по передним ногам, и она с головой погрузилась в реку. Течение тут же подхватило ее худое тело и понесло далеко от замка. Единорожка осторожно высунула голову над водой, отчаянно барахтаясь – она не умела плавать. Кое-как держась на поверхности, она и не заметила, как приблизилась к границе земель земных пони.

Впереди маячил поваленный ствол дерева, пересекающий реку. Издалека заприметив одну из веток, единорожка приготовилась хвататься за нее. Ухватившись передними ногами за толстую ветку, она почувствовала, как сила течения все равно тащит ее задние ноги вниз по реке. Тут ее обхватило сиреневое облачко магии.

Побег провалился – ее поймали. Единорожка покорно отпустила корни и ее перенесли на поляну. Понимая, что за побег ее скорее всего казнят, она смиренно приняла свою учесть и не двигаясь лежала на траве. Послышался звук бубенчиков, и она навострила ушки. Перед ее глазами показались два сиреневых копыта. Подняв глаза, она увидела старого единорога.

Он был одет в синий плащ, с оттенками голубого. На плаще были изображены звезды и неполные циклы луны. На голове у него была одета остроконечная шляпа, с бубенчиком на верхушке. На полах шляпы тоже были бубенчики. И главная отличительность от стражников – у него была густая, белая борода, которая доставала почти до земли.

Единорог с интересом разглядывал свою находку. Спустя минуту разглядывания, он протянул ей копыто и Кловер ухватилась за него. Поднявшись на ноги, она с испугом заметила, что единорог смотрит на ее рог. Тюремное кольцо мог не узнать только слепец, либо совсем необразованный пони.

-Как твое имя, жеребе? – Спросил старик скрипучим голосом.

-Я Кловер, — Она осеклась. Назвать свою фамилию – значит точно попасть в тюрьму. И тут она вспомнила, как ее назвала Кат в первый день работы в тюрьме. Отбросив предрассудки, она сказала:

-Кловер Смышленая.

Комментарии (4)

0

Вот тебе

Monk_Freeman #1
0

Что, решил зарегаться и здесь? Превосходно!

Адский огонь #2
0

Адский огонь,

Та я тут зареган был уже давно, просто не заливал сюда ничего.

JGreham #3
0

Твою понь, Хеллфайр, Хеллфайр!

Адский огонь #4
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...