Автор рисунка: Noben
Глава 11 Глава 13

Глава 12

Лес, естественная среда обитания диких животных или для одичавших душ. Но кем был я? Или точнее кем я стал? Раньше я только знал, что я человек. Но сейчас, после того что случилось месяц назад я не знал уже кто я. Но благо мои походы в лес положительно сказали на моих навыках выживания. И теперь я без труда мог выжить в этой чуждой и даже скорее опасной для пони среде. А год назад во время одной из вылазок жизнь и вовсе преподнесла мне новый сюрприз.

Блуждая по лесу, я случайно наткнулся на детеныша древесного волка, который угадил в яму. Я сначала думал просто уйти, но моя совесть не позволила оставить мне малыша на произвол судьбы. Пусть даже этот малыш и был отпрыском свирепого хищника. Но как только я достал малыш наружу, как нас тут же окружила стая его сородичей. Я даже уже думал, что это будет мой конец, но к своему удивлению они не только не тронули меня, но уходя, один из них обернулся, и я четко услышал, что он произнес:

— Спасибо,- и скрылся в древесной мгле.

После этого случая я стал замечать, что я начинаю понимать язык древесных волков, а они в свою очередь могли понимать меня. Неизвестно, как животные понимают меня. Возможно, существует какой-то язык, который не зависит от слов, и его понимают все на свете. Возможно, в каждом существе скрыта душа, и она может без слов общаться с другими душами. А может это просто магия, которая есть в каждом живом существе. В любом случае я не знаю ответа.

Я сначала боялся этого, но потом они даже начали считать, что я один из них. Но если раньше я радовался этому, зная, что теперь мне не стоит их остерегаться, то теперь после произошедшего это наоборот пугало меня. Ведь теперь я действительно считал себя настоящим диким зверем. Но если даже у диких зверей была семья, то я этого просто лишился. Ведь даже у волков была стая. И теперь получилось, что я даже не могу называться диким животным, а только тем, кем меня в ужасе назвали жители Хувсвиля – монстром. Ведь от монстров, находящихся вне тебя, можно бежать, от тех, что внутри тебя, убежать невозможно. И смотря на свои руки, я в этом убеждался. Ведь спустя целый месяц я так и не смог понять, как убрать эти стальные когти и вернуть нормальный вид моим рукам. Чтобы я не делал, что я не пытался, эти когти не исчезали, и с каждым днем это все больше убеждало меня в том, что я действительно монстр. Но, все равно, каждый день я выходил на окраины леса, и, забравшись на дерево, долго смотрел на город, желая, чтобы все произошедшее оказалось обычным ночным кошмаром.

И сегодня я вновь прогуливался по тропинке, которую протоптал за все это время, направлялся в сторону небольшого ручейка, дабы утолить свою жажду. Медленно идя и наслаждаясь шумом природы и прохладой утреннего леса, я, дойдя до берега ручейка, склонился к воде и стал жадно пить холодную жидкость. А спустя минуту рядом со мной устроилась группка кроликов. И через минуту у маленького водопоя собрался небольшой ареал этого леса. Различные кролики, медведи, белки и птицы спокойно находились рядом со мной и друг другом и тихо попивали воду. Ведь дело было в том, что в любом лесу есть места, где даже хищник не мог охотиться на свою жертву. И этот водопой был этим самым заветным местом. Местом, где любое беззащитное животное чувствовало себя в безопасности. Но неожиданный крик прервал спокойствие этого леса.

— Что это еще было? — и, прислушавшись, попытался понять, откуда конкретно доносился крик. И через несколько секунд я вновь услышал тот самый крик, который эхом пронеся по лесу. Но и, к моему сожалению, узнать, откуда доносится крик, просто невозможно.

— Лес слишком густой, чтобы понять, откуда зовут на помощь, — подумал я, и к моей радостью передо мной появился тот, кто так часто помогал мне в этом лесу.

— Фоукс, рад тебя видеть, — сказал я, увидев ярко-красного феникса, который порхал надо мной и настойчиво подзывал меня. – Быстрее показывай дорогу!

Я бежал за Фоуксом из-за всех сил, пытаясь не отставать от своего единственного проводника, который указывал мне дорогу к пони, который нуждался в помощи. По мере нашего приближения крики стали доносится все громче и громче, что очень помогало Фоуксу. Так как у фениксов слух был гораздо лучше, и определить для него источник шума, даже в таком густом лесу не составляло большого труда.

И наконец, добежав до места, я увидел, как уже знакомая мне мантикора хищно оскалилась и, подняв свой хвост, постепенно подходила к маленькой группке пони, которые были просто парализованы от страха. Но внимательно присмотревшись, я увидел, что это были Скайвиш, Пичипай и Стардаш.

— А они, почему здесь? Тем более так далеко от дома, — и выбежав из кустов, мигом перегородил путь мантикоре. – Ну, снова здравствуй киса.

— Братик! — плача сказала Пичипай.

— Тише! Все будет хорошо, только не делайте резких движений, а не то разозлите ее, — и медленно подойдя к мантикоре, я провел рукой по ее гриве и стал чесать ее за ушком.

— Братик, а почему она не напала на тебя? — спросила Скайвиш.

— В отличии от вас, я в этом лесу не впервые, да и с этой мантикорой я уже давно знаком. Так что пока я рядом с вами она вас не тронет.

— Но мы ведь ничего ей не сделали, почему она хотела напасть на нас?

— Вы зашли на ее территорию, а она просто ее охраняла от чужаков. Но, по всей видимости, она поняла, что вы всего лишь жеребята и просто пыталась напугать вас, чтобы вы ушли. А вас от страха просто парализовало. Повезло, что я был недалеко, да и Фоукс хорошо, что помог. А теперь медленно разворачивайтесь и отходите, я сейчас вас догоню, — и, подождав пока дети скроются за деревьями я, погладил мантикору, и нагнал жеребят.

— Ну, теперь рассказывайте, что вы здесь делаете? И зачем зашли в лес? — строго спросил я.

— Мы искали тебя, — сказала Скайвиш.

— Меня? Но зачем? — удивленно спросил я.

— Мы хотели найти тебя, чтобы ты вернулся домой, — сказали они со слезами на глазах.

— Вы понимаете, что вы сделали? Вы забрались в этот опасный лес, куда мало кто из пони рискнет зайти, чтобы найти меня.

— Мы очень скучаем по тебе, и мама и папа скучают. Мама очень сильно плакала, все эти дни пока тебя не было. Говорила, что это ее вина, что ты убежал из города. А папа уже вторую неделю ходит в этот лес и сам пытается найти тебя, — сказала Скайвиш.

— Так вот почему я слышал, как по лесу доносится мое имя. А я думал, что мне лишь кажется, — подумал я.

— Вадим, братик, вернись к нам, вернись домой, — плача сказала Пичипай и обхватила мою ногу.

— Пичипай, я бы рад вернуться, но не могу, — сказал я, опустившись и теперь смотря ей в глаза.

— Но почему? — не понимая, спросила она.

— По этой, — и протянув ей свои руки, а точнее когти, я заметил, как ее глаза дрогнули, а выражение лица Скайвиш вновь начало приобретать нотки испуга. – Ты ведь боишься меня, не так ли, Скайвиш? — спросил я, повернувшись к пегаске.

— Я…я… — она попыталась, что-то ответить, но видимо не могла подобрать подходящих для этого слов.

— Можешь не отвечать, я и так вижу, что одним лишь своим видом внушаю тебе страх. И это лишь одна из причин, из-за которой я не могу вернуться. А теперь давайте немного поторопимся, уверен, что вы не предупредили маму и папу, что собираетесь отправиться в лес, чтобы найти меня, — и жеребята, опустив головы, отрицательно покачали головой. – Мы сейчас выйдем из леса и сделаем небольшой крюк. Я хочу убедиться, что вы доберетесь до дома, но при этом я бы не хотел, ни кому попасться на глаза,- и жеребята лишь кивнув, тихо пошли дальше.

Надо же, они всего лишь жеребята, а отправились искать меня в этом темном и страшном лесу, и только для того, чтобы попросить вернуться меня домой. Да уж, в них похоже больше храбрости, чем у большинства взрослых пони.

— Так, а теперь быстро заходите вовнутрь, — сказал я, как только мы дошли до дома и, убедившись, что на улице никого нет, я аккуратно открыл дверь, и, пропустив вовнутрь детей, зашел и сам.

Но закрыв дверь и обернувшись, я увидел, что передо мной стояли мама и папа. Я привык видеть свою маму всегда улыбающеюся и излучавшую радость вокруг, и я уже забыл, когда она в последний раз проливала слезы. Но сейчас она, видимо просто не веря в происходящее, просто смотрела на меня своими заплаканными глазами не в силах вымолвить и слова. Не знаю сколько, но простояли так около пяти минут пока наконец мама, просто не выдержав, соскочила с места и, подбежав ко мне, заключила меня в свои объятия.

— Прости меня! — плача произнесла единорожка, уткнувшись лицом в мою грудь. И присев, я обнял ее одной рукой за шею, а второй успокаивающе гладил по голове.

— Все хорошо мама, — сказал я, чувствуя, как мое плечо все больше становиться влажным от ее слез. – Прошу мам, не надо плакать. Я не хочу, чтобы ты проливала слезы из-за меня.

— Мы виноваты перед тобой, — сказал папа, подойдя к нам.

— Вы просто испугались вот и все. Как-никак мы все живые существа и каждому из нас свойственно бояться. Тем более я сам испугался, когда увидел, что вместо рук у меня теперь вот это, — и, отпустив мама, вытянул вперед свои когти.

— Они невероятно острые, — сказал папа, коснувшись их своим копытом.

— Я знаю. Но с ними я чувствую себя, как настоящий монстр. И прошел уже месяц, а я до сих пор не знаю, как их убрать, я даже не знаю, как они у меня появились.

— Они не такие уж и страшные, — сказал Стардаш.

— Может быть и так, но с ними я выгляжу, как настоящий хищник. И не удивительно, что вы тогда испугались меня.

— А то, как ты потом исчез. Это тоже появилось в тот день? — спросила мама. И теперь я почувствовал себя действительно виноватым.

— Нет. И я должен попросить у вас прощения, что не сказал вам раньше. Что я уже довольно давно могу становиться невидимкой.

— Так ты останешься с нами? — умоляюще спросила Скайвиш.

— Ты хочешь вернуться обратно в лес? — спросила папа.

— Я думаю, мне стоит пожить там, какое-то время.

— Нет, Вадим, я не отпущу тебя опять, — сказала мама, вновь прижавшись ко мне.

— Я должен мам. Местные жители все еще напуганы, и мне рано появляться в городе. Во всяком случае, пока я не пойму, как убрать эти когти. Тем более, я хочу, наконец, выяснить кто я. Откуда я родом? И есть ли еще, такие как я?

И после моих слов, пока отстранилась от меня и посмотрела мне в глаза.

— Свитпай, милая, думаю, время пришло. Он уже вырос, и мы обещали Себастьяну, что расскажем Вадиму все, когда у него появятся вопросы, на которые он должен узнать ответы, — сказал папа.

— О чем это вы?

— Вадим, сынок, тебе лучше присесть, — и присев на диван, папа продолжил. – А теперь, мы просим тебя выслушать нас. Так как для нас самих это крайне тяжело рассказывать.

— Почему?

— Потому, что мы врали и обманывали тебя всю твою жизнь.

— Вы врали мне!?

— Для нас самих было невыносимо обманывать тебя. Мы даже порой хотели тебе рассказать всю правду, — сказала мама.

— Но мы дали обещание, что расскажем тебе все, только когда ты вырастишь, и тебе потребуется узнать ответы на свои вопросы. И поэтому, на этой недели нам надо будет поехать в Кантерлот к принцессе Селестии.

— К принцессе Селестии!? — удивленно воскликнули жеребята.

— То есть принцесса тоже все это время знала правду? — спросил я.

— Да Вадим. У принцессы есть то, что тебе нужно увидеть. Поэтому мы и должны поехать в Кантерлот, — сказал папа.

— Это поможет тебе узнать всю правду, — сказала мама.

— Мама, папа, а мы можем поехать с вами? — спросили жеребята.

— Ну, не знаю. Я думала попросить миссис Гринлиф присмотреть за вами.

— Мам, пусть лучше поедут с нами, — попросил я. – Им будет полезно и познавательно увидеть столицу Эквестрии. Да и к тому же, я хотел бы, чтобы мы поехали все вместе.

И недолго подумав, мама все-таки согласилась со мной.

Все последующие дни я провел дома, сидя в своей комнате в размышлениях о том, что вскоре я узнаю, кто же я такой на самом деле. А может, даже узнаю, где живут такие же, как я и тогда они научат меня всему, что знают. В том числе научат меня контролировать свои способности. Но в моей голове постоянно возникал вопрос. А что будет дальше? Даже если я узнаю, что я не один такой, то неужели я уйду. Ведь я смогу жить с такими же, как я, которые смогут понимать и совершенно не бояться меня и моей силы. Но здесь было самое дорогое для меня. Моя семья, настоящая семья. С которой я вырос, которая воспитала меня и никогда не бросала. Может они, и испугались меня тогда, но лишь испугались и все. Им просто нужно было время понять это и привыкнуть. И я уверен, что и остальные жители понимают, что я лишь защищал наш город и его жителей.

— Братик, можно войти? — и голова маленькой пегаски высунулась из-за двери.

— Скайвиш, конечно же можно, — и пегаска робко подошла ко мне и присела возле меня. – Что-то случилось? Тебя кто-то обидел?

— Нет, я просто...просто...хотела извиниться, — и по ее личику потекли маленькие слезы. — Я тогда испугалась тебя, хотя ты мой братик и я люблю тебя, но когда я увидела что ты...ты... — и не имея сил договорить она просто заплакала и уткнулась своей мордочкой в мою грудь.

— Ну, ну, Скайвиш не плачь, ты не виновата, — и я успокаивающе начал гладить ее по голове. – Бояться это нормально. Ведь каждый может чего-то бояться и испытывать страх. Ведь даже я сам испугался, когда обнаружил, что у меня вместо рук вот эти когти.

— Ты тоже боялся? — удивленно спросила Скайвиш.

— Конечно. Но больше всего я испугался, когда увидел, что этот дракон приближается к тебе. Я боялся, что он может причинить тебе вред.

— И ты защитил меня, — сказала она, плотнее прижавшись ко мне. – Ты очень храбрый, братик.

— Ну, я не такой храбрый как ты.

— Я ведь ничего не сделала.

— А как же то, что какая-та маленькая пегаска без страха в глазах кидала камешки в лицо огромному дракону, чтобы защитить меня.

— Ну, я просто...просто...

— Ты просто защищала меня, так же, как и я тебя. Я прав?

— Прав, — улыбаясь, сказала она.

— Вот, мне больше нравится, когда ты улыбаешься.

— Скайвиш, вот ты где, — сказала мама, войдя в нашу комнату. – Я ведь уложила тебя спать.

— Она просто зашла пожелать мне спокойной ночи, — сказал я.

— Ну, ладно, а теперь одной маленькой пегаске пора ложиться спать, — сказала мама.

— Хорошо мама, — и поцеловав меня в щеку, она, повернувшись, выбежала из комнаты.

— Вижу она, наконец, снова улыбается, — сказала мама.

— Да, ей нужно было поговорить со мной. Ее гложило тоже, что и вас с папой. И она также чувствовала себя виноватой, как и вы.

— Рада видеть, что теперь она вновь стала веселым жеребенком, как и раньше. И я вижу, что и тебе самому стало лучше, — сказала мама и присела возле меня.

— Что сказать, маленькие жеребята невольно заставляют тебя улыбаться, — сказал я.

— Я помню тот день, когда я с твоим папой нашли тебя в лесу. Ты был таким маленьким, таким хорошеньким и таким миленьким, как и любой другой жеребенок, — и ласково потрепала меня за щеки. – Ну а теперь и моему уже взрослому сыну нужно как следует поспать. Папа купил билеты на завтрашний утренний поезд. Так что нам рано вставать и нужно хорошенько выспаться.

— А почему вы раньше не предупредили?

— Хотели сделать вам сюрприз. Поэтому ложись отдыхать.

— Хорошо. Спокойной ночи, мама, — сказал я. И выйдя из моей комнаты и погасив в ней свет, я умастившись на кровати смотрел в окно, посматривая на мерцание звезд, постепенно погружаясь в царство снов.

******

— Надеюсь, мы ничего не забыли? — спросил папа, взгромоздив на себя сумку.

— Не волнуйся, милый, я все проверила, — ответила мама.

— Пап, тебе помочь? — спросил я.

— Не переживай Вадим, она не слишком тяжелая, — и осмотревшись он заметил, что кого-то не хватает. – А где Скайвиш? Неужели еще не собралась.

— Сынок, будь добр сходи за ней, а то нам уже выходить пора, — попросила мама, и я, поднявшись наверх, обнаружил, что Скайвиш хоть и собралась, но положила в свою сумку слишком много вещей. И она, что есть сил, пыталась ее поднять, стрекача своими крылышками.

— Тебе помочь? — улыбаясь, спросил я.

— Не надо, я сама справлюсь, — и маленькая пегаска что есть сил, потянула сумку на себя. Но всех ее усилий хватило лишь на то, чтобы слегка сдвинуть сумку. – Ну, может чуть-чуть, — робко сказала она, позволив мне взять сумку. Но стоило мне схватиться за ремни сумки и слегка их приподнять, как я почувствовал дикий вес всей этой ноши.

— Святая Селестия, что же ты туда положила? — и стоило мне открыть сумку, как мне в лицо подобно вулкану ударил поток различных вещей. – Скайвиш, зачем тебе все это?

— Ну, я просто подумала взять парочку платьев, — сказала она.

— Парочку!? Да ты, по-моему, весь свой гардероб каким-то образом смогла уместить в эту небольшую сумку, — и постепенно начал одним за другим складывать платье обратно в шкаф, где им и место. – Скайвиш, мы едем в Кантерлот максимум на несколько дней, и тебе просто не понадобятся все эти платья.

— Ну, мама тоже взяла пару платьев, и я подумала, что мне тоже стоит взять несколько.

— Вот именно Скайвиш, пару платьев, а не все. Можешь взять два самых любимых платья и все, — сказал я на свою голову и теперь передо мной предстоял сюжет классического детективного триллера всех кобылок под названием “Нечего надеть”. В конце концов, что взрослые кобылки, что юные все они одинаковые. Около десяти минут я только и слышал тяжелые размышления Скайвиш, о том, какое же платье достойно самого Кантрелота.

— Скайвиш, Вадим, почему вы так долго? — хвала Луне, что в комнату зашла мама.

— Мама, прошу, помоги Скайвиш. Ты ей лучше поможешь, чем я, — и выйдя из комнаты спустился вниз к папе.

— Что там случилось Вадим? У тебя вид как будто над тобой просто издевались, — сказал папа.

— Я пострадал от мощной атаки одежды, а потом противник в виде моей сестры начал нападение на мою психику, которая выражалась в виде сложного выбора одежды.

— Что поделаешь Вадим, кобылки они такие, — подмигнув, сказал папа.

— А мама такой же была? — спросил я.

— Я тебе больше скажу. Твоя мама и сейчас такая. И вообще практически все кобылки такие, — ответил он улыбаясь.

— Я бы наверно сошел с ума, — сказал я.

— Все гораздо проще, чем кажется, — сказал он.

— И как же ты справляешься с этим? — спросил я.

— Я просто говорю твоей маме, что чтобы она не надела она всегда будет восхитительной. И это правда. Потому что, когда ты влюблен, то для тебя, твоя особенная пони всегда будет самой прекрасной на свете.

— Спасибо, милый, — сказала мама, спустившись вниз вместе со Скайвиш и поцеловав папу в щеку.

— Что ж давайте выходить. А то мы можем опоздать на наш поезд, — сказал папа, и уже было хотел открыть дверь, но я тут же ее придержал. – Что такое Вадим?

— Я думаю, будет лучше мне не показываться всем на глаза, — и стал покрываться серебряной жидкостью. Реакция родителей была ожидаема, они с изумлением наблюдали за этим процессом в отличие от жеребят, которые смотрела на все это с не скрываемым восторгом.

— Что ты делаешь? — выйдя из ступора, спросил папа.

— Я решил пока побыть невидимкой, чтобы не волновать жителей. А когда мы будем в поезде я вновь стану видимым, — сказал я.

— Вадим, не надо, — сказала мама и взяла меня за руку. – Ты не должен скрываться от всех.

— Но мам. Я не думаю, что мне стоит показываться.

— Ты тот, кто ты есть. И все жители этого города должны понимать, что ты поступил, как самый настоящий герой, когда вступил в схватку с этим драконом, чтобы защитить жеребят, среди которых была и твоя сестра.

— Вряд ли они так думают, — сказал я.

— Если они этого не понимают, то они слишком глупы, чтобы увидеть это, — сказала мама, и я развеял невидимость.

— Хорошо. Я надеюсь, хоть никто не испугается, увидев меня, — и открыв дверь, я вышел на улицу.

От нашего дома до вокзала, где нас ждал поезд всего пятнадцать минут ходьбы. Но достаточно было мне выйти из дома, как мне показалось, что дорога до вокзала увеличилось на несколько десятков километров. А время просто замерло на месте. Но хуже всего то, что на улице было куча пони. Я уже было хотел вновь быстро стать невидимкой, но мама, схватив меня за руку, вновь остановила меня.

— Ты не должен скрываться ото всех, — и слегка подтолкнула меня вперед.

И вот так, медленно и, но уверенно мы шли вперед. Но постоянные взгляды пони, устремленные на меня, начали постепенно напрягать меня. Мне даже хотелось просто взять и быстро добежать до станции, но прямо впереди меня шел папа, неся на своей спине Пичипай, и просто не давая мне сорваться вперед.

— Все в порядке сынок, просто иди вперед и не обращай внимания, — сказал папа, заметив мое беспокойство.

— Трудно не обращать внимания, когда на тебя все смотрят, — сказал я.

Но к счастью мы все-таки довольно быстро дошли до станции, на которой уже стоял наш поезд. И я уже было хотел войти внутрь, как вдруг услышал позади себя знакомые голоса.

— Вадим, подожди! — и, обернувшись, я увидел, как к перрону подбежали все мои близкие друзья.

— Рэдлайн, Лилу, Минти, Твинкл!? Что вы здесь делаете? — спросил я.

— Это правда, что ты уезжаешь? — спросила Минти.

— Ну, да. Мы с родителями отправляемся в Кантерлот, — ответил я.

— В Кантрелот? — спросила Лилу.

— Родители сказали, что в Кантрелоте находятся ответы на все мои вопросы. И может быть я смогу узнать, где найти таких же, как я. И они помогут мне с этим, — и вытянул свои когти. – Но я не расстаюсь с вами. Хувсвиль всегда был моим домом и будет. Здесь моя семья, близкие и, конечно же, вы, мои лучшие друзья.

— Так значить ты вернешься? — спросил Рэдлайн.

— Может не сразу Рэдлайн. Все зависит от того, что я узнаю. К тому же я давно хотел попутешествовать по Эквестрии. Побывать в других городах. Но я еще вернусь в Хувсвиль, хотя бы для того, чтобы вновь увидится с вами, — сказал я, улыбнувшись, и обнял своих друзей.

— Вадим, поезд уже отходит, — крикнул папа.

— Ну, до встречи ребята.

— Береги себя, — сказала Лилу.

— И не забывай нас, если что, — сказал Твинкл.

— Возвращайся по скорее, — пожелала Минти.

— И удачи тебе, — сказал напоследок Рэдлайн.

— Спасибо ребят, и не волнуйтесь, мы еще непременно с вами увидимся, — сказал я, запрыгнув в поезд, перед тем, как он, наконец, тронулся в путь.

Постукивание колес, небольшое покачивание вагона и быстро пролетающий пейзаж Эквестрии, все это для меня было впервые. Ведь я никогда не ездил на поездах и теперь наслаждался этим, как маленький жеребенок.

— Здорово! — воскликнул Стардаш, сидя возле мамы и выглядывая из окна.

— Мы так быстро едим! — также восхищенно сказала Пичипай.

— Пап, а через сколько мы прибудем в Кантерлот? — спросил я.

— Ну, если без опозданий, то часа через три, — ответил он.

И облокотившись на кресло, уставившись в окно, я наблюдал за мелькающим пейзажем. Правда, удобно устроиться в этих креслах для меня не представляло возможности. Так как они явно не предназначались для таких как я. Поэтому мне пришлось сильно постараться, чтобы хоть как-то удобно устроиться в этом кресле. И спустя пять минут выбора удобной позиции, я все-таки смог удобно умаститься в кресло и даже расслабиться. Под звук стучащих колес и пошатывающегося вагона я даже не заметил, как заснул. Мне показалось, что я прикрыл глаза ровно на минуту, как вдруг почувствовал, как кто-то трясет меня за плечо.

— Сынок, просыпайся, — и, открыв глаза и взглянув в окно, я увидел, что поезд уже стоит на станции.

— Мы уже приехали? Так быстро? — спросил я, протерев глаза.

— Да. Ты проспал всю дорогу, — ответил папа, взяв сумки, и мы вместе вышли из поезда.

— Ничего себе! — воскликнул я, выйдя со станции и впервые увидев такой большой и красивый город, как Кантерлот.

Из различных книжек я давно знал, что Кантерлот сильно отличался от других городов. Прежде всего, свои великолепием и уровнем жизни, — в городе стояли вычурные дома с позолоченными крышами, улицы украшали резные скульптуры и разноцветные флаги, а в лавках продавали самые изысканные и дорогие товары. А замок, который можно было увидеть из любой точки города, буквально истекал водопадами. Но одной из проблем такого города было то, что население состояло, в основном, из знати и богачей. А точнее из богатых напыщенных снобов, которые гордо задирали головы вверх и не видели ничего дальше своего носа. Но, по-видимому, это и не давало им удивленно уставиться или глазеть на меня. Поэтому они просто проходили мимо, делая вид, что просто не замечают меня. Хотя некоторые жеребята, гуляющие с родителями или просто бегающие по городу, все же удивленно останавливались и заворожено наблюдали за мной.

Но залюбовавшись красотой города я и не заметил, как мы вышли прямо к дворцу принцесс, который надежно охранялся стражниками, закованными в стальную золотистую броню. И стоило нам подойти к воротам дворца, как стражники загородили путь своими копьями.

— Посторонним вход запрещен! — громко произнес один из стражников.

— Вы можете записаться на аудиенцию к принцессе только через два дня, — четко, но довольно мягко объяснил второй стражник.

— Простите, пожалуйста, но принцесса Селестия знает о нашем прибытии и ждет нас, — сказал папа.

— Боюсь, нам никто не сообщал об этом, — сказал стражник.

— Если вы скажете принцессе о нас, то я уверен, что она подтвердит наши слова, — сказал папа.

— Нам запрещено покидать пост, — сказал стражник.

— Хорошо. Тогда я сам скажу об этом принцессе, — сказал я и попытался пройти. Но сделав шаг вперед на меня тут, же навели два заостренных копья.

— Кто бы ты ни был, мы бы не советовали тебе связываться с королевскими стражниками, — сказал один из них, слегка приблизив копье к моему лицу.

— Я бы тоже не советовал вам связываться со мной, — и, приподняв свои когти, я увидел, как стражники с ноткой испуга переглянулись.

— Братик не надо их пугать, — сказала Скайвиш, обняв меня за ногу.

— Не волнуйтесь, я просто немного пошутил, — сказал я и успокаивающе погладил пегаску по ее головке. — Но к принцессе мы все равно попадем.

— Но как? — спросила мама.

— А вот так, — сказал я и моментально стал покрываться серебряной жидкостью, которая через несколько секунд растворила меня в воздухе. Должен признать было забавно наблюдать за стражниками, которые были поражены моему небольшому трюку. Они даже выронили копья от изумления, и никак не могли поверить тому, что случилось на их глазах. А когда я заговорил, так мне показалось, что их обоих может хватить сердечный приступ.

— Мама, папа, будьте тут. Я лично сообщу принцессе, что мы пришли, — сказал я, и теперь просто пройдя мимо стражников, я легко и просто проник на территорию королевского дворца.

Но, даже попав внутрь, образовалась одна небольшая проблемка. Дворец по своей величине был огромен, и найти, где сейчас находиться принцесса Селестия было крайне проблематично. Поэтому я вновь почувствовал себя, как тогда в лесу, когда я, впервые отправился за целебными травами и цветами. К сожалению здесь тоже не было ориентиров. А взять и спросить у кого-нибудь, было бы не самой лучшей идеей. Так что я решил, понадеется на свое чутье и, идя коридорами замка, периодически заглядывал в некоторые комнаты.

Некоторые комнаты по своему виду предназначались для совещаний, другие имели вид гостевых комнат, также я наткнулся на пару обеденных комнат. И чем дольше я шел, тем больше мне казалось, что я иду в не правильном направлении. Но заметив довольно таки массивную дверь, я решил заглянуть во внутрь. По сравнению с остальными комнатами, которые я видел в этом замке, эта комната была более приятной и имела красивые темно-синие тона. А потолок представлял собой ночное созвездие, на котором сияли различные звезды.

— Это изумительно! — восторженно произнес я.

— Кто здесь? — услышал я голос и увидел, как из соседней комнаты вышла темно-синий аликорн. – Кто здесь? — повторила она, причем ее голос стал таким мощным, что меня чуть не сбило с ног.

— Простите принцесса Луна, — сказал я, отойдя немного в сторону и на всякий случай, прижавшись к стене, я сбросил свою маскировку, представ перед принцессой.

— Кто ты или что ты такое? — удивленно спросила она.

— Простите принцесса, но я не могу ответить на этот вопрос, поскольку и сам не знаю название своего вида, — ответил я.

— Тогда что ты здесь делаешь? — также строго сказала она, но уже обычным голосом.

— Я прошу простить меня, за то, что вторгся в ваши покои принцесса Луна. Я просто искал вашу сестру, принцессу Селестию, — сказал я.

— Я прежде не встречала существ подобно тебе, — сказала она уже более мягко, и она слегка приблизилась ко мне, чтобы как следует разглядеть. – И на вид ты не выглядишь опасным.

— Боюсь принцесса, это лишь на первый взгляд, — и продемонстрировал ей свои когти.

Должен сказать ее реакция была довольно необычно, вместо испуга это вызвало у нее интерес, и она уже вплотную приблизилась ко мне, чтобы рассмотреть их.

— Довольно впечатляющие когти, — сказала принцесса.

— Может они, и выглядят впечатляюще принцесса, только они внушают многим пони страх. И поэтому многие теперь видят во мне скорее хищника, чем друга, — сказал я.

— А где ты живешь?

— Я не знаю, откуда я родом. Меня вырастили и воспитали обычные пони. Они нашли меня в лесу неподалеку от не большого городка под название Хувсвиль, который на западе от Эквестрии. Они стали моей семье, которая любит, и заботиться обо мне, — сказал я, и в покои принцессы неожиданно зашла сама принцесса Селестия. – Принцесса Селестия, рад вас видеть, — немного поклонившись, сказал я.

— И я рада вновь тебя увидеть Вадим, но где твоя семья? — и после этого вопроса по комнате раздался громкий хлопок от того, что я со всей силы стукнул себя когтем по лбу.

— Принцесса Селестия, не могли б вы сказать вашим стражникам, чтобы они пропустили мою семью во дворец. А то ваша стража снаружи не знала о том, что мы должны прибыть к вам, — сказал я.

— Конечно Вадим, — и позвав ближайшего стражника, принцесса приказала ему провести мою семью во дворец. – Скажи Вадим, если мои стражники отказались вас отпускать, то, как ты попал во дворец? И как ты попал в комнату к моей сестре? — улыбаясь, спросила принцесса.

— Ну, это довольно длинная история принцесса, — сказал я.

— Что ж, я с радостью послушаю ее, — сказала принцесса.

— Сестра, если ты не возражаешь, то я бы тоже хотела послушать его историю. Он очень заинтриговал меня. Но ответь мне на вопрос моя дорогая сестра, как давно ты его знаешь? — спросила аликорн.

-Давно, моя любимая сестра. Ты, к сожалению, еще была тогда заточена. А подробности я тебе расскажу немного позже, — сказала принцесса Селестия и мы втроем вышли из комнаты принцессы Луны и, пройдя несколько коридоров, мы вошли в просторную комнату с различными пуфиками и подушками на полу. А через несколько минут в комнату вошли и мои родители с моими сестрами и братом. Разумеется, мама и папа сразу поклонились принцессам в знак уважения, но малыши изумленно уставились на принцесс и похоже они просто не могли поверить своим глазам.

— Невероятно! Принцесса Селестия и принцесса Луна! — восторженно произнесла Скайвиш.

— Какие милые жеребята, — мягко произнесла принцесса Луна.

— Моя сестра всегда имела слабость к маленьким жеребятам, — улыбнувшись, сказала Селестия.

— Как и ты, сестра, — ехидно сказала Луна.

— Клаудвэйф, Свитпай я получила ваше письмо пару дней назад и вы написали, что вам нужно срочно встретиться со мной. Но вы не указали причину столь срочного приезда, — сказала принцесса.

— Ваше Величество, время пришло, — сказал папа, и лицо принцессы моментально приняло серьезный вид.

— Вадиму пора узнать правду, — сказала мама.

— Я понимаю. Поэтому Вадим прошу, иди со мной. Свитпай и Клаудвэйф я прошу вас рассказать историю Вадима моей сестре. Она пожелала узнать его историю, и я считаю, что ей даже следует узнать ее, — сказала принцесса и, выйдя из комнаты, я последовал за ней.

Мы шли не быстро, а молчание слегка напрягало меня. Я не знал, куда ведет меня принцесса, но решиться спросить об этом тоже не мог.

— Вадим, могу ли я спросить тебя кое-что? — спросила принцесса, посмотрев на меня.

— Конечно принцесса, все что угодно, — сказал я.

— Что случилось с тобой, что твои родители решили рассказать тебе правду? — спросила принцесса.

— Случилось вот это, — и в очередной раз продемонстрировал свои серебряные когти. Даже для принцессы это было удивлением. – Недалеко от нашего города проходила миграция драконов и один из них, по всей видимости, отстал от остальных. И он, залетев в наш город начал все сжигать и разрушать. Когда я вышел на улицу, чтобы отвлечь его, то увидел, что по улице идет группа жеребят и среди них была моя сестра Скайвиш. Увидев их, он стал к ним приближаться, и я набросился на него, а чтобы он не извергал огонь я что есть сил, держал его пасть. Он пытался скинуть меня с себя, и после долгих совместных пируэтов в воздухе ему это удалось. Я даже на мгновение потерял сознание, а открыв глаза, увидел, как дракон прижимает меня своей лапой. И тогда Скайвиш начала кидать в него камни, чтобы он отстал от меня. Вы представляете принцесса, эта маленькая пегаска кидала камни прямо ему в лицо, и что удивительно в ее глазах не было страха, — сказал я улыбнувшись.

— Когда речь идет о защите близких тебе пони страх часто отступает, — сказала принцесса.

— Я это уже понял. Дракону, разумеется, ничего не было от этого. Но он ударил ее своими когтями, и когда я увидел кровь на шкурке Скайвиш, и во мне словно проснулся хищник, спавший все это время внутри меня. Я набросился на дракона и стал наносить ему удары, и я бил его до тех пор, пока он не потерял сознание. А когда я увидел жителей и как они смотрят на меня, то увидел, что мои руки превратились в серебряные острые когти, — закончил я.

— Прости Вадим, — огорченно сказала принцесса.

— Ничего страшного, вы ведь не знали этого. Принцесса вы ведь скажете мне, как и где найти таких же, как я?

— Вадим, боюсь все намного сложнее, чем ты думаешь, — сказала она.

— Но я думал, вы расскажете мне все о моем виде, скажите, откуда я и ответите мне на другие вопросы.

— Ты получишь ответы на свои вопросы Вадим, но не от меня.

— А от кого? — спросил я.

— Тебе все расскажет твой брат, — сказала принцесса, и теперь уже я изумленно посмотрел на нее.

— Брат!? У меня есть брат!? — но прежде, чем я получил ответ на этот вопрос мы подошли к двери одной из комнат, и принцесса, открыв дверь, пропустила меня внутрь.

Комната была довольно просторная, но слегка пустовата. Единственное что в ней было так это некое подобие шкафа, который был внутри стены. Но, правда, я не видел не ручки, не чего-либо еще, за что можно было его открыть. Принцессу же это никак не смутило. Она лишь подошла к нему, слегка наклонившись, и с помощью своего рога открыла его.

— У этого шкафа особый магический замок, который могут открыть лишь аликорны, — пояснила она, и через секунду из него вылетел небольшой круглый диск, который слегка зависнув в воздухе, подлетел ко мне и опустился прямо в мои руки.

— Что это за диск, принцесса? — спросил я.

— Это ответы на все твои вопросы, — и от такого ответа у меня в голове появилось еще больше вопросов. Как может обычный железный диск ответить на мои вопросы?

— И что мне с ним делать, принцесса? — спросил я.

— Шторы в этой комнате достаточно плотные и не пропускают солнечного света. Поэтому, когда я выйду, завесь их и, положив диск в центр этой комнаты, нажми на маленькую кнопку посредине этого диска, — и, взглянув на диск, я действительно заметил небольшую зеленую кнопку.

— Неужели этот диск даст столь нужные мне ответы? — спросил я.

— Это кажется невероятным, но просто поверь мне, — сказала принцесса.

— Но вы ведь сами сказали, что мне все расскажет мой брат, — сказал я.

— Так и есть, просто нажми на кнопку и ты все узнаешь, — сказал принцесса и подмигнув вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Где-то с минуту я смотрел на этот диск с непониманием, пока все же не сделал так, как сказала принцесса. Плотно завесив шторы, и убедившись, что в комнате достаточно темно, я аккуратно положил диск в центр комнаты и нажал на зеленую кнопку. Первое время ничего не происходило, пока я не услышал непонятный звук, который начал исходить прямо из этого диска. Но потом звук исчез и я, было подумал, что этот диск, чем бы он, ни был, просто сломался, но резкая и внезапная вспышка ослепившая меня доказала лишь обратное.

— Цербер меня раздери! Что это еще такое? — сказал я, прикрыв глаза руками и слегка отойдя назад. – Надо же, как от такой маленькой штуки может быть столько света.

Но постепенно свет стал не таким резким, и, убрав руки, я увидел то, к чему явно был не готов. Существо, такое же, как я, смотрела в мою сторону и радостно улыбалось.

— Рад видеть тебя, братишка, — и одной этой фразы хватило, чтобы я напрочь потерял дар речи. – Вижу ты неожидал подобного.

— Ты...такой же...как...я, — одна эта фраза далась мне с трудом. Поверить в то, что спустя столько лет перед тобой находиться такое же существо как и ты сам было просто невероятно. И поэтому, слегка переведя дух и собрав мысли в кучу, я задал свой первый вопрос. – Кто ты такой? — по своей сути вопрос был глупым, поскольку он уже сказал, что приходится моим братом, но мне нужно было вновь это услышать.

— Я твой брат, Вадим, — сказал он улыбнувшись. Но подойдя ближе и попытавшись коснуться его, я увидел, что моя рука попросту проходит насквозь. И я увидел, как выражение его лицо приобрело грустный вид.

— Прости Вадим, но боюсь, я лишь голографическая запись со встроенным искусственным интеллектом, — из всего выше сказанного я смог разобрать только слово запись.

— Как тебя зовут? — спросил я.

— Меня зовут Себастьян, — ответил он.

— Себастьян, в общем, я давно хотел узнать, как конкретно называется наш вид? — спросил я.

— Мы с тобой люди Вадим. А наш вид называется человек, — сказал он.

— Я никогда не слышал о таком виде. И не в одной из книжек, которые я читал, не было и слово о подобном виде, — сказал я.

— Неудивительно, ведь ты родился вовсе не здесь.

— Неужели я родился в царстве грифонов, — предположил я.

— Я имел в виду, что ты родился на другой планете. Можно даже предположить, что в другой вселенной, — сказал он и у меня чуть ли не буквально не вылезли глаза от удивления.

— Я с другой планеты!? Но как я тогда попал в Эквестрию?

— Это я послал тебя сюда. Точнее сказать я не знал, куда конкретно ты попадешь, но если ты жив и с тобой все в порядке, то я рад, что ты попал в этот мир.

— Это просто невероятно, — и обхватив голову руками, я попытался вникнуть во всю выше сказанную информацию. – А где ты сейчас? Я могу с тобой встретиться? — спросил я, и лицо Себастьяна приобрело мрачный вид.

— Боюсь, Вадим это невозможно, — ответил он.

— Почему?

— Потому что, я уже давно погиб. Как и наша родная планета Вадим. И именно поэтому ты здесь. Я просто хотел спасти тебя, чтобы ты выжил.

— То есть вся наша планета, весь наш мир, погибли, — и Себастьян утвердительно кивнул головой. Но как это могло произойти, чтобы вся планета погибла?

— Тебе лучше присесть Вадим, ибо это долгая история и боюсь, она будет полна неприятными фактами и новостями, — сказал он и начал свой рассказ.

Я тихо сидел на мраморном полу и слушал рассказ Себастьяна. Но вряд ли, то, что я слышал, можно было назвать обычным рассказом. Все это можно было назвать одним сплошным кошмаром и ужасом, и сам рассказ мог бы стать лучшим ужастиком в Эквестрии, если бы его издали. Но для меня это был не просто рассказ, это было историей моего родного мира, моего вида и самого меня. Себастьян описал все подробности произошедшего на Земле. Всю историю с добытием нового топлива. Надежда и мечта человечества попросту превратилась в нашу гибель. Я не знаю, сколько прошло после того, как Себастьян закончил свой рассказ, но я просто не мог вот так сразу все это принять.

— Почему мы такие? Почему мы допустили, чтобы наша родная планета разрушилось. И только из-за того, чтобы удовлетворить наши амбиции, — гневно сказал я.

— Не нужно судить так строго братец. В конце концов, не все люди были такие. Но все же в твоих словах есть доля правда. Ибо даже один мудрый философ сказал «Нет на Земле опаснее животного, чем человек».

— И это многое доказывает.

— Ладно Вадим, теперь когда ты все знаешь, ты можешь задавать свои вопросы. Но должен тебя предупредить, я не смогу дать ответы абсолютно на все вопросы. Я ограничен своей голографической записью и встроенным искусственным интеллектом, который имеет часть моих знаний.

— Я хочу знать, что это? — и вытянул вперед свои когти.

— Это была моя последняя разработка. Пожалуй, это одна из самых удачных и лучших. Моя мечта, которая смогла стать реальностью. В твоем организме находятся наноботы. Это искусственно созданные устройства, размером сопоставимые с молекулой, которые способны обрабатывать, считывать и передавать информацию друг другу о состояние организма владельца. В дано случае о твоем организме.

— И на что они способны?

— Эти устройства полностью воздействуют на все твое тело. Они повышают работу твоего мозга, воздействуя специальными электрическими импульсами на определенный раздел твоего мозга. Таким образом, твоя память, твое мышление и умение анализировать даже в критической, или проще говоря, опасной для жизни ситуации многократно превосходят любой живой организм. А воздействуя на твои мышцы, они улучшают твою силу, выносливость, скорость и так далее. С их помощью я хотел доказать то, что человек способен преодолеть свой рубеж.

— И то, что я могу становиться невидимым, это тоже их заслуга?

— Эти наноботы сделаны из особого металлического вещества, которое разрабатывалось только в моей лаборатории. Ты наверно уже научился контролировать свою невидимость?

— Уже довольно давно.

— Так вот, когда ты хочешь стать невидимкой, наноботы просто, сквозь кожные покровы покрывают тебя, слоем этого вещества.

— А что это за вещество? — спросил я.

— Мы так не смогли дать ему название. Но свойства этого вещества поистине колоссальны. Это вещество отражает весь направленный свет и также позволяет тебе покрывать этим веществом любые другие предметы. Можно сказать это специфическая аура невидимости.

— А еще я порой не ощущаю боли, какой бы сильной она не была.

— Как я уже сказал, наноботы воздействуют на твой мозг, в том числе и на участок, отвечающий за боль.

— Еще я хочу узнать, что это за когти и как их, в конце концов, убрать?

— Мы назвали это «Когти дракона».

— Когти дракона!? Вот это ирония судьбы, — сказал я, вспомнив обстоятельства, как именно я получил эти самые когти.

— Как я сказал, вещество, которым покрыты наноботы имеет удивительные свойства. Это вещество стала самым прочным и самым легким металлом в мире. Любой предмет сделанного из этого вещества фактически невозможно сломать, а твои когти к тому же всегда будут остры и могут разрезать что угодно.

— Но как их убрать? Или же они теперь всегда будут у меня вместо обычных рук? — с тревогой спросил я.

— Тебе не стоит переживать по этому поводу. После активации «Когтей дракона» должно пройти достаточное количество времени, чтобы они могли безопасно синтезироваться, когда это потребуется.

— И должно пройти времени?

— От одного до двух месяцев. Все зависит от организма, в который введены наноботы.

Что ж эти слова слегка успокоили меня. Ведь теперь я знал, что вскоре мои руки приобретут свой прежний вид.

— Себастьян, ты можешь рассказать и показать мне моих, точнее наших родителей, — попросил я.

— Прости Вадим, но я не могу исполнить эту просьбу. Я не вложил в этот диск их изображения.

— Но почему? — не понимая, спросил я.

— Я не хотел, чтобы ты увидел тех, кого никогда не знал и не помнил. Но могу тебе сказать, что ты сильно похож на нашу маму, а вот глаза у тебя папины.

— А что с ними случилось?

— Наша мать умерла во время твоих родов, но наши врачи чудом смогли спасти тебя. Но спустя несколько месяцев погиб и наш отец. Во время проведения одного из экспериментов, произошел взрыв в лаборатории, который и унес его жизнь.

— И с тех пор ты стал обо мне заботиться.

— Я понимаю тебе тяжело. Но я посылал тебя в другой мир, не только чтобы спасти, но и в надежде на то, что ты сможешь обрести в новом мире семью, которую ты лишился. Ведь, если у тебя есть те, кто любит и заботиться о тебе, то хотя бы ради них стоит жить.

И он был прав. Ведь все это время мама и папа знали кто я. Они всегда поддерживали меня, когда я в этом нуждался, дарили мне свою любовь и заботу. И я никогда не жалел, что они стали моими родителями. И ради них, я готов на все.

— Но почему я не помню ничего из этого. Не помню тебя, наш мир, вообще ничего? У меня должны же были остаться хоть какие-нибудь воспоминания.

— Они у тебя были. Но наноботы стерли твою память.

— Стерли!? Вот так просто взяли и стерли всю мою память.

— Это был побочный эффект от их имплантации, который я не успел устранить. Но если честно, то я даже рад, что не успел этого сделать. Ибо я хотел, чтобы ты забыл свою жизнь на Земле. Забыл все то, что ты видел и знал о нашем мире. Чтобы ты мог начать свою жизнь с чистого листа. Кстати по подсчетам компьютера прошло целых четырнадцать лет с момента последней активации диска. Значить тебе уже восемнадцать, и ты совершеннолетний. Так что я поздравляю тебя. Жалко, что я не мог увидеть, как ты растешь и взрослеешь.

— Почему же ты не отправился со мной? Ведь ты наверно тоже мог спастись.

— Мог, но у меня было две весомые причины, из-за которых я не отправился вместе с тобой.

— Что же это были за причины, из-за которых ты даже меня собственного родного брата отправил в другой неизведанный мир? — спросил я.

— Во-первых, я боялся, что мои знания могут причинить вред в другом мире. И я не хотел, чтобы все вновь повторилось. Я больше не хотел видеть, как знания, которые могли служить во благо человечества, превращали в оружие.

— А какой же была вторая причина?

— Вторая причина заключалась во мне самом. Я был болен.

— Болен!? — удивился я.

— Да, причем болен смертельно. Долгое время работы в лаборатории с различными опасными веществами, изучение различных видов радиации, все это в куче привело к неминуемым последствиям.

— А как же наноботы? Ведь они наверняка могли излечить тебя.

— Боюсь, что даже они были не в силах мне помочь. Поэтому даже если бы я отправился с тобой, то максимум я бы прожил около двух лет, — сказал он и над нами нависла неловкая тишина.

— Знаешь, мне даже не верится в то, что ты умер. Ты так говоришь, так изъясняешь свои мысли, словно живой человек.

— Прости Вадим, но я лишь голографическая запись со встроенным искусственным интеллектом, который содержит часть информации о нашем мире, что позволяет мне отвечать на твои вопросы, как живому человеку. Так что я всего лишь обычная имитация жизни.

— Понятно.

— Что ж, на этом моя запись, а также все ответы, которые я записал заканчиваются.

— И что дальше?

— Теперь в этом диске останется лишь искусственный интеллект. И единственное, что я могу тебе посоветовать так это взять с собой этот диск. Он содержит всю возможную информацию о наноботах, если у тебя вдруг возникнут с ними проблемы или вопросы об их использовании.

— А этот диск может рассказать мне о нашем мире?

— Нет, Вадим. Я не хотел, чтобы ты еще больше узнал о нашем мире. Ведь то, что ты узнал лишь малая часть того, что творилось в нем. Поэтому, если честно, я всей душой желал, чтобы ты, никогда вновь не активировал этот диск. Но это оказалось неизбежным. В конце концов, человек всегда ищет ответы на свои вопросы. И я надеюсь, что несмотря ни на что ты проживешь счастливую жизнь, братишка. И на этой ноте я прощаюсь с тобой. Я желаю тебе удачи, счастья и успехов в личной жизни. Я люблю тебя, братик, — и, улыбнувшись, он помахал мне рукой. – Программа завершена, — и диск отключился.

— Спасибо Себастьян. За все, что ты для меня сделал.