Автор рисунка: Siansaar
Глава 23 Глава 25

Глава 24

— Твайлайт, может мне как-то помочь тебе? — предложил я новоиспеченной принцессе. — А то мне даже как-то неудобно, что ты взяла на себя всю заботу обо мне.

— Ну что ты мне вовсе не сложно. Ты мой друг, а я всегда рада помочь своим друзьям. Тем более в твоём состоянии тебе необходимо отдыхать,- заботливо сказала Твайлайт.

— Если я ослеп это не значит, что я не могу тебе помогать?

Да, я действительно стал слепым, и это было неоспоримым и крайне неприятным фактом, и это произошло лишь спустя пару недель после отъезда родителей. Все было вполне обычно и обыденно, пока не проснувшись утром я вдруг не заметил, что мои руки вновь пришли в норму. Когтей больше не было, но вместе с тем, я знал, что теперь мне стоит готовиться к неожиданностям. Но я явно не ожидал того, что я стану слепым.

Пару дней все было нормально и ничего не происходило. Казалось, что-то существо в пещере просто ошиблось, ведь когти спали гораздо раньше, чем он сказал. Но к моему сожалению уже через пару дней со мной начали происходить изменения, а точнее с моим зрением. Сначала это не было сильно заметно, и казалось, что все в порядке. Но постепенно, из-за дня в день, мое зрение ухудшалось. Уже совсем скоро я стал гораздо хуже видеть, не мог различать объекты, и мне стало гораздо тяжелее ориентироваться, но я не говорил об этом ни Твайлайт ни кому-либо ещё. Даже пару дней не ночевал в доме Эплджек. Не знаю может быть гордость, а может потому, что просто не хотел, чтобы они зря беспокоились обо мне. Но, так или иначе, все тайное становиться явным.

******

— Вадим, почему ты сидишь здесь? – услышал я голос Твайлайт, и то, как она стала подходить ко мне.

— Просто захотел немного отдохнуть вот и решил присесть здесь, — интересно было бы узнать, где это здесь. Моё зрение было уже настолько слабо, что я шёл только в том направление, в котором точно знал, что не врежусь в какое-нибудь дерево. А сейчас оно было ещё хуже, и я был уверен, что уже вскоре я полностью ослепну.

— А я как раз шла к Флаттершай, чтобы проведать ее, и я подумала, что эти фрукты будут ей полезны. Кстати, вот эти яблоки ей передала Эплджек, — и я услышал, как она начала что-то искать. — Вот возьми это яблоко, мне кажется оно самое вкусное.

— Спасибо Твайлайт, — и попытался взять протянутое мне угощение. Но первая попытка, впрочем, как и вторая были неудачны, и я лишь рассек рукой воздух.

— Вот так, — произнесла аликорн и, взяв мою руку, положила на неё крупный древесный плод. — Вадим, что с тобой?

— Со мной все нормально, правда. Просто небольшие проблемы с координацией вот и все. У меня с утра немного кружилась голова, и вот видимо еще не совсем прошло, — сказал я, пытаясь быть более убедительным. Что-то чересчур часто со мной стали происходить неприятности. И я не хотел бы сейчас стать еще чей-то обузой.

— Может, тогда зайдешь ко мне в гости, раз уж ты все равно рядом с моим домом, — вот это далеко я зашел, раз оказался аж рядом с домом Твайлайт.

— Хорошо, с удовольствием, — благо я уже много раз был у неё в гостях и визуально помнил интерьер её дома.

Библиотека Золотой Дуб именно таково было полное название библиотеки, это огромное полое дерево и служило домом в котором Твайлайт жила вместе со Спайком. Сама же библиотека была поистине большим местом. На первом этаже находился читальный зал, тогда как на втором располагается довольно обширная спальня. Также под деревом подвал с оборудованием, это такая себя лаборатория в которой Твайлайт любила проводить свои эксперименты и различные опыты. Пару раз она даже просила меня побыть ее испытуемым.

На своё удивление я все-таки смог дойти до её дома, правда конечно при этом, мне пришлось два раза столкнуться с деревом, и один раз натолкнуться на какие-то колючие кусты, судя по запаху, это были герани. И наконец, зайдя внутрь я по удобнее уселся на диван, а Твайлайт судя по звуку, сразу пошла на свою кухню заваривать чайник.

— Вадим с тобой точно все хорошо?

— Все в полном порядке, а почему ты спрашиваешь?

— Ну, мы с девочками не видели тебя несколько дней. Эплджек говорила, что в последние пару дней ты и вовсе не ночевал дома. Мы уже начали думать, что ты вновь отправился в Вечнодикий лес за травами, пока Флаттершай не узнала, что в больнице тебя никуда не посылали.

— Да так, просто гулял по окрестностям и решил пару дней поспать под открытым небом, — сказал я и услышал, как Твайлайт поставила, что-то на стол. Судя по звуку это должны были быть пара чашек с чаем и какая та другая посуда.

— Что ж я рада, что с тобой все в порядке. Вот угощайся, эти печенья довольно-таки вкусные.

— Спасибо Твайлайт, — и попытался взять одну печеньку, но моя рука, к несчастью наткнулась на одну из чашек, которую я благополучно опрокинул, и я почувствовал, как горячий чай попал на мою руку.

— Ты не обжёгся? – спросила Твайлайт быстро приложив к моей руке полотенце, которое она успела смочить холодной водой.

— Не волнуйся, даже если и так, то этот ожог пройдет за считанные секунды, — сказал я и протянул ей полотенце.

— Вадим, с тобой точно все хорошо?

— Конечно, а почему ты спрашиваешь?

— Потому что я стою здесь,- сказала она, мягко повернув мою голову совершенно в другую сторону. — Вадим, ты ничего не видишь? – даже не спрашивая, а скорее уточняя спросила она.

С одной стороны, я понимал, что мог убедить Твайлайт в том, что это не так, но с другой стороны, с моим зрением я точно не смогу добраться обратно до фермы Эплджек. Так что выбора у меня не было.

— Боюсь, что это так Твайлайт. Похоже я полностью ослеп.

— И ты теперь совсем ничего не видишь?

— Абсолютно, теперь я слеп, как крот, и все что я вижу так это лишь тьму.

— Почему ты раньше ничего нам не сказал? Почему ты вообще скрывал это?

— Не волнуйся, я уверен это лишь временно,- но, если бы я мог сейчас видеть, то уверен, Твайлайт смотрела бы на меня самым грозным взглядом, на который она способна.

— А если это навсегда? Если бы ты поранился или с тобой что-нибудь случилось?

— Твайлайт я не маленький ребёнок и могу о себе позаботиться. Тем более наноботы излечат меня, если я получу какую-нибудь рану и излишнее беспокойство здесь ни к чему. Я прибыл сюда для того, чтобы справится со своими проблемами, а не перекладывает все на тебя и твоих подруг. Почему я ничего не сказал вам? Да потому что просто не хотел быть вам обузой.

— Мы ведь друзья...

— Но это не значить, что вы обязаны всегда мне помогать, и нянчиться со мной.

— Не всегда, а только тогда, когда ты действительно в этом нуждаешься. И сейчас тебе требуется эта забота. Поэтому Вадим, ты останешься у меня, и я буду заботиться о тебе, пока твоё зрение не вернётся, и это не обсуждается.

В этот момент я был удивлен, даже скорее поражен Твайлайт. Я впервые услышал, как она проявила свою настойчивость, причем настолько сильно, что я просто не мог ей возразить. Я даже вновь почувствовал себя нашкодившим жеребенком, которого отчитали родители за какой-нибудь мелкий проступок.

******

Уже около месяца я оставался слепым, а моё зрение не прояснялось. Твайлайт и девочки даже отложили запланированную поездку в Кантерлот, и даже Твайлайт на мои слова о том, что теперь, как у одной из принцесс у нее есть обязанности, ответила лишь то, что друзья ей гораздо дороже, а подруги, разумеется, поддержали ее в этом.

Как и сказала Твайлайт она решила взять на себя всю заботу обо мне. Я конечно говорил ей, что это будет излишне, но она попросту ничего не хотела слушать, и в тоже время предоставила мне жесткие доводы в свою пользу. На ферме вся семья Эплов полностью занята, Рэрити полностью завалена заказами, Пинки Пай хоть и была прирожденной нянькой, но мне было даже страшно представить, если бы меня оставили под ее опекой, Рэйнбоу Дэш, конечно вряд ли смогла позаботиться обо мне. Да и к тому же она жила в облачном домике, а я уж точно не мог ходить по облаках. Оставалась еще Флаттершай, но проблема состояла в том, что весь ее дом был буквально заселен другой различной живностью и вряд ли для меня там найдётся местечко. Так что Твайлайт и вправду была единственной, кто мог обо мне позаботиться.

На весь месяц мне пришлось окунуться в стадию новорожденного жеребенка, который не может даже самостоятельно есть. Разумеется, я мог есть сам, если не учитывать несколько разбившихся чашек и тарелок, но похоже Твайлайт так нравилось кормить меня с ложечки, что я просто не мог ей отказать, а в некоторых случаях даже не хотел, так как это было довольно приятно, когда за тобой ухаживает кобылка. И хоть я часто бывал в гостях у Твайлайт и отлично знал, интерьер ее дома, но будучи полностью слепым даже обычный поход от одной комнаты к другой мог сопровождаться несколькими падениями и столкновениями с различными вещами с моей стороны. Даже несмотря на то, что ради меня Твайлайт максимально освободила дом от всевозможных вещей, чтобы пресечь мои столкновения с ними, это нисколько не упрощало моего положения.

Так прошли еще две недели моего пребывания под опекой юной принцессы. Несмотря на мою слепоту я все-таки смог слегка свыкнуться с тем, что я ослеп, хотя это было явно нелегко. Смириться с тем, что я как будто попал в другой мир. Мир, в котором всегда темно, мир в котором существуют лишь звуки и ощущения. Я, потерявший зрение, как заново рожденный. В том плане, что учиться жить уже совсем в другом мире — мире темноты. Я привык всю жизнь доверять своим глазам, а теперь должен верить ушам, рукам, интуиции.

Но труднее всего было принять это, принять психологически. Ведь психологически, я абсолютно не был готов к этому, и в этом и состояла вся опасность. Просыпаясь, я долгое время находился в состоянии паники и шока. Порой мне требовалось около часа, чтобы взять себя в руки, да и иногда в такие дни я страдал тяжелыми приступами депрессии. Я ничего не мог есть, мне не хотелось пить, и полностью пропадало желание с кем-то разговаривать. И лишь благодаря Твайлайт, я смог частично смириться с этой мыслью.

Но все равно я понимал, что не могу висеть на шеи у Твайлайт или кого-либо ещё вечно, а значит, надо было искать решение этой проблемы. И первое, что мне пришло на ум, так это спросить у Себастьяна. Раз уж моя слепота не являлась магическим заболеванием, и я не был подвержен какому-либо магическому заклятию, благо Твайлайт тщательно все это проверяла. То значит проблема была в моём организме. Тогда задается вопрос, почему наноботы не излечивают меня. И это я и собирался выяснить.

— Посмотрим, что ты мне сможешь рассказать, — сказал я, нащупав металлический диск в кармане своего рюкзака, который мне заблаговременно принесла Эплджек. И положив его на пол, я активировал его.

— Приветствую тебя Вадим, рад снова тебя видеть, — прозвучал голос Себастьяна, давая знать, что диск активирован.

— Жаль не могу сказать того же и тебе, — сказал я тяжело вздохнув. — Себастьян, у меня возникла большая проблема с глазами, а точнее с моим зрением.

— Поясни суть своей проблемы.

— Очень легко, я полностью ослеп и теперь я ничего не вижу. Теперь прошу, ответь мне, почему наноботы не излечивают меня?

— У меня нет ответа на этот вопрос.

— Подожди, то есть, как у тебя нет ответа?

— Извини Вадим, но не на все вопросы я имею ответы. Программа завершена.

— Стой! Я ещё не закончил! — но похоже эта программа даже не стала слушать меня, и просто-напросто замолкла.

Ещё около десятка раз я включал этот диск, желая добиться от него, хоть каких-нибудь ответов и результатов. Я менял суть вопроса, пытался завуалировано найти решение проблемы, но так ничего и не добился.

— Проклятье! – выкрикнул я и ели удержался от того, чтобы со всей силы не разбить диск об пол.

— Вадим, что-то случилось? Ты выглядишь расстроенным,- сказала Твайлайт вернувшись домой после прогулки с Рэрити на которую я её наконец смог заставить пойти, мотивировав тем, что надо и со своими подругами проводить время.

— Ничего, все в порядке, — соврал я, но ее было не так просто провести. За это время, что она за мной заботилась, она успела как следует изучить меня. Мои привычки, эмоции, она читала меня, как открытую книгу и теперь она чуть ли не слегкостью могла понять, когда я говорю ей неправду.

— Хорошо, если не хочешь говорить, то не надо. Просто я беспокоюсь за тебя.

— Прости, просто я надеялся, что диск моего брата знает решение моей проблемы. Но эта так называемая программа либо не хочет говорить, либо она и вправду не знает, что со мной.

— Я уверенна, вскоре к тебе вернётся зрение, а сейчас давай я приготовлю тебе овощной суп?

— Большое спасибо Твайлайт, но я не голоден. Лучше бы ты сказала, чем я могу тебе помочь.

— Ну, если ты хочешь, то можешь помочь мне помыть посуду. Спайк ушел помогать Рэрити, так что если хочешь можешь выполнить его работу. Уверена он скажет тебе за это спасибо.

— Ура, наконец-то! — радостно выкрикнул я и тут же замер.

— Что-то не так?

— Да нет, ничего, — хотя на мгновение мне показалось, что я вновь вижу всю комнату. — Ладно, это наверно всего на всего игра моего воображения, а теперь Твайлайт проведи меня пожалуйста до раковины, а то чувствую, что я сейчас что-то могу разбить, опять, — и почувствовал, как она схватив меня за руку, аккуратно подвела меня к раковине.

— Вадим, можно спросить тебя? — неловко начала Твалайт, но я уже понимал, к чему она клонит. Рано или поздно все задают этот вопрос.

— Какого это?

— Что? — не понимающе спросила Твайлайт даже не догадавшись, что я предугадал ее вопрос.

— Какого это, быть слепым, ведь этот вопрос ты хотела задать, не так ли?

— Да, но как ты узнал?

— Просто уже все, задавали мне этот вопрос. Первой была Рэйнбоу Дэш, ей почему-то особенно было интересно узнать, как я теперь себя чувствую. Даже могу поспорить она законспектировала все что я ей рассказал.

— Если для тебя это тяжело или ты не хочешь, то можешь не отвечать.

— Почему же, ведь я сам когда-то задавал подобные вопросы одному пони. Он жил в нашем городе, и был очень талантливым художником. Я видел его картины, и всегда восхищался тем, как он с помощью красок может передать яркость жизни. Но что было удивительнее всего, так это что он был слепым.

— Слепым? А как же он тогда рисовал свои картины?

— Вот и я о том же. Мне было жутко интересно узнать это, и однажды я познакомился с ним. Помниться он тогда сидел на лавочке недалеко от своего дома, и я все не мог подойти и спросить его. Но в один день я все-таки решился на это. Он оказался очень интересным пони, и поведал мне, как же он, будучи абсолютно слепым, рисует такие прекрасные картины.

— И как же?

— Он сказал, что чувствует их. Чувствует мир вокруг себя, его природу и красоту, и потом он просто передаёт эти чувства в свою картину. А когда я спросил его, какого это быть слепым. Он ответил так:

— Знаешь, с одной стороны, это проклятье. Потому что я никогда не смогу увидеть того мира где живу, увидеть тех, кого я люблю, и никогда не увижу те картины, которые рисую с такой страстью. Но с другой стороны для меня это дар. Ибо я чувствую так, как никто другой. Я ощущаю мир вокруг нас, его цвета, запахи и звуки. Все это переполняет меня и помогает мне творит.

— А ты? Ты тоже стал ощущать все по-другому? – спросила Твайлайт, и я задумался над ее словами.

А ведь действительно, с тех с тех пор, как я ослеп, я стал лучше все ощущать. Лишь спустя неделю мой слух стал гораздо лучше. Причем один раз он настолько улучшился, что от простого пения птицы у меня даже чуть не раскололась голова. Казалось, что в моем мозгу хором звенят тысяча огромных колоколов, которые чуть ли не разрывают мою голову на части. Но взяв себя в руки, я смог унять этот шум.

— Просто доверься своим чувствам, своим ощущениям, именно они помогут тебе узнать свой мир совсем по-другому, — вспомнил я слова существа из пещеры.

Может он имел в виду это буквально. Довериться своим чувствам, дать им выйти на новый уровень. Ведь потеряв зрение, все мои чувства действительно изменились, а точнее сказать обострились. Видимо потерю зрения мой организм пытается компенсировать другими чувствами, и он их обостряет. Мой слух, обоняние и осязание, все стало гораздо лучше, чем раньше. Я могу с точностью узнать, откуда исходит тот или иной звук, я ощущаю все гораздо лучше. И иногда мне даже кажется, что так даже можно видеть. Не так как глазами, но по-своему. Но разве такое возможно?

— Вадим, ты о чем-то задумался? – спросила аликорн вырвав меня из моих раздумий.

— А! Да, просто задумался о том, можно ли видеть будучи абсолютно слепым? Конечно я не уверен, что это возможно.

— Ну, летучие мыши тоже не видят, но ведь они могут ориентироваться благодаря своему слуху, — произнесла Твайлайт и тут меня озарило.

А ведь верно, летучие мыши слепы, но благодаря эхолокации они прекрасно ориентируются в пространстве. Пуская впереди себя особую звуковую волну они прекрасно определяют местоположение любого объекта. Еще я читал про особые сонары. Сонар позволяют мозгу генерировать особые волны, которые распространяются вокруг, и которые рикошетом отскакивают от физического тела и вновь передают информацию мозгу. Таким образом, при потери зрения, можно сориентироваться на местности и знать, что с какой стороны находится.

Но проблема была в том, что я вовсе не был летучей мышью, а значить теоретически не способен к эхолокации и сонару. Но речь ведь идет, вовсе не о моих природных способностях, а способностях, которые могут развить наноботы. Если уж мой брат смог сделать так, чтобы они делали меня невидимым, то наверняка, последствия этой слепоты связаны с развитием и обострением моих чувств. В конце концов, это стоило того, чтобы проверить эту теорию.

— Твайли, спасибо, ты просто спасла меня, — радостно сказал я, но резко встав, у меня закружилась голова, и я слегка потеряв равновесие упал на колени, и почувствовал, что мое лицо, а точнее мои губы соприкоснулись с чем-то довольно мягким. И проведя рукой впереди себя, я почувствовал лицо Твайлайт, а значить вследствие моего неожиданного падения, я случайно поцеловал ее.

От такой неожиданности, мы резко отстранились друг от друга. Мне было неловко за это, как скорее всего и Твайлайт. Чтобы ее вот так вот неожиданно поцеловали, причем прямо в губы, было для нее полной неожиданностью, впрочем, как и для меня. И хоть это произошло совершенно случайно, я все равно почувствовал себя виноватым. Особенно я боялся, что она могла подумать, что я сделал это специально, ведь ситуация была довольно банальна, что вот так взять и на ровном месте потерять равновесие. И все-таки это произошло, и теперь между нами повисло неловкое и долгое молчание, которое никто из нас не пытался нарушить.

В этот момент мне просто хотелось провалиться под землю, телепортироваться куда-нибудь как можно дальше, либо вновь стать невидимкой и быстро выйти из дома. Последнее подходило бы идеально, но из-за моего зрения это было крайне проблематично, и теперь мне ничего не оставалось кроме как опустив голову вниз уставиться в деревянный пол.

— Твайлайт…прости…я не хотел,- ели произнес я от волнения, и наконец решив первым нарушить эту гробовую тишину. – Это вышло совершенно случайно. Извини меня!

Но она продолжала молчать. В такой ситуации ее молчание было для меня хуже любой пытки. Сейчас я был слепым и не видел ее лица, не видел ее эмоций, я не мог знать, что она сейчас ощущает. Если бы даже она накричала бы на меня мне бы хоть как-то стало легче. Я бы все сейчас отдал, только бы узнать, что она чувствует, ко мне после этого неожиданного поцелуя.

И тут, неожиданно, я услышал какой-то звук, довольно тихий, нечеткий, но я слышал его. Я не мог понять откуда он исходит, ведь даже здесь, в этой полнейшей тишине, этот звук может исходить откуда угодно и от кого угодно. Но стоило мне попытаться прислушаться, как звук стал приобретать характерный оттенок.

Теперь он больше напоминал беспрерывный стук, который теперь мощным эхом разносился в моей голове, и чем больше я пытался сконцентрироваться на звуке, тем четче и лучше он слышался. Конечно это было не легко, но в лесу я смог научиться концентрироваться на определенных звуках, которые постоянно разносятся по лесу. Ведь звук один из способов донесения информации, и в лесу он не мало важен. Разумеется, в лесу очень трудно определить откуда именно может исходить тот или иной звук, но со временем твои уши сами начинают улавливать их источники, главное сконцентрироваться на самом звуке.

— Не может быть, — подумал я, когда наконец понял, что это за звук, — неужели это бьётся ее сердце.

Казалось, что такого просто не может быть, но я отчетливо слышал его. Ее сердце билось с бешенной скоростью и казалось, что оно вот-вот выпрыгнет из ее груди. Этот бешенный ритм, этот бешенный стук, сердце так бьется только при очень сильных эмоциях и впечатлениях. Конечно обычный поцелуй, это не такой уж и сильное впечатление, чтобы сердце — вот так вот билось, но речь ведь идёт о Твайлайт. Да и в конце концов, могу поспорить для нее этот поцелуй был первым, впрочем, как и для меня. И приложив руку к груди, я сам прекрасно почувствовал, что мое сердце бьется с не меньшой скоростью.

— Он поцеловал меня, – теперь я слышал голос Твайлайт, причем так четко, что казалось она говорит прямо мне на ухо. Но я был уверен, что она точно сидит в нескольких метрах от меня, и наверняка сейчас она произнесла это самым тихим голосом на который была способна. – Что же мне делать? – в ее голосе было столько напряжения и волнения, что мне бы даже не потребовались никакие обостренные чувства, чтобы ощутить это.

Я хотел поговорить с ней, сказать ей то что могло бы хоть как-то успокоить ее. Но я не знал ни как это сделать, ни что ей сказать, ни даже с чего можно было бы начать.

— Вот тебе мой отцовский совет сынок. Как только появится момент признаться ей в своих чувствах, сделай это, открой ей свое сердце и неважно, что произойдет, будь что будет, — пронеслись в моей голове слова отца, и я понял, что возможно это и есть тот самый шанс, может быть не самый лучший, но все-таки шанс, который я должен использовать.

— Твайлайт, послушай, я должен тебе кое-что сказать, а точнее признаться тебе кое в чем, — дыхание участилось, сердце отбивало своеобразную чечетку волнения и страха, и я сам не мог поверить в то, что сейчас собираюсь сделать. – Твайлайт…дело в том…что я…лю… — но последние слова застряли у меня в горле, поскольку неожиданно и в один момент вся библиотека наполнилась невыносимым громким звуком.

Словно сам звук разрывает мою голову изнутри. Каждая звуковая вибрация словно острый нож пронзала мой разум, и эхом разносила эту боль по всему моему телу. Такой боли я еще никогда не испытывал. Это было больно, действительно больно. Я бы даже сказал невыносимо, что я даже не знал успел ли я закричать от такой боли или нет. Поскольку уже через несколько секунд я был благодарен за то, что мой разум от такого просто провалился в забытье.