Автор рисунка: Siansaar
Глава 32 Глава 34

Глава 33

Вновь эта тьма, затмившая мой взор и разум. Вновь эта боль, пронзающая всё моё тело слабыми импульсами. Словно маленькие разряды тока, искрящиеся в моей голове. Хоть это и не было столь болезненно, но всё же довольно неприятно.

Я не мог понять, что со мной произошло. Нечто очень важное, но я просто не мог вспомнить что именно. Я пытался найти ответ в себе, в своём разуме, в своей памяти, но они упорно молчали. Но я оставался настойчив и, несмотря на ощутимое сопротивление, мой разум и моя память всё же начали открываться мне. Я ощущал некое воздействие на меня и сопротивлялся этому. Давал понять, что здесь в своей голове, в своём собственном разуме хозяин именно я и никто другой.

Я ощущал упорное сопротивление и, даже как я догадывался, некую магию, державшую меня. Словно я был во сне, где не было ничего кроме тьмы, и я не мог проснуться, только если не поддамся моему захватчику, который постоянно нашёптывал мне, что мне не стоит сопротивляться, что мне никто не причинит вреда. Но я не верил ни одному слову и уверенно шёл напролом.

Что ж, кто бы ни было это существо, оно было настойчивым. Но было заметно, что я был сильнее, а путы тьмы начали слабеть. Сквозь всю эту завесу тьмы стали появляться слабые лучики света, которые увеличивались с каждой секундой. Я чувствовал, что победа явно за мной, тьма все быстрее уступала, и я уже начал ощущать, как магия, сдерживающая меня в этом месте начала спадать, как вдруг сквозь свет стал проступать некий зелёный дым, начавший окутывать меня со стороны. Он мягко касался меня, даруя мне ощущения лёгкости и нежного тепла.

Словно придя домой весь уставший, голодный, замёрзший и мокрый, но уже через мгновение ты лежишь в мягкой кровати, укрытый тёплым одеялом, полностью сытый, а рядом с тобой тот, кто всегда защитит тебя от всех бед этого мира.

Такому ощущению было фактически невозможно сопротивляться. Разум продолжал бороться, но тело уже сдалось и подталкивало мой разум сделать то же самое. С каждой минутой моё сопротивление слабело. Ведь, по сути, отказаться от такого ощущения добровольно было невозможно.

— Не поддавайся ей, Вадим! — раздался вдруг чей-то голос, и я ощутил, как вокруг меня образуется некий темно-фиолетовый вихрь, развеявший вокруг этот зелёный туман.

— Не сопротивляйся мне! Я подарю твоей душе мир, спокойствие и любовь! Просто позволь мне быть с тобой! — произнёс нежный голос, и туман стал приобретать форму пони.

— Ни в коем случае не слушай её! Продолжай бороться, не дай ей одурманить тебя и взять над тобой вверх! — произнёс темно-фиолетовый сгусток энергии, и уже через пару секунд он приобрёл ярко выраженные очертания аликорна.

— Не слушай его! Я хочу тебе только добра. Я хочу, чтобы ты был счастлив со мной, — произнесла пони из тумана и стала медленно приближаться ко мне.

— Вспомни всех тех, кто тебе дорог! Вспомни, кого ты действительно любишь! — сказал аликорн, и его слова словно молнией ударили в моей душе.

— Твайлайт! — выкрикнул я, уставившись на тёмно-фиолетового аликорна рядом со мной.

— Она тебе не нужна. Я буду любить так же, как и она. Даже ещё сильнее, если надо, просто позволь мне показать тебе свою любовь.

— Не дай ей провести тебя, Вадим. Может, её речи слащавы, но вот её помыслы злы и окутаны завесой тьмы, — произнёс аликорн.

— Кто она? — спросил я аликорна, смотря на постепенно приближающуюся к нам пони.

— Та, что забрала у тебя твою любимую и теперь она хочет забрать тебя, твою душу, разум и сердце, — произнёс аликорн. — Ты знаешь, кто она, Вадим, просто не дай её магии затуманить твой собственный разум.

— Она… она… — твердил я, пытаясь понять, кто же эта пони. Разум сопротивлялся, магия этой пони была действительно сильна, но я стал ощущать, как магия этого аликорна подавляет её сопротивление, открывая моему разуму правду.

Перед моими глазами пронеслись мои последние воспоминания. Вылазка в лес, чувство постоянной слежки за мной, возвращение домой и чувство опасности рядом с Твайлайт. После этого разоблачение перевертыша и как мы отправились в лес. Вот я внутри их гнезда брожу по коридорам и натыкаюсь на стражника темницы. Спускаюсь вниз и вижу лежавшую Твайлайт, как она плавно поворачивает ко мне своё личико, а потом её глаза неожиданно загораются зелёным светом и мир передо мной гаснет.

— Так значит это ты претворилась моей любимой, не так ли, Кризалис? — грозно сказал я, взглянув на пони, и туман вокруг неё плавно рассеялся, явив мне королеву перевёртышей.

— Твой обман раскрыт, Кризалис, — гневно произнёс аликорн. — А теперь прочь из этого разума! — выпалил он, и из его рога вырвался тёмно-фиолетовый магический луч, который, угодив в Королеву, просто растворил её в воздухе.

— Спасибо тебе за твою помощь, — произнёс я, улыбнувшись аликорну. — Но кто же ты такой?

От моего вопроса аликорн лишь улыбнулся и аккуратно положил своё крыло мне на спину.

— Я то, что скрыто и таится глубоко внутри тебя, Вадим, — ответил мне он.

— Внутри меня?

— Многие годы я нахожусь в твоём теле и лишь изредка даю о себе знать, но сегодня я наконец смог проявить себя и помочь тебе не дать Королеве Кризалис сделать то, что она задумала.

— Ты то, что я думаю, не так ли? — неуверенно спросил я, и аликорн плавно качнул головой.

— Да, Вадим, я и есть твоя магия. Та самая магическая сила и потенциал, скрытый глубоко внутри тебя, — мягко сказал он, продолжая улыбаться.

— Не знал, что магия может разговаривать.

— Может, если магия другого существа пытается навредить или что-то сделать с его носителем. Тогда твоя магия приобретает разум и тело внутри тебя. Я защитил тебя здесь, внутри, но тебе ещё предстоит столкнуться с Королевой снаружи твоего разума.

— В любом случае, спасибо тебе.

— Я рад был помочь тебе и надеюсь, что вскоре ты сможешь раскрыть свой потенциал, и тогда я действительно стану полноценной частью тебя, — ответил он, снова улыбнувшись. — А сейчас тебе пора вернуться в реальность и столкнуться с Королевой уже там, дабы спасти ту, которая тебе так дорога. Спаси свою Твайлайт, — и ярко засветившись, он озарил всё вокруг себя магическим светом, который уносил мой разум в реальный мир.

* * * * * *

Наконец открыв глаза уже в реальном мире, я обнаружил себя лежащим на полу той самой темницы, где и нашёл псевдо-Твайлайт. Только в этот раз заключённым была не она, а именно я. Сам я был укрыт довольно неплохим одеялом, что говорило о том, что обо мне заботились как об особо важном заключённом.

Сама же Королева перевёртышей всё это время стояла с другой стороны клетки в окружении нескольких своих подчинённых и смотрела на меня со смесью удивления, восторга и разочарования. Поднявшись с пола и встряхнув с одежды несколько пылинок, я подошёл к решёткам своей клетки и уставился на Королеву.

Где-то с минуту мы не моргая смотрели друг на друга, пока я, наконец, не соизволил оборвать возникшую между нами тишину.

— Я так понимаю, твой фокус с проникновением в мой разум не сильно удался, — ехидно произнёс я, смотря на Королеву.

— Что ж, должна признать, ты всё же являешься необычным существом, даже, можно сказать, уникальным. Раньше ещё никому не удавалось развеять мою магию. Даже Шайнинг Армор, возлюбленный этой Кейденс, и то не смог устоять перед моими чарами, но ты, — Королева подошла поближе к решётке, разделявшей нас, и улыбнулась мне, — ты оказался сильнее, чем он. Сначала меня поразила твоя уникальность, то, как ты выглядишь. Я ведь никогда раньше не видела представителей твоего вида.

— Потому что я последний выживший представитель своего вида, других таких как я больше не существует, — ответил я с каменным лицом.

— Что делает тебя особенно уникальным. К тому же сегодня я узнала, как сильна магия внутри тебя и как силен ты сам. Это поражает, действительно поражает. Ведь как я сказала, ещё никому не удавалось побороть мои заклятия, — сказала Королева, проведя копытом по прутьям моей темницы. — Когда я впервые встретила тебя, то увидела твою силу, ловкость, находчивость, скрытность и хитрость. Я даже подумала, что ты один из нас. Что ты такой же, как и мы, — томно закончила Кризалис, на что я лишь усмехнулся.

— Я никогда не был одним из вас и не буду, — твёрдо произнёс я.

— Ну, мы это ещё посмотрим, любимый, — произнесла Королева, подмигнув мне.

— Скажи мне где Твайлайт и что вы с ней сделали? — угрожающе произнёс я.

— Не волнуйся так, твоя любимая принцесса в полнейшей безопасности и под моим присмотром. Я лично распорядилась, чтобы с ней ничего не случилось и чтобы ни одна прядь её гривы не упала с неё.

— Лучше этому быть так, иначе, Кризалис, я за себя не ручаюсь, — оскалившись, произнёс я.

— Мне очень приятно, что ты называешь меня по имени. Это говорит о наших более тесных отношениях, — и королева послала мне свой воздушный поцелуй, на который я никак не отреагировал. — В любом случае ты у меня в плену, как и твоя Твайлайт.

— Зачем ты похитила, Твайлайт? — грозно спросил я.

— Все очень просто. У каждого пони есть свои слабости, и твоё слабое место — это твоя возлюбленная принцесса. Похитив её, я получила мощный рычаг воздействия на тебя. Ведь, как видишь, теперь ты здесь, — удовлетворённо произнесла Королева.

— Ты думаешь, что сможешь удержать меня здесь за этими решётками? — ехидно спросил я.

— Поверь мне смогу, ведь поспешу тебе напомнить: у меня в копытах твоя любимая. А если ты попытаешься сбежать, то стоит тебе нарушить тишину в своей камере, и к тебе мигом сбегутся полсотни моих подданных, а вслед за ними ещё полсотни, и с ними со всеми ты просто не справишься, — прищурившись, ответила Королева.

— Вижу, ты всё продумала, — сказал я.

— Я была бы глупа, не учитывая возможности твоего побега. К тому же ты сам не захочешь сбегать отсюда, — улыбнувшись, произнесла Кризалис.

— Это ещё почему? — недоумевая, спросил я.

— Не забывай, у меня твоя любимая, и пускай я сказала, что ей ничего не угрожает то в случае попытки твоего побега эта ситуация может резко изменится, — ехидно подметила королева.

Похоже, я действительно попал в непростую ситуацию. Хотя казалось, я сам всё предусмотрел. Я ничем не выдал себя, и она никак не могла знать, что я иду в их улей, но всё же каким-то образом она узнала об этом.

— Вижу, в твоей голове крутятся пару озадачивающих мыслей насчёт того, как всё так получилось. Но неужели ты думал, что всё будет настолько просто? — улыбнувшись, спросила Кризалис.

— Как ты узнала, что я приду? Я ведь пробрался мимо твоих чейнджлингов. Я точно уверен, что ничем не выдал себя.

— Должна признать, это также впечатлило меня. Пробраться мимо всех моих подданных, не вызвав ни грамма подозрения… Но ещё больше меня поразила твоя уникальная способность. Я и не предполагала, что ты способен на нечто подобное. Видимо, мои подданные не смогли заметить эту особенность.

— Заметить?! Ты что, следила за мной?! — удивлённо спросил я, на что Королева нежно улыбнулась.

— Ну конечно! Перед тем, как мы встретимся, мне хотелось как можно больше разузнать о тебе, и я послала своих чейнджлингов шпионить за тобой пару месяцев, — спокойно ответила Кризалис. — В любом случае это уже неважно.

— Так всё же, как ты узнала, что я приду? Неужели я как-то неосознанно выдал себя? — спросил я.

Королева лишь снова улыбнулась, не спеша с ответом, словно наслаждаясь вкусом победы и видом пойманной ею добычи, а спустя пару минут к ней подошла молодая чейнджлинг, в которой я опознал ту самую, что привела меня.

— Моя королева, я всё сделала правильно? — аккуратно спросила чейнджлинг, глядя на свою Королеву.

— Ты хорошо постаралась, моя дорогая, и за твоё старание ты будешь вознаграждена, а сейчас отправляйся и отдохни как следует. Ведь глядя на тебя, я вижу, что порошок нашего гостя всё ещё слегка действует на тебя, — произнесла Кризалис, и чейнджлинг, слегка поклонившись, тихо вышла из темницы.

— Да, твоя подданная хорошо сыграла свою роль. Но вопрос всё ещё открыт. Как ты узнала об этом?

— Все очень просто. У меня с моими детьми ментальная связь. Ещё в Понивилле я узнала, что моему дитя не удалось обмануть тебя. Поэтому я сообщила ей, что делать дальше. Она показывала тебе дорогу не потому, что боялась тебя, а потому что я так хотела. Все это время она вела тебя прямо ко мне в копыта, а ты даже не подозревал об этом.

— Ты столько всего сделала. Посылала своих подданных шпионить за мной, изучала, находила информацию, но я не понимаю, зачем ты это сделала? Для чего всё это? Чтобы заманить к себе и поместить меня в клетку? Так ты это сделала, и что дальше? Зачем я тебе нужен? — непонимающе спросил я.

— Мне нужен ты, мой дорогой, Вадим. Ещё в день нашей первой встречи я заметила твою уникальность. Ты можешь проникнуть куда угодно благодаря своей уникальной способности становиться невидимым, а учитывая твою тесную дружбу со всеми принцессами Эквестрии ты вдвойне уникален. Благодаря тебе я смогу совершить то, что не смогла добиться в первый раз.

— Не смогла добиться в первый раз?! Неужели ты имеешь в виду свою атаку на Кантерлот?

— Тогда я не думала, что твоя Твайлайт сможет вытащить эту Кейденс из тех подземных катакомб, и естественно, я и предположить не могла, что любовь Кейденс и Шайнинг Армора сможет выбросить меня и моих чейнджлингов из Кантерлота. Что ж, в следующий раз я не буду так невнимательна.

— И ты думаешь, что я стану тебе помогать?! — улыбаясь, спросил я. — Тогда твой план уже обречён на провал. Ведь я ни за что в жизни не стану помогать такой как ты.

— Даже чтобы защитить свою Твайлайт? — спросила Кризалис, глядя на меня лукавым взглядом. — Неужели ты не сделаешь всё ради того, чтобы спасти свою любимую? — с усмешкой спросила Кризалис глядя на меня.

— Если с ней хоть что-нибудь случится, то я клянусь тебе, ты сильно пожалеешь об этом, — и с каждым произнесённым словом нанометалл медленно покрывал мои руки. — Ты сильно пожалеешь, что встретила и узнала обо мне в тот день.

Но, похоже, мои угрозы, как и мои когти, появившиеся на руках, были вовсе не страшны ей, а даже наоборот. Королева восхищённо рассматривала мои преобразившиеся руки и слегка улыбалась.

— Я не трону твою Твайлайт. Тем более я уверена: вскоре этого не понадобится, — уверенно произнесла перевёртыш.

— Ты думаешь, я добровольно соглашусь тебе помогать? — усмехнувшись, спросил я, но взгляд Королевы говорил мне, что я попал в точку.

— Так и есть. Ведь чего не сделаешь ради любимой пони, не так ли? — томно спросила Кризалис.

— Ты себя имеешь в виду? Неужели ты думаешь, я полюблю тебя? Или ты вновь хочешь попытаться проникнуть в мой разум? Поспешу напомнить, что это у тебя довольно плохо получилось.

— Что ж, в этот раз да. Но я буду пытаться день за днём, час за часом. У любой магии есть границы, у любой стойкости есть предел, и у тебя он есть, и я готова ждать и пытаться, сколько на это потребуется, — произнесла она, и её чейнджлинги стали выходить из темницы.

— Неужели ты действительно влюбилась в меня с первого взгляда? — удивлённо спросил я, на что Королева ехидно рассмеялась.

— Влюбилась?! Прошу не смеши меня. Для королевы чейнджлингов не свойственно такое понятие как «любить». Да, мы питаемся любовью, но это не значит, что мы сами испытываем те же чувства. В тебе я вижу не интерес своего обожания, а лишь инструмент для достижения некой и крайне нужной мне цели, вот и всё, — произнесла она, разворачиваясь и направляясь к выходу, а через пару минут я услышал, как хлопнула дверь, ведущая в темницу.

— Довольно неприятная личность, согласись, — произнёс голос Натана.

Где-то с минуту мне понадобилось осознать тот факт, что рядом со мной сейчас вновь была душа Натана. Но когда я наконец сообразил, что к чему, выкрикнул от неожиданности и машинально отпрыгнул в противоположную часть камеры.

На мой крик в темницу мигом спустилось около десятка чейнджлингов, осматриваясь вокруг и пристально глядя на меня. Однако убедившись, что их пленник цел и невредим и не пытается сбежать, они вновь пошли наверх, закрыв за собой дверь в темницу.

— Натан, ну ты меня и напугал, — произнёс я, глядя на него.

— А чего это ты так пугаешься, словно в первый раз меня видишь? — усмехнувшись, спросил Натан.

— Ничего смешного, у меня сердце чуть из груди не выпрыгнуло от неожиданности, — сказал я.

— Ага, как же — неожиданности, ты минуту соображал, что я здесь. Но сейчас это не важно. Вижу, ты неплохо влип, впрочем, как обычно, — подколол меня Натан.

— Да, похоже, это мой талант — находить приключения и неприятности себе на круп, — произнёс я, осматривая клетку, в которой был заперт.

— Ты в порядке, Вадим? — слегка обеспокоенно спросил Натан.

— Ты это к чему сейчас спрашиваешь?

— Просто я ведь знаю, что ты долгое время не ходил в лес и пещеры после нашей с тобой последней встречи, — тихо произнёс Натан.

— Я был тогда сильно ранен, и мне нужно было время, чтобы восстановится как физически, так и душевно. К тому же и психологически я был слегка обескуражен. Ну, ты сам понимаешь. Мысль о том, что я способен связываться с твоей душой, очень удивила меня. Я бы даже сказал, поразила, и мне нужно было время, чтобы всё это переосмыслить.

— Понимаю, и прости, что я тогда обрушил на тебя эту информацию, так сказать, — сказал он.

— Вообще-то я должен поблагодарить тебя за это, — произнёс я, подойдя к нему и смотря ему прямо в глаза. — Если бы не ты тогда, то возможно… хотя нет, я бы точно погиб в той пещере. Лишь благодаря тебе я смог спастись. Ты поддерживал меня и придавал мне сил. Говорил бороться тогда, когда я сам был готов сдаться.

— Что ж, хватит этой мелодрамы и давай возьмёмся за дело. Как-никак тебе нужно спасти свою даму, — чётко подметил Натан.

— Кстати, а как ты здесь оказался? Я ведь вроде могу видеть тебя только в тех пещерах?

— Все эти пещеры связаны между собой, так что, думаю, магия, помогающая тебе видеть меня, распространяется и сюда. Но сейчас не об этом.

— Да, ты прав. Сейчас мне надо как-то выбраться отсюда. Но если я даже и разрублю все эти решётки своими когтями, то шум поднимется на всю пещеру, и вся армия чейнджлингов будет тут как тут, — сказал я.

— Да, дилемма, должен тебе сказать. Тогда выход очевиден, надо просто не шуметь, — произнёс Натан.

— И как мне это сделать? Я, к твоему сведенью, не умею вскрывать замки и не думаю, что духи мёртвых тоже это могут.

— Ответ находится на поверхности, Вадим, — сказал он, но я продолжал смотреть на него непонимающим взглядом, на что он закатил глаза. — Просто используй своих наноботов.

— Наноботов?

— К твоему сведению, наноботы — это не только машины, улучшающие твой организм. Это ещё и живые инструменты, находящиеся прямо у тебя под руками. Конечно, их возможности ограничены, но в определённых ситуациях они просто незаменимы. И сейчас всё зависит от твоей воли и твоего воображения. Как ты можешь их использовать, чтобы выбраться отсюда?

— Разрубить решётки, но этого делать нельзя, — произнёс я очевидное.

— Да я не об этом. Есть и другие способы.

— А что я ещё могу? Нам нужно избавится от решёток так, чтобы не вызвать никакого шума. И мои невидимость и улучшенное восприятие здесь вообще никак мне не помогут.

— Тогда, думаю, самое время научить тебя одному новому фокусу. Делай всё в точности, как я тебе скажу. Положи свои руки на решётки.

— Так? — сказал я, положив руки.

— Теперь сосредоточься на своём теле, пойми, что наноботы часть твоего организма. Ты их контролируешь, просто попытайся ощутить их, как они движутся в потоках твоего тела.

— Я немного чувствую, слабо, но всё же чувствую. Словно маленькие, микроскопические импульсы движутся внутри меня. Если бы не развитое восприятие, то я бы их и не почувствовал.

— Отлично! Теперь сосредоточь их в своих ладонях.

— Это трудновато, они словно немного упираются, — и действительно ощущение было такое, словно пытаешься сдвинуть гигантский булыжник.

— Просто нужна практика, но в данный момент лучше не торопиться. Накапливай их постепенно.

Я делал, как он сказал. Чувствуя наноботов, я подсознательно давал им команду и направлял в свои руки. Постепенно я начал ощущать, как они скапливаются в моих ладонях и на кончиках моих пальцев.

— Вроде я собрал достаточно, — произнёс я, глядя на Натана.

— Отлично, а теперь дай им команду.

— Команду? Какую ещё команду?

— Пусть они расщепят эту решётку.

— Расщепят решётку?! — удивлённо спросил я. — Это как?!

— Ты сейчас сам всё увидишь, просто дай им эту команду и выпусти их из своих рук, — произнёс Натан.

Послушавшись Натана и мысленно послав команду наноботам, я почувствовал, как слабые импульсы проходят по моим рукам и плавно выходят из моего тела, покрывая решётку. Выпустить наноботов для меня не составляло труда, ведь я имел в этом опыт, выпуская их, чтобы делать другие вещи или других пони невидимыми на некоторое время. Но это было куда тяжелее, чем невидимость. Приходилось постоянно концентрироваться на них, чтобы сосредоточить в своих руках, и чем больше я накапливал, тем тяжелее было их удерживать. Но как только я их выпустил, мои наноботы моментально начали поглощать прутья решётки. Они словно мелкие термиты поедали металл, ни оставляя ничего за собой. Словно серебряная кислота, выжигающая все на своём пути.

— Ну как тебе этот способ открытия дверей? — улыбаясь, спросил Натан.

— Довольно впечатляющий, — подметил я.

— Ещё бы, ведь не зря это называется “Нанорасщеплением”, — гордо произнёс Натан.

— Я так понимаю, расщеплением на наноуровне? — сказал я, и он утвердительно кивнул.

— Всё верно. Как только ты выпускаешь наноботов, они поедают своё препятствие на наноуровне, и их ничто не может остановить, только твой приказ. А после того как их работа сделана, они просто распадаются на составляющие. Все довольно просто, — закончил он к моменту, когда наноботы закончили свою работу, открыв мне путь на волю.

— Что ж, теперь мне необходимо найти Твайлайт. Пока она в копытах у Кризалис, я ничего не могу поделать. Если она причинит ей вред, я никогда не прощу себе этого, — сказал я.

— Ты в этом не виноват, — сказал Натан.

— Боюсь, что виноват, ведь если бы тогда моё любопытство не взяло надо мной вверх, то я бы и не столкнулся с теми чейнджлингами и этой Кризалис, а сейчас из-за меня Твайлайт подвергается огромной опасности.

— Не волнуйся, я уверен, что с ней всё в порядке. Но сейчас тебе лучше поторопиться. Думаю, у нас не так уж и много времени. Рано или поздно стражники придут проверить тебя.

— Да, ты прав, пора уходить отсюда, — сказал я, вновь став невидимым.

К счастью, чейнджлинги-стражи неплотно закрыли дверь темницы, что помогло мне без лишнего шума приоткрыть её и выскользнуть наружу. Так что, быстро пробежав пару метров, я укрылся в тихом месте и стал думать, что делать дальше. Конечно было бы логичнее продумать это еще до начало моего побега, но сейчас мне на руку играло то, что Королева и все её подданные сейчас полностью уверены в том, что я под замком. Тем более не выберись я в тот момент, чейнджлинги-стражи могли заметить что они не полностью закрыли дверь и попытавшись открыть её я вызвал бы подозрения и вероятнее всего дал бы себя обнаружить.

— Теперь самое сложное. Нужно как-то найти Твайлайт, но их гнездо — это один сплошной лабиринт, тут можно несколько часов ходить и всё равно мы её не найдём, — произнёс я.

— Думаю, здесь я смогу тебе помочь, — произнёс Натан, и я удивлённо уставился на него.

— Ты?! Каким таким образом? — спросил я.

— Ты наверно забыл, но меня видишь только ты и никто более. К тому же в качестве духа я могу проходить сквозь стены. Так что мне будет гораздо легче найти твою возлюбленную, чем тебе.

— А что тогда мне делать?

— Сейчас ты мне ничем не поможешь, так что лучше сиди здесь и не высовывайся, а я, как только найду твою Твайлайт, сразу вернусь и покажу кратчайший путь к ней. Лучше тебе как следует приготовиться, думаю, её также будут хорошо охранять, — произнёс Натан, пройдя через одну из стенок в пещере.

Около десяти минут я сидел на месте и нервно ожидал возвращения Натана. Всё моё тело, каждая его часть была напряжена до предела и была готова действовать в случае непредвиденных обстоятельств. Но хуже всего было само ожидание. В данный момент я был беспомощен, и это угнетало и чуть ли не убивало меня. Но Натан был прав. Сейчас всё лучше доверить ему, ведь духу гораздо легче и быстрее найти Твайлайт, чем если он сам будет бегать по всему гнезду чейнджлингов, рискуя попасться им в копыта.

Спустя ещё десять минут я уже был готов кинуться с места и сам искать Твайлайт, но благо в последнюю минуту передо мной возник Натан.

— Ну как, ты нашёл её? — с нетерпением и замиранием сердца спросил я.

— Да, она в южной части их гнезда. Как я смог понять, там находятся что-то вроде личных покоев этой Королевы, — сказал Натан, и я радостно улыбнулся.

— Отлично, ты можешь показать мне кратчайший путь туда? — спросил я.

— Да, я смог понять, как пройти туда. Но проблема в том, что, как я и предупреждал, вокруг её покоев оказалось довольно много стражи. Так что, боюсь, будет не так уж и легко.

— Понимаю, придётся действовать аккуратно, иначе Твайлайт может пострадать, — сказал я, и Натан полетел вперёд, показывая мне путь, ведущий в покои Королевы.

Я понимал, что спешить сейчас было нельзя, но тело само хотело сорваться на бег и как можно быстрее увидеть свою возлюбленную, дабы убедиться, что она цела и невредима.

— Не волнуйся ты так, она в полном порядке, — сказал Натан глядя на меня.

— Как ты узнал, о чем я думаю?

— А о чем ещё ты можешь сейчас думать как не о ней? К тому же у тебя на лице всё очень ярко написано. Но чем больше будешь нервничать, тем больше шансов, что ты себя выдашь, поверь мне. Уж я об этом знаю как никто другой, — сказал он.

Чем дальше мы шли, тем всё больше чейнджлингов встречалось на нашем пути. Для меня уже было порой трудно обходить их так, чтобы не столкнутся с ними. Но всё же мы наконец смогли добраться до дверей, ведущих прямо в покои Королевы.

— И что дальше делать? Их здесь действительно слишком много. Хотя, думаю, я смогу проскочить мимо них и, незаметно приоткрыв дверь, проскользнуть внутрь, — сказал я, оценив обстановку.

— По-другому никак, ведь тут нет другого входа, так что только через эти двери, — сказал Натан.

Аккуратно обойдя всех стражников и приблизившись к двери, я стал потихоньку открывать её. Главное не делать резких движений, иначе могут что-то заподозрить. Но мне повезло — на это обратил внимание лишь один чейнджлинг уже после того, как я достаточно приоткрыл дверь, чтобы проскользнуть внутрь. И прежде чем он, подойдя к двери, вновь закрыл её, я пробрался внутрь комнаты. Видимо стражник посчитал, что дверь сама распахнулась из-за какого-то сквозняка. В любом случае он ничего не заподозрил, и это главное.

Струдом оказавшись внутри, я стал оглядываться вокруг и, наконец, увидел свою возлюбленную. Она лежала возле кровати Королевы на небольшом пуфике и мирно спала. Подойдя к ней, я увидел, что её заднее копытце было пристёгнуто железным накопытником к полу, что не позволяло бы её сбежать с этого места.

— Что-то не так, Вадим? — спросил Натан, видя, как я немного отошёл от Твайлайт.

— Сейчас нельзя терять бдительность. Кризалис уже провернула со мной этот трюк несколько часов назад. Мне бы не хотелось угадить в точно такую же ловушку, — сказал я.

— Ты думаешь, она вновь приняла её облик?

— Возможно. В любом случае, надо это проверить. Нужно разбудить её, но не терять бдительности.

Подойдя поближе к ней, я стал аккуратно трясти её за плечи, но при этом делал это на расстоянии вытянутой руки, дабы в случае опасности у меня было хоть какое-нибудь расстояние.

Аликорночка слегка зашевелилась и сонно приоткрыла глаза и уставилась прямо на меня. Но пока я решил не раскрывать себя и не сбрасывать свою невидимость. Она же продолжала смотреть на меня сонным и не понимающим взглядом, пытаясь вглядеться куда-то в пустоту.

— Здесь кто-нибудь есть? — спросила она, осматриваясь вокруг.

В этот момент я обошёл её и, сбросив свою невидимость и превратив свои руки в когти, приставил один из своих когтей поближе к её шее. Пони, почувствовав холодную и острую сталь у себя возле шеи, нервно задышала, боясь оглянуться назад.

— Что вам от меня нужно? Я ведь и так у вас в плену или вы просто хотите убить меня? — спросила аликорн и на её личике стали проступать слезы.

Мне хотелось убрать свою руку, но я понимал, что это всё может быть лишь частью спектакля перевёртышей, поэтому мне нужно было выяснить правду.

— Ответь мне на вопрос. На каком плече у меня ожог? — спросил я, и аликорночка радостно улыбнулась.

— Вадим, любимый, это ты?! — радостно произнесла она и уже хотела развернуться ко мне, но я не дал ей этого сделать.

— Ответь на вопрос. На каком плече у меня ожог и как я его получил? — твёрдо спросил я, удерживая пони, чтобы она не повернулась ко мне лицом и не направила свой рог в мою сторону.

— Вадим, почему ты спрашиваешь об этом? — не понимая спросила она.

— Потому что я хочу удостовериться, что ты настоящая Твайлайт, — сказал я, и пони понимающе кивнула.

— У тебя ожог на левой руке, ты получил его ещё в детстве, когда жил ещё в своём родном мире. Ты гулял по лаборатории своего брата и там произошёл несчастный случай, из-за которого ты и получил этот ожог, — произнесла пони, и я с облегчением убрал свой коготь, давая ей, наконец, обернуться.

— Ты уверен, что это точно она? — слегка настороженно спросил Натан стоящий рядом.

— Уверен, ведь я никому не рассказывал, как я получил этот ожог. Никому кроме моей Твайлайт, — произнёс я, ещё крепче прижав к себе свою любимую.

— Вадим, с кем это ты говоришь? — удивлённо спросила аликорн.

— Не обращай на это внимание, можно сказать, что я порой общаюсь с призраками прошлого, — сказал я, подмигнув Натану. — А теперь давай освободим тебя от этой проклятой цепи.

— Боюсь, нам нужен ключ. Если ты попытаешься её сломать или разрубить своими когтями, то поднимется шум и стража за дверью что-то заподозрит, — настороженно сказала Твайлайт.

— Не волнуйся, у меня есть один способ освободить тебя, не привлекая никакого внимания, — произнёс я, взяв в руки сковывающую её цепь.

Должен признать, что во второй раз прочувствовать и собрать наноботов в ладонях оказалось куда проще, чем в первый раз. Я чётко ощущал их присутствие в своём теле и теперь я не ощущал никакого сопротивления, они послушно выполняли мои команды. Но всё же мне приходилось изрядно концентрировать на этом внимание.

— Вадим, что это? — удивлённо спросила Твайлайт, увидев, как сковывающую её медную цепь обхватывает серебряная жидкость в виде моих наноботов, которые постепенно расщепляют её.

— Скажем так, ещё одна необычная способность, которой обучил меня один мой знакомый, — произнёс я, слегка улыбнувшись.

Через пару минут от цепи не осталось и следа. Твайлайт слегка занервничала, когда мои наноботы обхватили сковывающий её копыто обруч, но, как она сказала, она ощутила лишь лёгкую прохладу вдоль обруча.

— Теперь, думаю, нам пора уходить отсюда, — произнёс я, уже приготовившись сделать нас с Твайлайт невидимыми, как в этот самый момент дверь комнаты резко отворилась и внутрь вошла Королева в окружении нескольких своих подданных.

— Вижу, ты каким-то образом всё-таки смог незаметно покинуть мою скромную темницу, — спокойно произнесла перевёртыш, остановившись недалеко от нас. — Но я надеюсь, что вы не собираетесь покидать нас, особенно после моего гостеприимства, — улыбнувшись, произнесла королева.

— Кризалис, отпусти нас! — грозно произнесла Твайлайт и её рог ярко засиял, но буквально спустя секунду он погас, а сама аликорн обхватила свою голову копытами.

— Твайлайт, что с тобой? — обеспокоенно спросил я, осматривая аликорн.

— Не знаю, моя магия, я не могу её использовать, — испуганно произнесла Твайлайт.

— Что ты с ней сделала?! — грозно спросил я, сверля взглядом Кризалис.

— Ничего особенного, просто в напиток, который она пила, было добавлено одно редкое растение, которое на время полностью блокирует магию любого живого существа. Так что не ты один хорошо разбираешься в травах, Вадим, — улыбнувшись, произнесла Кризалис, и её подданные стали понемногу окружать нас.

В ответ я встал впереди Твайлайт, дабы оградить и защитить в случае опасности, и в ту же секунду мои руки уже приняли форму когтей, которые были готовы на всё. Я никогда никого не убивал и осознанно старался не причинять никому вреда, но ради своей любимой я был готов на всё.

— Кризалис, лучше отпусти нас, иначе я за себя не ручаюсь, — произнёс я, чувствуя, как меня постепенно охватывает злость.

— Боюсь, не в вашем положении диктовать мне свои условия: вы окружены моими поданными и вам некуда бежать, — злобно ухмыльнувшись, произнесла она. — А сейчас, мои поданные, схватите их и отведите его обратно в нашу темницу! — скомандовала Кризалис, и её чейнджлинги стали подходить к нам.

В этот момент я достал из своего кармана один из дымовых шаров и бросил его об пол. Комната моментально наполнилась густым дымом, делая её абсолютно непроглядной.

— Твайлайт, прижмись поближе к земле, — сказал я любимой, и та послушно опустилась на пол.

Дым оказался непреодолимым препятствием для чейнджлингов. Комната тут же наполнилась шумом сталкивающихся друг с другом перевёртышей, которые пытались найти нас. Но для меня дым не был проблемой, а даже наоборот. Моя эхолокация позволяла мне ловко маневрировать в этой комнате, находя воинов Королевы и без лишней суматохи оглушать их. Так что как только дым хоть немного рассеялся, то Королева обнаружила себя в окружении своих поданных, которые просто лежали на полу комнаты оглушённые, не в состоянии выполнить хоть какой-то её приказ. А сама дверь в комнату была хоть и слабо, но предусмотрительно забаррикадирована.

— Что ж, похоже, теперь расстановка сил слегка поменялась, — произнёс я, улыбнувшись. — Теперь кому из нас стоит бояться? Или я уже не кажусь тебе таким симпатичным как раньше?

— С чего ты взял, что я боюсь тебя или ты мне привлекателен? В отличие от пони чейнджлинги бесстрашные и бессердечные существа, — уверенно, но с лёгкой дрожью в голосе произнесла Королева.

— Ты действительно думаешь меня провести? — улыбаясь, спросил я.

— Ты думаешь, я лгу? — оскалившись, спросила она, но это вызвало лишь очередную мою улыбку.

— Да, ты врёшь. Ведь, как ты успела убедиться, я тоже имею несколько секретов, — всё так же улыбаясь, произнёс я и стал медленно подходить к Королеве.

— Стой на месте! — прикрикнула она, но я не отреагировал на это.

— Знаешь, почему я знаю, что ты врёшь? — спросил я и, вплотную подойдя к Королеве и приблизив свою голову к её уху, я тихо прошептал: — Потому что я слышу биение твоего сердца.

— Что? — спросила она с ощутимой дрожью в голосе.

— Я слышу, как бьётся твоё сердце, и сейчас оно бьётся гораздо быстрее. Говоришь, вы не знаете страха или ты не испытываешь чувства привязанности, но сейчас ты боишься меня потому, что ты понятия не имеешь, на что ещё я могу быть способен. А возможно, это чувство влюблённости в тебе, ведь их ритмы очень похожи и их крайне трудно различить, — и подойдя к Твайлайт, я помог ей встать на копытца.

— Ты не прав! И ты пожалеешь о том, что сказал! — злобно произнесла Кризалис в тот момент, когда я находился к ней спиной.

Не зря мой учитель из Хувсвилля говорил мне. Любой зверь, любое живое существо, будучи загнанными в угол и находясь в трудной ситуации, не побрезгует напасть на тебя со спины. Поэтому я всегда должен помнить, что я никогда не должен оборачиваться спиной к тому, кто потенциально несёт тебе опасность.

Яркий зелёный луч вылетел из её рога, летя прямо мне в спину. Ещё пару секунд, и он пронзит меня, но в последний момент моя Твайлайт отталкивает меня, и луч поражает уже не меня, а именно её.

На несколько секунд я замер, в ужасе глядя на отброшенную к стене Твайлайт и то, как по её телу слабо мелькают мелкие зеленные искорки в результате действия магии Королевы. Быстро подбежав к ней, я схватил её за копыто и приблизил к ней своё лицо. Я чувствовал, как меня всего трясёт, как ускоренно бьётся моё сердце и как руки нервно дрожат, пытаясь прощупать пульс.

Вздох облегчения прокатился по комнате, когда я убедился, что жизни Твайлайт ничего не угрожает, но после этого всё очень сильно поменялось. Чувство обеспокоенности исчезло, уступив своё место резко нахлынувшей даже не злости, а чистой, необузданной, первобытной ярости. Сейчас в моей голове крутились лишь несколько мыслей: «Она напала на неё! Она причинила вред моей Твайлайт! Она причинила ей боль, и она должна заплатить за это! И я заставлю её пожалеть об этом!». Это были единственные мысли находившееся в данный момент в моей голове. Я хотел отомстить за неё, хотел причинить ей боль, хотел увидеть её кровь. Мне хотелось, чтобы она страдала, чтобы она познала всю ту боль, что причинила моей возлюбленной, и даже больше.

* * * * * *

— О нет! Не только не это! — с ужасом воскликнул Натан, глядя на Вадима.

Натана пугал не столько его взгляд, сколько сами его глаза. Глаза, которые всегда были карими, теперь имели яркий серебряный оттенок, говоривший только об одном.

— Он впал в режим Драконьей Ярости, — произнёс Натан, глядя на парня, который постепенно приближался к королеве перевёртышей. — В этом состоянии его возможности накаляются до предела. Его обострённые чувства улучшаются в два раза, но у этого режима есть огромный изъян. Он заставляет тебя терять голову и подчиниться лишь одной мысли: уничтожить своего врага полностью и безвозвратно. Причинить ему боль, с которой ничего не может сравнится. Обычно он активируется, когда носителю угрожает смертельная опасность. Но для Вадима гораздо дороже жизнь близких, чем его собственная, — констатировал произошедшее Натан.

Он смотрел на всё это стороны, и самое ужасное было то, что он ничего не мог сделать, чтобы помочь ему прийти в себя.

— Проклятье! Проклятье! — твердил он, глядя, как Вадим приближается к Королеве, которая со страхом в глазах, медленно перерастающим в ужас просто сидела на месте. — Ты же прекрасно видишь, он сейчас не в себе! Так беги отсюда! Уходи, если хочешь остаться в живых! — твердил он, но сам прекрасно понимал, что она его не услышит.

Хуже всего было то, что сама Королева была настолько напугана видом человека, что её просто парализовало от страха. Его взгляд был страшнее любого хищника, готового растерзать свою добычу, и сейчас в роли добычи была сама Кризалис. Разум твердил, что нужно бежать, нужно уходить как можно дальше от него, но тело не слушалось её. Но благо за её спиной в этот момент раздался грохот и шум выломанной двери, говорившей о том, что ей на помощь смогли прорваться её подданные, которые мигом встали перед ней, дабы защитить свою Королеву.

Но это не остановило Вадима, а, казалось, лишь наоборот ещё сильнее злило его, и он без лишних слов стал пробираться через её стражей. К несчастью чейнджлингов, им было нечего противопоставить его чистой ярости, обрушивающейся на каждого стоящего перед ним перевёртыша, а его когти с лёгкостью ломали в щепки их копья, оставляя их полностью безоружными.

— Вадим, ты ведь слышишь меня?! Остановись! Пока не поздно, остановись! — кричал Натан, встав перед Вадимом и глядя ему в глаза. — Подумай о том, что ты сейчас делаешь! — но тот лишь взял и прошёл сквозь него.

Схватив за горло двух оставшихся стражей, он что есть сил кинул их об стенку, отчего они оба тут же потеряли сознание. Конечно, армия Королевы довольно многочисленна, но, похоже, ей требовалось время, чтобы добраться до её покоев.

Сама же Кризалис в шоке смотрела на своих подданных, поверженных его чистой яростью, затем, посмотрев на него, она всё же смогла подняться на копыта и выпустить в него зелёный магический луч, который попал точно ему в грудь. От магического удара его слегка отбросило назад, но к несчастью для Королевы, он быстро поднялся на ноги и уже со всех ног бросился к ней. Быстро подбежав к ней, он нанёс удар своим когтём, но тот лишь столкнулся с препятствием в виде магического щита Королевы.

— Это не спасёт тебя! — яростно прокричал Вадим и стал интенсивно и безостановочно наносить по нему удары.

Его ярости не было предела, и Королева это ощущала, как и её щит, принимавший на себя всю злость человека. Но как бы она ни была сильна, она не сможет долго защищать себя, и это стало понятно, глядя на то, как укрывавший её щит стал покрываться многочисленными трещинами.

Королева держалась как могла, понимая, что сейчас от этого зависит её собственная жизнь. Но очередной резкий удар по щиту — и коготь Вадима проходить сквозь щит, задевая крыло и правый бок перевёртыша.

От такого мощного удара Королева устало упала на пол, со страхом в глазах смотря на вставшего над ней человека. Часть её крыла была повреждена, а бок стала обжигать неприятная и довольно ощутимая рана, из которой сочилась кровь. Королева сильно не пострадала, её раны легко залечивались, но сейчас над ней стоял человек, который не дал бы ей это сделать. Она смотрела на него умоляющим взглядом, полным страха, и как только она увидела, как он занёс над ней свой коготь, она произнесла только одно:

— Прошу, прости меня, пожалуйста, — всхлипывая, произнесла она, закрыв глаза.

Она ждала, ждала того удара, той боли, которую он должен был принести ей, но её всё не было. Кризалис боялась открыть глаза, но всё же нашла в себе силы и, открыв их, с удивлением увидела стоящую перед ней Твайлайт и остановившегося всего в нескольких миллиметрах от её лица коготь человека. Твайлайт стояла перед Королевой, распахнув крылья, уверенно показывая всем своим видом, что не даст причинить ей вред. Но мордочка аликорна выражала отнюдь не уверенность, а лишь страх и тревога. Страх от того, что произошло с Вадимом, от того, кем он стал. Ведь теперь она видела перед собой не того человека, которого полюбила всем сердцем, а яростного хищника, способного и готового поразить свою добычу. Но также в её глазах горел огонь тревоги, обеспокоенности за него. Она знала, что сейчас где-то в глубине этой ярости находится её возлюбленный, который на самом деле является не яростным зверем, а милым, добрым, заботливым и любящим человеком, который никогда не даст её в обиду. Именно поэтому она встала перед ним, потому что знала, что он никогда и ни за что не причинит ей вреда, и сейчас на лице человека читалась уже не ярость, а искреннее изумление и непонимание происходящего. Казалось, что как только перед ним возникла Твайлайт, вся его ярость мигом исчезла.

— Твайлайт… я… не хотел, — тихо произнёс он, опустив свои когти. — Прости… прости… меня.

Он стоял и смотрел на неё, глядя в её глаза, из которых ручейком лились слезы, и взглянув в них, он увидел то, что боялся увидеть вновь. Тот самый взгляд, взгляд, говорящий о том, что она боится его, боится того, кто стоит перед ней. Как тогда, когда на его город напал дракон и он впал в ярость, когда увидел, как дракон ранил его сестру.

Все эти вспоминания разом окутали Вадима мощным необузданным потоком, погружая его разум в пучину боли и страдания. Он ничего не мог сделать и, в конце концов, он просто закричал от нахлынувшей на него боли и страданий из-за этих воспоминаний. В конце концов, он не смог выдержать этой душевной боли, и его разум, понимая, что нужно спасаться, впал в беспамятство, дабы не дать ему сойти с ума от боли.

Когда он, потеряв сознание, упал на пол комнаты, аликорн обеспокоенно подбежала к нему дабы убедится, что с ним всё хорошо. В этот момент в комнату вбежала стража Королевы, которая тут же окружила их.

— Он жив? — спросила Кризалис, на лице которой действительно были видны обеспокоенность и сожаление за произошедшее.

— Да, он жив, — спокойно ответила аликорн, глядя на Кризалис.

— Он ведь будет в порядке? — спросила та, переводя взгляд с Твайлайт на человека и обратно.

— Не знаю, он многое пережил за сегодня благодаря тебе, — и аликорн одарила Кризалис осуждающим и строгим взглядом. — И теперь это случилось вновь. Я знала, что с ним это уже случалось, и он рассказывал мне, как близко к сердцу он это воспринимал и как больно ему было. Но из-за тебя ему вновь пришлось это пережить, и теперь я понимаю, что ему будет трудно вновь прийти в себя, но он сильный и сможет с этим справиться, — ответила она королеве.

— Я не хотела, чтобы всё так произошло, и я вовсе не хотела, чтобы он пострадал, — виновато сказала Кризалис.

— Тогда если ты хочешь помочь ему, то отпусти нас домой, — сказала Твайлайт, и Королева виновато кивнула головой.

— Прошу… прости… меня, — сказала Кризалис.

— Я не держу на тебя зла и никогда не держала. Как и Принцесса Кейденс, и Принцесса Селестия. Они понимают, что ты хотела прокормить свой народ, и они будут рады помочь тебе. Мы всегда рады помочь нуждающимся. Тебе только нужно принять их копыто помощи, — произнесла Твайлайт, глядя на Кризалис серьёзным взглядом.

— Я подумаю над этим, обещаю, — тихо промолвила она.

— Тогда я надеюсь, что вы примите правильное решение, Королева, — и Твайлайт с помощью своей слегка восстановленной магии приподняла Вадима так, чтобы он облокотился об неё. — Я не знаю, любишь ли ты Вадима или нет, но я знаю точно, ты никогда не добьёшься ни его любви, ни его дружбы, похищая тех, кто ему дорог. Думаю, он простит тебя, ему только нужно время. И если вы захотите проведать его, то я буду рада вас видеть у нас в гостях за чашечкой чая, — искренне произнесла Твайлайт.

— Спасибо, думаю, я обязательно воспользуюсь твоим советом, — сказала Королева.

— Тогда до встречи, — произнесла Твайлайт, и её рог, ярко засияв, озарил всё вокруг яркой вспышкой, и через секунду они вдвоём уже были в её комнате.

Она до сих пор чувствовала себя сильно измотанной и истощённой, а её магия всё ещё плохо слушалась её. Но всё же она нашла в себе силы своей магией уложить Вадима на их кровать.

Сняв с него испачканную в грязи пещеры одежду, она, ещё раз убедившись, что с ним всё хорошо, тихо легла рядом, положив свою голову ему на грудь, ощущая спокойное биение его сердца и, закрыв глаза, сама погрузилась в сладостный мир снов.