Автор рисунка: MurDareik
Глава 33 Глава 35

Глава 34

Я не знаю, сколько прошло времени. Несколько дней, недель, возможно даже пару месяцев. За окном комнаты я уже чётко видел белую кромку снега, накрывшую Понивилль. Настала зима, пора холода и время, когда природе нужно было отдохнуть и набраться сил, чтобы весной вновь одарить всех жителей своей красотой, но меня беспокоило не это. Ведь все это время мой мятежный разум терзала только одна мысль:

— Я чуть не убил её!

Эта фраза крутилась в моей голове уже несколько дней, из-за чего я до сих пор не мог прийти в себя. Каждый день, каждый час и каждую минуту она эхом разносилась по уголкам моего сознания, причиняя мне невыносимую боль. Никогда не думал, что простые слова могут приносить столько боли, но это было правдой, болезненной правдой и я не мог ей сопротивляться.

Так что же такого случилось? Почему эти пять слов приносили мне столько боли? Что в них могло быть такого ужасного и даже болезненного? В принципе ничего, если не знать, что произошло со мной в тот день.

В тот день я впервые чуть не стал убийцей. Да, я чуть не убил живое существо. Пускай она даже и похитило мою возлюбленную, но я никогда не доходил до такого, если не считать того случая с драконом.

Но что самое ужасное я чуть не причинил вред своей любимой, которая и остановила меня, встав на пути моего когтя. Лишь её лицо, внезапно появившееся у меня на пути, остановило мой удар. Она могла пострадать, она наверняка понимала, что я могу не остановиться или не успею остановить свою руку, чтобы не навредить ей, но все же она без тени сомнения встала передо мной.

Всё происходящее для меня в тот момент выглядело довольно смутно. Я помню, как Кризалис поразила своей магией мою Твайлайт, а потом мир вокруг меня словно стал уплывать и растворяться вокруг, наполняя меня какой-то силой. Мне даже казалось, что я теряю сознание, но потом мир вокруг меня стал видеться куда чётче и ярче чем раньше.

Я стал чувствовать и ощущать всё вокруг себя на совершенном ином, лучшем, чем до этого, уровне. Каждый новый вдох наполнял меня силой и энергией. А затем я посмотрел на Кризалис, которая была в стороне. При её виде я тут же захотел причинить ей боль, чтобы она пожалела о том, что напала на мою любимую, чтобы она заплатила за это, а потом я резко увидел перед собой личико Твайлайт и в самый последний момент остановил свою руку.

Всего несколько миллиметров отделяли мой коготь от её лица, но она даже не дрогнула, а потом я неожиданно осознал, что наделал. Раскиданные по комнате стражи Королевы отчётливо давали мне понять, что ярость вновь взяла надо мной вверх. Я был готов на всё, чтобы причинить Кризалис боль, и никто не мог меня остановить, никто кроме Твайлайт.

Она всё также стояла на месте и смотрела на меня этим взглядом. Взглядом, полным боли, сожаления и страха. Такого же страха, как и в тот день, когда я пытался защитить близкую мне пони, а в итоге чуть не стал настоящим монстром.

Её взгляд напомнил мне тот самый день, когда все отвернулись от меня, и я боялся этого. Я боялся, что со мной вновь произойдёт то же самое, что после увиденного она отвернётся от меня, как жителя Хувсвилля отвернулись от меня, включая и мою семью.

Осознание этого превратилось в неумолимую и беспощадную боль в моей голове. Это воспоминание стало приносить мне боль, и я не знал, как остановить это и, видимо, мой собственный разум пришёл мне на помощь и погрузил себя в глубины бессознательного, дабы я попросту не сошёл с ума.

Очнувшись и открыв глаза, я не сразу смог осознать, что нахожусь в мягкой и тёплой кровати, но спустя пару минут обеспокоенное сознание стало приходить в норму, и потому я стал надеяться, что всё произошедшее является ничем большим, чем лишь обычным ночным кошмаром, но это было не так.

Когда я перевёл взгляд на себя, я с ужасом увидел остатки пещерной грязи на своём теле, а это значило, что всё произошедшее было действительно правдой. Быстро зайдя в ванну, я стал смывать всю грязь с моего тела. Я видел, как черные капли плавно стекали вниз, но в какой-то момент мне показалось, что черные капли грязи превратились в алые капли крови, стекающие по моим рукам. Это не на шутку напугало меня, отчего я резко выбежал из ванны. Но когда я остановился и решил вновь взглянуть на свои руки, то увидел лишь обычные капли воды. Это было всего лишь небольшой галлюцинацией, но настолько реальной, что мне стало не по себе. Мне действительно стало страшно.

Укутавшись в одеяло, я лежал и думал над произошедшим. О том, что я чуть не сделал. Я не просто чуть не причинил вред живому существу, я чуть не убил её. Но хуже всего было то, что я чуть не причинил этот самый вред моей возлюбленной. Эта мысль терзала меня изнутри и сжигала словно кислота. Ведь если бы я вовремя не остановил свой коготь, Твайлайт точно бы пострадала или, возможно, даже хуже. Все эти размышления ещё больше угнетали меня. А когда в комнату вошла Твайлайт, я даже боялся смотреть на неё, я вновь боялся увидеть тот самый взгляд. Взгляд, полный страха. Но подняв голову, я не увидел в ней этого, она смотрела на меня всё тем же любящим и нежным взглядом, что и раньше.

— Стой! Прошу, не подходи ко мне, Твайлайт! – произнёс я, как только она захотела подойти ко мне.

— Вадим, не волнуйся, всё в порядке, мы с тобой дома, в безопасности, — нежно произнесла она, сделав шаг ко мне, но я сам отошёл от неё.

— Прошу, Твайлайт, не подходи ко мне! – уже прикрикнул я, выставив вперёд свою руку.

Аликорн обеспокоенно смотрела на меня и не понимала, что со мной происходит. Я видел, она хотела помочь, но я не знал, всё ли сейчас со мной в порядке.

— Прости, Твайлайт, я боюсь, что могу быть опасен для тебя сейчас, — обеспокоенно произнёс я, смотря на неё. – Прошу, оставь меня наедине с самим собой. Мне это сейчас необходимо, — произнёс я дрожащим голосом.

Я видел, как в ней боролось жгучее желание подойти ко мне, но видя моё состояние, она всё-таки решила оставить меня одного.

— Прошу, если я буду тебе нужна, то просто позови меня, я буду внизу, — произнесла она, захлопнув за собой дверь комнаты.

Я не знаю, сколько я пролежал после этого в постели, обдумывая всё то, что с нами произошло. В частности, меня терзали мысли о том, что произошло именно со мной, а именно вновь нахлынувшая наноярость. Я понимал, что именно из-за неё я и не мог отдавать отчёта своим действиям, но я не мог оправдываться этим. Особенно когда жизнь моей любимой была на кону.

Время шло своим чередом, минута шла за минутой, час шёл за часом, день сменялся ночью, а произошедшее не желало выходить у меня из головы. Словно засев внутри моего разума, не желая отпускать меня и словно пытаясь свести меня с ума.

Твайлайт заходила несколько раз, принося мне поесть и желая удостовериться, что со мной всё хорошо. Она каждый раз пыталась подойти ко мне, но я не давал ей сделать этого. Я всё ещё боялся.

У любого живого существа есть три вида страхов: защитные, тормозящие и беспричинные. Каждый из этих страхов может преследовать нас по жизни и не отпускать нас. Тормозящие страхи предотвращают опасные для нашей жизни ситуации. Защитные страхи существуют для того, чтобы предотвратить попадания в опасные для нашей жизни ситуации. Но хуже всего именно беспричинные страхи. В основном они возникают у маленьких жеребят, которые не покидают и преследуют их по жизни. Такой страх появился и у меня. Я боялся навредить, навредить близким мне пони, тем, кого я люблю. Но сейчас я в был в порядке, но всё равно не мог понять, почему я испытываю этот страх.

— Вадим, что с тобой? — обеспокоенно спросила Твайлайт, отбросив все мои протесты в сторону и настойчиво подойдя ко мне.

— Я в порядке, — тихо ответил я, отведя взгляд в сторону.

— Святая Селестия, ты же весь дрожишь. Тебе холодно? — испуганно спросила она, и уже через минуту я почувствовал, как на мои плечи легло тёплое бархатное одеяло. А сама Твайлайт, присев возле меня, положила свою голову мне на плечо.

— Нет, Твайлайт, я дрожу не из-за того, что мне холодно, — ответил я.

— А из-за чего же? — спросила она.

— Твайли, мне страшно. Мне по-настоящему страшно, — сказал я, прижавшись плотнее к аликорну и зарывшись лицом в её гриву.

— Не волнуйся, я с тобой и я рядом. Помнишь, как ты успокаивал меня, когда мне было страшно? Ты просто говорил мне, чтобы я рассказала тебе, чего я боюсь, и тогда мне станет легче. А теперь ты расскажи мне, чего боишься ты?

— Я боюсь, потерять тебя, Твайли, боюсь потерять свою семью и друзей. Все то, что у меня есть. Но сейчас я боюсь потерять себя.

— Потерять себя? — удивлённо спросила аликорн.

— Тогда в пещере эта ярость вновь захлестнула меня. Она взяла надо мной вверх, и я… я… Я был готов убить её. Я был готов убить Кризалис за то, что она сделала, за то, что она причинила тебе боль.

Каждое слово давалось мне с трудом, я не хотел вываливать свои страхи на плечи Твайлайт, но я просто больше не мог держать это в себе. Я должен был выговориться и излить кому-то свою душу. Всё то, что терзает меня изнутри и не даёт мне покоя.

Твайлайт была моей опорой в этой жизни, и она словно чувствовала мою боль. Несколько дней она не покидала нашу комнату, лёжа со мной и просто находясь рядом, давая мне понять, что всё хорошо. Её близость исцеляла меня, подавляя мою депрессию и страхи. Возможно, только благодаря ей мне и становилось лучше.

Я снова чувствовал, как ко мне постепенно возвращалась уверенность, а страхи стали постепенно уступать. Лёжа в комнате и глядя в окно, я наслаждался видом наступившей зимы и её красотой.

— Себастьяну тоже нравилась зима, — услышал я знакомый голос позади себя и, обернувшись, неожиданно увидел дух Натана. — Привет, Вадим, рад видеть, что с тобой всё не так уж и плохо.

— Натан, как это возможно? Ты же можешь являться ко мне только в тех пещерах? – удивлённо спросил я, глядя на него.

— Сам не знаю, как это объяснить, но я даже не хочу пытаться в этом разобраться. Во всяком случае, пока у меня есть возможность, я хотел бы извиниться перед тобой, Вадим.

— Извинится за что?! Ты ведь ни в чем не виноват, — сказал я.

— Боюсь, что виноват и очень, ведь именно из-за меня ты сейчас страдаешь, — мрачно произнёс он.

— О чем это ты говоришь? – всё так же не понимая спросил я.

— Вадим, именно я и создал этот режим. Режим наноярости, который активировался тогда в пещере, — сказал он, опустив голову.

— Ты не виноват, это мне нужно было держать себя в руках и не давать воли своим эмоциям. Именно я виноват в том, что произошло, а не ты.

— Как раз наоборот, ведь если бы я не создал этот режим, с тобой бы этого не произошло. Но боюсь, здесь действительно уже ничего не сделаешь. Но как-никак это не снимает с меня вины за произошедшее, — я уже было хотел сказать, что это не так, но Натан опередил меня, — и не пытайся меня переубедить.

Несколько минут мы сидели в тишине комнаты, смотря в пол и не решаясь заговорить друг с другом. Словно два старых друга, поссорившихся из-за какой-нибудь мелочи, но не в состоянии извиниться друг перед другом.

— Я так понимаю, эта наноярость обладает каким-то побочным эффектом, не так ли? – спросил я, разорвав образовавшуюся между нами тишину.

— Есть такой жизненный принцип, что ничего в нашей жизни не бывает даром, Вадим. Порой нам может казаться, что этот принцип суров, но он справедлив.

Я видел, что Натану было тяжело говорить об этом. Пускай он и был всего лишь духом, но он явно мог испытывать эмоции.

— Каждая твоя способность имеет как свои преимущества, так и свои недостатки. Ведь за каждую из них приходится платить, и порой цена бывает действительно высока. За свои когти ты заплатил тем, что тебе пришлось проходить с ними чуть ли не целый год. За свои обострённые чувства ты заплатил своим зрением. А этот режим, этот режим берет особую плату. Я бы даже сказал, двойную. Во время его использования ты фактически теряешь разум. Ты превращаешься в настоящую боевую машину, в эдакого хищного зверя, вышедшего на охоту.

— Дай догадаюсь, а после её использования на твой разум накатываются все плохие воспоминания, — предположил я, и Натан утвердительно кивнул.

— Причём боль от них заметно усиливается, что сильно влияет на твой разум и на тебя самого. А после этого наступает ещё одна неприятная фаза. Приступы беспричинной паники, беспокойства и страхов. У тебя начинают проявляться различные фобии. В течение этого времени приступы внезапной паники и страха станут твоими спутниками. Конечно, мгновенно это, к сожалению, не пройдёт, но всё же со временем они оставят тебя в покое.

— Со мной это длится уже две недели, — сказал я.

— Для каждого случая своё время. Чем сильнее и мощнее ярость, тем дольше длится эффект от этого, а твоя ярость была очень сильна. В конце концов, когда кто-то ранит дорогих нам людей, а в твоём случае пони, то наноярость может достигать своего высшего пика, — пояснил Натан.

— Да, думаю, ты прав. Я помню, что после случая с драконом со мной дней пять происходило то же самое, но сейчас это длится две недели, если не больше, — сказал я.

— Все это зависит от многих факторов, Вадим, которые просто не просчитаешь. Уровень стресса, страха, гнева и тому подобное. Тем более тогда ты только начал познавать весь потенциал твоих наноботов, потому их влияние на твой организм было не так велико, как сейчас, — пояснил он.

— Я чувствую, что мне уже становится лучше, но эффект всё ещё действует, и я это ощущаю. Как долго это ещё может продлиться? – спросил я.

— Не знаю, но думаю, спокойная и благоприятная обстановка существенно увеличит скорость твоего восстановления, — ответил он, и я увидел, как дух Натана стал понемногу растворятся в воздухе.

— Натан, ты исчезаешь, — сказал я, подойдя ближе.

— Видимо, появиться я смог ненадолго. Во всяком случае, я рад был убедиться, что ты в относительном порядке, Вадим. Просто будь с теми, кто тебе дорог, и с тобой всё будет в порядке, — произнёс он перед тем как полностью исчезнуть.

* * * * * *

— Привет, Твайлайт, ну как ты? – спросила Рэрити, зайдя в библиотеку.

— Привет, Рэрити, спасибо, всё хорошо. Кстати, вчера мне доставили книгу, которую ты так просила. Я хотела передать тебе её ещё вчера, но боюсь, я была слишком занята, — извиняясь, сказала пони.

— Ничего, дорогуша, я ведь понимаю, что сейчас у тебя действительно есть дела поважнее, — сказала Рэрити и её взгляд приобрёл обеспокоенный вид. — Ну как он? Всё ещё плохо?

— Всё ещё подавлен, но прогресс на лицо. Первые несколько дней мне даже пришлось не просто кормить его самой, а и заставлять его кушать. Но я вижу, что ему уже гораздо лучше, чем раньше. С каждым днём он всё больше приходит в себя, — ободряюще произнесла аликорн.

— Хотела бы я тоже как-нибудь ему помочь, но вы ведь нам так и не рассказали, что такого произошло с вами. Может быть, если бы ты сказала мне, я бы смогла подкинуть тебе неплохую идею, — тонко намекая, произнесла единорожка, но аликорн отрицательно покачала головой.

— Прости, Рэрити, я бы не хотела скрывать что-то от тебя или других наших друзей, но, боюсь, то, что произошло с нами, должно остаться в тайне, — огорчённо сказала Твайлайт.

— Не волнуйся, я всё прекрасно понимаю, и наши друзья тоже. Конечно, из твоих слов мы поняли, что с вами произошло что-то серьёзное, из-за чего Вадим впал в некую депрессию. Просто мы беспокоимся за вас, особенно за него. Прошло уже столько времени, а он даже из библиотеки не выходит. Да и в больнице про него спрашивали и очень сильно беспокоились. Ведь всё-таки любой проблеме рано или поздно приходит конец.

— Боюсь, всё не так просто, как может показаться на первый взгляд. Его проблема носит скорее психологический характер, и я это понимаю. Он винит себя за то, что случилось. Винит себя за то, что произошло. Но в том, что произошло, не было его вины.

— Но он не может этого понять? – спросила Рэрити, на что получила утвердительный кивок.

— Я ведь знаю, что он защищал меня, но боюсь, я действительно виновата в этом. То, с каким взглядом я тогда смотрела на него. Боюсь, он вновь вспомнил не самое приятное из своего прошлого.

— Тогда тебе нужно дать ему понять, что он ошибается, и тогда он вновь придёт в норму, — сказала Рэрити.

— Я это понимаю и делаю всё возможное, чтобы он пришёл в себя, но увы, у меня это плохо получается, — и ушки аликорна огорчённо упали.

— Ты ошибаешься, Твайлайт. Сейчас я уверенна, что никто кроме тебя не сможет помочь ему. Ведь кто может помочь своему возлюбленному лучше, чем его любимая кобылка? — игриво произнесла единорожка, слегка толкнув поняшу в бок, отчего та слегка засмущалась.

— Спасибо, Рэрити, думаю, ты права, — слова подруги придали ей уверенности и настроение аликорна уже не было таким подавленным.

— А как же, дорогуша. Поверь мне, несколько дней наедине друг с другом — и он вновь станет самим собой. Ведь нет ничего лучше, чем поддержка любимой в трудные минуты своей жизни, — уверенно произнесла единорожка.

— Ты так считаешь? – все ещё смущаясь, спросила Твайлайт.

— Ты ведь знаешь, что он любит тебя, и сейчас ему нужна поддержка близкой пони — твоя поддержка. Особенно в преддверии праздника, — сказала Рэрити.

— Согласна, хотя думаю, сейчас ему нужна не только моя поддержка, — улыбнувшись, произнесла аликорн.

— О чем это ты, Твайлайт? – удивлённо спросила Рэрити.

— Просто, похоже, ты подкинула мне одну восхитительную идею, и думаю, она поможет ему прийти в себя, — радостно произнесла Твайлайт.

* * * * * *

— Твайлайт, что, собственно, происходит? – удивлённо спросил я, видя метания моей принцессы по всей комнате.

— Я ведь уже сказала, что ничего особенного, — непринуждённо ответила она, не сбавляя своего темпа.

— Ничего особенного?! Именно поэтому ты бегаешь по комнате и складываешь вещи в свою сумку? — сказал я, с улыбкой наблюдая за её беготней.

— Так я вроде всё тебе уже объяснила, — сказала она, сложив в сумку очередную вещь.

— Это ты про то, что принцесса Селестия попросила тебя приехать в один из городов в Эквестрии, чтобы проверить кое-что важное в нем? – спросил я.

— Ну да, всё же понятно, — и улыбнувшись, она наконец остановилась передо мной полностью собранной и готовой в путь.

— И ты хочешь, чтобы я поехал с тобой? – лукаво спросил я, глядя на аликорна.

— А ты разве не хочешь поехать со мной? – кокетливо спросила она, подойдя ко мне и поцеловав меня в щеку.

— С тобой я готов ехать хоть на другой край света, если понадобится. Но мне всё равно непонятно только почему это так срочно и почему мы должны ехать сегодня, причём поздним вечером. Неужели этот городок не сможет подождать нашего прибытия, скажем, до утра? – спросил я.

— Не волнуйся, лежебока, — смеясь, подметила Твайлайт, слегка толкнув меня копытом в бок, отчего я тут же встал с нагретого места, — поезд не скоростной, поэтому доберёмся мы до города как раз к утру. А в поезде есть довольно удобные кровати, так что не переживай.

— Я и не переживаю, просто всё равно не понимаю к чему такая срочность. Причём всё это так неожиданно. К тому же, кто останется присматривать за библиотекой в наше с тобой отсутствие?

— Спайк, разумеется, с радостью согласился присмотреть здесь за всем, пока мы отсутствуем. Так что я обо всём позаботилась, — улыбнувшись, произнесла аликорн.

— Может ты мне хотя бы скажешь, куда мы едем? Всё-таки хотелось бы знать, что это за город, куда мы отправляемся.

— Город как город, ничего особенного, — уклончиво ответила принцесса, отчего я тут же схватил её и крепко прижал к себе, не давая вырваться и смотря прямо в её глаза.

— Твайлайт Спаркл, что ты от меня скрываешь? Неужели у тебя появились от меня какие-то тайны? – серьёзно спросил я.

— Ну, у кобылок должны быть свои секреты, — улыбнувшись, произнесла она, потеревшись своим носиком о мой. – Но ты ведь мне доверяешь?

— Больше чем самому себе, — ответил я, выпуская аликорна из объятий.

— Тогда поверь мне и сейчас. К тому же нам пора на поезд, он уже вскоре должен прибыть, а мы всё ещё дома, — сказала она, подхватив магией свою сумку, и, открыв двери, мы вышли наружу.

Выйдя на заснеженные улицы Понивилля, моё тело мигом ощутило всю силу зимней свежести и прохлады. Конечно, я оделся специально по зимнему сезону, но всё-таки из-за столь долгого затворничества погода оказалась для меня явно холодноватой.

— Может, пойдём побыстрее? – предложила Твайлайт, взглянув на меня и увидев мою реакцию на неожиданный холод.

— Не волнуйся за меня, я в полном порядке, просто нужно немного времени, чтобы адаптироваться к погоде, вот и всё, — ответил я, хотя в глубине души я сильно жалел, что не согласился на её предложение.

В конце концов, рядом со своей кобылкой мне хотелось выглядеть сильным и надёжным, впрочем, как и любому жеребцу, несмотря на суровые условия погоды. Хотя назвать её суровой было нельзя. Пегасы всегда стараются сделать зиму как можно мягче и благоприятнее для пони, давая нашей плодородной земле отдохнуть. Но просидев столько времени внутри библиотеки и лёжа всё это время в тёплой постели, я, как бы это ни было горько признавать, слегка раскис. Так что теперь мне пришлось расплачиваться за это. Причём на моё счастье погода действительна была спокойной, ведь будь сейчас хоть небольшая вьюга или даже обычный зимний ветерок, я бы наверняка промёрз до самых костей. Но погода и пегасы действительно были благосклонны ко мне, так что пусть и слегка замерзая, но всё же мы спокойно дошли до нашего поезда.

Зайдя внутрь, я с искренним удивлением обнаружил, что внутри вагона никого не было кроме нас двоих. Конечно, вполне возможно, что другие пони просто стояли на перроне, прощаясь со своими друзьями или близкими перед дальней дорогой. Но уже вскоре поезд тронулся с места, а в вагоне по-прежнему никого не было.

— Знаешь, Твайлайт, если бы я не знал тебя, то точно мог бы подумать, что ты забронировала целый вагон только для нас двоих, — улыбнувшись, сказал я, положив свои вещи на кровать.

От моих слов аликорночка тут же засмущалась и ткнула меня рогом в мой круп. Конечно, такое поведение не могло просто так остаться безнаказанным, и я, схватив принцессу, упал вместе с ней на ближайшую кровать и стал интенсивно щекотать её, отчего она тут же залилась своим прелестным смехом. Она активно пыталась вырваться из моего захвата, но я был упорен и не давал ей этого сделать. Даже её мольбы о помощи не остановили меня, пока она всё же не схитрила и, использовав свою магию, попросту не телепортировалась. Правда из-за невозможности сконцентрироваться она не смогла далеко переместиться, а точнее сказать, она телепортировалась прямо на меня. Упав на меня сверху, она тут же поняла своё преимущество и теперь, захватив инициативу, сама принялась меня безостановочно пытать. Мои мучения продолжались около пяти минут, пока я наконец не взмолился о пощаде, так как мои лёгкие уже попросту не могли насыщать мой организм кислородом из-за безостановочного смеха.

— Я победила! – улыбнувшись произнесла она, прижавшись ко мне.

— Так нечестно, ты сжульничала, магию нельзя было использовать, — произнёс я, обиженно глядя на Твайлайт словно маленький жеребёнок, у которого отобрали любимую игрушку.

В такие моменты мы с Твайлайт словно впадали в детство и вели себя не лучше маленьких жеребят. Порой мы так заигрывались, что даже не замечали, как перенимали манеру их поведения.

— А ты не говорил, что магию нельзя использовать, — парировала аликорн.

— Всё равно это нечестно, — и развернулся к ней спиной в знак протеста.

Конечно я не обижался на Твайлайт, а просто дурачился, но уже через мгновение я почувствовал, как её нежные копытца обхватывают мою шею, а её голова мягко ложится мне на плечо.

— Хорошо, я согласно, ты победил, — спокойно сказала она, прижавшись ко мне ещё сильнее.

— А что получает победитель? – хитро прищурившись, спросил я.

— Я готова выполнить любую твою просьбу, — ответила аликорн, поцеловав меня в щеку.

— Тогда я хочу, чтобы ты легла со мной, — сказал я, и моё тело слегка задрожало. – С тобой мне спится гораздо спокойнее.

— Если честно, я сама хотела тебе это предложить.

Уже через пару минут весь вагон погрузился в темноту, а я вместе с Твайлайт мирно лежали в постели, укрывшись одеялом и согревая друг друга теплом наших тел. Но даже несмотря на это моё тело всё равно предательски дрожало.

— Всё ещё холодно? – скорее не спрашивая, а утверждая спросила пони и пододвинулась ко мне ещё ближе.

— Спасибо, так гораздо лучше, — сказал я, крепко обняв пони и положив свою голову рядом с ней.

Даже в полной темноте я смог видеть её взгляд, полный нежности, заботы, сострадания и любви. Она нежно провела своим копытцем по моему лицу и, слегка поглаживая мою щеку, я ощутил её горячее дыхание у своих губ, и уже через секунду наши губы соприкоснулись в мягком поцелуе.

— Спокойной ночи, Вадим, — произнесла она, закрыв свои глаза и положив свою голову мне на грудь.

— Спокойной ночи, Твайлайт, — произнёс я, закрыв глаза и отдаваясь сладостному чувству дрёмы.

* * * * * *

— Мой соня, просыпайся! Наступило утро, и мы уже приехали, — произнёс нежный голос, и я почувствовал, как меня потолкали в бок, а потом поцеловали в лоб.

— Ммм… Твайлайт, можно ещё хотя бы пять минуточек полежать? — и попытался заползти с головой под одеяло.

Через секунду я почувствовал, как чья-то мордочка также залезла под одеяло, и неожиданно меня озарил яркий фиолетовый свет, исходящий от её рога, заставивший меня резко зажмуриться. Я как мог пытался оттянуть момент своего пробуждения, но настойчивость аликорна взяла своё и я всё-таки откинул с себя одеяло, одаривая пони всё ещё сонным взглядом.

— Могла использовать что-то менее противное, чем заклинание света. Все-таки глазам немного больно, — осуждающе сказал я и ощутил прикосновение её губ к моей щеке.

— Прости, но мы действительно уже приехали. К тому же я и так дала тебе полежать чуть больше времени, — улыбнувшись, произнесла она, подав мне мою одежду.

— Я хотя бы узнаю, что это за город, которому потребовалось, чтобы к нему приехала одна из принцесс Эквестрии, — сказал я, накинув на свои плечи свой рюкзак.

Выйдя из вагона на перрон, я закрыл глаза от нахлынувшего прохладного ветра. Вдохнув глубоко зимний освежающий воздух, я наконец открыл глаза, и моё лицо выразило лёгкую форму удивления и даже скорее непонимания.

— Что-то случилось? – улыбнувшись, спросила аликорн, заметив моё выражение лица.

— Да ничего особенного, просто мне на удивление кажется, что мне знакома эта станция, — ответил я, пытаясь увидеть вывеску, на которой обычно отображалось название города, но Твайлайт так ловко и быстро схватила меня за рукав и повела куда-то, что я ничего не успел разглядеть.

Конечно, поведение аликорночки слегка озадачило меня, но я решил не придавать этому значения, попросту ссылаясь на то, что она хочет как можно быстрее закончить с делами в этом городе. Но как только нашему взору открылся сам город, я неожиданно замер, не в состоянии даже пошевелиться.

— Твайлайт, мне это кажется или это действительно правда? – спросил я после нескольких минут тишины, всё ещё не веря своим глазам.

— Да, это действительно он, — улыбнувшись, ответила она на открывающийся нам вид города.

— Это же Хувсвилль, мой родной город, — сказал я, и на моем лице расплылась счастливая улыбка. – Но подожди, почему мы здесь? Неужели что-то стряслось в моем городе? – озадаченно и слегка обеспокоенно спросил я.

— Прости, но я просто хотела сделать для тебя сюрприз, — я слегка наклонился, так как увидел её обеспокоенный взгляд. – После этого случая с Кризалис и твоей вспышкой ярости ты стал совсем не свой. Я увидела, как с каждым днём тебе становится всё хуже и хуже. Словно жизнь внутри тебя угасает как маленький огонёк, — и по её щекам сбежала пара слезинок.

— Твайлайт… — я хотел как-то утешить её, но она продолжила.

— Мне было больно смотреть на это, но было ещё больнее знать, что как бы я ни старалась, я ничем не могла тебе помочь. Хвала Селестии и Луне, что в последние недели тебе вновь стало лучше и ты вновь стал обретать жизнь. Но я хотела сделать для тебя что-то особенное, что-то, что поможет тебе вновь стать собой. Рэрити сказала, что ничто так не помогает нам пережить эмоциональные потрясения лучше, чем наши любимые и наши близкие.

— И поэтому ты решила привезти меня сюда в мой родной город, чтобы мне стало лучше, — и её задумка действительно сработала.

Как только я увидел очертания своего города, моё настроение мигом вознеслось до небес подобно пегасу. Как будто произошедшего несколько недель назад и вовсе не было, а на душе стало легко, действительно легко.

— Прости, что обманула тебя и не сказала тебе сразу. Но я хотела сделать для тебя настоящий сюрприз, — сказала она, и я, опустившись на колено, крепко прижал её к себе, поглаживая её гриву и слегка почёсывая за ушком, отчего она тут же разомлела в моих объятиях.

— У меня просто нет слов, чтобы отблагодарить тебя за это, Твайлайт, — я даже сам не заметил, как на моем лице тоже появилась парочка маленьких слезинок.

— Любимый, неужели ты плачешь? – улыбнувшись, спросила она, вытерев слезы своим копытцем.

— Нет, что ты, это я просто ещё не привык к холоду, да и солнце светит довольно ярко, вот глаза и заслезились, — ответил я, но Твайлайт всё прекрасно понимала.

Всё-таки ни одному жеребцу не хочется показывать своих слез, боясь, что так он покажет себя со слабой стороны. Конечно, это было глупо, ведь все мы живые существа и не лишены чувств, но глупая гордость просто берет своё, не давая нам признаться в очевидном.

— Я решила, что это идеальное время для нашего визита, ведь через неделю наступит праздник, — сказала аликорн, и я неожиданно вспомнил.

 — А ведь верно, я совсем забыл про Вечер Согревающего Очага. Он ведь уже ровно через неделю.

— Так что наш приезд как раз вовремя. Всю эту неделю ты сможешь провести со своей семьёй. Ты ведь их так долго не видел, к тому же я бы хотела поближе с ними познакомиться, — улыбнувшись, произнесла пони.

— Что ж, тогда, принцесса Твайлайт, позвольте устроить вам небольшую экскурсию по этому славному городку, — от моих слов пони тихо рассмеялась, и через несколько минут мы уже шли по улицам моего городка.

Должен признать, за время моего отсутствия город успел несколько измениться и преобразиться. На некоторое время мне даже показалось, что мы попали в совершенно другой городок, но знакомые очертания улиц, расположение домов и магазинов — всё это было мне знакомым.

Было заметно, что количество жителей заметно увеличилось в нашем скромном городке, об этом ярко говорили новые дома и парочка новых магазинов рядом с ними. Город рос вместе с его жителями, не теряя своей красоты и ценности. Но что было приятно, многое осталось таким же, как и раньше. Каждая улица, каждый дом и магазин навевали на мою душу какие-то лёгкие, спокойные, но радостные воспоминания, вызывая лёгкое чувство ностальгии. Ведь как-никак, именно в этом городе, на этой улице и с этими пони я и провёл всё моё детство и довольно приличный отрезок своей юности.

Кстати о пони, фактически каждый житель нашего городка помнил меня. Как-никак, я был довольно уникальной личностью. Новые же пони, которые не знали обо мне, удивлённо смотрели нам вслед, пытаясь лучше разглядеть меня и попутно спрашивая других пони о странном создании, шедшем рядом с самой принцессой. Здешние же жители тепло приветствовали меня и даже от радости подходили ко мне и по-дружески обнимали в связи с такой долгой разлукой. Мне было приятно знать, что та история с драконом осталось в далёком прошлом. А их радостные приветствия и объятия наполняли моё сердце радостью. Конечно, потом на них было очень смешно смотреть, ведь только поприветствовав меня, они обращали внимание на Твайлайт и, увидев царственную особу, тут же кланялись, отдавая дань уважения одной из принцесс. Естественно, ей было неловко от этого, как-никак она до сих пор не могла привыкнуть к своему статусу принцессы.

— Знаешь, теперь я понимаю, как себя чувствует Флаттершай, — сказала Твайлайт, смущённо улыбаясь, видя восторженные и удивлённые взгляды окружающих нас пони.

— Ты принцесса, Твайлайт, и боюсь, с этим ничего не поделаешь. Тебе нужно привыкать к тому, как теперь пони относятся к тебе. Ведь здесь тебе не Понивилль где тебя знает практически каждый житель. В других городах подобных этому пони будут восхищаться тобой и кланяться тебе в знак своего уважения, — назидательно произнёс я.

— Говоришь как принцесса Селестия, — улыбнувшись, подметила Твайлайт.

— И она полностью права в этом, — сказал я.

— Я понимаю и полностью согласна с твоими словами. Просто мне так хочется оправдать все те ожидания, которые возложила на меня принцесса Селестия. Она верит в меня, и мне не хочется подвести её и всех жителей Эквестрии, — в голосе Твайлайт прозвучали нотки беспокойства.

— Поверь, я понимаю тебя. Может и не так, но ко мне ведь тоже достаточно долго относились по-другому. Пони в моем городке ничего не знали обо мне, и им пришлось, так сказать, привыкать ко мне. Главное оставайся сама собой, той Твайлайт Спаркл, которую я знаю и люблю, — и легонько почесал её за ушком, отчего она тут же улыбнулась.

— Спасибо за поддержку, любимый, — и аккуратно провела своим хвостом по моей руке, одаривая меня лёгкой щекоткой и милой улыбкой. – А нам ещё далеко идти до дома твоих родителей?

— Да нет, тут уже совсем близко, — ответил я, посмотрев на то, как аликорночка перепрыгивает с копытца на копытце. – Твайлайт, неужели ты замёрзла?

— Ну не то чтобы очень, просто как-то стало немного холодновато, — ответила она и постаралась улыбнуться, но вместо этого она неожиданно чихнула.

— Не волнуйся, мой дом уже за следующим поворотом, и если ты помнишь, то на нижнем этаже моего дома находится наш магазинчик, а там я тебя уже обогрею и напою чаем с мятой и клубничным вареньем, а моя мама наверняка уговорит тебя продегустировать её выпечку, — сказал я улыбнувшись.

— И много твоя мама приготовит? – спросила аликорн.

— Помнишь, ты рассказывала про свой первый день приезда в Понивилль и знакомство с Эпплджек и её семьёй? – спросил я, и пони утвердительно кивнула. – Так вот, количество мучных изделий может достигнуть точно такого же количества.

Я с ухмылкой наблюдал, как выражение лица Твайлайт приобрело слегка испуганный вид, представляя себе ту гору выпечки, которая может на неё свалиться. Но увидев мою улыбку, аликорночка сразу расслабилась, поняв, что я лишь просто шучу.

В приподнятом настроении под дуновение лёгкого зимнего ветерка мы наконец свернули за последний поворот и уже через пару минут я увидел свой родной дом. С каждым новым шагом моё сердце билось всё быстрее, наполняясь радостью. В этот момент хотелось просто сорваться с места и побежать со всех ног, чтобы быстрее достичь дверей своего дома, однако с большим трудом я всё же смог удержать себя на месте.

— Ты в порядке, Вадим? Ты весь дрожишь. Тебе опять холодно? – спросила Твайлайт, глядя на меня, когда мы уже вплотную приблизились к порогу моего дома.

— Нет, что ты! Мне сейчас хорошо как никогда! – хотя взглянув на руки, я мысленно согласился с Твайлайт. — Просто не знаю почему, но я немного нервничаю. Всё же я так долго не был дома.

— Тогда давай уже войдём внутрь, — и аликорн положила копыто на дверь. – А то я и правду сильно замёрзла, — и, сделав глубокий вдох, мы вдвоём открыли входную дверь.

Комната наполнилась мелодичным звуком колокольчиков, которые висели прямо над дверью, давая понять, что внутрь магазина вошли новые посетители. Когда мы вошли, нас окутала волна тепла и приятный щекочущий носы аромат свежей выпечки и различных сладостей. Магазинчик моментально вызвал у меня приступ ностальгии, давая мне вспомнить те дни, когда я работал вместе с родителями, помогая им обслуживать покупателей и готовить сладости и выпечку.

Но приступ ностальгии прервал внезапно возникший стук копыт, и в комнату вошла единорожка розового цвета, аккуратно левитируя рядом с собой поднос с только что испечёнными пряничными пони.

— Простите, что задержалась, просто нужно было вынуть свежую выпечку из духовки, — улыбаясь, произнесла она и, наконец, перевела взгляд на её только что вошедших посетителей.

Реакция моей мамы не заставила себя ждать. Первое что произошло, так это то, что поднос, который она держала своим телекинезом, с грохотом упал вниз и по полу тут же рассыпались только что испечённые пряничные пони. Затем лицо моей мамы приобрело удивлённый, даже скорее потрясённый вид, с которым она пыталась понять, не являемся ли мы некого рода галлюцинацией. Финалом всего этого стало то, что на её глазах набухли слезы, а её лицо озарила счастливая улыбка, с которой она смотрела на меня. Несколько секунд мы переглядывались друг с другом, пока, наконец, она, не выдержав, не подбежала ко мне и не заключила меня в свои крепкие материнские объятия.

— Вадим, неужто это ты? – спросила она, ещё крепче прижав меня к себе, пытаясь убедиться, что происходящее не является лишь сном.

Конечно, от проявления материнской любви мои ребра тут же ощутили оказанное на их давление, но я был так счастлив вновь оказаться в объятиях матери, что просто не обращал на это внимание.

 — Привет, мама, я вернулся домой, — произнёс я улыбнувшись.

Переведя взгляд на Твайлайт, я увидел, что она смотрит на эту сценку с настоящим умилением, и мне показалось, что она сама боролась с сильным внутренним желанием подойти к нам, чтобы получить хотя бы часть этих объятий.

— Сынок, сыночек мой, — произнесла мама, проведя копытцем по моему лицу, гладя мою щеку. – Не могу поверить, что ты здесь.

— Если честно, то я и сам не могу, — и вытер своей рукой те слезинки, что ещё были на её лице. – За этот приятный сюрприз нам с тобой нужно поблагодарить именно Твайлайт, — и указал на аликорночку, которая всё это время тихо стояла в стороне.

— Принцесса Твайлайт, как я вновь рада вас видеть, — дружелюбно поприветствовала её моя мама, отчего аликорночка слегка смутилась.

— Миссис Свитпай, прошу, называйте меня просто, Твайлайт, — произнесла она и негромко чихнула.

— Ох, голубушка, да вы, я вижу, совсем замёрзли, — произнесла она, увидев всё ещё слегка дрожащие копытца пони. – А я вас держу на пороге. Прошу, проходите в нашу гостиную. Вадим, думаю, ты покажешь гостье наш дом и позаботишься о ней, а я пока быстро заварю для нас горячий чай, — произнесла она, скрывшись за дверью, ведущей на кухню.

— Конечно, мама, — крикнул я ей вслед и проводил Твайлайт до гостиной.

Усевшись на удобный диванчик, я быстро открыл один из шкафов и укрыл свою возлюбленную одеялом.

— Вадим, право не стоило, — смущаясь, произнесла она.

— Нет, стоит, как-никак настоящий жеребец должен ухаживать за своей возлюбленной кобылкой, — сказал я, поцеловав её в носик. – А сейчас извини, я быстро наведу порядок и вернусь.

Взяв в руки совок и веник, я убрал рассыпанных по полу пряничных пони и так же быстро вернулся назад к Твайлайт, видя, как она с большим интересом рассматривает наш дом.

— Ну как тебе у меня дома, нравится? – спросил я, присев возле пони.

— У вас здесь очень мило. Так всё уютно и по-домашнему, я даже чувствую себя почти как дома, — улыбнувшись, сказала она.

— Ты и должна себя так здесь чувствовать. Наш дом — это ведь и твой дом, Твайлайт, — сказал я.

— Вадим полностью прав, голубушка, — произнесла мама, входя в комнату и левитируя новый поднос с только что заваренным чаем и свежей выпечкой. – Вот, прошу, угощайся и попей чайку. Он уж точно поможет тебе полностью согреться, — и налив в чашку горячего чая, она пролевитировала её прямо к Твайлайт.

— Спасибо вам за вашу заботу, миссис Свитпай, — сказала она, отхлебнув горячего чая, от глотка которого её личико расплылось в довольной улыбке.

— Что вы, милочка! Это я благодарна вам за то, что вы столько времени присматривала за моим Вадимом, — и мама присела возле меня. – Я очень благодарна принцессе Селестии, что она попросила именно вас приглядеть за моим сыночком.

— Вы мне это уже говорили, миссис Свитпай, тогда, когда вы приезжали к нам в Понивилль, — напомнила Твайлайт.

— Просто хотела ещё раз вас отблагодарить за вашу заботу и доброту, — улыбнувшись, произнесла мама. – Я очень рада вашему неожиданному появлению, особенно к кануну праздника дня Согревающего Очага. В этом году к нам в Хувсвилль приедут многие наши родственники. Думаю, уже через пару дней они приедут сюда, так что здесь будет довольно-таки шумно и весело.

— Кстати, о шуме и веселье, — произнёс я, осмотрев комнату. – А где же наши маленькие непоседы?

— Мы приехали довольно рано. Возможно, твои сестры и брат всё ещё спят, — но произнесённые Твайлайт слова вызвали у нас с мамой лишь лёгкий смешок. – Я сказала что-то не так? – не понимая спросила она.

— Просто ты не знаешь этих сорванцов так, как мы с мамой. В это время они уже давно бодрствуют и веселятся вовсю, — объяснил я.

— Вадим полностью прав. Наши дети очень активные жеребята и очень редко когда могут усидеть на месте больше пяти минут, — улыбаясь, произнесла единорожка и плавно перевела взгляд на меня. – Я очень по тебе скучала, сынок, все мы очень скучали. А как обрадуются твои сестры и брат, когда они вернутся. Видно, что ты немного изменился с момента нашего визита к вам в Понивилль и, как я слышала, у вас произошло немало интересных вещей.

После этих слов мы с Твайлайт переглянулись и улыбнулись друг другу, вспоминая обо всем том, что у нас успело произойти за эти месяцы. Конечно, мы всё тут же начали рассказывать моей маме. Правда, заранее опуская неприятные и особые подробности, касающиеся меня и Твайлайт. Конечно, я ни в коем случае не намеревался скрывать от своих родителей, что мы с Твайлайт теперь пара. Просто я хотел рассказать об этом тогда, когда вся моя семья будет, так сказать, в сборе.

Я уже мысленно представлял себе выражения лиц своих родных, как вдруг мы услышали, как входная дверь магазина отворилась с таким грохотом, что, казалось, колокольчики, висевшие над дверью, должны будут упасть в любой момент. И уже через несколько секунд к нам в гостиную вбежала счастливая тройка жеребят.

Правда, при виде нас с Твайлайт жеребята тут же остановились, недоверчиво уставившись. Должен заметить, что наблюдать за этой картиной было поистине умилительно и немного смешно. Ведь сначала жеребята удивлённо посмотрели на нас, потом каждый из них протёр копытцами свои глаза, затем они забавно переглянулись друг с другом и, видимо, когда наконец поняли, кто сидит перед ними, их лица расплылись в счастливой улыбке.

— Братик! – радостно прокричала тройка жеребят, набросившись на меня и придавив меня к дивану.

В этот момент я смог прочувствовать, как себя чувствуют комары, которых резко прихлопывают копытом. Ведь, так сказать, общий вес троих жеребят был довольно внушителен, а учитывая высоту их прыжка, он оказал немалое воздействие на моё тело.

Но, признаться честно, я фактически не ощутил этого. Радость того, что в моих объятиях вновь находятся эти маленькие сорванцы, перекрывала любые другие чувства. Я ощущал их крепкие и любящие объятия и сам старался прижать их к себе ещё сильнее. Словно боясь их потерять.

— Ну всё, дети, хватит! А то ещё задушите или задавите своего старшего брата! – произнесла мама, стаскивая своим телекинезом жеребят, хотя было видно, что это ей удавалось с большим трудом, так как маленькие сорванцы напрочь не хотели отпускать меня.

— Стардэш, Пичипай, Скайвиш, как же я рад снова вас видеть, — произнёс я, уже сам не сдержавшись и обняв тройку жеребят. — Вы, как я вижу, слегка подросли с момента вашего приезда в Понивилль.

Жеребята действительно подросли с последнего раза как я их видел, а Скайвиш уже и жеребёнком нельзя было назвать. Конечно, ещё не взрослая, но довольно милая и красивая кобылка, за которой теперь, наверно, немало жеребцов будет бегать. А папе, наверно, придётся их всех отгонять от неё, тем самым оберегая свою дочь от лишнего внимания.

— Мы выучили новые заклинания, — радостно произнесли Стардаш и Пичипай и вместе стали активно показывать свои магические способности.

— Вижу! У вас очень неплохо получается! – произнёс я смотря на то, как они по отдельности уже довольно ловко используют телекинез.

— Это наша мама помогла им научиться управлять их магией, — сказала Скайвиш, и жеребята дружно улыбнулись в знак согласия.

— Вижу, что тут без маминых уроков не обошлось. А то я помню, что когда ты в последний раз пытался полететь с помощью своей магии, — и лукаво посмотрела на маленького единорожка, — нам пришлось покупать новый столик в гостиную. Так как ты очень неудачно приземлился на старый, — сказал я.

— Он не поранился тогда? – обеспокоенно спросила Твайлайт.

— Вовсе нет, потому что Вадим сумел в последний момент схватить его, и он приземлился прямо на него, — объяснила мама.

— Да, но я не смог удержать равновесие и упал вместе с ним прямо на наш столик, — произнёс я улыбнувшись.

— Братик, а ты к нам надолго? – спросил Стардаш, глядя на меня.

— Ну, на праздник уж точно останусь. А так как до праздника ещё целая неделя, то я проведу её в нашем семейном кругу.

Эта новость действительно обрадовала жеребят, и я полностью разделял их восторг. Ведь я вновь наконец оказался в кругу своей семьи. А что может быть лучше, чем провести праздники со своей семьёй?

— Принцесса Твайлайт, а вы останетесь с нами на праздник? – робко спросила Пичипай, подойдя к аликорну.

— А вы бы хотели, чтобы я осталась с вами? – улыбнувшись, спросила Твайлайт.

— Очень! — хором ответили жеребята. – Мы будем рады, если вы останетесь у нас погостить, — с радостной улыбкой сказала Пичипай.

— Тогда я с удовольствием останусь. Не могу же я отказать таким милым жеребятам как вы, — улыбаясь, произнесла Твайлайт, и жеребята с весёлыми криками стали радостно скакать вокруг неё.

Должен признать, я ещё никогда не видел своих сорванцов такими активными как сегодня. Новость о том, что одна из принцесс Эквестрии проведёт с нами праздник их несказанно обрадовала. Вплоть до самого вечера они не отходили от нас с Твайлайт, не желая оставлять хоть одного из нас без своего внимания.

Даже когда я пошёл на кухню чтобы помочь маме в приготовлении ужина, Твайлайт пришлось тоже зайти на кухню только потому, что жеребята не хотели выпускать меня из виду, словно я в любой момент могу исчезнуть. Но, как вскоре оказалось, готовить вшестером оказалось ещё приятнее и веселее чем я думал.

Твайлайт, которой так понравились пироги моей мамы, наконец могла попросить её рассказать ей рецепт. Но моя мама сделала ещё лучше. Ведь поскольку они обе были на кухне, она решила сразу же показать, как сама готовит эти пироги, а заодно всё старательно объяснила Твайлайт, да так, что у аликорночки не возникло абсолютно никаких вопросов. Я с умилением наблюдал, как моя мама подобно наставнице объясняла ей весь принцип и порядок готовки тех или иных блюд. А сама Твайлайт внимала каждому её слову, словно боясь упустить нечто важное или даже малейшую деталь из сказанных ею слов.

Зато после нашей совместной готовки нам ещё долго пришлось убирать нашу кухню. Помощь моего брата и сестричек не прошла бесследно. Это было очень хорошо заметно в повсюду рассыпанной по полу муке, скорлупкам яиц и прочему беспорядку, устроенному в попытках их готовки. Хотя должен признать, каждый из них приготовил довольно вкусные блюда. Как-никак, когда у тебя мама кондитер, мы сами невольно способны приобретать нужную сноровку в приготовлении различных блюд. Но вот аккуратности в их приготовлении им ещё не хватало.

И уже ближе к вечеру, когда энергия жеребят существенно поутихла, мы стали спокойно накрывать на стол, ожидая скорое появления нашего последнего члена семьи, который должен был прийти домой с минуты на минуту.

— Интересно, где это ваш отец так запропастился? Обычно он никогда не опаздывает, — немного обеспокоенно сказала мама, и мы тут же услышали открывающуюся входную дверь и громкий звон колокольчиков.

— Внутреннее чутье мне подсказывает, что это, скорее всего, он, — театрально произнёс я, и из прихожей раздался знакомый голос отца, отчего мама и Твайлайт слегка улыбнулись. – Ну вот пожалуйста, а ещё говорят, что мысли не материализуются, вот прямое тому опровержение.

И действительно, уже через пару секунд в гостиную вошёл темно-синий пегас с коричневой гривой, неся в зубах небольшой пакет. Правда, пакет тут же выпал у него изо рта, как только он обратил внимания на меня с Твайлайт. Конечно, я знал, что иногда взрослые ведут себя как маленькие жеребята, но никогда раньше не видел этого. Но в данный момент мой папа стал очень похож на такого же маленького жеребёнка, как и мои брат и сестры, поскольку он также сначала протёр копытами глаза, а потом перевёл свой взгляд на маму.

— Милая, мне это кажется, или в нашей гостиной действительно стоит Вадим вместе с принцессой Твайлайт? – спросил он, немного удивлённо и, даже можно сказать, слегка шокировано глядя на нас.

— Не волнуйся, милый, они вполне реальны, — хихикнув, произнесла мама, и в доказательство её слов я подошёл к отцу и крепко обнял его за шею

— Как же я рад тебя видеть, сынок, — произнёс наконец папа, придя в себя и обняв меня в ответ своими копытами и крыльями. – Как у тебя дела? Что нового? Знаешь, пока тебя не было, здесь немало изменилось.

— Милый, думаю, будет лучше, если мы все присядем за стол и как следует поедим, а уже потом расспросим нашего сына. Как-никак, сегодня мне помогала готовить сама принцесса, и будет невежливо с нашей стороны не попробовать приготовленные нами блюда, пока они ещё горячие, — сказала мама, и мы всей семьёй сели за стол.

Конечно же, застольные беседы и обсуждения не начались, пока не был утолён первый голод. Поэтому даже тройка жеребят сидели тихо и наслаждались приготовленной едой. Хотя я уже несного отвык от того, что их темп поглощения пищи скорее походил на конкурс «кто быстрее и больше съест». Поэтому наша мама всегда готовила побольше, зная аппетит жеребят. Но если для нас это было привычно, то для Твайлайт это, наверное, было просто невероятно — наблюдать за тем, как тройка жеребят с такой скоростью и ловкостью буквально опустошают свои тарелки и при этом уже в третий раз просят добавки.

— Они всегда так едят? – тихо спросила Твайлайт, наклонившись ко мне.

— В основном да, но сегодня они ведут себя куда спокойнее. Обычно к этому моменту они уже сметают пять порций. Видимо, при тебе немного стесняются, — улыбнувшись, подметил я.

Минут через двадцать, когда наконец мы утолили свой голод и еда уже почти не притягивала так нашего внимания, мы повели застольные беседы. В частности, мои родители крайне сильно интересовались событиями, произошедшие в Понивилле. Как-никак новость о том, что Понивилль захватили ужасные черные лианы, тогда быстро разнеслась по всей Эквестрии. Конечно же, то, что тогда произошло со мной, мы с Твайлайт решили не рассказывать моим родителям, благо они и сами не спросили насчёт этого. В конце концов, им было лучше об этом не знать, дабы не тревожить их нервы. Но всё-таки было хорошо, что мы с Твайлайт заранее обсудили это и подготовили, так сказать, другие одинаковые ответы на такие неловкие вопросы.

Родители же в свою очередь стали рассказывать нам, что же нового произошло в нашем славном городке за время моего отсутствия. И судя по словам моих родителей, произошло немало. Впрочем, мы с Твайлайт смогли это заметить по прибытии в город.

Хувсвилль с момента моего отбытия стал существенно расширяться и увеличиваться в плане населения. Появилось много приезжих, которые решили обосноваться в нашем городке, тем самым способствуя развития нашего города. Были открыты многочисленные магазины, кафешки и модные бутики. И как сказала мама, уже началось строительство новой школы и новой больницы в нашем городе.

— Кстати, насчёт больницы, — произнёс папа, отрезав себе кусок пирога. – Наши врачи очень часто спрашивают о тебе у нас.

— Особенно доктор Копперхув, — подметила мама, налив папе чая.

— Надо будет как-нибудь на днях заглянуть в нашу больницу. Да и, к тому же, будет некрасиво с моей стороны, если я не поздороваюсь с доком и не посмотрю, что же за новшества появились в нашей больнице, — сказал я, заметив, что трое жеребят, сидевших неподалёку от нашего стола, уже начали потихоньку клевать носом.

Что ж, пробегать и пропрыгать целый день, а после этого сытно поужинать — тут любого потянет в сон. Поэтому встав из-за стола, я аккуратно взял на свои руки Скайвиш, мама обхватила телекинезом Стардаша, а папа положил маленькую Пичипай на свою спину, и мы все, включая Твайлайт, пошли наверх, дабы уложить жеребят спать в их собственные кровати.

— Знаете, мне всегда больше всего нравятся вот эти моменты, — сказал я после того, как мы наконец уложили жеребят на кровати и теперь стояли над мирно спящей Пичипай. – Смотреть на то, как они спят, на их маленькие милые лица, — и поцеловав единорожку в лобик, мы вновь спустились в гостиную дабы допить остатки нашего чая.

Посидев и обсудив ещё пару новостей, я заметил, что и у Твайлайт, и у моих родителей стали слипаться глаза, а это значить, что и нам пора расходиться по своим кроватям.

— Что ж, сегодняшний день был полон приятных сюрпризов для нас, но теперь нам всем пора спать, — сказал я.

— Да, уже довольно поздно, так что я полностью с тобой согласен, — сказал папа и перевёл свой взгляд на Твайлайт. – Милая, а как же принцесса? Боюсь, у нас есть только одна свободная комната.

— Действительно, я как-то не подумала об этом, — обеспокоенно произнесла мама. – Что же нам делать?

— Мама, папа, насчёт этого можете не переживать, — сказал я, и родители перевели на меня взгляд. – Понимает, дело в том, что мы с Твайлайт случайно забыли вам рассказать ещё одну небольшую новость, — неловко начал я и заметил, что щёчки аликорночки тоже приобрели ярко-красный окрас от залившего её смущения.

— Понимаете… всё дело в том… что я и Вадим… мы в общем… — запинаясь, попыталась объяснить Твайлайт.

— Пара, — закончил я мысль аликорночки. – Мы с Твайлайт теперь пара, — с небольшой дрожью в голосе произнёс я, присев возле любимой и смотря на удивлённые выражения лиц моих родителей.