Автор рисунка: Siansaar
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Так незаметно для нас пролетели две недели нашей новой жизни. Клаудвэйф и Свитпай стали для меня настоящей семьей и настоящими родителями, которых я полюбил. И, несмотря на мое различие, они тоже любили меня, как родного сына. Поэтому они решили, что будет лучше, если я займу одну из пустующих комнат на втором этаже. В течение недели мы всячески украшали и обставляли ее. И теперь вместо пустой серой комнаты, здесь была яркая комната, выкрашенная в зеленый цвет. Свитпай и Клаудвэйф даже купили для меня большую кровать, чтобы мне было удобнее. Хотя по правде сказать, даже после того как они купили для меня эту кровать, я часто приходил к ним в комнату и забираясь под крыло Клаудвэйфа тихо засыпал вместе с ними. Также в моей комнате теперь стоял небольшой шкафчик для моих вещей, которых у меня пока не было. Но они сказали, что как только меня представят всему городу, то они обязательно прикупят для меня пару тройку вещичек.

За эти две недели они рассказали мне о своей жизни и их работе. Где они выросли, как впервые получили свои кьютимарки, и подробно рассказали мне, что это такое. Как они впервые познакомились и после долгих месяцев поженились. Я также часто всячески помогал им по дому. Ведь мои руки больше подходили для работы, чем их копыта. Но когда Свитпай с помощью своей магии смогла убрать весь дом всего за полчаса, я понял, что сильно ошибался, и очень жалел, что я тоже не обладаю магией. Хотя вспомнив про быстрого исцеление своей руки, я думал, что во мне тоже есть немного магии.

— А теперь Вадим нам надо замесить тесто, — сказала Свитпай, рассказывая и показывая мне, как именно она готовить свои фирменные пироги. – Видишь, аккуратно и постепенно, — сказала она, аккуратно замешивая тесто своими копытцами. – А теперь попробуй ты.

— Вот так, — сказал я и попробовал замесить тесто.

— Молодец! А теперь нужно добавить начинку для нашего пирога. Какую ты хочешь выбрать? — спросила она меня.

— Клубничную! — радостно выкрикнул я. И взяв баночку с клубничным вареньем, я стал аккуратно выливать содержимое в миску.

— А теперь размешиваем и кладем в духовку на час, — сказала Свитпай и положила наш пирог в духовку.

— Мама, а можно я доем варенье, которое осталось? — спросил я у Свитпай. Мама и папа, это-то кем для меня стали Свитпай и Калудвэйф. Пускай прошло так мало времени с тех пор как они появились в моей жизни, но сейчас они были для меня самыми близкими созданиями. И я был рад называть их своими родителями.

— Конечно солнышко, — ласково сказала она.

Мне очень нравилось смотреть и готовить вместе со своей мамой. Особенно, когда она мне разрешала доедать остатки варенья.

— Сынок, ешь аккуратнее, — улыбнувшись, сказала она и вытерла мне лицо, которое уже успело вымазаться.

— Прости мама, просто варенье очень вкусное, — сказал я, и мы услышали, как кто-то вошел внутрь нашего дома. И спустя пару секунд мы увидели нашу гостью.

— Принцесса Селестия! — радостно выкрикнул я и подбежал к принцессе. – Я так рад вас видеть.

— Рада снова видеть тебя Вадим. Как твои дела? — ласково спросила принцесса.

— Все хорошо принцесса. Мы вот с мамой пирог печем. Не хотите с нами его попробовать, он скоро приготовится, — сказал я принцессе и улыбнулся.

— Что ж, я очень рада за тебя Вадим, — сказала Селестия.

— Принцесса, что-то снова случилось в нашем городе? — обеспокоенно спросила Свитпай.

— Не волнуйтесь все в порядке. Просто я прибыла в Хувсвиль, чтобы познакомить всех с его новым жителем, — сказала принцесса и перевела взгляд на меня.

— Принцесса, неужто вы хотите рассказать о Вадиме нашему городу? — спросила Свитпай.

— Я решила, что чем раньше город узнает о нем, тем быстрее местные жители привыкнут к нему. И уверена так будет лучше и для вас и для Вадима, — сказала Селестия

— Простите принцесса, я просто переживаю за него. Прошло всего две недели, и несмотря на то, что Вадим довольно быстро привык к нам, он все еще ребенок, — сказала Свитпай и прижала и обняла меня своим копытцем.

— Не волнуйся мама. Я думаю, принцесса права, ведь если все узнают обо мне, то тогда я смогу спокойно выходить и гулять на улице, — сказал я.

— Ну, думаю, вы правы, — сказала Свитпай.

— Тогда решено, — сказала принцесса улыбнувшись. – Я заранее попросила мэра собрать всех жителей на главной площади, и он уже ждет нас вместе с Клаудвэйфом. Идите рядом со мной и не отставайте, — сказала Селестия и мы вместе вышли из дома.

Я впервые увидел улицу города вне стен своего дома. До этого я мог наблюдать за ней только с окна моей комнаты, сидя на подоконнике и наблюдая за различными пони. Я просто сидел и наблюдал, как течет жизнь этого города. И теперь, идя по пустой улице, я с интересом рассматривал дома стоящие по обе ее стороны. Различные рисунки и орнаменты украшали их, а цветы придавали им более живой вид. Особенно выделялись различные магазины с яркими вывесками, и проходя мимо них мне так и хотелось подбежать и внимательнее рассмотреть их.

— Тебе нравится наш город? — спросила Свитпай, посмотрев на меня.

— Очень! Он такой красивый и тут столько различных интересных лавок и магазинов, — сказал я.

— Рада, что тебе нравится. И если хочешь, то мы заглянем в парочку магазинов на следующей недели, — улыбнувшись сказала Свитпай.

— Правда? Спасибо мама! — выкрикнул я и подпрыгнув обвил шею Свитпай своими руками.

Спустя пару минут мы начали подходить к центральной площади и моему взору предстали жители этого города. Различные пони с разными цветами шерсти и гривы. Пегасы, парящие в небе, единороги и земные пони. Все они, поклонившись принцессе, удивленно смотрели на меня и не сводили с меня глаз. От такого внимания мне стало неудобно и страшно, и поэтому я старался держаться как можно ближе к Свитпай и не отходить от нее.

— Не волнуйся солнышко, они не обидят тебя, — нежно сказала она, увидев мое волнение, и поэтому прижала меня к себе, от чего мне стало немножко легче.

— Просто они так смотрят на меня, — испуганно сказал я.

— Они удивленны, потому что никогда прежде не встречали похожих на тебя существ. Мы с твоим папой ведь тоже, когда нашли тебя, очень сильно удивились. Так что им просто нужно время, чтобы узнать тебя лучше и тогда, они очень быстро привыкнут к тебе, — сказала Свитпай.

— Твоя мама права Вадим. Дай им время и увидишь, они полюбят тебя так же, как и твои родители, — улыбнувшись, сказала Селестия и мы вместе взошли на небольшой помост, на котором уже стояли Клаудвэйф и Вэстмэр.

— Привет пап, — сказал я подойдя к Клаудвэйфу.

— Привет сынок, вижу ты немного нервничаешь, — улыбнувшись сказал Клаудвэйф. – Не переживай так, ведь мы с мамой рядом и никто и копытом не посмеет тронуть моего сына, пока я здесь, — улыбнувшись сказал он и обнял меня.

— Принцесса Селестия, все жители Хувсвиля собраны на центральной площади, как вы и велели, — отчеканил Вэстмэр и поклонился.

— Спасибо вам, — сказала Селестия и повернувшись к жителям начала свою речь:

— Приветствую вас жители Хувсвиля. Я попросила мэра вашего города собрать вас сегодня здесь, чтобы объявить важную новость, — сказала Селестия и пока местные жители активно перешептывались, поманила меня своим копытцем и встав рядом с ней она продолжила свою речь:

— Этого маленького мальчика зовут Вадим, и с сегодняшнего дня он является новым жителем вашего города, — сказала принцесса, и на лицах пони появился удивленный взгляд.

— Что это за существо?

— Может, он опасен?

— Зачем принцесса оставляет его в нашем городе, и кто будет отвечать за него? — эти вопросы активно стали обговаривать между собой все стоящие пони и даже некоторые стали смотреть на меня озлобленным взглядом. От таких взглядов я подбежал к Свитпай, и прижавшись к ее копытцу попытался спрятаться от всех.

— Мои дорогие пони, я прошу вас проявить тепло, заботу и понимание к этому ребенку, — продолжила свою речь Селестия. — Этот ребенок многое пережил. Он не знает кто он, кто его родители, и может быть их уже нет в живых. Он совсем одинок, и в эту трудную для него минуту, ему как никогда нужна поддержка. И лишь благодаря Клаудвэйфу и Свитпай он смог спастись и обрести в их лице свою новую семью, — после этих слов я увидел, как лица жителей больше не выражали злобу или недоумение. Я видел сочувствие и понимание в их глазах. Теперь они понимали, что перед ними стоит вовсе не какой-нибудь зверь, а обычный маленький ребенок, который отличается от других жеребят лишь своей внешностью.

— Я надеюсь, что вы сделаете все возможное, чтобы ваш город стал для этого ребенка настоящим домом. Ведь для любого существа нет ничего ближе дома и его родителей, — последние слова Селестия произнесла, посмотрев на меня и моих новых родителей. И после этого мы вместе с принцессой сошли с помоста, и пошли назад в сторону дома.

— Вам следует отдохнуть сегодня, — сказала Селестия, посмотрев на нас. – Для вас сегодня был напряженный день. Особенно для тебя Вадим. Столько впечатлений и новых лиц. Тебе нужно время, чтобы привыкнуть ко всему. Да и жителям Хувсвиля потребуется некоторое время. Но я уверена, что они очень быстро привыкнут, — улыбнувшись, сказала Селестия.

Но тревожило не это. Все это время, что мы шли у меня в голове крутился вопрос, который я хотел задать принцессе. И когда мы уже подошли к нашему дома я все таки решился и спросил ее:

— Принцесса, могу я спросить вас кое о чем?

— Конечно Вадим, я с радостью отвечу тебе на все твои вопросы, — сказала Селестия.

— То, что вы сказали, там, когда выступали. Вы действительно считаете, что моих настоящих родителей уже нет в живых? — спросил я принцессу, глядя в ее глаза.

— Боюсь Вадим, я не могу исключать этого. Я не говорю, что их нет в живых, но в лесу нашли только тебя и больше никого. Поэтому, чем раньше ты свыкнешься с этой мыслью, тем легче тебе будет, — сказала Селестия, и зайдя в дом я пошел к себе в комнату, чтобы как следует обдумать сегодняшний день и все сказанное.

*****

 — Себастьян действительно был прав. Его брат умен не по годам, — сказала Селестия после того, как Вадим отправился в свою комнату.

— Это меня и беспокоит принцесса, — сказала Свитпай.

— Если в таком возрасте его уже постигают такие вопросы, то, что будет дальше, — сказал Клаудвэйф.

— Я понимаю вас мои пони, но, к сожалению, нам придется надеяться лишь на то, что Вадим справится с этим, — сказала Селестия.

— Но принцесса, а если нет. Если Вадим замкнется в себе или хуже? — обеспокоенно спросила Свитпай и прижалась к боку своего мужа.

— Пока у него есть вы, этого не произойдет. Я вижу, что он любит вас, а также я прочла это в его мыслях. За эти две недели вы смогли стать для этого ребенка настоящими родителями, которых он полюбил. Для него не было лучшей участи, чем оказаться у вас. Это то, что хотел Себастьян для своего брата, — сказала принцесса решительным взглядом.

— Ну а теперь мои пони, мне пора обратно в Кантерлот. У меня еще столько государственных дел, которые требуют моего внимания.

— Принцесса, а может, вы останетесь с нами и выпьете чашечку чая с пирогом, — предложила Свитпай.

— Я бы с удовольствием мои пони, но, к сожалению никак. Я вернусь в Хувсвиль, в следующем месяце, чтобы проверить, как обстоять дела у Вадима. И тогда возможно, я наконец смогу попробовать ваш знаменитый малиновый пирог, — улыбнувшись сказала Селестия и вышла из их дома.

— Дорогой, как думаешь, о чем сейчас думает Вадим? — спросила Свитпай, взглянув на пегаса.

— Не знаю, милая, не знаю, — сказал пегас, посмотрев на единорожку.

*****

Для меня незаметно пролетела еще одна неделя моей жизни. За это время я в основном сидел в комнате и старался редко выходить из нее. Так как Свитпай и Клаудвэйф вновь открыли свой магазин, к нам стали часто заходить покупатели желающие купить фирменные пироги моей мамы. Хотя они и говорили, что мне нечего бояться и будет лучше, если другие пони будут чаще видеть меня, я все равно не спускался и не выходил из своей комнаты. Я просто сидел у окна и смотрел на улицу.

— Сынок, как ты? — спросил Клаудвэйф, войдя в комнату.

— Все в порядке папа. Я просто сижу и смотрю в окно, — ответил я.

— Скажи мне, что тебя беспокоит? За целую неделю ты фактически не выходил из своей комнаты, и мы с твоей мамой очень беспокоимся за тебя.

— Просто я думал над словами, которые мне сказала принцесса. Насчет того, что моих родителей может быть уже нет в живых. И что чем раньше я смог свыкся с этой мыслью, тем легче мне будет. Но я даже просто не помню их, а когда пытаюсь вспомнить, моя голова снова начинает ужасно болеть.

— Знаешь Вадим, я не могу сказать, что понимаю, что ты пережил. Но я хочу, что бы ты знал и запомнил навсегда. Несмотря не на что, мы со Свитпай всегда будим тебя любить. Да ты не похож на нас, да ты не такой как мы, но мы любим тебя и ты наш сын, чтобы не случилось, — сказал Клаудвэйф и накрыв меня своим крылом прижал меня к себе.

— Спасибо папа, — тихо сказал я, прижимаясь к нему.

Мы просидели так около десяти минут, пока в нашу комнату не вошла Свитпай и не нарушила нашу идиллию.

— Милый извини, что отвлекаю, но мне нужна твоя помощь, — быстро сказала Свитпай.

— Что случилось милая? — спросил Клаудвэйф.

— Внизу много покупателей, а я одна не успеваю, поэтому мне нужна твоя помощь, — сказала она.

— Хорошо милая, уже иду, — сказал он, но попытавшись подняться, я схватил его за копыто.

— Сынок извини, но мне срочно нужно помочь твоей маме, — сказал он.

— А можно мне тоже помочь? — спросил я, глядя на них.

— Ты хочешь помочь? — удивленно переспросил Клаудвэйф.

— Если можно, — тихо сказал я.

— Ну конечно солнышко! — радостно сказала Свитпай. – Тем более, втроем мы управимся гораздо быстрее.

— И это прекрасная возможность наладить теплые и дружественные отношения с местными жителями и показать им, что ты обычный ребенок, — сказал Клаудвэйф.

И спустившись вниз и войдя в комнату, которая служила магазином, я тут же увидел, как взгляды всех пони, которые в это время находились внутри, полностью перешли на меня.

— Не бойся сынок, они же тебя не укусят, — шутя, сказал Клаудвэйф, подталкивая меня как можно ближе к прилавку, за которым уже столпилась целая очередь.

— Что ж, удачи вам мальчики, а я пойду на кухню делать заказы, — сказала Свитпай и скрылась в дверном проеме, оставив нас наедине с покупателями.

— Смотри сынок, здесь нет ничего сложного, — успокаивающе сказал Клаудвэйф. – Твоя мама готовит сладости и пироги, а мы с тобой обслуживаем покупателей и запаковываем их заказы в коробки. Вот и все, — сказал он, все мне объяснив.

— А может, я лучше буду помогать маме? — с надеждой спросил я, пытаясь уйти от любопытных взглядов со стороны посетителей магазина.

— Со временем, ты сможешь помогать ей, но пока ты еще слишком мал и многое не знаешь про приготовление сладостей и пирогов, — сказал Калудвэйф.

— Хорошо пап, я попытаюсь, — тихо сказал я.

— Не волнуйся, я буду помогать тебе, — сказал он, и мы приступили за работу.

Клаудвэйф обслужил первого покупателя, а потом показал мне, как правильно упаковывать их заказы. Все оказалось довольно простым и понятным. Уже через час активной работы, я уже вовсю помогал своему папе, и когда в магазине совершенно не осталось покупателей мы решили сделать себе небольшой перерыв.

— Ну как у вас дела? — спросила Свитпай, когда мы вошли к ней на кухню.

— Все просто отлично, милая. Покупателей пока нет, и мы решили немного передохнуть, и тебе тоже бы не помешало, — сказал Клаудвэйф.

— А как дела у нашего маленького помощника? — спросила Свитпай и потерлась своим носом об мой.

— Все хорошо мама, правда, я немного устал, — сказал я улыбнувшись.

— Вот видишь, а ты боялся. И ведь нет ничего страшного, — сказала она.

— Ну, я наверно так увлекся, что просто никого не замечал вокруг, — сказал я.

— А пока ты помогал мне, многие посетители с интересом наблюдали за тобой и многое о тебе расспрашивали. И теперь знают, что ты обычный ребенок и тебя не стоит бояться, — улыбнувшись, сказал Клаудвэйф.

— Это замечательно, милый, — сказала Свитпай.

И после сытного и быстро обеда Свитпай вновь вернулась на кухню, а мы с папой пошли назад в магазин. Я уже было хотел вновь взяться за дело, но внезапно он меня остановил.

— Что такое папа? Я разве плохо справляюсь? — осторожно спросил я.

— Нет, сынок, что ты. Ты справляешься даже лучше меня, — улыбнувшись, сказал он и провел копытом по моим волосам.

— Наверно мои руки гораздо проворнее и удобнее ваших с мамой копыт, — сказал я.

— Ну, с этим не поспоришь. Но, несмотря на это, ты еще маленький и тебе нельзя перенапрягаться. Тем более посетителей теперь будет меньше, и я буду с легкостью справляться. Так что лучше посиди рядом со мной и заодно познакомишься с нашими жителями, — сказал Клаудвэйф и до конца дня я просто наблюдал, как работает мой папа. Мой страх перед другими пони отступил, а его место взял интерес, интерес увидеть других пони, с которыми мне еще предстояло познакомиться.