Автор рисунка: Devinian
Глава 4 Глава 6

Глава 5

— Ребята подождите меня, я ведь за вами не успеваю, вы слишком быстрые! — кричал я вдогонку группе жеребят бежавших далеко впереди меня.

— Мы и так тормозим специально для тебя! — кричали они мне.

— Я и так бегу со всех сил! — крикнул я им.

— Давай еще немного и сможешь догнать нас! — крикнули они, но видя, что я безнадежно отстал, они все-таки решили остановиться и подождать меня.

— Я же говорил вам, что не смогу бежать также быстро как вы, — сказал я им и переводя дыхание оглядел своих друзей.

Красный жеребенок пегас с черной гривой и хвостом, его звали Рэдлайн. Он был самым активным и быстрым, и несмотря на юный возраст, уже достаточно хорошо летал. Рядом с ним стояла юная земная кобылка с синей гривой и лиловым оттенком шерсти. Лилу была для нас, так сказать голосом совести и порядка. Когда мы пытались влезть в какую-нибудь передрягу, она всегда была против нашей затеи, но почему-то постоянно принимала в этом участие.

— Ничего Вадим, еще пару таких пробежек и будешь бегать наравне с нами, — сказал бежевый единорог с золотистой гривой и ударил меня копытом по спине, от чего я чуть не упал.

— Спасибо за поддержку Твинкл, — сказал я.

— Аккуратнее Твинкл! Вадим ведь не пони как мы, не забывай этого. Он не так крепок и силен, — заботливо сказала единорожка с зеленой шерстью и светло-розовой гривой.

— Я ведь не сильно сестренка, — сказал он.

— Не бойся Минти, я в порядке, — сказал я улыбнувшись. Минти всегда добродушно относилась ко мне. Она была первой из жеребят, с кем я познакомился в этом городе.

И даже не верится, что уже прошло целых три года с тех пор, как я очнулся в доме Клаудвэйфа и Свитпай. Три года жизни, три года новых знакомств, друзей и вопросов.

Наш с родителями магазин все также активно работает и процветает. От покупателей нет отбоя. А после того, как мама научила меня готовить всевозможные сладости, для нее я стал просто незаменимым помощником. Конечно, они не разрешают мне постоянно им помогать, мотивируя это тем, что я еще мал и мне стоит наслаждаться детством. И благодаря своим друзьям я отлично проводил время, играя с ними в салки, катаясь на качелях или просто дурачась.

— Ну что Вадим, бегаешь ты гораздо быстрее, чем раньше, это уж точно, — сказал Рэдлайн.

— Ага, только вот ноги болят после таких пробежек вместе с вами, — сказал я улыбаясь.

— Давайте лучше побежим в парк, там как раз созрела яблоня и можно будет заодно перекусить, — предложил Твинкл и мы согласившись отправились в городской парк.

— Рэдлайн, а ты уже подготовился к школе? — спросил Твинкл.

— Да. Мы с мамой еще месяц назад купили все необходимое, — сказал он.

— Невероятно в этом году мы впервые пойдем в школу, будим учиться и узнавать много нового, — мечтательно сказала Лилу.

— Я тоже с нетерпением этого жду, — сказал я, и вся группа пони перевела на меня удивленный взгляд.

— Ты тоже пойдешь в школу? — хором спросили они.

— Ну да. А что вы так удивляетесь? Я ведь тоже хочу учиться и тем более мы с вами одного возраста, — сказал я.

— Значить мы будем учиться вместе! — радостно выкрикнул Твинкл.

И на этой позитивной ноте мы дошли до городского парка и встали возле яблочного дерева, которое уже было переполнено своими сочными плодами.

— Теперь осталось только их сорвать и все, — сказал я и одним прыжком ухватился за ветку и встал взбираться вверх по дереву.

— Вадим будь аккуратнее, хорошо, — обеспокоенно сказала Минти.

— Не беспокойся за меня. Хоть я не так быстр и силен, как вы, но в лазанье по деревьям мне нет равных, — сказал я, продолжая взбираться по дереву, пока не исчез изведу в древесной листве.

— Вадим ты где? — спросили они.

— Я наверху и отсюда открывается отличный вид. Теперь я понимаю тебя Рэдлайн. Это так здорово смотреть на все с высоты, — сказал я.

— Не то слово Вадим. Вот если бы ты узнал, каково это летать, то могу поспорить, ты бы отдал все на свете, чтобы стать пегасом, — сказал он.

— Ладно ребят, будьте аккуратнее я скидываю яблоки, — сказал я и с дерева посыпались красные, спелые плоды дерева.

— Ай! — выкрикнул Твинкл. – Вадим по осторожнее с яблоками, хорошо.

— Прости, я просто ничего не вижу сквозь эту листву, — сказал я продолжая срывать яблоки.

— Ладно Вадим, думаю нам хватит яблок. Можешь спускаться, — сказала Лилу.

— Я немного посижу наверху. Здесь просто такой красивый вид, — сказал я и усевшись на ветку и взяв яблоко, наслаждался панорамой города.

Несмотря на небольшой рост дерева, с него открывалась отличная картина на Хувсвиль. Цветные крыши домов создавали впечатление, что город имеет цвет радуги, а его жители неторопливо шагали по улицам города, наслаждаясь последними летними днями, которые скоро сменят прохладные осенние ветры. Я любил лазить по деревьям, тем более учитывая то, что вместо копыт у меня были руки, я мог попасть туда, куда не один пони, пегас или единорог не могли взобраться. Это было одним из немногих вещей, которыми я превосходил над другими пони. Но все же, несмотря на это, я часто мечтал быть таким, как все, стать настоящим пони, и ни чем не выделятся от остальных.

Но мои размышления прервал неожиданный крик Лилу:

— Отстань от нас! — выкрикнула она.

Спустившись на пару веток вниз и отодвинув листья так, чтобы я все смог видеть, но при этом остаться незаметным, я увидел, как к моим друзьям подошла группа из пяти пони, которые были гораздо взрослее нас.

— Эй! Мелкотня, давайте сюда все яблоки, которые вы тут насобирали и бегите отсюда пока мы еще добрые, — сказал пони, стоявший в центре группы, пепельного цвета и красной гривой. Видимо он был у них главным.

— Мы эти яблоки сорвали, они не ваши, — возмущенно сказала Минти.

— Лучше бегите отсюда, пока мы еще добрые, — сказал один из группы, и подойдя к Минти, толкнул ее со всей силы, от чего единорожка упала и сильно ударилась об землю.

От такого поведения вся кровь в моем теле резко вскипела и несмотря на превосходство в силе, росте и их количество, я был готов разорвать этих негодяев голыми руками. Но учитывая то, что я находился на дереве, мне неожиданно пришла в голову другая идея. Поскольку вокруг меня было столько яблок, что не воспользоваться ими в качестве снарядов было бы просто глупо. И взяв в руки крепкое и здоровое яблоко, я как следует прицелился, и что есть сил, кинул его в обидчика своей подруги.

— Ай! — громко выкрикнул он и упав на землю обхватил свою голову копытами.

— Это лишь обычное яблоко Багер. Так что переживешь, — сказал их вожак, и тут же взяв и кинув другое яблоко, я попал прямо в его наглую и самодовольную физиономию.

— Какого сена! — выкрикнул он после того, как твердое яблоко, как следует впечаталось в его лицо, оставив при этом хороший синяк.

— Бронзер ты в порядке? — спросил его Багер, при этом мои друзья, не сдерживая себя, громко засмеялись, зная причину внезапного яблочного дождя на эту шайку.

— Вы думаете это смешно? Сейчас мы вам покажем, как над нами смеяться, — злобно сказал Бронзер и он и его шайка стали подходить к моим друзьям. Но только подойдя к ним на пару метров, я тут же начал яростный артобстрел всеми яблочными снарядами, которые мне только попадались под руку. Не видя и не зная, кто оказал им такой яростный отпор, шайка во главе с Бронзером, под громкий смех моих друзей, поспешила укрыться в безопасное место, пока на их телах оставались хоть какие-нибудь живые места, не пораженные моими снарядами.

— Ребята вы целы? — спросил я их спрыгнув с дерева.

— Молодец Вадим! — сказал радостно Рэдлайн.

— Так им и надо! — поддержал его Твинкл.

— Спасибо Вадим, — нежно сказала Минти.

— Ты в порядке? Он не сильно тебя ударил? — подойдя к ней, спросил я.

— Ничего страшного, только мелкая ссадина, вот и все, — сказала она.

— Кто это вообще такие? — спросил я своих друзей.

— Это был Бронзер со своей шайкой. Они хулиганы и постоянно издеваются и держат в страхе всех, кто слабее и меньше их, — сказал Твинкл.

— Неужто никто не может ничего с ними сделать. Нельзя позволять им издеваться и унижать других жеребят, — гневно сказал я и только сейчас заметил, что по копыту Минти, течет ярко-красная струйка крови.

— Сестричка у тебя кровь! — сказал Твинкл, и подойдя к сестре, заставил ее присесть. И посмотрев на ее копытце, мы увидели небольшую рану, из которой шла кровь.

— А говоришь мелкая ссадина. Лучше тебе пойти домой, чтобы твои родители все осмотрели, — сказал я.

— Я проведу тебя до дома, — сказала Лилу.

— Но со мной все в порядке, — сказала она, встав на свои копыта.

— Прости Минти, но Вадим прав. Тебе действительно лучше сходить домой, — сказал Твинкл, и Минти хоть с неохотой, но согласилась со своим братом и вместе с Лилу отправились в сторону ее дома.

— Еще раз спасибо Вадим, если бы не ты, то неизвестно, чтобы эти хулиганы еще бы с нами сделали, — сказал Рэдлайн.

— Да ладно, мы же друзья, — сказал я улыбнувшись и мы вместе пошли вдоль городских улиц, прихватив с собой несколько яблок.

Мы решили немного погулять по городу и сходить к фонтану, который недавно установили на центральной площади Хувсвиля. Многие жеребята, не исключая моих друзей и меня любили поиграть возле этого фонтана. Попрыскаться водой, а порой и вовсе искупаться в нем. После этого прийти домой абсолютно мокрым, услышать наставляющие слова своих родителей о том, что нельзя купаться в фонтане и что при этом можно заболеть. Но потом, они укрывали меня теплым одеялом, приносили мне чашку горячего чая с мятой и мы вместе сидели у камина, смотря, как в нем танцуют маленькие языки пламени. Мама кормила меня пирогом, а папа рассказывал различные истории и легенды Эквестрии, которые я так любил слушать. Порой меня так захватывала какая-нибудь история, что я просил папу рассказать ее чуть ли не в десятый раз подряд. Но моей любимой легендой была история про Найтмэр Мун. Про то, как она хотела установить в Эквестрии вечную ночь, но благодаря принцессе Селестии этого не произошло. И хоть родители говорили мне, что это лишь легенда и детская сказка. Глубоко в душе я чувствовал, что это правда, ведь каждая легенда, должна была на чем-то основываться. Ведь кто знает, какие легенды правдивы, а какие нет.

— Вадим! — крикнул мне прямо в ухо Рэдлайн, чем вывел меня из своих мыслей.

— Опять замечтался, — смеясь сказал Твинкл.

— Просто задумался, вот и все, — сказал я и тут мы увидели, как к нам стали подходить Бронзер вместе с его шайкой. И судя по их виду, они были очень сильно разозлены.

— Эй, вы двое! — крикнул он Твинклу и Рэдлайну. – Мы вам сейчас покажем, как над нами смеяться и выставлять дураками.

— Мы ведь ничего не сделали, — сказала Рэйдлайн.

— Думаете, мы не поняли, что кто-то из ваших друзей был на дереве и кидал в нас яблоками, — сказал один из шайки.

— Но поскольку мы сегодня добрые, то если вы скажете, кто это был, то мы вас не тронем, — сказал Бронзер. Но едва он успел это проговорить, как я взял одно из своих яблок и что есть сил бросил его прямо ему в лицо.

— Ах ты…- начал он, но его тут же оглушило второе яблоко, которое я уже держал наготове.

— Знаете, а с дерева на вас было так смешно смотреть, особенно, как вы удирали, когда я вам устроил тот яблочный шторм, — сказал я смеясь.

— Так это был ты! — яростно выкрикнул Бронзер. – Да как ты посмел. Ты здесь никто, ты не пони, не грифон, ты неизвестно кто. Ты здесь вообще чужой.

— Может быть, но я не позволю обежать кому-то моих друзей особенно таким наглым и напыщенным пони как вы, — сказал я.

— У меня уже копыта чешутся его побить, — сказал один из шайки Бронзера и они медленно начали подходить к нам.

— Ребята бегите! — выкрикнул я и взяв последнее яблоко, кинул его в сторону Бронзера, и увидев, что снаряд достиг своей цели, кинулся бежать со всех ног.

— Бежим за ним, — крикнул он, и вся его шайка не обращая внимания на Рэдлайна и Твинкла, ринулась преследовать меня.

Несмотря на их превосходство в силе и скорости, у меня все же было одно большое преимущество и это — ловкость. Я с легкостью мог маневрировать сквозь толпу пони и обходить возникающие препятствие. А учитывая то, что за эти три года я изучил Хувсвиль вдоль и поперек, то это давало мне еще одно дополнительное преимущество. Я знал расположение каждого дома, каждой улицы, каждого переулка в этом городе. Поэтому я точно мог знать, куда мне следует бежать, чтобы оторваться от погони. Я сразу решил, что мне стоит бежать туда, где было наибольшее скопление пони в нашем городе. И естественно этим место был наш городской рынок.

— Быстрее, не упустите его, — кричал Бронзер, и обернувшись назад я увидел, что они очень быстро стали меня догонять.

Но к моему счастью, уже за следующим поворотом был наш рынок. И поднажав, я в один момент свернул за поворот и стал быстро и ловко проскальзывать сквозь толпу пони.

— Как же хорошо, что сегодня базарный день, — радостно сказал я сам себе. Зная, что именно в этот день на рынке продается все самое свежее, а значить на рынке может быть почти весь наш город.

Поэтому, даже несмотря на то, что я легко выделялся в этой толпе, найти меня было крайне проблематично. Поэтому пробежав на другой конец рынка, и убедившись, что Бронзер с его друзьями безнадежно меня потеряли, я спокойным шагом пошел в сторону своего дома. К сожалению, счастье мое было недолгим, поскольку услышав шум позади себя и резко обернувшись, я увидел, как он стремительно приближался ко мне вместе со своими дружками. И теперь единственное, что мне оставалось, так это, как можно быстрее достичь своего дома. Но не успел я сделать и трех шагов, как передо мной приземлился коричневый пегас с желтой гривой и загородил мне путь.

— Рибер, держи его! — крикнул Бронзер и он сразу же попытался схватить меня, но благо я успел отскочить в сторону и ринулся в ближайший переулок. Я знал, что в этом переулке смогу выйти на улицу, которая вела к моему дому. Но видимо, сегодня удача была не на моей стороне. На выходе из переулка теперь находилась большая стена, через которую мне было не перебраться.

— И как я мог забыть про эту стену, — сказал я про себя.

— Так, так, так. Кто тут у нас? — ехидно спросил Бронзер, подходя со своей шайкой ко мне.

— Похоже, ты попал, — также ехидно сказал Рибер.

— Что мы будем с ним делать Бронзер? — спросил Багер.

— Думаю, мы преподадим этому существу хороший урок, чтобы он на всю жизнь запомнил, как это связываться с нами, — сказал он.

Я понимал, что теперь мне не отвертеться и единственное, что мне оставалось, так это надеется на чудо. Бронзер и его шайка медленно подходили ко мне, растягивая удовольствие, словно злобные хищники, которые окружили свою жертву и знали, что теперь она никуда не денется. Прижавшись к стенке, я закрыл глаза и приготовился к худшему. Я твердо ощущал своими пальцами поверхность стены, на которую я уперся, и в этот момент, я неожиданно почувствовал, как по телу прокатилось волна холода. Словно по моему телу постепенно лилась, какая та ледяная жидкость, которая постепенно окутала все мое тело.

— Что это такое? Что ты делаешь? — удивленно воскликнул Бронзер, и открыв глаза я увидел их удивленные взгляды, которые были прикованы ко мне. Я не понимал, почему они были так поражены.

— Бронзер, как он это сделал? — с ужасом спросил Багер.

— И главное где он? — с таким же испугом спросил Рибер.

Я не понимал, почему они меня не видят, ведь я стоял прямо перед ними, причем на том же самом месте. Они испуганно вглядывались в то место где я стоял, но похоже для них, я просто растворился в воздухе.

— Лучше идемте отсюда, мало ли, на что он еще может быть способен, — сказал Бронзер и он вместе со своей шайкой поспешили уйти с переулка.

Около пяти минут я просто стоял, пытаясь прояснить все, только что произошедшее.

— Почему они так испугались? Я же вовсе не страшный, хоть и выгляжу не так как все, — сказал я, и посмотрев на свои руки, понял, почему Бронзер с его шайкой так испугались меня.

У меня не было рук. Точнее они были, я это ощущал, но каким-то образом они были невидимыми. Быстро подбежав к одному из окон и посмотрев в него, я обнаружил, что не только мои руки, а и все мое тело стало невидимым. Казалось, что какая-та невидимая пелена накрыла меня в тот момент, когда я больше всего в этом нуждался. Это было поразительное чувство. Я даже не мог представить, сколько теперь передо мной открывалось возможностей, но сейчас я решил отправиться домой и все рассказать родителям.

И выйдя из переулка, я пошагал в сторону своего дома, при этом, аккуратно обходя прохожих пони, чтобы не задеть их. Ведь поскольку я теперь был невидимым, они попросту не видели, что идут прямо на меня. Хотя, я не мог удержаться, чтобы по пути не дернут какую-нибудь кобылку за хвост или гриву, а потом наблюдать ее удивленную реакцию и пытаться выяснить таинственного шутника. И на такой оптимистической ноте я тихо зашел в дом и поднявшись наверх в свою комнату, стал рассматривать себя в зеркале.

Казалось бы глупо рассматривать себя в зеркале будучи абсолютно невидимым, но ведь не каждый день с тобой такое случается. Конечно быть невидимым это классно и здорово, но теперь у меня возник вполне логичный вопрос, а как теперь снова стать видимым. И сев на кровать, я стал думать над тем, как мне снова вернуться в нормальное состояние. Вытянув перед собой руку я сосредоточившись смотрел на нее пытаясь сделать себя снова видимым. Но просидев так около десяти минут, я понял, что это не помогает.

— Что же мне нужно сделать? — спрашивал я у самого себя ходя по кругу своей комнаты.

Мне казалось, что ответ должен просто лежать на поверхности, быть прямо передо мной, но я никак не мог найти его.

— И как я теперь в школу пойду завтра? — смеясь спросил я у самого себя, представляя, как я буду сидеть за партой абсолютно невидимым в окружении других учеников.

— Как же мне хочется, чтобы все было просто, — снова сказал я сам себе и тут же задумался. А если действительно все просто. Если мне нужно просто захотеть стать видимым и все. Ведь когда Бронзер с его шайкой загнали меня в тупик, я просто надеялся на чудо и хотел просто исчезнуть с их глаз. И в тот же момент я действительно исчез.

Это ведь эта мысль была не лишена смысла, и снова сев на кровать и вытянув перед собой свою руку, я просто захотел стать видимым. На протяжении минуты ничего не происходило, но потом я увидел, как на моей руке появилась серебряная жидкость. Она полностью покрывала мою руку и переведя взгляд на свое тело я увидел, что все мое тело было покрыто этой жидкостью. Ощущение было непривычным, даже скорее всего необычным. Казалось, что в один момент все мое тело окатило ледяной водой, которая просто замерзла прямо на мне. Но длилось это недолго, и уже спустя несколько секунд, серебряной слой жидкости спал с моего тела, сделав его снова видимым. Осмотрев себя и убедившись, что все в порядке. Я спустился вниз к своим родителям, у которых сегодня был выходной и сейчас они вместе мирно готовили обед.

— Как вкусно пахнет! — воскликнул я зайдя на кухню и уловив запах дивного блюда, которого они готовили.

— Сынок, а ты разве был дома? — удивленно спросила меня мама.

— Ну, почти, — улыбаясь сказал я и подойдя к ней, обнял за ее мягкую и нежную шею. Я решил, что пока, родителям лучше не знать о моем сегодняшнем открытии и пусть это останется моей маленькой тайной.

— Что ж, сынок, завтра у тебя великий день, — торжественно сказал папа.

— Да! Завтра в школу, — радостно сказал я.

— Могу поспорить, что ты закончишь школу всего за пару лет и все, — гордо сказал папа.

— Ну, милый. Вадим конечно умный мальчик, но лучше если он будет учиться вместе со всеми, — сказала Свитпай.

— Так я просто имею ввиду, что наш сынок схватывает все просто на лету, — сказал Клаудвэйф и обнял меня. — А как твои друзья? Надеюсь вы не пытались вновь искупаться в городском фонтане.

— Нет папа. Мы просто гуляли, вот и все, — сказал я и начал есть суп, который мне налила Свитпай.

— Ну как, тебе нравиться? — спросила меня Свитпай.

— Очень вкусно мама. Это какой-то новый, — сказал я не отрываясь от тарелки.

— Рада, что тебе понравилось. Это чесночный суп, так что кушай его и будешь крепким и здоровым, — заботливо сказала Свитпай.

— Так я и так никогда не болею мама, — сказал я и задумался. А ведь действительно, с тех пор, как я живу здесь, я ни разу не болел. В отличии от моих друзей. А если еще взять мою удивительную способность быстро заживлять раны, то может быть, мое сегодняшнее открытие становится невидимым, это лишь еще одна моя новая способность. Но откуда у меня такие силы?

— Вадим, сынок, ты что не доедаешь? Наелся? — спросила меня Свитпай.

— Ааа! Нет мама, все очень вкусно просто задумался вот и все, — сказал я и доев последние ложки супа пошел в наш магазин, чтобы посидеть и спокойно подумать. Я сидел и смотрел себе на руки. За три года, что я здесь живу, я не разу не слышал о существах, которые могли быть хотя бы похожими на меня. И даже принцесса Селестия, которая прилетела раз в месяц, чтобы проведать меня, говорила, что пока ее поиски не увенчались успехом. Хотя мне казалось, что на самом деле она догадывается, а то может быть и вовсе знает кто я и откуда.

— О чем задумался, сынок? — спросил Клаудвэйф подойдя ко мне.

— Просто думал над тем, кто я такой вот и все, — ответил я как есть.

— Вадим, я с твоей мамой любим тебя и хотим, чтобы ты всегда знал, что несмотря не на что, чтобы не случилось, ты наш сын и всегда им будешь, помни это, — сказал он и подняв голову я посмотрел в его глаза. — Обещаешь?

— Обещаю, папа, — сказал я. И решил, что стоит задать один вопрос, который я уже давно хотел спросить. — Папа?

— Что сынок? — спросил он.

— А у меня будет сестричка или братик? — спросил я улыбнувшись.

— Будет, обязательно будет, — сказал он улыбнувшись. — Мы с твоей мамой, как раз недавно это обсуждали, так что вскоре будешь старшим братом, — сказал он улыбнувшись и обнял меня своим крылом.