Автор рисунка: aJVL
Глава 6 Глава 8

Глава 7

— Скайвиш, быстро спустись с люстры! — кричал я на маленькую светло-лиловую пегаску, которая каким-то образом смогла взлететь и добраться до люстры. Удивительно, как вообще двухлетняя пегаска смогла взлететь своими маленькими и еще не окрепшими крылышками. Но похоже маленькой негоднице больше нравилось лицезреть меня с люстры, чем спускаться ко мне.

— И как же мне теперь тебя достать? — спросил я у нее, на что она тут же весело засмеялась.

— Вот придут мама и папа, то тогда кому то сегодня попадет, — сказал я посмотрев на нее с серьезным выражением лица. На что она скривила недовольную мордашку и разжав своими маленькими копытцами люстру, тут же полетела вниз. Хвала Селестии я стоял прямо под ней и удачно поймал ее в свои руки.

— Ва…дим, — проговорила она и ласково улыбнувшись обхватила меня своими копытцами. Ну что сказать, как можно злиться на такое милое создание, особенно если это создание твоя младшая сестренка.

— Мяч, — сказала Скайвиш. И я уже было подумал, что она хочет поиграть с мячиком, как через секунду мне в голову ударил ранее упомянутый объект.

— Как же хорошо, что у нас в доме нет гантелей, — сказал я про себя и повернулся в сторону, откуда прилетел мяч.

Обернувшись, я увидел еще двух маленьких жеребят с маленькими рожками, которые сидели перине и делали вид, что играют друг с другом.

— Ну и кто из вас двоих бросил в меня этот мяч? — спросил я, подойдя к ним. И на удивление они тут же показали своими маленькими копытцами друг на дружку. От такой картины я даже немного засмеялся и положил Скайвиш на перину, рядом с ними. Удивительно, но несмотря на то, что этим жеребятам было всего лишь по одному году, казалось они понимают все, что я им говорю, ну или хотя делают вид, что понимают. На мое счастье или на беду, но эти трое непоседливых жеребят были новыми членами нашей семьи.

******

Принцесса Селестия действительно оказалась права, насчет того, что у мамы родится девочка. И спустя несколько месяцев на свет появилась Скайвиш. Моя младшая сестренка. Родители очень обрадовались, когда узнали, что у них родилась малышка пегас. Особенно обрадовался папа, представляя себе, как он будет обучать свою малышку управлять своими крылышками. Я прекрасно помню, как несколько дней я просто не мог заснуть, боясь, что с мамой может что-то случиться. Поэтому не удивительно, что родители, вернувшись из больницы, сильно перепугались за меня, увидев, в как состоянии я нахожусь.

— Вадим, деточка, ну что же ты так, — сказала мама, подойдя ко мне. – На тебе просто лица нету.

— Простите, я просто не мог заснуть, — сказал я.

— Ну, раз уж ты все равно не спишь, то думаю, тебе стоит познакомиться с твоей младшей сестренкой, — сказал папа, и только сейчас взглянув на него, я увидел, что он держит в своих копытах маленький розовый сверток.

— Не бойся Вадим, — сказала мама и подтолкнув меня к папе я увидел, как из свертка выглядывают два крохотных светло-лиловых копытца, которые пытались дотянуться до папы. И подойдя поближе, и заглянув в сверток, я увидел, как в белом покрывале была закутано светло-лиловая малышка пегас, с фиолетовыми глазами и такого же цвета гривой. Увидев меня, она радостно улыбнулась и сразу же потянулась своими копытцами в мою сторону.

— Возьми ее к себе, — сказал папа, протягивая мне сверток. От такого волнения у меня даже затряслись руки, как-никак я никогда раньше не держал на руках маленьких жеребят. Но все-таки аккуратно обхватив сверток, я приблизил его к себе, чтобы получше разглядеть свою младшую сестренку. Я долго разглядывал ее и наклонившись поближе случайно получил легкий удар по носу.

— Вадим, ты в порядке? — обеспокоенно спросила мама.

— Не волнуйтесь все хорошо, — улыбаясь, сказал я. – Хотя повезло, что это всего лишь жеребенок, а не то удар был бы посильнее, — сказал я и передал сверток маме. – А вы решили, как ее назовете?

— Знаешь Вадим, мы с твоим папой давно решили, что если родится девочка, то имя ей придумает папа, а если мальчик то тогда я, — сказала мама.

— Но поговорив с твоей мамой, мы решили, что будет лучше, если ее назовешь ты, — улыбнувшись, — сказал папа.

— Но я даже не знаю, как ее назвать, — сказал я.

— Не переживай и просто подумай, какое имя тебе кажется больше подойдет твоей сестренке, — сказала мама.

Легко сказать, вот так вот придумать имя жеребенку, а тем более своей сестре. Я сидел и смотрел, как моя сестренка дергает копытцами и пытается выбраться из плотно обтянутого покрывала. Проведя своей рукой по ее маленьким щечкам, она радостно засмеялась и тут же ухватила мою руку своими крохотными копытцами. Удивительно, что такое маленькое создание способно за один момент развеять всю твою тревогу и печаль и принести в твою жизнь радость и любовь.

— Я знаю, как ее назвать, — улыбнувшись сказал я и посмотрел на родителей.

— Скайвиш, — сказал я проведя рукой по ее маленькой фиолетовой гриве. – Когда я смотрю на нее, мне становится легко, и все проблемы словно улетучиваются сами собой. И в такой момент, кажется, что все желания, какими они ни были, могут сбыться.

— Это очень красивое имя, — ласково сказала мама. – Я рада, что она тебе понравилась Вадим. И теперь ты, как старший брат должен будешь о ней заботиться. Но это потом, а сейчас иди наверх и ложись спать.

— Хорошо. Спокойной ночи мама и папа, — сказал я и подойдя к малышке поцеловал в ее маленький лобик. – Спокойной ночи, Скайвиш, — сказал я и отправился спать.

******

Вот так и состоялось мое знакомство с моей сестренкой, и сейчас ей уже пошел второй годик. И должен сказать прошедший год был для меня очень насыщенным. Я полностью почувствовал на себе ответственность и обязанности старшего брата. Были дни, когда я не спал несколько дней из-за того, что Скайвиш постоянно кричала и плакала. И чтобы хоть как-то заснуть мне приходилось спать в ванной, где была более лучшая звукоизоляция.

Но, тем не менее, я все равно любил ее, потому что это была моя сестренка. Тем более она всегда умолкала, когда я подходил к ней. Поэтому, чтобы родители могли, как следует высыпаться, я предложил им поставить колыбельку Скайвиш у себя в комнате. Особенно мне нравилось, как Скайвиш сидя в своей колыбельке, завораживающе смотрела на меня, когда я сидел на своей кроватке и читал какую-нибудь книгу. И даже в один из таких дней, когда я вновь просто сидел на кровати и читал книгу, я вдруг увидел, как Скайвиш стрекоча своими маленькими крылышками, подлетела ко мне и плюхнулась на кровать рядом со мной. Врач конечно говорил нам, что некоторые малыши пегасы начинают летать еще в раннем детстве, но я не думал, что настолько рано. И после этого случая полеты моей маленькой сестренки стали учащаться. Порой мне даже приходилось просто гоняться за ней по комнате, чтобы помыть или уложить ее спать. Но, как говориться беда не приходит одна. И через несколько месяцев мои мама и папа сообщили мне и Скайвиш еще одну новость.

******

— Вадим, ты тут? — донося из прихожей голос мамы.

— Да мама. Я тут играю со Скайвиш! — крикнул я, сидя в гостиной рядом со своей сестренкой и помогая складывать ей ее любимые разноцветные кубики.

— Ну как вы тут не скучали? — улыбаясь, спросил папа, беря в копыта свою маленькую дочку.

— Все хорошо. Сначала я покормил ее, а потом она немного поспала, и вот недавно проснулась, и я решил немного поиграть с ней. А как у вас дела? Что сказали в больнице? — спросил я.

— Все хорошо и даже больше, — улыбаясь, сказал отец и встал напротив мамы.

— Почему вы такие радостные, что-то случилось? — удивленно спросил я.

— Можно сказать и так, — все так же улыбаясь, сказал папа.

Я не мог понять, что могло вызвать такое резко приподнятое настроение моих родителей. Нет, я конечно был рад, что у них все хорошо, но все это стало меня как-то настораживать. Даже Скайвиш которая сейчас находилась в копытах у папы смотрела на них непонятливым взглядом.

— Мам, пап, может вы лучше пока присядете, а я пока сделаю нам чай, — сказал я и отойдя на кухню тут же стал невидимым и вернулся назад в гостиную, чтобы подслушать разговор родителей. Меня конечно учили, что подслушивать нехорошо, но в этот момент любопытство взяло верх над моими манерами.

— Кладувэйф может пока не стоит ему говорить? — спросила мама, глядя на папу.

— Свитпай, милая, неужели ты думаешь, что он плохо воспримет эту новость, — сказал он.

— Нет, просто мне кажется, это будет для него очень неожиданным, даже можно сказать шоком. Вот скажи, как бы ты отреагировал, если бы тебе сообщили такую новость? — спросила Свитпай.

— Не знаю, милая. Но я уверен, что все будет нормально и он с этим справится, — сказал Клаудвэйф.

— Ох, милый, я даже не знаю, как сказать ему об этом, — сказала Свитпай.

— Не волнуйся, сейчас немного выпьем чаю и все ему расскажем, — сказал Клаудвэйф.

— ЧАЙ! — выкрикнул я про себя, неожиданно вспомнив про чайник оставленный на плите. И аккуратно пройдя назад на кухню, я сбросил с себя свою маскировку и снял уже закипевший на плите чайник.

— Ух, ели успел, — сказал я и расставив чашки на подносе, стал аккуратно разливать чай.

— Жалко, что я так и не понял, о чем же разговаривали мама и папа. Хотя, если подумать, то может быть, — сказал я и тут же задумался. А вдруг это действительно то, о чем я думаю. Вдруг они хотят сказать, что они нашли моих родителей, настоящих родителей. И теперь я должен буду вернуться к ним. Казалось, такая мысль должна была бы меня обрадовать, но мне наоборот стало не по себе. Сама мысль внушала страх и отчаяние, что я могу покинуть их.

С тех пор, как Клаудвэйф и Свитпай нашли меня, прошло больше четырех лет. Раньше я часто задумывался о том, кто я и кто же мои настоящие родители. Я очень хотел узнать, кто же я такой. Но по мере моей жизни со Свитпай и Клаудвэйфом, эти вопросы все меньше и меньше беспокоили меня. Все эти годы они заботились обо мне, ухаживали за мной и дарили мне свою любовь. Здесь я обрел свой дом и свою семью, и даже если нашлись мои настоящие родители, я ни за что не покину их.

— ВАДИМ! — выкрикнул папа тем самым прервав мои размышления. Он резко подбежал ко мне, выхватил из моей руки чайник и поставив его, тут же схватил мою руку вторую руку, и быстро поднес ее к крану и включил холодную воду.

— Вадим, ты в порядке? Тебе больно? — обеспокоенно спросил папа, глядя на меня.

— Да, все в порядке. Просто немного задумался вот и все, — сказал я, не понимая, его взволнованность. – А что случилось?

— Неужели ты не почувствовал? — спросил он удивленно глядя на меня.

— Что не почувствовал? — спросил я, все также не понимая.

— Я только что вошел на кухню, чтобы позвать тебя и увидел как ты стоишь, а кипяток просто льется на твою руку, которую ты видимо случайно положил на поднос, — сказал Клаудвэйф.

И только после этих слов, я увидел, как с подноса медленно стекает кипяток. Закрыв кран, я посмотрел на свою руку, которая уже начала исцеляться. Удивительно, но все это время я даже не чувствовал, что лью на свою руку кипяток.

— Хвала Селестии все в порядке, — сказал папа, осмотрев мою руку, и после этого крепко обнял меня. – Пожалуйста, больше не пугай так меня, хорошо.

— Хорошо папа, — сказал я, прижавшись к нему покрепче.

— Дайка я еще посмотрю твою руку, — сказал Клаудвэйф и протянув ему руку, он еще раз осмотрел ее.

— Да, все в порядке и твоя рука уже зажила. Но ты действительно ничего не чувствовал? — спросил меня папа.

— Я лишь ощущал легкое покалывание, вот и все. Но как такое возможно? — спросил я.

— Что ж, похоже, у тебя очень высокий болевой порог, но впредь будь аккуратнее, — сказал Клаудвэйф.

— Хорошо папа, — сказал я.

— А теперь давай отнесем чай твоей маме и сестренке. И нам, кстати, нужно кое-что тебе сказать, — сказал он улыбнувшись.

— Вадим, что-то случилось? — спросила Свитпай, как только мы вошли назад в гостиную.

— Ничего мама, все в порядке, — сказал и сел возле нее.

Скайвиш увидев меня, сразу потянулась ко мне. И как только мама выпустила ее из своих копыт, она тут же залезла ко мне на колени и дотронулась своим копытцем до меня.

— Ва… ва, — проговорила она, посмотрев на меня.

— У нее все еще не получается произнести мое имя, — сказал я взяв Скайвиш на руки и принялся ее щекотать, от чего она тут же засмеялась.

— Вадим, скажи, как тебе со Скайвиш? — спросил меня папа.

— В каком смысле? — непонимающе спросил я.

— Я имею в виду, тяжело ли тебе с ней. Не жалеешь, что теперь тебе приходится очень часто следить за ней, гулять, кормить, играться ну и все такое, — сказал папа.

— Если честно, то поначалу мне казалось, что я и месяца не смогу протянуть вместе с ней. Я и не предпологал, что обязанности старшего брата такие тяжелые. Вечные крики, плачь и все остальное, — сказал я и улыбнулся. – Но, не смотря на это, я люблю ее, ведь она моя маленькая сестренка. Да, порой с ней тяжело, но это того стоит. А почему вы спрашиваете?

— Понимаешь Вадим, сегодня в больнице нам сообщили неожиданную новость, — сказала мама.

— Какую? — напряженно спросил я.

— У тебя и у Скайвиш будет младший брат, — сказала мама, и я тут же потерял дар речи.

— И сестра, — добавил папа, глядя на меня.

Сказать, что я в тот момент удивился это ничего не сказать. Я никогда раньше не думал, что могут смешаться чувство страха, счастья, ужаса, волнения и удивления. Вот так вот неожиданно обрушить на меня такое.

— Ничего себе новость, — только и сказал я.

— Мы с твоим папой понимаем, что это неожиданно, но мы решили, сказать тебе об этом заранее, — сказала мама.

— Ты не рад? — волнуясь, спросил Клаудвэйф.

— Я? Я даже не знаю, что ответить. С одной стороны я рад, а с другой я даже не знаю, что сказать. Это так неожиданно и просто невероятно, — сказал я.

— Ва…ва! — выкрикнула Скайвиш, дотронувшись своим копытцем до моего носа.

Невероятно, еще два маленьких кричащих, не контролируемых и вечно плачущих жеребенка. За которыми мне теперь тоже придется ухаживать. Похоже, через несколько месяцев меня ожидает веселая жизнь.

— Ну, что Скайвиш похоже скоро тебе будет с кем еще поиграть, — сказал я улыбнувшись и провел рукой по ее гриве. – Только, чур, в этот раз имена им придумываете вы.

— Конечно сынок, в этот раз их назовем мы, — сказал Клаудвэйф.

— Я рада, что ты так воспринял эту новость, — сказала мама, обняв меня.

— А как вы думали, я бы отреагировал на такую новость? Я конечно понимаю, что скоро моя жизнь превратится в сущий кошмар. Но это того стоит. Тем более я уже привык спать под вечные крики Скайвиш, и даже сам не могу заснуть, пока не уложу ее. Так что думаю, я справлюсь, — сказал я.

******

 — Пичипай, перестань вертеться, — сказал я маленькой единорожке со светло-персиковой шерстью и оранжевой гривой, которая упорно не хотела кушать манную кашу.

— А кто вообще в детстве любил манную кашу? — улыбаясь, спросил я самого себя, отправляю очередную ложку каши в ее ротик.

— Играть, — сказала Скайвиш, дернув меня за ногу.

— Прости Скайвиш, но я пока не могу поиграть с тобой, надо накормить твою сестренку. Поиграй пока со Стардаш, — сказал я указав на маленького единорожика с темной гривой и синим оттенком шерсти, который сидел в углу и играл с маленьким игрушечным паровозиком.

— Нет, — сказала она, прижимаясь ко мне.

— Ну, хорошо. Тогда посиди немножко, а я только накормлю Пичи и мы сразу с тобой поиграем, — сказал я. Но достаточно было мне хоть на секунду отвлечься, как на моем лице тут же оказалась заветная манная каша.

— Ва… — сказала Пичипай, беря в свои копытца ложечку с кашей и аккуратно протягивая ее мне.

— Спасибо Пичи, но я не голоден, — сказал я перехватывая ложку и отправляя остатки каши в ее ротик. – Ну, вот видишь, очень даже вкусно, — сказал я вытирая ее от остатков каши.

— Ва… — сказала она рассмеявшись.

— Как же ты похожа на Скайвиш. Так же не можешь полностью произнести мое имя, — сказал я, сажая ее рядом со своим братом.

— А теперь посидите тут, а я пока помою за вами посуду, — сказал я, идя на кухню.

— Кому конечно я это все говорю, все равно они меня еще не понимают. Хотя мне кажется, что я ошибаюсь, они все прекрасно понимают, может конечно не все, но выводят меня из себя они явно осознано. Но, несмотря на это, я рад, что они появились в моей жизни. Пусть они и ходячие бедствия, но они моя семья, которых я очень люблю, — подумал я, домываю последнюю тарелку, и тут же я услышал звук бьющегося предмета.

— Неужели опять ваза, — сказал я, зайдя обратно в гостиную и увидев на полу осколки маминой вазы. А неподалеку сидели виновники случившегося и невинно смотрели на меня.

— Как же жалко, что у меня нет старшего брата, который бы помогал мне нянчиться с вами, — сказал я собирая остатки уже шестой маминой вазы.