Автор рисунка: MurDareik
Глава 7 Глава 9

Глава 8

— Он у тебя такой большой! — воскликнула Минти.

— А я раньше не замечала его, — сказала Лилу.

— А тебе не больно, когда его трогают? — спросила Минти.

— Да нет, — ответил я.

— А почему ты его раньше скрывал? — спросила Лилу.

— Просто не хотел показывать вот и все, — сказал я.

— И давно он у тебя? — спросила Минти.

— Сколько себя помню, — ответил я.

— А можно его потрогать? — спросили девочки.

— Хорошо. Только не тяните сильно, а не то и вправду будет больно, — сказал я, протягивая им руку, на которой у меня был ожог в районе локтя. Все предыдущие мои травмы, царапины, шрамы и ожоги заживали и исчезали всего за несколько минут. Но только не этот. Это был единственный ожог и единственная часть моего тела, которая никогда не исцелялась в отличие от других. И мне всегда хотелось узнать, откуда же он у меня.

— Ай! Это уже было больно, — сказал я после того, как Минти отпустила мой локоть. Не смотря на то, что это был обычный ожог, для них это было очень интересно. Все-таки на теле пони, ожог очень трудно увидеть из-за густой шерсти и гривы. Да из-за различия кожи мой ожог выглядел иначе, чем у пони.

— Отдай! — услышал позади себя голос жеребенка и обернувшись, увидел, как Стардаш пытается отнять у Пичипай ее игрушку. Это было классическим перетягиванием каната, и учитывая, что они были одного возраста борьба была равной. Где-то с минуту мы наблюдали за этой напряженной борьбой, пока она не перешла в явную драку за собственность.

— Так, прекратите, — сказал я, подойдя к ним, и отобрав у них предмет соперничества.

— Ну и стоит вам драться из-за игрушки? — спросил я.

— Он первый начал, — надувшись, сказала Пичипай.

— Я тоже хотел поиграть, — сказал Стардаш.

— Ну, в принципе ты мог и попросить свою сестру дать тебе поиграть с ней. А не отнимать у нее игрушку. Уверен, если бы ты просто попросил, то Пичипай с удовольствием дала бы тебе поиграть с этой игрушкой, — сказал я и Стардаш угрюмо опустил голову.

— Извини, я больше так не буду, — сказал Стардаш, извиняясь перед сестрой.

— Хорошо, и надеюсь, что вы больше не будете сориться, — сказал я и снова сел на лавочку возле Минти и Лилу.

Сейчас мы с девочками вдоволь наслаждались весенними каникулами. Иногда гуляя по городу, иногда в парке, но чаще мне приходилось гулять вместе с малышами. За три годы они неплохо подросли, хотя по прежнему не переставали капризничать по любому поводу. Но хвала Селестии, мои ночные страдания закончились еще год назад.

— А где Скайвиш? — спросила Минти.

— Она сказала, что хочет помочь маме и папе и поэтому, сегодня осталась дома. А меня вот попросили погулять с остальной малышней, — сказал я.

— Могу поспорить, они просто готовят тебе сюрприз к твоему завтрашнему дню рождения. Сколько кстати тебе исполняется? — спросила Лилу.

— Завтра исполнится четырнадцать лет со дня моего рождения. И десять лет с тех пор, как мои родители нашли меня, — сказал я.

Мои родители не знали точно, когда у меня день рождения. Поэтому они решили, чтобы будут отмечать его в тот день, когда они нашли меня. И я в принципе с этим не спорил. За эти десять лет столько всего произошло, столько всего изменилось. Но в главную очередь изменился я сам. Теперь уже нельзя было сказать, что я маленький мальчик. Как никак за эти десять лет я сильно подрос и не смотря на мой юный возраст, я уже давно превосходил ростом уже не только своих сверстников, а и своих родителей. Правда рост был единственным, чем я превосходил над другими пони, ну и если не считать уникальные способности моего организма. Любой другой пони, был гораздо сильнее, быстрее и ловчее чем я. Да что там, даже маленькие жеребята во многом превосходили меня. Хотя нет, умение лазить по деревьям и залезать туда, куда любой другой пони никогда бы не смог попасть, было еще одним моим особым талантом. И думаю, если бы у меня была кьютимарка, то она была бы связана именно с этой особенностью.

— Братик, а можно нам немного мороженного? — спросила Пичипай, подойдя к нам вместе со Стардашем.

— Нет. Перед обедом нельзя аппетит перебивать, — сказал я.

— Ну, пожалуйста, — проскулили они.

— Мама меня отругает, если узнает, что я дал вам мороженное, — сказал я.

— Ну, пожалуйста. Ты ведь наш самый любимый братик, — сказали они и сделали жалобные мордочки. Вот маленькие параспрайты, знают, как надавить на меня.

— Ладно, только по одной штуке и все, — сказал я, и жеребята радостно запрыгали на месте.

Вот сорванцы, все-таки знают, как пробить на жалость и добиться своего. Что ж узнаю себя в их возрасте. Я ведь тоже, будучи маленьким ребенком, делал жалостливую мордашку, когда мама не хотела мне давать кусок пирога перед ужином.

— Какой же ты заботливый братик, — улыбнувшись, сказала Лилу.

— Согласна, не то что Твинкл. Он вечно брал мои игрушки и ломал их, — сказала Минти.

— Ну, думаю, все жеребята так себя ведут и мои брат и сестра тому яркий пример, — сказал я.

— Жалко, что ты не мой старший брат, — мечтательно сказала Минти.

— Что ж, а мне жалко, что такая красивая кобылка как ты не моя сестра, — сказал я, от чего Минти смущенно хихикнула.

Но я действительно считал Минти очень красивой, да и Лилу тоже была достаточно красива. Да и в последнее время я стал замечать, что я довольно часто стал поглядывать на противоположный пол. Каждый раз, идя по улице, я не мог не обратить внимания на проходящую мимо кобылку.

— Братик пошли, — сказал Стардаш, потянув меня за руку.

— Хорошо, хорошо, уже идем, — сказал я, направляясь за жеребятами.

Подойдя к палатке с мороженным они прильнули мордочками стеклу и стали напряженно думать, какое же именно мороженное им взять.

— Ну, что выбрали, с чем вы будете мороженное? — спросил я.

— Мне абрикосовое, — сказала Пичипай.

— А я хочу шоколадное, — сказал Стардаш.

— Хорошо. Дайте тогда, пожалуйста, два мороженных этим вот шалопаем, — сказал я продавцу, протягивая ему несколько монет.

Под радостные крики жеребят мы с девочками вернулись обратно в парк, продолжая наблюдать, как эти маленькие сорванцы поглощают угощение.

— Даже не верится, — подумал я про себя, но оказалось, что я произнес это вслух, так девочки удивленно посмотрели на меня.

— Что не верится, Вадим? — спросила Лилу.

— Да не верится, что уже прошло целых десять лет, с тех пор, как я живу здесь, — сказал я.

— Вадим, мы тебя никогда об этом не спрашивали, но ты что-нибудь помнишь до того, как твои родители нашли тебя в лесу? — спросила Минти.

— Если честно то нет, — ответил я. – Абсолютно никаких воспоминаний. Такое ощущение, что они каким-то образом просто стерлись из моей жизни.

— Может кто-то стер тебе память вот и все, — предположила Лилу.

— Не думаю, да и кому это надо Лилу. Стирать память у маленького ребенка, — сказал я.

— Ну, может ты знал или узнал что-то, что лучше тебе было не знать, — сказала Лилу.

— Знал я что-то или не знал, это уже неважно, — сказал я.

— А принцесса Селестия все еще пытается найти твоих родителей. Ну, я имею в виду настоящих родителей? — неуверенно спросила земная пони.

— Лилу! Хватит его допрашивать. Тем более у него завтра день рождение, а ты ему все настроение портишь своими вопросами, — укоризненно сказала Минти.

— Ничего страшного. И если честно Лилу я уже давно об этом не думаю. Конечно, порой этот вопрос иногда всплывает в моей голове, но я мигом выбрасываю его из головы, — сказал я.

— Тебе разве уже не хочется узнать, кто твои родители? — спросила она.

— Может быть, и хочется, но только для того, чтобы увидеть их и других мне подобных. А так мне нет нужды напрягать себя этим вопросом. Мама, папа, Скайвиш, Пичипай и Стардаш, вот моя семья, настоящая и действительно любящая меня семья. И я ни за что не собираюсь уходить от них и менять на другую совершенно не знакомую мне семью, — гордо сказал я.

Мы просидели в парке еще около часа, пока местные пегасы не стали готовить тучи к дождю, который планировался на сегодня.

— Пичипай, Стардаш, нам пора домой, а не то дождь начнется, — сказал я и жеребята мигом подбежали ко мне.

— Ну, что до завтра девочки, надеюсь, вы придете, завтра к нам на праздник? — улыбаясь, спросил я.

— Конечно, с удовольствием, — хором ответили они и уже были хотели уйти как перед ними появился тот, кого я меньше всего хотел увидеть.

— Куда-то собрались, крошки, — сказал пони пепельного цвета и красной гривой.

— Отстань от них Бронзер, — сказал я подходя к своим подругам.

— Убирайся отсюда чужак, мне сейчас не до тебя. Я как-нибудь потом посчитаю тебе ребра, а сейчас я хочу пообщаться с этими кобылками, — сказал он при этом пытаясь поцеловать Лилу. Но та лишь ловко увернулась и что есть сил заехала ему своим копытом прямо по его наглой морде.

— Будешь знать, как приставать к леди, — сказала она, гордо подняв голову.

— Ах ты маленькая…- но договорить ему я просто не дал и со всей силы добавил ему своим кулаком по его лицу. Конечно, нельзя было сравнить мой удар и удар, который пони могли нанести своими копытами, но и я был достаточно физически силен, поэтому Бронзер очень хорошо прочувствовал его силу.

— Так кто кому будет считать кости? — спросил я, потирая свою руку, но я знал, что Бронзер был слишком труслив, чтобы ходить один, и поэтому не удивительно, что к нему тут же подбежали его подручные.

— Лилу, Минти, возьмите Пичипай и Стардаша и отведите их домой, — сказал я.

— А как же ты? — обеспокоенно спросила Минти, видя как потихоньку, подручные Бронзера начали меня окружать.

— Я пока преподам вот этим жеребцам пару уроков хороших манер, — сказал я.

— Но ты с ними не справишься в одиночку, — сказала она.

— Не волнуйся за меня, — сказал я, подмигнув единорожке.

И как только она скрылась из виду вместе с Лилу и детьми, я остался один против пятерых жеребцов. За эти годы я довольно часто пересекался с этими пони. С того самого дня, как я забросал их яблоками в парке, они не могли простить мне этого. Они часто пытались побить меня и несмотря на то, что их было больше, я всегда мог выйти из этой ситуации, просто войдя в свой режим невидимости. Он неоднократно спасал меня в сложных ситуациях, но я не хотел становиться невидимым у них на глазах. Надо было вырваться из их окружения и, заскочив в ближайший переулок быстро исчезнуть. Но сделать это было не так просто, как кажется. Бронзер был земным пони, как и его главный помощник Багер. Земные пони были куда сильнее и быстрее остальных. Но в его шайке также был один пегас и два единорога, которые неплохо знали заклятия. Так что, убежать от них было нелегкой задачей.

— В этот раз ты не сбежишь от нас, — хищно улыбаясь, сказал Бронзер.

— Не будь так уверен, — сказал я и тут же рванул вперед и одним высоким прыжком я перепрыгнул их. И как только они оказались позади меня, я сразу ринулся вперед. Как я и сказал, я не мог превзойти и соревноваться с пони в скорости, но это был далеко не первый мой забег с этой шайкой. И каждый раз, когда они в очередной раз пытались меня догнать, они сами того не понимая физически развивали меня. Но в этот раз бежать было гораздо сложнее из-за дождя, который пегасы запланировали на сегодня.

Было тяжело маневрировать между пони, которые все еще оставались на улице или не успели скрыться от дождя. Но мое преимущество, как всегда было не в скорости, а в ловкости. Именно ловкость была моим главным оружием. Как обычно я хотел скрыться в ближайшем переулке и стать невидимкой, но как назло я находился в той части города, где скрыться было труднее всего. И поэтому оставался только один вариант. Быстро выбежать за пределы города и скрыться в близлежащем лесу. Хвала Селестии в этот лес боятся заходить даже самые отважные пони. Ведь не зря его назвали Темным лесом. Говорят, там водятся самое большее количество видов самых опасных животных Эквестрии.

— Не дайте ему снова убежать! — крикнул Бронзер своим подручным, которые постепенно догоняли меня.

Похоже, добежать до леса и скрыться в нем, было моей единственной надеждой. Оббегая и маневрируя между пони, я наконец увидел, как заканчивается городская часть, и уже виднелась легкая степь, которая потом перейдет в темную лесную чащу. Мне всегда было интересно побывать в этом лесу, несмотря на опасности, которые он в себе таит. Я часто хотел пойти и немного прогуляться в этом лесу. Говорят в центре этого леса, есть небольшой островок, на котором растут самые различные редкие растения. А цветы имеют все цвета радуги. И многие больницы нашего города просто мечтают получить хотя бы пару стебельков этих растений, которые способны справиться с самым сложным недугом. Но мои родители сразу запретили мне ходить в этот лес, опасаясь за меня. Но в данной ситуации я должен был нарушить их запрет, и выбежав из города, я ринулся в сторону леса. Теперь я мог рассчитывать только на то, что я все-таки успею добежать до него. Но сильный удар в спину оборвал мою надежду. Пролетев пару метров по земле я попытался приподняться, но увидел перед собой пегаса из шайки Бронзера, который стоял прямо надо мной и грозно смотрел на меня.

— Теперь ты никуда не сбежишь, — лукаво сказал он, прижав меня копытами к земле.

— Рано радуешься, — сказал я и врезал ему кулаком по его наглому лицу.

Это позволило мне скинуть его с себя, и все-таки добежать до леса. Пробежав несколько метров, я огляделся, и убедившись, что меня никто не видит моментально стал невидимкой.

— Он побежал куда-то сюда, — услышал я голос Багера и как он пробирается сквозь древесные заросли.

— А я думал, они испугаются заходить в этот лес, — сказал я, и немного пройдя вглубь леса, я забрался на дерево и стал ждать появление этой шайки.

— Ничего не могу понять, он не мог далеко скрыться от нас! — яростно выкрикнул Бронзер.

— Может, лучше вернемся, а то здесь как-то жутковато, — предложил один из его подручных.

— Что вы как трусливые жеребята, испугались какого-нибудь лесочка, — смеясь, сказал он.

Но, даже не успев обернуться назад, как из темноты леса на него накинулся древесный волк, который тут же повалил Бронзера на землю и яростно зарычал на его шайку.

— Что стоите как истуканы? Он всего один, просто скиньте его с меня! — крикнул он, но вся его шайка, как громом пораженная просто стояла, не в силах пошевелиться.

— Вот Дискорд побрал вас. Что же вы сразу не ушли, — сказал я про себя. И сняв с себя невидимость, прыгнул на волка и мощным ударом отправил его в близ стоявшее дерево. От чего он моментально развалился на щепки.

— Ты в порядке? — спросил я, Бронзера протягивая ему руку.

— Отстань от меня чужак! Мне не нужна помощь от какой-то большой лысой обезьяны вроде тебя, — гневно сказал он, поднимаясь на свои копыта.

— Вообще-то я тебе вроде как жизнь спас, если ты не заметил, — сказал я.

— Я тебя не просил об этом, сам бы справился, — сказал он.

— Ну конечно, — сказал я, и по всему лесу мы услышали дикий лесной вой.

— О нет, это плохо, — сказал я.

— Что это было? — спросил Барегар.

— Древесные волки. Наверно этот волк, от которого я тебя спас был из их стаи, и по-видимому они нас почуяли, — сказал я, увидев как у Бронзера и его помощников затряслись копыта от страха.

— БЕЖИМ ОТСЮДА! — выкрикнул Бронзер и сбив меня с ног, вместе со своей шайкой помчался вон из леса.

— Вот тебе и благодарность за спасение, — подумал я, поднявшись на ноги, и вновь услышав вой стаи древесных волков, решил, что лучше не встречаться с ними и побежал домой. В конце концов, быть съеденным древесными волками перед своим днем рождения не самая лучшая затея. Но что-то в этом лесу было такое, что внушало чувство тревоги, но одновременно мне казалось, что я уже был в этом лесу. Хотя я ни разу не заходил в этот лес. Но все же в этом лесу есть что-то такое, что манит меня. Какая та тайна, связанная с этим местом, и с самим собой.

******

 — Как я вновь здесь оказался? — эхом раздался мой голос по темному лесу. Оглядевшись вокруг, я пытался понять, где конкретно я нахожусь. Местность действительно выдавалась мне знакомой, но я никак не мог вспомнить, когда я мог здесь оказаться. Но попытка вспомнить хоть что-нибудь связанное с этим местом в закромах моей памяти, вызвалась лишь неприятной головной болью. И я решил, что лучше будет, как и в прошлый раз поскорее покинуть это место.

Я шел все дальше и дальше пробираясь через густые заросли этого темного леса. Всякие жуткие истории и легенды об этом лесе никогда не пугали меня. Но сейчас, когда ты находишься один на один с этим лесом, это заставляет тебя невольно вздрогнуть и не осознанно представить себе, про всех тех ужасных существ, которые могут обитать здесь, про все те мистические силы, что здесь есть. И пробираясь сквозь этот лес я в испуге представлял себе, что же он может таить в себе.

— Как же жалко, что я не умею летать, — тяжело вздохнув, сказал я. – Сейчас бы это мне очень сильно помогло, — ведь я даже не имел понятия, как глубоко в лесу я нахожусь. Но, тем не менее, я продолжал идти вперед. Не потому что это было единственным, что я мог, а потому что, что-то в лесу манило меня. И это чувство привело меня к довольно знакомому месту. Казалось, это был обычный участок лесу, но что-то в этом месте было особенным. Кусты, камни даже расположение деревьев выдавалось знакомым, но я никак не мог вспомнить, что именно связанно с этим местом. Я уже было хотел идти дальше, но впереди я увидел два ярких светящихся глаза, которые постепенно начали подходить камни из тьмы деревьев. Я постепенно отходил назад пока лунный свет не предъявил моему взору огромного древесного волка. Его глаза смотрели на меня голодным и хищным взглядом, а его когти уже были готовы вцепиться в мою плоть.

— Проснись, — вырвалось из пасти волка, от чего я тут же остолбенел на месте. Волки в жизни не умеют и не могут говорить. Лишь некоторые пони способны понимать их, и то таких пони лишь десятки или даже чуть не единицы.

— Проснись Вадим! — крикнул он, набросившись прямо на меня. И через секунду я увидел, что передо мной с радостными лицами стоят Пичипай, Стардаш и Скайвиш.

— Это был сон, — облегченно вздохнув, сказал я. – Всего лишь сон.

— Братик, поздравляем тебя с днем твоего рождения! — выкрикнули жеребята и бросились меня обнимать.

— Ну вы и шалопаи, вот надо было будить меня с самого утра! — хотя я был рад, что они вырвали меня из моего кошмара.

— Ты что братик. Это же день рождения! Мы хотели сделать тебе сюрприз! Тем более чем раньше ты встанешь, тем дольше он будет, — радостно сказала Пичипай.

— Что ж не могу, не согласится с тобой сестренка, — и схватив ее, стал щекотать все ее тело, от чего она тут же залилась своим детским смехом, при этом пытаясь вырваться из моих объятий.

— Пе…ре…стань, — еле проговорила она не прекращая смеяться.

— Вот теперь будешь знать, как будить меня с самого утра, — и перевел свой взгляд на Скайвиш. – А теперь твоя очередь, — и отпустив единорожку, я тут же попытался схватить маленькую пегаску. Но оказавшись проворнее меня, она быстро взмыла своими крылышками прямо вверх, заставив меня пролететь прямо под ней и встретиться своим лицом с блестящей поверхностью пола.

— Братик ты в порядке? — спросила Скайвиш, приземлившись рядом со мной.

— За меня можешь не переживать. Со мной бывали вещи и похуже. А сейчас давайте-ка спустимся вниз и поможем маме с папой.

Но спускаясь вниз, я услышал шум и голоса многих пони. В такое время не могло быть так много покупателей. Да и родители всегда закрывают магазин, когда у нас какой-то праздник. И как только мы спустились вниз, меня ожидал очередной утренний сюрприз.

— А вот и наш именинник! — радостно воскликнули пони при виде меня.

— Когда вы успели приехать?! — радостно спросил я.

— Пару часов назад. Мы ведь не могли не приехать и не поздравить нашего дорого внука, — сказал пожилой пони и крепко обнял меня.

Через несколько месяцев после того, как мои родители нашли меня и усыновили, к нам впервые приехали их родственники. Они были крайне удивлены, узнав, что мои родители усыновили ребенка, но еще больше удивления у них было тогда, когда они увидели меня. Я никогда не забуду тот миг. Я стоял возле мамы и испуганно смотрел на них. Пока один пожилой единорог не подошел ко мне и крепко обняв, произнес крайне важные для меня слова.

— Добро пожаловать в нашу семью, внучок, — и крепко стиснул меня в своих объятиях.

Я был очень рад, что все остальные члены семьи приняли меня. К сожалению, из-за того что они жили в разных городах мы очень редко виделись. Но они всегда приезжали к нам, когда был какой-нибудь праздник. Это предавало торжеству еще больше праздничного настроения.

— Свитпай, милая, когда же вы приедете погостить к нам? — спросила пожилая пони. — А то они и вовсе не видели, где живут их бабушка с дедушкой.

— Мама, вы же должны понимать, что мы не могли приехать к вам из-за наших малышей, — сказала Свитпай.

— Ну, сейчас то они уже подросли, — подметила пожилая пони.

— У Пичипай и Стардаша еще наблюдаются всплески магической энергии, а у Скайвиш еще не достаточно окрепли крылышки, — сказала мама.

— Неправда! — выкрикнула Скайвиш и в доказательстве своих слов, она тут же взмыла в воздух подобно стреле, но все же, как и сказала мама ее крылышки были недостаточно крепки для длительных полетов, и поэтому уже через минуту ей пришлось приземлиться обратно на пол.

— Все-таки мама права, тебе еще слишком рано летать, — сказал дедушка, подойдя к маленькой пегаске.

— Думаю, нам стоит пока сменить тему нашего разговора и вернуться к поздравлению виновника сегодняшнего торжества, — сказал папа и подозвав всех к столу, который уже был накрыт, попросил всех взять наполненные бокалы. И уже было хотел начать произнести тост, но я остановил его.

— Папа, позволь я немного нарушу традицию и первым произнесу тост.

— Ну, как бы сегодня поздравляют тебя, но если ты хочешь, то пожалуйста, — сказал он уступив мне место в центре стола.

— Я понимаю, что в этот день принято поздравлять именинника. Но сегодня действительно особенный день. Сегодня мне исполняется четырнадцать лет, четырнадцать лет моей жизни. Но сегодня исполняется ровно десять лет, как я стал частью этой семьи. Мама, папа, за эти десять лет я ни разу не пожалел о том, что со мной случилось. Вы окружили меня любовью и заботой, теплом и уютом. Благодаря вам у меня есть то, что ценится больше всего на свете, и это семья. Все вы приняли меня в свою семью, даже несмотря на то, что я не такой как вы. Мам, пап, я жив только благодаря вам. Ведь если бы не вы, то кто знает, что со мной могло случиться десять лет назад не найди меня вы в том жутком лесу. И буквально вчера, моя подруга Лилу спросила меня, хотел бы я увидеть своих настоящих родителей? Я сказал что хочется, но только для того чтобы увидеть их и других мне подобных, только и всего. И как я сказал ей, что не за что не ушел бы от вас, так как вы моя настоящая семья. Поэтому сегодня, я хотел бы, чтобы первый тост был за то, что мы должны ценить больше всего. За семью! — и поднял бокал вверх.

— За семью! — крикнули все присутствующие пони, и мы вместе осушили наши бокалы.

— Вадим, спасибо тебе, за твои слова, — сказала мама и крепко обняла меня. Я чувствовал, как с ее щеки еще капают невысохшие слезы. – Я горжусь тобой. Горжусь тем, как ты вырос.

— Я согласен. Хотя тебе всего четырнадцать, но видно, как сильно ты вырос, как сильно ты повзрослел. И я уверен, что ты многого добьешься, — сказал папа.

— Спасибо, — сказала я улыбнувшись.

— Мама, а можно нам кусочек тортика? — жалобно спросила Пичипай.

— Ну, спроси об этом у твоего брата, как-никак это его день рождения.

— Братик можно? — спросила единорожка, и я весело улыбнувшись, подхватил ее на руки.

— Ну конечно, только не много. Ведь еще только утро, а у нас еще целый день впереди.