Автор рисунка: MurDareik
Провал Свидание

В своих воспоминаниях

Твайлайт и Рейнбоу бежали по Вечносвободному лесу под проливным дождем. Точнее, бежала только Твайлайт – Рейнбоу летела поверх деревьев, выслеживая серого единорога. Вокруг было серое однообразие, различить серого единорога на сером фоне было-бы очень трудно.

-Как думаешь, куда он побежал? – Прокричала сверху Рейнбоу.

-Понятия не имею! Он тут ни разу не был! По крайней мере, я его не видела хотя бы на границе леса! – В ответ прокричала Твайлайт, — Ты видела, в каком состоянии он убежал?! Он был уверен, что все получится! Сейчас он опасен в первую очередь самому себе! – Добавила единорожка.

-Тогда я проверю гору! – Рейнбоу поднялась выше и устремилась в сторону горы.

Серый единорог бежал, продираясь сквозь острые кусты. Только чудом его накидка до сих пор не порвалась. Он пытался убежать от того чувства вечной печали и безысходности, когда машина не сработало.

«Но почему?! Что пошло не так?!» — Думал он, лихорадочно озираясь по сторонам. Твайлайт и ее подруги несомненно последовали за ним.

«А смысл мне вообще жить-то теперь? Смысл прожить эти жалкие три-четыре года. Возможно чуть дольше, но смысл? Я не хочу по истечению отведенного мне времени развалиться на куски. Ладно бы, болезнь поразила голову, но нет! Именно спину! Сначала позвоночник, потом легкие, желудок, сердце...» — Жеребец запнулся об корягу и кубарем покатился вниз, по склону.

Спуск спустился очень жесткий. Ноги единорога были ободраны до крови, правое ушко было неестественно согнуто назад, не хватало пары зубов. Сплюнув кровью, единорог еле поднялся на ноги и хромая двинулся вперед.

Вскоре перед глазами единорога появилась пещера.

Он остановился и осмотрелся. Глянув назад, он удивился кровавой дорожке, которая тянулась за ним. Глянув на свой правый бок, жеребец увидел длинный порез. На месте пореза часть накидки отсутствовала. Поморщившись от боли в ногах, единорог зашел под свод пещеры и лег на землю, закрыв глаза.

Фиолетовая единорожка едва не запнулась об выступающую из земли корягу. Сбавив скорость, единорожка стала аккуратно спускаться по склону. Тут она заметила множество кровавых капелек, которые украсили мокрый песок причудливым узором. Ужаснувшись, волшебница стала быстрее спускаться вниз.

На склоне был отчетливо виден след от тела. Торчавший из земли острый камень был весь в крови. Сглотнув подступивший к горлу ком, Твайлайт осторожно спустилась со склона. Перед ней была кровавая дорожка. Единорожка аккуратно, чтобы не задеть копытцами кровь, обошла лужицу крови и двинулась по правой стороне.

Двигаться по кровавой дорожке оказалось проще, чем она думала. Все чаще стали попадаться камни – Твайлайт приближалась к горе. Ее прекрасная шерстка уже промокла насквозь, а грива Вскоре она стала различать очертания свода пещеры. Ее сердце забилось чаще.

«Он там» — Кровавая дорожка вела именно к пещере. Перейдя на легкий бег, Твайлайт за несколько секунд добралась до входа в пещеру. Винсент был там – лежал без сознания, поджав под себя ноги. Он был бледнее чем обычно – под ним была небольшая лужица крови. Он прерывисто дышал, то и дело дергая целым ушком.

Рейнбоу подлетела к вершине горы и стала нарезать вокруг нее круги, одновременно снижаясь. Вскоре ее цепкий взгляд заметил темно-красную дорожку, которая тянулась со стороны склона.

Спикировав на землю, пегаска тут же забежала в пещеру, куда тянулась дорожка. Твайлайт была там. Единорожка пыталась помочь жеребцу, металась по пещере, стараясь найти что-нибудь. Что-нибудь, что может остановить кровь.

-Рейнбоу! Срочно зови Зекору! – Вскричала единорожка. Пегаска отдала честь и пулей вылетела из пещеры, оставляя после себя красивый, радужный шлейф, который даже был виден в стальной стене дождя.

Твайлайт продолжила искать что-нибудь, чем можно зажать раны. Тут ее осенило. Она же может использовать телекинез, так почему бы просто не задержать кровь?

Рог единорожки объяло фиолетовое свечение и кровь остановилась, повиснув в воздухе. Усилив давление, Твайлайт смогла удерживать кровь. «Нужно только дождаться помощи, Зекора и Рейнбоу будут тут с минуты на минуту!» — Судорожно размышляла единорожка, бросая взгляды в сторону леса.

Наконец она различила голубое пятно, которое быстр обретало очертания. Рейнбоу влетела в пещеру, держа в передних копытцах что-то вроде тряпку.

-Где Зекора? – Спросила Твайлайт.

-Ее нет дома! Видимо ушла куда-то! – Ответила Рейнбоу, все еще держа тряпку в передних копытах.

-Дискорд! Что же делать, что же делать... – Твайлайт искала выход из сложившейся ситуации. Единорожка перевела взгляд на тряпку в копытах Рейнбоу, — Точно! Рейнбоу, я попробую телепортироваться в Кантерлот, к Принцессам, а ты должна перевязать Винсента и следить за его состоянием! Я постараюсь побыстрее! Готова? – Рейнбоу кивнула. Твайлайт зажмурилась и ее рог на секунду потух. Кровь, ничем не удерживаемая тут же хлынула из раны. Единорог судорожно передернул задними ногами и тихо простонал.

Рейнбоу тут же обвязала его тряпкой в два слоя. На белой ткани медленно расплывалось алое пятно. Рог Твайлайт ослепительно засветился, с него посыпались искры. Вспышка! Твайлайт пропала, оставив в копытах Рейнбоу жизнь единорога.

Кантерлот.

Принцесса Селестия сидела на троне, беседуя с министрами экономики. Внезапно она почувствовала в воздухе магическое возмущение и тут же она увидела свою любимую ученицу. Твайлайт выпала из яркой вспышки на чистый, красный ковер. Несколько единорогов в испуге шарахнулись от нее. И было от чего – Твайлайт была очень мокрой, а на ее копытцах были небольшие кровавые подтеки.

Селестия тут же выгнала всех министров и спрыгнув с трона, подскочила к единорожке. Та уже пришла в себя – сидела на крупе и трясла своей милой мордочкой.

-Твайлайт, моя любимая ученица, что слу... – Начала Принцесса, но Твайлайт тут же оборвала ее.

-Принцесса Селестия! Нет времени объяснять, телепортируйте нас в пещеру! Используйте след от остаточной магии! Это очень срочно, — Закричала Твайлайт, встав на ноги. Принцесса очень удивилась, но не стала задавать лишних вопросов и просто телепортировала себя и свою ученицу в пещеру.

Шум дождя тут же обрушился на ее милые ушки. Принцесса поморщилась, но тут же ее мордочка стала выражать безграничное удивление. На камнях, у стены пещеры лежал серый единорог, перевязанный белой тряпкой.

Но удивило ее и не это – от единорога отчетливо веяло темной магией. Но еще больше она удивилась, когда вспомнила его...

12 лет назад, Кантерлот.

-Сестра! Неужели ничего нельзя сделать?! – Слезно спросила Луна, глядя на жеребенка лет девяти. Тот лежал в постели, тихо посапывая. Шерстка на его лице была вся мокрая от слез.

-Прости Луна, но ты же знаешь, мы не можем вмешиваться в ход жизни пони... – Тихо проговорила Селестия, смахивая слезинки, — Мы можем только наблюдать и помогать по мере наших сил... – Добавила она.

-Я знаю, Тия. Я знаю...

Пещера в окрестностях Вечносвободного леса.

Принцесса Селестия оглядывала Винсента, не слушая причитания Твайлайт, которая слезно просила помочь ему.

-Принцесса! – Рявкнула единорожка и легонько стукнула копытцем по ноге правительницы. Та вздрогнула и посмотрела на сжавшуюся в комок Твайлайт. Заметив в глазах кобылки слезы, Селестия тут же вздрогнула и перевела взгляд на единорога.

«Что же я делаю? В первую очередь, это пони, которому нужна моя помощь. Потом будем разбираться, опасен он или нет.» — Селестия взмахнула рогом и Винсента охватило мягкое, желтое свечение.

Тут по облачку магии проскочили серые искры и свечение исчезло. Селестия удивленно посмотрела на жеребца, после чего перевела взгляд на Твайлайт. Та тут же охотно пояснила:

-На него не действуют большинства заклинаний, пока на нем его костюм. Но телепортация должна работать нормально! Принцесса, пожалуйста, перенесите нас в больницу, — Жалобно попросила единорожка, смотря на правителя глазами полными надежды.

Селестия повторно взмахнула рогом и попыталась использовать заклинание телепортации...

«Где я?» — Задал вопрос единорог сам себе, с интересом осматриваясь. Он находился в огромном помещении, с множеством высоких башен, острые шпили которых пронизывали небеса.

-А! Явился, значит? – Раздался знакомый голос. Единорог с удивлением посмотрел в ту сторону. На вершине небольшой пирамиды стояла статуя единорога, в таком до боли знакомом костюме. Вместо привычной гривы, развивалось серо-красное облако. Из глаз шел черный шлейф. Рот статуи был закрыт, но не было сомнений, что именно эта статуя говорила.

-Что это за место? Где я? – Заволновался Гаусс, осматриваясь.

-Это место? Это твоя голова, посмотри! – Рог статуи сверкнул и единорог оказался в круглой комнате, которая уходила далеко наверх. Статуя переместилась вместе с ним. По всюду были закрытые окна. Единорог с интересом подошел к одному из них.

-Это твои воспоминания – плохие и хорошие. Все собраны здесь, в этих башнях. Можешь посмотреть, — Разрешила статуя. Винсент подошел к ближайшему окну и отворил его. И тут же зажмурил глаза от порыва ветра. Он открыл глаза и задержал дыхание.

Перед ним был берег моря. На песку сидела его мама, а маленький единорожек бегал вокруг и радостно пищал. Наконец он зарылся мордочкой в мягкую шерстку на животике мамы и радостно вдохнул прекрасный запах шерстки.

Бежевая единорожка, с красной гривой улыбнулась и развернула жеребенка в сторону моря. Тот смотрел на заходящее солнце и убаюканный шумом моря быстро уснул.

Винсент закрыл окно, смахнув одинокую слезинку. Пройдясь вдоль окон, жеребец поднял голову и посмотрел на окна, находящиеся довольно высоко. Камень под ним пришел в движение и он поднялся наверх.

Единорог удивленно посмотрел вниз. Камень тут же пришел в движение и опустил его обратно. Хмыкнув, единорог вновь посмотрел наверх. Камень повторно вернул его на нужную высоту.

-Осторожнее, не обожгись, — Произнесла статуя непонятную фразу. Гаусс фыркнул и открыл окно. Холодный ветер заставил жеребца поежиться. Он тут же узнал это место. Тот самый лес, где его почти порвали волки.

-...Спасибо Вам огромное! – Раздался приглушенный, молодой голос.

-Пожалуйста, сынок, — Ответил старческий голос. Сердце единорога застучало быстрее. «Этот голос! Питхониссам!»

-Единорог улыбнулся, когда увидел старика. Тот шел рядом с Винсентом, который уже был облачен в костюм. Тут он был еще довольно молод.

Пони дошли до края леса и остановились. Винсент на прощание обнял старика и опустил голову к земле.

-Отчего грусть твоя? – Поинтересовался старик. Единорог поднял голову.

-Я очень благодарен вам за помощь, но жаль, что я не смогу излечиться от болезни...Мне не удобно просить у Вас еще об одной услуге, но...Вы случаем не знаете, где можно достать Эмоциональный Кристалл? – Спросил Гаусс.

-А зачем тебе? – В глазах старика мелькнуло удивление.

-Я вам разве не рассказывал? В семь лет я нашел схемы великого механизма, способного излечить любую болезнь. Но для того, чтобы он работал корректно нужен Эмоциональный Кристалл. Или хотя бы его часть. Если бы я нашел хоть часть Кристалла, я бы мог построить машину и излечить свой недуг, — Проговорил единорог на одном дыхании. Старик стоял, повернув голову в сторону леса. Когда единорог уже собирался уходить, Доктор повернулся в его сторону и махнул копытом.

-Ай, к Дискорду! – С этими словами он извлек из боковой сумки небесно-голубой Кристалл. Единорог во все глаза смотрел на маленький камушек. Старик заметил его взгляд и усмехнулся.

-Чевой стоишь? Забирай его! – Он подкинул камень. Единорог ловко переднюю ногу и поймал Кристалл. Не веря своему чуду, он поднес его к глазам и стал внимательно рассматривать. На его лице медленно расплывалась улыбка до ушей. Положив камушек в нагрудный карман, единорог кинулся на старика.

-Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо!!! – Тараторил единорог, сжимая в объятьях старика. Тот старался что-то сказать, но не мог – так сильны были объятия единорога.

-Но как? Как вы достали его? – Ошарашенно спросил жеребец у старика. Тот покачал головой.

-Я не хочу об этом говорить. Тебе он все равно нужнее. Мне уже недолго осталось... – Проговорил старик.

-Ой, да бросьте, вы еще всех нас переживете! – Радостно заверил единорог. Старик улыбнулся и пожелал ему удачи. Еще раз обняв, на последок, единорог развернулся и побежал в сторону железной дороги...

Винсент закрыл окно и посмотрел вниз. Когда он оказался внизу, он подошел к статуи. Немного подумав, жеребец поклонился.

-Спасибо тебе... – На что статуя рассмеялась. Это смотрелось довольно жутко – статуя с кроваво-серой магической гривой и черным шлейфом из глаз смеется.

-Что смешного? – Обиделся Гаусс.

-Ты так и не понял? Я – это ты. Точнее Я – это твоя темная часть. Я просто жду своего часа, наблюдая за твоими действиями. А теперь тебе пора. Селестия рядом с тобой, пытается использовать заклинание телепортации. Опасайся ее, она знает, что ты – темный маг. Кстати, о своих ранах можешь не беспокоиться. Есть у темной магии плюсы – ускоренная регенерация...Мы не прощаемся. Скоро безумие захватит твой разум...Но не волнуйся, все не так плохо, как кажется... – На этих словах мир померк.

Единорог очнулся. И тут же почувствовал холод во всем теле. Открыв глаза, он тихонечко осмотрелся. Он лежал у стены. «Ага, помню...Я сюда пришел, когда был ранен... Жеваное сено, а что было до этого?» — Единорог поморщился от боли в голове.

-Твайлайт, моя любимая ученица, все будет хорошо. Твайлайт, не плачь пожалуйста, — Селестия обнимала кобылку, которая рыдая, стучала копытцами по груди своей наставницы. Рядом сидела радужная пегаска, уныло повесив голову.

Винсент осторожно поднялся на побаливающие ноги и потоптался на месте. После недоуменно посмотрел на тройку поняш.

-О чем речь вообще? – Подняв одну бровь поинтересовался единорог. Все трое тут же вскинули головы. В глазах Селестии было неподдельное удивление и откровенное недоверие. Твайлайт подскочила к жеребцу и крепко обняв, зажмурила глаза. Помедлив секунду, она подарила ему долгий поцелуй. Тут удивленно открыл глаза и смотрел на милую мордашку. Та наконец отстранилась, но продолжала обнимать. Крепко-крепко обнимать. Рейнбоу попыталась оттащить единорожку, но она вцепилась мертвой хваткой и не за что не хотела отпускать единорога. Тот, кстати до сих пор был в шоковом состоянии и только делал, что открывал рот, силясь что-то сказать.

-Твайлайт, можно ли задать твоему...возлюбленному пару вопросов? – Мягко попросила Селестия. Единорожка, услышав глас правителя, отстранилась, но осталась рядом, сев справа от жеребца. Винсент перевел взгляд на правителя. Та смотрела холодно, но без злобы.

-Итак, Гаусс. Я знаю, что ты Темный Маг. Что скажешь в свое оправдание, прежде чем я отправлю тебя в изгнание? –Спросила Селестия со стальными нотками в голосе. Твайлайт недоуменно посмотрела на Принцессу. Сколько она помнила, Селестия всегда добро обращалась с пони, хоть и не отменяла ссылок в изгнание, за особо тяжкие преступления.

-Уважаемая Принцесса Селестия, — Единорог прокашлялся, — Я могу объяснить Вам, почему я Вынужден использовать Темную Магию, — Произнес Темный Маг, выделив интонацией слово «Вынужден».

-Продолжай, — Произнесла правительница. Единорог облегченно вздохнул.

-Вы должны знать, что я неизлечимо болен. Грифоний Рак, если быть точным. И вы точно должны помнить Докторов, -При упоминании Темных Лекарей, Селестию слегка передернуло, но этого никто не заметил, — Если Вы еще не заметили, на мне костюм одного из Докторов. Он сдерживает болезнь, никто не заразиться от тесного контакта со мной. Однако, он пагубно воздействует на мой разум и лишает меня возможностью использовать простую или Светлую магию. Я могу пользоваться только Темной Магией. Но! Я хоть и достаточно искусный маг, но я не стал изучать разрушительные заклинания. Так, помаленьку. Невинные заклинания, вроде Взгляда Вампира.

При любом упоминании об запретных заклинаниях, Селестию всегда передергивало, однако сейчас она не должна была показать страх перед Темным Магом.

-А что там насчет влияния на твой разум? – Спросила Селестия.

-Ничего особенного, — Отмахнулся жеребец, но быстро понял, что сейчас себе позволил, — Ой, извините, Ваше Высочество! Мой разум постепенно охватывает безумие и злоба. Если бы не одно «Но», я бы сейчас не был бы тут, а где-нибудь на Луне. Питхониссам – это один из Черных Докторов, подарил мне часть Эмоционального Кристалла. Я уверен, вы знаете как он действует. Дарит гармонию всем вокруг. Но этот осколок тратит всю свою силу на меня, родимого. Так что я за себя не волнуюсь, вспышки гнева со мной случаются редко...

-Интересно...У меня еще два вопроса. Первый: Находясь в Кантерлоте, я почувствовала внезапную вспышку магической энергии. Это твоих копыт дело? – Единорог кивнул.

-Да, моих. У меня есть схемы великого механизма, способного излечить любую болезнь. Но что-то пошло не так, он не сработал... – Единорог сглотнул подступивший к горлу ком, — Кристалл играет главную роль в этой машине. Когда я высвободил его энергию, произошел выброс Светлой Магии...Постойте, Светлой Магии...Хмм, — Гаусс задумчиво уставился в потолок. Селестия терпеливо подождала, добавит ли он что-то еще, но не дождавшись, задал последний вопрос.

-Итак, последний вопрос. Как ты заставил мою Твайлайт полюбить тебя? – Единорог в шоке уставился на правительницу, не зная, что и ответить. Но на помощь пришла Твайлайт.

-Он меня и не влюблял, я сама в него влюбилась, — Гордо задрав носик выдала волшебница. Рейнбоу от этой картины упала на пол и захохотала, дрыгая задними ногами. Даже Селестия слегка улыбнулась.

-Ладно, это ваши личные дела. Винсент Гаусс! – Громогласно произнесла правительница Эквестрии, — Ты не будешь отправлен в изгнание, потому что это бы разбило сердце моей ученице! Но ты будешь под наблюдением. Твайлайт Спаркл! Внимательно наблюдай за этим единорогом, не позволяй ему переступать черту дозволенного!

-Но на свидание можно сходить? – Невнятно пробурчал Винсент.

-Конечно можно! Но не распускай копыта, иначе не посмотрю, что возлюбленный Твайлайт, отправлю на Луну! – Грозно произнесла Принцесса Селестия, — Благ вам! – Добавила она и исчезла в вспышке белого света.

-Ну что, пойдем домой? – Неуверенно проговорил единорог, нарушив повисшую после телепортации Принцессы Селестии тишину. Твайлайт помогла подняться единорогу на ноги и тройка пони вышла из пещеры. Дождь уже пошел на убыль, видимо пегасы разогнали облака.

В молчании проходил их путь. Каждый думал о своем. Твайлайт о предстоящем свидании, Рейнбоу о том, что дождь на сегодня и не был запланирован. А Винсент...Винсент думал о том, почему магия Кристалла не подействовала на него. И кажется, у него уже был ответ...